«Восстание элит»

От редакции. 15 октября официально стало известно, что Президент Дмитрий Медведев внес на рассмотрение Мосгордумы кандидатуру вице-премьера, руководителя аппарата правительства РФ Сергея Собянина для наделения его полномочиями мэра Москвы. Эта новость заставляет нас вновь обратиться к вопросу о будущем Москвы.
Какое наследство получит новый мэр? Какие задачи ему предстоит решить в первую очередь? Каковым будет будущее Москвы? Об этом Русский Журнал побеседовал с политологом и главным редактором журнала «Левая политика» Борисом Кагарлицким.

* * *

Задачи, которые предстоит решать новому мэру, вполне очевидны. Во-первых, смена власти происходит, чтобы перераспределить финансовые потоки. Это задача, поставленная сверху, ее и будут решать в первую очередь. В принципе, перед градоначальником окажутся два несвязанных круга задач. Есть ожидания общества, или какой-то его части, довольно разнообразные, и есть задачи, поставленные сверху, со стороны власти. Первыми можно пожертвовать ради вторых, ведь между ними нет прямой связи. Хотя, решая задачи из второго круга, попутно вполне можно и удовлетворить какие-то стремления общества. Оценивать успешность решения этих задач и деятельности мэра в целом будут, как известно, не население города, а Президент и его окружение, правящая группа. Желания горожан можно полностью проигнорировать.

Первостепенной задачей, поставленной сверху, как я уже сказал, в условиях острого дефицита денежных средств в масштабах федеральной власти оказывается перераспределение финансовых потоков, учитывая, что денег нужно будет трать все больше и больше. Денег категорически не хватает и огромные ресурсы в Москве уходят, что называется, в черную дыру, которую представляет собой московский стройкомплекс. Соответственно, финансовые потоки нужно от этой дыры отвести и перенаправить на какие-то проекты или задачи, значимые с точки зрения федеральных властей.

Можно добиться от Москвы, чтобы она более активно субсидировала какие-то федеральные проекты. Можно проверить прозрачность московских финансов, можно разными способами часть денег перевести в банковские структуры, которые находятся под контролем федералов. Если перенести деньги из Банка Москвы в ВТБ и Сбербанк, масса денег окажется под контролем федералов, и их можно будет использовать для кредитования, в том числе льготного, тех или иных федеральных проектов и программ. В противном случае они уйдут в московские проекты. Это простейший пример, но, я думаю, будут происходить и более сложные вещи. В любом случае с налогообложением, видимо, будут пытаться навести какой-то порядок, как-то извлечь деньги из московских компаний, которые каким-то образом недоплачивали в бюджет, я в этом глубоко уверен, потому что просто там всё очень темно и непонятно. Как только мы получим некоторую прозрачность, можно будет себе представить, сколько денег федеральный бюджет недополучил за последние годы.

Задача поставлена очень простая: получить доступ к финансовым ресурсам Москвы и московского региона, потому что и Подмосковье будет задействовано, чтобы облегчить решение общефедеральной задачи. Как конкретно это будет делаться? Они пойдут, посмотрят, схватятся за голову и потом будут искать способы решения. Причем далеко не очевидно, что они решат этот вопрос. Но решать будут, иначе вся эта операция не имела никакого смысла, иначе вообще не надо было менять Лужкова. Невозможно же всерьез считать, будто Лужкова сменили, потому что он как-то не сработался с Медведевым, и они в чем-то друг друга обидели. Это все-таки не детская песочница. Во власти куча людей, которые друг друга ненавидят и годами работают вместе, но это никого не касается. Здесь вопрос финансового конфликта.

Заказ снизу в каком-то смысле прямо противоположный. Население не очень ждет этих денег, потому что даже не представляет себе, какие там безумные суммы. Ег желания конкретны: ликвидация пробок, прекращение разгрома исторического центра, возможно, восстановление некоторых исторических зданий, которые были разрушены за последние годы, снижение уровня коррупции в городском аппарате, какие-то меры по решению жилищной проблемы. Прежде всего в Москве катастрофа с ценами на жилье.

Снижение цен на недвижимость было бы очень важной задачей, в принципе, даже всероссийского масштаба, потому что это дало бы серьезный стимул развитию экономики. Потому что высокие цены на жилье и нежилые помещения, высокая аренда тормозит развитие бизнеса. С одной стороны, это приводит к удорожанию рабочей силы в столичном регионе и, соответственно, по цепочке во всех крупных городах, с другой стороны, это приводит к удорожанию аренды, товаров, снижению спроса, потому что денег на всё не хватает, и прочее, прочее. То есть, если бы удалось как-то остановить это искусственное надувание пузыря недвижимости и по возможности его сдуть, это было бы очень важным обстоятельством, это бы страшно понравилось горожанам, оживило бы экономику. Но опять-таки, это задача, которую специально, на мой взгляд, никто решать не будет. Ее могут решить случайно.

Можно представить себе, например, такой сценарий. Допустим, начинают отводить деньги от стройсектора, который представляет собой пирамиду. То есть, вы строите дом или любой другой объект и берете под него кредит. Потом заканчиваете строительство, кредит вернуть не можете, начинаете новое строительство, берете под него другой кредит, еще больше, из этого кредита выплачиваете предыдущий, соответственно, строите новый объект, с ним та же история. После чего вы начинаете новый объект, еще больше, взять еще больший кредит, из него вернуть предыдущий, и так далее. Поэтому, собственно, в Москве строительство не может остановиться. На самом деле, строительство – это просто предлог для получения финансовых средств. Это всё было описано у Пелевина в Generation Пи, но это точная схема, которая работает.

Поэтому если, например, сейчас количество новых объектов будет сокращено, отвод денег в эти объекты прекратится, то уже по весне стройкомплекс начнет страдать от острой нехватки с ликвидностью — не будет денег на закрытие текущих обязательств. Тогда пойдет серия банкротств, возможно, большое количество объектов будет в панике распродаваться, чтобы хоть что-то получить. Это резко изменит ситуацию на рынке жилья, жилье и вообще недвижимость подешевеют. Но это случится непреднамеренно и в результате катастрофы. Потому что москвичи, которые будут радоваться тому, что жилье подешевело, одновременно будут совершенно не рады обнаружить, что их выгоняют с работы. Потому что стройкомплекс тянет за собой кучу еще мелких и средних предприятий, контор каких-то странных, включая рекламные, банковские структуры и так далее, все начнет закрываться, и куча народа потеряет работу. Это будет способствовать снижению спроса на жилье, потому что люди будут пытаться переселяться в более дешевое жилье и даже уезжать из города. Поэтому сдутие пузыря цен в такой форме не вызовет у людей радости.

Но вполне возможно его провести и с помощью целенаправленных действий. Если такую задачу поставить перед руководством города, за полгода это провести вполне реально. Есть соответствующие мировые практики, Америка в депрессию этим занималась, например, в Нью-Йорке. Вы элементарно выставляете на рынок жилье большое количество объектов по, условно говоря, контролируемой цене, которую демпингует государство и муниципалитеты, и обваливаете эту часть рынка, сохраняя его остальные сегменты. Это не приводит к полному обвалу, но строительные компании сами вынуждены спускать цены, потому что делать остается нечего. Юридически это всё выполняемые вещи, но сейчас просто некогда будет ими заниматься.

Сначала надо убрать чиновников. Причем будут убирать не по ранжиру: кто-то более уступчив, а кто-то нет; кто-то сдает информацию, а кто-то пытается удержать контрольный поток. Они будут сопротивляться, будут делать всякие гадости. В Москве всё находится в настолько ужасном состоянии, что и без всяких гадостей будет все равно плохо. Через какое-то время все будут заниматься уже опять же теми же пробками, теми же техногенными локальными катастрофами. До сознательной политики, финансовой интервенции на рынке жилья, просто не дойдет — не до того будет.

Единственное, в первое же время будут решены те вопросы, которые не требуют больших средств или человеческих ресурсов, но позволяют отчитаться и показать результат. Уберут церетелевского Петра, может быть, каких-то еще его монстров, прекратят снос нескольких объектов, что-то восстановят. Может быть, даже удастся усадьбу купцов Алексеевых вернуть на место, в районе Бахрушина. Вот такие мелкие приятные вещи сделать можно довольно быстро. Естественно, интеллигенция будет в восторге, я тоже буду прыгать до потолка от радости. Ну а потом, зимой, начнут отключать электричество и водопровод.

Уже через восемь месяцев Москву охватит страшная ностальгия. Когда люди будут сидеть без отопления, они будут вспоминать Лужкова как благодетеля. Хотя если бы Лужков остался, то все те же ровно неприятности случились бы, но по факту они будут уже не с ним ассоциироваться. Реально проблема состоит в том, что он возглавляет сейчас неформальное сообщество региональных элит. И от того, что он перестал быть мэром Москвы, он не перестал быть неформальным главой этого сообщества. Более того, в какой-то степени его позиции здесь усилились, потому что у него теперь больше свободы, ему не нужно ни на кого оглядываться. Кроме того, он по-прежнему контролирует и еще долго будет контролировать очень серьезные финансовые ресурсы, причем не только принадлежащие «Интеко», но и принадлежащие другим компаниям, и принадлежащие собственно городу. До тех пор, пока все эти существующие схемы работают, они будут работать так, как он их создавал. Чтобы сломать их, нужно как минимум полгода, при невероятном везении. Лужков обладает и финансовыми, и даже административными ресурсами и будет их использовать. Как только сняли Лужкова, сразу резко увеличилась численность оппозиционных митингов в Москве. Если раньше 300 человек выходило, теперь 1,5-2 тысячи выходят. На мой взгляд, это не совпадение, совершенно четко проводится определенная политика. Московская команда начинает играть на дестабилизацию, и они будут это делать очень последовательно и эффективно. В отличие от кремлевских людей, которые делают всё с большими промедлениями, лужковская группа, озлобленная и обиженная, будет всё делать очень жестко, энергично, быстро и успешно. Всё, что можно сделать для дестабилизации ситуации в городе и стране, они сделают.

Для страны это просто замечательно. Если у нас не будет банкротства экономики, то страна не выживет. Единственное спасение сейчас – полное, тотальное банкротство всего существующего порядка. Есть шанс, если люди физически выживут, что они постепенно смогут создать новую экономику. А если мы останемся в том режиме, в котором мы сейчас находимся, я имею в виду даже не политический, а социально-экономический режим, то мы просто вымрем, причем не 50-70 лет, а гораздо быстрее.