«Еще лучше, если вам оторвут голову. Это будет то, что нам нужно»

Почему акции антиглобалистов не стали массовыми? Почему даже некоторые организаторы Социального форума считают это мероприятие неудачей? На эти темы обозреватель Радио Свобода беседовал с членом Оргкомитета Социального форума, директором Института проблем глобализации Борисом Кагарлицким.

— Причин было несколько. Первая из них, которая практически сразу же бросается в глаза, — это почти полное отсутствие участия каких-либо западных групп или активистов в произошедшем. В Петербург никто не приехал, вернее, почти никто.

Не приехали не только потому, что были какие-то препятствия со стороны российских властей, но еще и потому, что все-таки мы столкнулись с очень сильным дефицитом солидарности со стороны западных левых. Россия не является интересным объектом, интересной страной, модной страной. Значит, соответственно, сюда можно и не ехать, а ею можно и не заниматься. Это первая вещь. Второе — то, что касается самих организаторов Российского социального форума. Это, конечно, гораздо важнее, чем какие-либо международные обстоятельства. Это очевидное нежелание организаторов форума участвовать серьезном диалоге с обществом. Все-таки форум мы проводим не для того, чтобы самим на себя посмотреть или покрасоваться перед прессой, но еще и для того, чтобы привлечь внимание общества к тому, что мы считаем недопустимым, несправедливым и к тому, что мы считаем возможными альтернативами. Если речь идет о тех же проблемах образования, здравоохранения, проблемах социальных гарантий, проблемах трудовых прав и так далее — то это как раз проблемы, которые волнуют огромное большинство населения. Но для того, чтобы это большинство было на нашей стороне, нужно именно с этим большинством общаться, а не друг с другом.

На самом деле, нынешний Российский социальный форум был просто огромным шагом назад по сравнению с тем, что было на первом форуме в апреле 2005 года.

— Почему ваши иди социального равенства не зажигают общество, как вы считаете?

— Представьте себе, допустим, я выхожу и разговариваю с несколькими десятками профсоюзных активистов в Тольятти. Мы говорим с ними о понятных вещах и о понятных общих задачах — о том, как добиться легальной регистрации профсоюзов, как выигрывать стачки, как получать заработную плату. Это конкретно, это понятно и так далее. Потом те же самые люди приезжают на Российский социальный форум и видят, что там кругом висят плакаты «Анархия — мать порядка», «Дадим бой агентам постмодернизма» или еще что-нибудь в этом роде. А потом им говорят: «а вот сейчас еще надо пойти подраться с милицией, но надо подраться так, чтобы как можно больше людей пострадало с нашей стороны и желательно попасть в милицию, а еще лучше, если вам сломают руку, ногу, еще лучше, если вам оторвут голову. Это будет то, что нам нужно. Как раз для этого мы сюда и приехали». Люди говорят — это все интересно, но лучше без нас. Вот, собственно говоря, то, что происходит.

— Тогда речь идет о каком-то системном кризисе движения, я так понимаю?

— Речь идет не о системном кризисе. Речь здесь идет о том, что конкретно этот форум был захвачен небольшой группой людей, которые ставили перед собой по существу только одну единственную задачу — это пиарить себя и свои группы перед российскими и западными СМИ.

— Но у них это не получилось?

— У них это получилось. Другое дело, что это получилось за счет провала форума.

— Те проблемы, которые обсуждают мировые лидеры в Петербурге в эти дни — они входят в вашу актуальную повестку дня, или нужно говорить о другом?

— Разумеется, входят. Другое дело, вопрос в том, как их обсуждать. Потому что, конечно, скажем, проблема образования является одной из ключевых тем для левых. Точно также, как и проблема энергетики является очень важной темой, начиная с того, что энергетические корпорации представляют собой самых страшных загрязнителей окружающей среды и заканчивая тем, что эти же корпорации являются и очень серьезным противником в плане профсоюзных прав. Более того, были довольно серьезные дискуссии, касающиеся образования, энергетики, здравоохранения. Другое дело, что опять же (кстати говоря, это уже вопрос к прессе), почему, например, пресса очень интересовалась — будут ли массовые демонстрации или массовые волнения, но абсолютно не интересовалась, когда собирались представители медицинского сообщества и обсуждали проблему альтернативных стратегий борьбы со СПИДом.

— Я могу попытаться объяснить вам это, сам будучи журналистом. Потому что прессу интересует внятно выраженная альтернатива. Она не сформулирована вашим движением. Вот почему нет интереса.

— Как раз там, где люди сформулировали внятно выраженную альтернативу, прессы и нет. Например, вот очень внятная альтернатива: медики говорят — надо отменить медицинские патенты. Это очень внятная, очень четкая, очень простая альтернатива. Но прессе она неинтересна по другой причине. Прессе интересны опять же пробитые головы, сломанные руки и толпы людей, которые бьют друг друга на улице.

«Еще лучше, если вам оторвут голову. Это будет то, что нам нужно»