Лента новостей Рабкор.ру | Борис Кагарлицкий
27.05.2017
Добавить в избранное Лента новостей Напишите нам

Лента новостей Рабкор.ру

Что-то пошло не так…

© Сергей Ёлкин

Фраза «Что-то пошло не так…», растерянно произнесенная тележурналистом, когда на экране перед зрителями загорелась и за секунды взорвалась запущенная с космодрома ракета, стала своего рода символическим выражением реакции официальных структур на процессы, происходящие в стране. Они эти процессы не только не понимают, но и воспринимают как досадное недоразумение, после которого, надо надеяться, всё вернется к исходной точке и пойдет по-старому.

Надеждам этим не суждено сбыться.

Кризис, во-первых, носит объективный характер, а во-вторых, одной из главных его причин (хотя далеко не единственной) является сама власть. Её структура, её политика, её кадровый состав и её нравы.

Преодолеть кризис, не меняя власть невозможно. А отменять самих себя власть имущие не собираются.

Разумеется, одно дело радикальная риторика, а другое — практическая политика. Теоретически можно представить себе сценарий, при котором правящие круги сами инициируют радикальные преобразования, идя навстречу требованиям и ожиданиям общества. По сути, именно этого ждали от Путина миллионы его искренних приверженцев на протяжении более чем полутора десятилетий. Но время ожидания истекло.

Отсутствие системных изменений на протяжении 2000-х годов компенсировалось ростом потребления и сменой риторики — от либеральной к патриотической. Однако после начала мирового кризиса рост жизненного уровня прекратился, а вопиющее расхождение между риторикой и практикой власти стало работать против неё самой. Не то чтобы люди в массе своей осознавали это противоречие, но они его чувствовали. В обществе стал нарастать не столько протест, сколько дискомфорт. Именно в этот момент у власть имущих был шанс исправить ситуацию, вернув себе инициативу. Но они им не воспользовались.

Всплеск патриотических настроений после присоединения Крыма дал правящим кругам очередную отсрочку, чтобы инициировать хоть какие-то конструктивные перемены сверху. Но и эта возможность была ими упущена. Время безвозвратно ушло, общественные настроения изменились.

Люди устали от внешней политики, от рассказов про Сирию и Америку, от ежедневных и однотипных репортажей с Украины. Всё это уже не работает.

Вместо того чтобы решать проблемы в реальном мире, власть пытается решить их на уровне пропаганды. Правительственные чиновники и администраторы уверены, что если очень постараться, людям можно внушить всё, что угодно.

И в самом деле, опираются они на очевидные и блестящие успехи правительственной пропаганды в недавнем прошлом. Таких триумфов за прошедшие 30 лет было по крайней мере два. Первый состоялся в начале 1990-х, когда всего за несколько лет перестроившиеся советские пропагандисты, успешно сочетая собственный опыт вдалбливания в головы граждан коммунистических идей с вновь приобретенными американскими рекламными технологиями, успешно объяснили гражданам, что всё счастье в частной собственности и капитализме. Второй был достигнут в 2000-е годы, когда с приходом к власти Владимира Путина граждане вновь поверили в благожелательную силу государства.

Успехи пропаганды в 1990-е и в начале 2000-х годов создали у многих иллюзию её безграничного могущества.

На самом же деле эффективность пропаганды определяется не применяемыми технологиями и даже не масштабом используемых ресурсов. Она должна резонировать с реально существующими в обществе настроениями и накладываться на объективные процессы. Антикоммунистическая пропаганда времен поздней перестройки опиралась на действительную усталость общества от консерватизма советской системы, накопившуюся в течение 18 лет правления Брежнева, она отражала объективное кризисное состояние экономики и социальной системы. Рецепты, которые предлагались либералами, были, разумеется, хуже самой болезни, но на тот момент для общества был важен именно произносимый ими негативный диагноз. А увидев справедливость диагноза, люди поверили и в рецепты.

Даже тот факт, что основными пропагандистами капиталистической реставрации стали те же самые люди, что перед тем всю жизнь талдычили о строительстве коммунизма, почти никого не насторожил. Всё прошло блестяще, но спустя несколько лет, когда капитализм стал практикой, а люди на собственной шкуре испытали последствия приватизации и рыночных реформ, настроения в обществе изменились. Либеральные лозунги не только перестали работать, но и начали вызывать раздражение. Примерно в это же время власть в Кремле гладко и по общему согласию переходит к Владимиру Путину, а пропагандистский аппарат получает новую установку: либерализм должен быть заменен на государственный патриотизм. Журналисты и идеологи, работающие на Кремль, даже не должны были ничего придумывать, они лишь заучили лозунги патриотической оппозиции и стали повторять их от своего имени. Оппозиция, не имевшая в своем арсенале ничего, кроме государственнической антилиберальной риторики, была разгромлена.

В 2000-е годы пропаганда вновь опиралась на низовые общественные настроения. Люди хотели стабильности. Даже если эта стабильность покупалась ценой окончательной утраты многих завоеваний прошлого. В то же время смена пропагандистской линии отражала объективно назревшие изменения в самом российском капитализме, который переходил от периода первоначального разграбления советских ресурсов к попыткам их упорядоченного использования в интересах вновь сформировавшегося правящего класса. Олигархи пытались стать настоящей буржуазией, а для этого им нужно было и настоящее государство, способное не только крышевать грабителей, но и охранять награбленное. Либеральные интеллектуалы, работавшие в пропагандистских ведомствах, получили отставку и обиженно перешли в оппозицию, но либеральные экономисты в правительстве работали как никогда активно, внедряя капиталистические отношения и нормы в практику российского общества.

Кризис, начавшийся в 2008 году, вновь изменил ситуацию. Не только потому, что постепенно подрывал благосостояние жителей страны, достигнутое в годы путинской стабилизации, но и потому, что выявил фундаментальную системную слабость самой капиталистической экономики в России.

Крупные корпорации — частные и государственные — оказались неспособны выдержать неблагоприятную конъюнктуру без поддержки государства. Неэффективность отечественной элиты, паразитировавшей на использовании советского наследия и продаже сырья за рубеж, выявилась в полном масштабе. Спасение утопающих стало делом самих утопающих. Вернее, тех из них, кто был близок к власти. Распил бюджета стал фактором обеспечения устойчивости крупного бизнеса, фактором воспроизводства. Но не экономики в целом, а именно корпоративно-олигархической элиты.

В этом смысле Алексей Навальный действительно выдвигает, сам того не подозревая, радикальные антисистемные требования. Логика коррупционного перераспределения ресурсов стала частью логики воспроизводства российского капитализма, и ликвидировать одно, не нанеся удар по другому, уже невозможно. Если бы Навальный прочитал Троцкого, то с изумлением обнаружил бы, что его лозунги — типичный пример «переходной программы», которая формально не противоречит ни принципам, ни официальным нормам системы, но, будучи реализована на практике, ведет к её разрушению или радикальному преобразованию.

Разумеется, Навальный искренне верит в капитализм и не собирается не только свергать существующий экономический порядок, но даже и радикально реформировать его. Программа Навального – это эклектичный набор мер, откровенно противоречащих друг другу, попытка построить развитое социальное государство на основе неолиберальной экономики. Однако то, что именно такая программа появилась в России конца 2010-х годов и пользуется определенным успехом, говорит само за себя. И успех Навального и нарастающие неудачи власти – это лишь разные формы проявления одного и того же кризиса, симптомы разрушительных процессов, происходящих в глубинах системы.

Власть не может ничего противопоставить антикоррупционной пропаганде Навального именно потому, что коррупция сделалась для неё органичным методом принятия решений.

Чиновники растерянно наблюдают за тем, как проверенные методы их собственных пропагандистских манипуляций раз за разом дают сбой, в то время как их противник набирает очки даже тогда, когда его позиции не выдерживают никакой критики. Они не понимают, что пошло не так.

Кризис, разрушающий построенную за последние четверть века систему, сводит на нет и эффективность пропаганды. Попытки в лоб противодействовать растущим общественным настроениям не только бесполезны, они контрпродуктивны, вызывают раздражение и работают на активизацию протеста. Пытаясь привлечь на свою сторону звезд эстрады или деятелей культуры, власть надеется, что они передадут ей часть своей популярности или авторитета, но получает обратный эффект: те, кто играет в подобные игры, сами утрачивают и популярность и авторитет. Понимая это, многие успешные люди начинают сторониться власти, держаться от неё подальше, как от чумного барака. Возникает и нарастает ощущение обреченности.

В такой ситуации успех неизменно сопутствует политикам, уловившим тенденцию и пытающимся её оседлать. Алексей Навальный – это человек, который оказался в нужное время и в нужном месте. Его популярность и влияние будут расти. Но ровно в той мере, в какой его программа и его идеология отражают переходное и кризисное состояние общества, его собственные политические перспективы ограничены задачами демонтажа существующего политического режима. Ничего позитивного и конструктивного он осуществить не сможет. Для этого понадобятся другие политические силы.

Новые политические движения, которые ещё предстоит сформировать по ходу кризиса.

Задача и ответственность левых состоит в том, чтобы, не прекращая ни на минуту критику действующей власти и существующего порядка, предложить обществу привлекательную стратегию перемен, не сводимую к популистским обещаниям. Спрос на такую стратегию будет расти тем больше, чем более очевидным станет неминуемость краха нынешнего порядка.

Запись Что-то пошло не так… впервые появилась Рабкор.ру.

Никарагуа: Когда сандинизм превратился в «даниэлизм»

Даниэль Ортега © pravda.ru

Общеизвестно, что латиноамериканская левая пребывает сегодня в крайне сложном положении. Практически во всех странах парадигмы «социализма XXI века», начиная с Венесуэлы, усиливаются социально-экономические трудности, растут внутриполитические проблемы. На этом печальном фоне, пожалуй, лишь Никарагуа смотрится извне как некий «островок» стабильности для левых сил. Но во что по факту превратился этот «левый бастион» в последние годы?

В ноябре 2016 г. на всеобщих выборах в Никарагуа правящий Сандинистский фронт национального освобождения (СФНО) одержал безоговорочную победу. Действующий президент Никарагуа и руководитель СФНО Даниэль Ортега был переизбран с 72,4% голосов, а сам фронт на законодательных выборах получил 66,5% голосов, обеспечив себе в Национальной Ассамблее 56 из 70 мандатов. Казалось бы, блестящая победа.

Если бы не тот факт, что правящие круги незадолго до всеобщих выборов просто добились отстранения от участия в них всех серьёзных оппозиционных политиков и снятия депутатского иммунитета с большинства противостоящих власти парламентариев (представлявших, очевидно, более правые или либеральные силы). Плюрализм и свобода самовыражения в Никарагуа ныне существуют лишь на бумаге. Если, наконец, согласиться с точкой зрения одного из девяти команданте Сандинистской революции (злая ирония судьбы: сегодня в СФНО рядом с Д. Ортегой остался только один из них…) Анри Руисом Эрнандесом:

«…Сандинистский фронт не существует. Сегодня лишь одна политическая группа вокруг каудильизма Даниэля Ортеги продолжает поддерживать аббревиатуру СФНО, но уже нет больше ни мистики, ни норм, ни программы, ни дебатов, нет больше ничего».

Вернувшись после длительного пребывания в оппозиции в 2007 г. к власти, СФНО во главе с Д. Ортегой в целом стал проводить умеренно-реформистскую, «реалистическую» политику. Как говорил тогда один из основателей фронта Томас Борхе Мартинес, «сейчас мы являемся реалистической, трезвой левой силой, верной интересам бедных». Хотя, конечно, и идеология де-юре сохранялась. Даже в Конституцию было внесено положение, характеризующее никарагуанское общество как «христианское, социалистическое и солидарное».

Возможно, этот аспект сыграл и свою «внешнюю» роль. Никарагуа влилось в региональный левый межгосударственный проект – Боливарианский альянс для народов нашей Америки (ALBA). И, несмотря на сильную зависимость Никарагуа от торговых отношений с соседями по Центральной Америке и импорта продуктов питания из США, Манагуа сумела в период с 2008 по 2015 гг. получить финансовую венесуэльскую помощь (в рамках нефтяного соглашения с Каракасом) на общую сумму, превышающую 3,6 млрд долларов.

Так или иначе, но «новые сандинисты» с 2007 г. действительно в духе левопопулистских идей «социализма XXI в.» пытались осуществлять активную, национально ориентированную, социальную и промышленную политику. Был дан пуск многим социальным программам, имеющим отношение к производству, кооперативам, строительству.

Всё это так, но в итоге никарагуанский «социализм XXI столетия» испытал очень серьёзные и, я бы сказал, негативные, мутации.

«Боливарианская» внешняя политика не мешала Д. Ортеге сохранить по всей стране созданные ещё прежними консервативными правительствами зоны свободной торговли. Они, кстати, приносили госбюджету немалую прибыль; как правило, около 2,5 млрд долларов в год. В этих зонах социальные права трудящихся, к сожалению, гораздо менее защищены, чем в целом по стране.

Если за последнее десятилетие правительству СФНО удалось добиться некоторых успехов в политике сокращения бедности, то Никарагуа продолжает в целом оставаться весьма неравноправным государством. Социальное неравенство, что, вообще-то говоря, абсолютно противоречит самому духу сандинизма, проявляется в том, что достояние трёх тысячных процента самых богатых жителей страны превышает сегодня размер валового внутреннего продукта в 2,7 раза! Неформальный сектор экономики, этот постоянный бич большинства отсталых латиноамериканских стран, по данным некоторых экономистов, является источником заработка для трёх четвертей никарагуанского населения. К сожалению, тенденция трудовой эмиграции за рубеж, в частности в США, за последнее десятилетие не ослабла.

В то же самое время ни для кого в стране не секрет, сколь за прошедшее десятилетие обогатилось семейство Ортеги и связанные с ним и крупным частным капиталом другие «сандинистские» кланы.

Многие находящиеся в оппозиции слева к администрации Д. Ортеги политики считают, что значительная часть из тех денег, что пришли в страну по линии ALBA или через нефтяной контракт с Каракасом, были просто-напросто расхищены теми, кто, по их мнению, трансформировал сандинизм в даниэлизм.

В эпоху сандинистской революции Никарагуа проделала очень серьёзные революционные преобразования в деревне. Сегодня бывший команданте Анри Руис констатирует: «Аграрной реформе положен конец, и вновь идет концентрация земли в руках меньшинства. Латифундизм наступает!» К этому добавляется идущая в разрез с природоохранительными принципами латиноамериканских левых продолжающаяся вырубка лесов на карибском берегу. Многие левые диссиденты считают экологически гибельным и «проект века» – мегапроект «Великого никарагуанского канала», строительством которого на 278-километровом участке между Тихим и Атлантическим океанами должен заняться китайский консорциум.

И чем дольше оставался Даниэль Ортега у власти, постоянно переизбираясь (в 2011 и 2016 гг.; вообще говоря, эта тенденция в сторону «вечного» переизбрания объединяет почти все страны «социализма XXI в.», а начата она была всё-таки Чавесом!), тем всё больше и больше в Никарагуа увеличивалось влияние государственной «сандинистской» бюрократии, а реальная свобода слова и политический плюрализм в обществе неизменно сокращались.

Конечно, здесь не следует слишком «перегибать палку». В этой центрально-американской стране нет сегодня политических заключённых, не совершается политических убийств оппозиционных политиков, в тюрьмах нет феномена пыток.

Но фактом является и то, что полиция и армия напрямую подчинены высшему сандинистскому руководству, а система госбезопасности играет куда большую роль, чем во всех соседних странах региона Центральной Америки.

Пожалуй, самым «ярким» примером трансформации сандинизма в даниелизм стал факт выдвижения кандидатом в вице-президенты республики на недавних выборах в прошлом году супруги Д. Ортеги Росарио Мурильо. Слов нет, она уже давно входит в руководящий костяк СФНО, являясь координатором Коммуникационного и гражданского совета, играя важную роль в феминистском движении страны. Однако с учётом того, что многие прямые родственники Д. Ортеги, включая детей, и без того занимают уже знаковые позиции в системе государственного аппарата, данный выбор «Семьи», поддержанный фронтом, стал ещё одним свидетельством перерождения сандинистского движения.

Безусловно, это признаёт и левый критик курса Д. Ортеги Анри Руис, «даниэлизм остаётся силён». Он сохраняет неслабую социальную, политическую и электоральную базу, тем более что в последние годы в стране созданы соответствующие условия, мешающие оппозиционным (как правым, так и левым) партиям и их лидерам осуществлять их политическую деятельность. СФНО не только сохраняет контроль над профсоюзным движением и крестьянскими организациями и кооперативами, но сумел нейтрализовать (а отчасти и сделать партнёром) предпринимательское сообщество. По мнению левых критиков политики Д. Ортеги, его действиями вполне могут быть довольны как крупный национальный, так и транснациональный капитал.

Но политическая и социальная стабильность в Никарагуа, боюсь, весьма обманчива. Конечно, левые руководители Боливии, Эквадора и особенно Венесуэлы могут издалека сегодня завидовать своим друзьям в Манагуа. Но при этом многие внутри латиноамериканской левой понимают, что актуальный «даниэлизм», на деле, весьма далёк от того, чем был сандинизм в конце 1970-х – 1980-е гг. Действительно, когда пропала «мистика», ушли в прошлое былые этические нормы, а на их место пришло засилье властного семейства, левая альтернативная модель сохраняется, пожалуй, лишь в риторике. И получается, что «удачный» по формальным критериям никарагуанский пример лишь подтверждает всю глубину кризиса, в котором нынче оказалось латиноамериканское левое движение.

Запись Никарагуа: Когда сандинизм превратился в «даниэлизм» впервые появилась Рабкор.ру.

Системные левые Петербурга: на обочине протеста

Первая половина 2017 года обернулась для страны небывалыми с 2011-2012 годов протестными акциями. Петербург оказался здесь одним из пионеров (хотя нельзя забывать про протесты в Новосибирске по поводу ЖКХ, начавшиеся еще в конце прошлого года): уже 28 января на Марсовом поле прошла встреча с депутатами местного Законодательного собрания по поводу передачи Исаакиевского собора РПЦ, которая собрала около трех тысяч человек; 12 февраля почти столько же окружили собор символичесим кольцом; 18 марта – согласованный митинг (я уже не упоминаю про 26 марта); 1 мая – согласованное шествие по Невскому; к тому же немногочисленные акции «Открытой России», антиклерикальные митинги несистемных левых и многое другое.

В протестных акциях участвуют так или иначе самые разные политические силы: от анархо-капиталистов и троцкистов до «рожденной в системе» «Справедливой России», однако главные представители системных левых в петербургском парламенте – КПРФ – в массовых акциях протеста замечены не были. Имея богатый опыт общения с системными левыми Петербурга, я хотел бы пролить свет на эту ситуацию.

Сперва стоит рассмотреть наиболее общие теории, касающиеся системной оппозиции в России в целом, и подвергнуть их сомнению, на мой взгляд, в связи с уникальной для Петербурга ситуацией.

Первая гипотеза связана со сделанным В. Гельманом выводом о состоянии российской оппозиции в целом:

«Символическое присутствие в национальном и/или региональных парламентах, слабый мобилизационный потенциал и низкий уровень массовой поддержки демонстрировали глубокий упадок оппозиционной политики. …эти тенденции провоцировали рост непартийной оппозиции, протестные акции которой стали заметным явлением российской политики»1.

Соглашаясь с основным посылом В. Гельмана, я не могу применить полностью эту теорию к нашему случаю: масштабные акции протеста против передачи собора инициированы именно системной оппозицией, которая имеет некоторое представительство даже на федеральном уровне.

Другой гипотезой может послужить главный упрек несистемных левых системным: наличие тесных связей между оппозицией и власть имущими. Даже если это так (заранее скажу, что с КПРФ в Петербурге уже давно никто не считается, косвенным подтверждением чему может служить иск Комитета по транспорту по поводу шествия в честь прошлой годовщины Октября), то почему М. Резнику, одному из главных организаторов протеста, удается заниматься подобной деятельностью, несмотря на давно раскрытые питерскими журналистами его связи с В. Макаровым, председателем ЗакСа в борьбе против одного из вице-губернаторов.

Как ни странно, существует официальная версия, декларируемая петербургским городским отделением КПРФ и его депутатами в ЗакСе. Дело в том, что один из инициаторов акций – Б. Вишневский – уже давно пытается убедить депутатов в важности принятия закона, который бы запрещал в положительном ключе публично высказываться об И. Сталине, поэтому депутаты от КПРФ не видят себя на одном митинге вместе с Б. Вишневским. Вероятно, Б. Вишневский в данном случае использует метод В. Жириновского: напомнить о себе резонансным законопроектом. Вряд ли в КПРФ этого не понимают, тем более в случае участия КПРФ в этих акциях сотрудничество с Вишневским было бы не самой крупной сделкой с совестью для руководства этой партии (деятельность «Русского Лада» этому подтверждение). Другой аргумент: «Как можно топтаться на костях революционеров на Марсовом поле?!» (именно там проводятся митинги). От комментариев этого кишащего материализмом утверждения я, пожалуй, воздержусь.

Итак, что же могло обесечить столь незавидное положение системных левых в сложившейся ситуации. У меня есть три ключевые гипотезы по этому поводу.

Во-первых, прошедшие выборы в Законодательное собрание проходили для КПРФ в состоянии внутренней агонии, связанной с фактическим межфракционным противостоянием, в которое приходилось вмешиваться самому Рашкину. Это противостояние не столько связано с проблемой передачи собора (точнее, вообще с ним не связано), сколько с честолюбием некоторых секретарей. Главный вопрос состоит в наличии сильного «сталинистского лобби»: вопрос с Исаакием мог бы отвернуть эту часть партии от той фракции, которая бы выступила против передачи собора в силу особой «духовности» системных сталинистов. Самое забавное в этой ситуации то, что обе фракции выступили против передачи. Иными словами осторожность в этом вопросе только ухудшила положении и партии, и ее фракций в Петербурге.

Во-вторых, региональным отделениям очень важно мнение ЦК по этому вопросу. Однако центр давал противоречивые сигналы по причине уже упомянутого мной лобби.

Высказывались лишь те, чья репутация неоспорима в партийных кругах: заявление В. Бортко о том, что собор должен использоваться по прямому назначению, не могло не ввести в ступор петербургских коммунистов.

Но основная моя версия заключается в том, что петербургские коммунисты в силу своей маргинальности как среди системной оппозиции, так и среди левых вообще, упустили нужный момент, причем не один. Предложить свою помощь в организации протеста можно было практически в любой момент, после 28 января терять уже было нечего: КПРФ никогда не собирает в Петербурге больше тысячи человек на митинге, которые в основном посвящены 7-му ноября, 1-му мая или 23-му февраля. Когда была реальная угроза для оппозиционеров запрета их шествия по Невскому, КПРФ могла бы проявить жест доброй воли и предоставить свою колонну для митингующих и пойти под общими знаменами. Однако об этом никто даже не задумывался. Самой оригинальной идеей в этой ситуации было организовать свои митинги протеста против передачи собора РПЦ, которые так и не проводились.

Итак, с уважением относясь к гипотезам о сомнительности системной оппозиции вообще, я не могу применить их к петербургскому случаю начала 2017 года. На петербургских системных левых влияет множество факторов. Среди них особое место занимают мнение Центрального Комитета и близких к нему людей, внутрипартийная борьба и, конечно, «сталинисткое лобби». Но главный фактор – фактор внезапности: неповоротливые под грузом своих проблем системные левые просто не успели отреагировать. После этого им ничего не оставалось, кроме как глупо выглядеть, оставаясь на обочине протеста, скатываясь все дальше в кювет.

Владислав Плышевский

Запись Системные левые Петербурга: на обочине протеста впервые появилась Рабкор.ру.

Про Венесуэлу всерьез

Статья Георгия Коларова, посвященная кризису в Венесуэле, вызвала растерянность и недовольство у многих читателей «Рабкора». И в самом деле автор, известный специалист по левым движениям Латинской Америки, не только писал о крайне тяжелом положении, в котором оказалось правительство, провозгласившее лозунги боливарианской революции, но и писал об этой власти в крайне резких и негативных выражениях.

Признаюсь, резкий тон Коларова меня тоже удивил. Статья написана так, как будто автор солидаризируется с венесуэльской оппозицией, в рядах которой доминируют правые. Собственно это и вызвало недоумение читателей. Однако если обратиться к фактам, то и в самом деле события в Каракасе не дают особых оснований для оптимизма.

С одной стороны, Венесуэла и в самом деле находится под сильнейшим давлением извне, а оппозиция делает всё возможное, чтобы дестабилизировать ситуацию.

Но с другой стороны, экономический кризис в стране не только является реальностью, но и усугублен действиями правительства Николаса Мадуро.

В условиях, когда российские масс-медиа в большинстве своем крайне враждебны по отношению к нынешней власти в Венесуэле, либо совершенно не интересуются происходящими там процессами, мы обращались в посольство республики, пытаясь получить от них иную версию событий, но так и не получили ответа. Что, увы, весьма показательно. Правительство Мадуро не просто проигрывает информационную войну, оно даже не пытается её вести. И не только потому, что аргументы, работавшие в недавнем прошлом, по большей части исчерпаны, но и потому, что власть находится в состоянии идейного паралича. Она реагирует на вызовы оппозиции не активными мерами экономической или социальной политики, которые могли бы консолидировать поддержку президента и правительства, а различными чисто политическими решениями, которые никак не помогают урегулировать кризис, но только усугубляют его.

Технической причиной кризиса, разумеется, является падение цен на нефть. Но, к сожалению,  ущерб, нанесенный экономике страны падением спроса на «черное золото», усугубляется собственными ошибками власти, отказавшейся от структурных реформ уже в 2008-10 годах.

Беспомощность Николаса Мадуро перед лицом кризиса очевидна и легко предположить, что его предшественник Уго Чавес в аналогичной ситуации вел бы себя иначе. Даже сейчас, когда престиж власти в этой южноамериканской республике низок как никогда, о Чавесе вспоминают с уважением и ностальгией. Не только сторонники правительства, но и многие его враги. Мадуро журналисты иронически называют «популистом без харизмы», а его слабое и одновременно авторитарное лидерство разительно контрастирует со стилем прошлого президента, который никогда не терял связи с народом и не боялся неудобных вопросов.

Уго Чавес, редко проигрывал голосование, но когда это случалось, уважал решение народа, а не пытался прибегать к различным юридическим уловкам, чтобы свести на нет его результаты.

Он соблюдал правила и процедуры демократии, и не нарушал прав оппозиции, проявляя вполне рыцарское благородство по отношению к своим врагам — то, на что категорически не способен Мадуро. И дело не только в различии характеров. Чавес чувствовал себя сильным и был уверен в себе, чего не скажешь про нынешнего президента Венесуэлы.

И всё же факт остается фактом: именно Уго Чавес назвал Мадуро в качестве своего преемника, хотя очень многие чависты с самого начала предсказывали, что добром это не кончится. Впрочем, ошибка команданте в выборе наследника была всё же не случайной. На протяжении всего периода боливарианской революции в руководстве республики и в рядах сторонников новой власти постоянно боролись несколько течений. Одна часть боливарианцев выступала за развитие структурных реформ, за активную политику развития, за создание новых производственных отраслей и рабочих мест, а главное за то, чтобы нефтяные доходы инвестировать в экономические преобразования.

Можно было, как предлагали многие, уничтожить трущобы, развернув программу масштабного жилищного строительства, проводить реальное импортозамещение и диверсификацию производства, организовать массовую подготовку кадров для промышленности, инвестировать в науку. Другая часть аппарата власти считала, что всё это совершенно излишне. Достаточно перераспределять нефтяные доходы, повышая уровень жизни жителей трущоб, но не меняя их образ жизни.

Бюрократия, к которой быстро присоединился аппарат вновь созданной Социалистической объединенной партии, выступала против радикальных перемен, грозивших нарушить её благополучие.

В течение нескольких лет эта борьба привела к тому, что из аппарата власти были последовательно вычищены как технократы-модернизаторы, носившиеся с проектами использования нефтяных доходов для развития страны, так и революционные романтики, мечтавшие об изменении народного образа жизни, освобождении низовой инициативы и вращении масс в действительных хозяев страны. Политика перераспределения заменила политику развития.

Николас Мадуро был типичным представителем бюрократической фракции внутри правящей группы. Её победа во внутрипартийной борьбе предопределила и выбор Чавеса, который должен был считаться с мнением своего политического аппарата. Мадуро был лоялен, лишен инициативы и исполнителен. Он вполне подходил на роль заместителя смертельно больного президента, который сохранял высокий авторитет в обществе, но всё менее был способен направлять политический процесс. Увы, став президентом, Мадуро продемонстрировал, что одно дело быть лояльным заместителем лидера, а другое — управлять самому. Будучи до мозга костей бюрократом, он оказался не в состоянии принимать самостоятельные решения в условиях кризиса.

Власть утратила поддержку рабочего класса, стремившегося играть самостоятельную роль в управлении производством, поссорилась с новыми профсоюзными лидерами, которых прежде сама продвинула на руководящие посты, чтобы сменить прежних коррумпированных профсоюзных бюрократов. А после того, как кончились нефтяные деньги, правительство потеряло и поддержку деклассированных жителей фавел. Перераспределительные меры продолжались, но они уже не компенсировали неприятностей, порожденных экономическим кризисом. Победив своих оппонентов внутри революционного лагеря, бюрократия осталась один на один с оппозицией, активно использующей её слабость.

По существу революционная инициатива была удушена венесуэльской бюрократией задолго до того, как развернулся нынешний политический кризис. И происходящие сегодня события — лишь результат глубинных перемен, произошедших в самом боливарианском лагере.

Да, революция в Венесуэле терпит поражение. И не только из-за действий её противников, но и из-за бюрократического перерождения самой власти.

Что, надо признать, происходило уже со многими прогрессивными и революционными режимами.

Но значит ли это, что работа, начатая Чавесом и его сторонниками в 2000-х годах, оказалась напрасной? Отнюдь нет. Не только венесуэльское, но и в целом латиноамериканское общество радикально изменилось благодаря боливарианской революции. Резко повысился уровень образования масс, была ликвидирована неграмотность. Миллионы людей получили доступ к медицинской помощи. А главное, они обрели уверенность в себе и достоинство. И даже сейчас, если многие из них выступают против правительства в Каракасе, они чувствуют себя полноценными гражданами именно потому, что Чавес в своё время очень многое изменил в их образе жизни и образе мысли. Именно поэтому Уго Чавес останется для Венесуэлы и Латинской Америки одним из главных её политических героев, наряду с Боливаром, Сандино и Кастро.

Уроки Венесуэлы надо изучать. И один из уроков (впрочем, не новых), который она преподала левым в других странах, состоит в том, что безоглядная, некритическая поддержка лидера или движения — собственного или иностранного — чревата, как минимум, тяжелыми разочарованиями, а как максимум — политическими неудачами. Революция делает критическую работу по отношению к старому обществу, но сама нуждается в постоянной критике и самокритике.

Венесуэльская революция зашла в тупик, но она сделала большую преобразующую работу. И эта работа не только не была напрасной, она скажется на будущем континента.

Как тут не вспомнить Жана-Поля Сартра, сказавшего перед смертью: «от неудачи к неудаче идет вперед прогресс человечества».

Запись Про Венесуэлу всерьез впервые появилась Рабкор.ру.

Мэрия Москвы согласовала проведение акции 27 мая

Мэрия Москвы согласовала проведение 27 мая акции на Суворовской площади, сообщил РИА Новости руководитель столичного департамента региональной безопасности Владимир Черников в пятницу.

По словам лидера движения “Новая Россия” и одного из организаторов акции Никиты Исаева, акция в районе Суворовской площади продлится с 12.30 до 16.00. Рассчитывается, что в ней примут участие до 1,5 тысяч человек.

«Задачей митинга является запуск постоянного общегородского движения», — сказал Исаев РИА Новости, пояснив, что движение будет направлено против нынешней градостроительной политики властей столицы. Организаторы акции поднимут вопросы реновации, точечной застройки, платных парковок, расходования средств бюджета города.

В прошлое воскресенье в Москве на проспекте Сахарова прошел митинг, посвященный программе реновации устаревшего жилого фонда. Как сообщил столичный главк МВД, акция прошла без нарушений, в ней приняли участие около 8 тысяч человек. Сразу по окончании митинга мэр Москвы Сергей Собянин заявил, что столичные власти внимательно отнесутся ко всем прозвучавшим заявлениям и мнения москвичей будут максимально учтены в ходе работы над проектом.

Запись Мэрия Москвы согласовала проведение акции 27 мая впервые появилась Рабкор.ру.

Николас Мадуро подписывает себе смертный приговор

Ситуация в Венесуэле накаляется с каждым днем все сильнее. Противостояние практически не оставляет шансов на примирение враждующих сторон.

Правящая клика Николаса Мадуро сочетает правовую эквилибристику и силу в последней надежде остановить стихию огромного большинства венесуэльского народа. Или, говоря в двух словах, «верхи не могут, а низы не хотят жить по-старому!» Сказано просто и ясно!

Как говорит председатель Комиссии по внешней политике венесуэльского Конгресса Депутатов Хосе Рамон Меркадо Эрнандес:

«Николас Мадуро – единственный президент в мире, который совершил две попытки автопереворота и провалился оба раза!».

Политик имеет в виду попытку непризнания результатов парламентских выборов прошлого года и созыв новой Национальной Ассамблеи, которая вытеснит оппозиционную, созданную в результате этих выборов. Однако генеральный прокурор Лусия Ортега Диас уже объявила, что подобный акт будет нарушением Конституции от 1999 г. «Это Конституция Чавеса! Она неприкосновенна!» Сеньора прокурор причисляет себя к настоящим боливарианцам – последователям команданте Уго Чавеса, которые уже давно не могут терпеть волюнтаризма Николаса Мадуро и его безграмотных политических решений. Они – результат прежде всего нехватки системного образования в молодости. В этом отношении Лусия Ортега Диас сильно отличается от членов Верховного суда, превратившихся в послушных исполнителей его воли.

Гибель молодежного лидера Армандо Канисалеса от взрыва самодельной бомбы, брошенной во время студенческого собрания, стала последней каплей, и огромное большинство венесуэльской молодежи перешло в лагерь оппозиции. Неслучайно среди 200 политических заключенных в Венесуэле большинство – студенты (на втором месте военные).

Все мировые телеканалы без перерыва показывают поминки по этому и другим молодым людям, погибшим в стычках с венесуэльскими органами правопорядка.

По выражениям лиц близких становится понятно, что дни боливарианцев у власти сочтены.

Если, конечно, они не смогут безнаказанно употребить всю мощь национальной армии и репрессивного аппарата.

Ясно, что когда любой из политиков теряет поддержку молодежи, он рано или поздно уходит. По этой же причине оппозиционный лидер Леопольдо Лопес уже демонстрирует очень уверенное поведение в тюремной камере. Телевидение показывает, что он в отличной форме. Он опроверг информацию о своей смерти и готовится к возвращению в большую политику сразу после освобождения. Его супруга Лилиан Тинтори постоянно ездит по испаноязычным странам, где правят право-центристы. Они её встречают триумфально и оказывают полную политическую поддержку. Выделяют также и материальные средства для свержения Мадуро и восхождения Лопеса.. Речь идет прежде всего об Испании, Аргентине, Перу, Колумбии и даже Чили.

Его отец Леопольдо Лопес-старший воспользовался своим присутствием на Международном форуме предпринимателей в Мадриде и запросил не только экономическую помощь для оппозиции: он призвал офицеров армии, «у которых остались остатки чести и достоинства», взять судьбу страны в свои руки и прекратить страдания венесуэльского народа. Нет сомнений, что его коллеги на форуме выделили немалые суммы для оппозиции с целью потом их многократно приумножить после скорого прихода Леопольдо Лопеса к власти в Каракасе.

По свидетельствам беглых офицеров, которых показывают мировые испано- и англоязычные телеканалы, «в армии Венесуэлы уже давно царит жесткое взаимное противопоставление, которое в любой момент может обернуться большим кровопролитием».

Пока независимые источники говорят более чем о 40 погибших и 2000 задержанных.

Видимо, не без влияния Лопеса-старшего произошел инцидент с «взятием в заложники» служителей венесуэльского посольства в испанской столице. Оно стало поводом для министра иностранных дел Венесуэлы Дельси Родригес потребовать у властей Испании «гарантии безопасности для наших дипломатов» и взывать к «соблюдению Венской конвенции». Посол Марио Исеа сообщил в интервью венесуэльскому телевидению VTV, что «группа реакционеров взяла его и еще сотню людей в заложники и заблокировала выход из Культурного центра Венесуэлы в Мадриде, где в этот момент проходило мероприятие «Комитета жертв» венесуэльской оппозиции. Вечером 11 мая 200 манифестантов заблокировали выход из здания, принадлежащего посольству Венесуэлы, и скандировали лозунги против президента Николаса Мадуро».

Как потом сообщили из Верховного командования полиции, «во время протеста вообще не было инцидентов и нанесения материального ущерба». И на видео, снятом испанскими журналистами и операторами, видно, что протест прошел цивилизованным образом – по-европейски, а не по-латиноамерикански. В это время протесты в городах Венесуэлы все чаще приобретают насильственный  характер. Оппозиция на днях начала забрасывать служителей правопорядка бутылками с нечистотами. В социальных сетях появились инструкции по их изготовлению.

Однако директор ЦРУ Майкл Помпео прогнозирует, что если в ближайшем времени проправительственное боливарианское ополчение начнет стрелять в демонстрантов, то пути назад уже не будет.

Его поддержал директор Национальной разведки Дэн Коутс, который считает, что нелегитимные действия правительства провоцируют массовое недовольство и его можно подавить только силовыми методами, выходящими за пределы демократии и соблюдения прав человека.

Оба, однако, вряд ли намекают на возможное вмешательство вооруженных сил США. После исключительно успешных встреч Сергея Лаврова в Вашингтоне и на Аляске это кажется маловероятным. Дональду Трампу незачем увязывать еще в одном вооруженном противостоянии и рисковать отношениями с Путиным – у России в Венесуэле инвестиции.

Их можно спасти только началом диалога с будущими властями, которые придут на смену Николасу Мадуро. В противном  случае Москва рискует остаться ни с чем.

За последние десятилетия Кремль потерял слишком много союзников, в которых были вложены миллиарды. Однако российские инвестиции в Венесуэле последних лет (после прихода к власти Уго Чавеса и установления близких отношений между Каракасом и Москвой) превышают размеры инвестиций в других странах Азии, Африки и Латинской Америки. Их потеря станет катастрофой.

Между тем в Венесуэле впервые после смерти Уго Чавеса протестные акции приобрели новую, разрушительную форму: демонстранты стали ломать и поджигать его памятники.

Экономика Венесуэлы в катастрофическом состоянии. Инфляция на март-апрель дошла до 92%. По самым скромным прогнозам, на начало 2018 г. она уже составит 2000%. Остановить её невозможно.

В стране на 30% увеличилась детская смертность. Основные причины: нехватка лекарств и быстрое распространение малярии. Она возвратилась в страну с началом правления Мадуро, хотя была ликвидирована 50 лет тому назад. Смена министра здравоохранения уже ничего не даст. Доктор Антониета Капорале разбиралась в своем деле, однако ей не дали работать.

Социально-экономическая ситуация в Венесуэле – яркая демонстрация того, что может случиться с развитым экономически государством, с огромными природными ресурсами и стабильным, образованным средним классом (преимущественно занятом в нефтегазовом секторе), если его возглавит лидер, который не умеет считать.

Последнее доказательство безграмотности Николаса Мадуро – решение на фоне прыгающей инфляции заморозить цены на продукты питания.

Это означает только одно – они полностью исчезнут с рынка. В такой ситуации Венесуэлу ждет страшный  голод, как некогда в Эфиопии и сейчас в Сомали.

Тогда большинству венесуэльцев терять будет нечего. Прежде всего достанется Мадуро, Кабельо и всей компании наркотрафикантов, что прячутся за их спиной уже столько лет. Возможно они повторят судьбу Николае Чаушеску.

Наркокартель «Лос Солес» стал настоящим хозяином в Венесуэле. Его главой считается Диосдадо Кабельо, однако в его тени прячутся и другие.

Альтернативу очередного потрясения предлагает председатель Национальной Ассамблеи Хулио Борхес. Он настаивает на продолжении сопротивления тем действиям кабинета Николаса Мадуро, которые противоречат Конституции Чавеса, также напоминая о том, что генеральный прокурор Лусия Ортега Диас готова противостоять тем боливарианцам, которые ее нарушают. По его мнению, в стране не будет гражданской войны.

«Мы уже не разделенная на банды страна. Сейчас есть только один народ перед режимом, который решил держится за власть и нарушает права венесуэльцев. Сейчас мы объединились, но надо доказать, что мы можем управлять. Надо снова объединить страну. Этого требует народ Венесуэлы».

Ближайшие недели и месяцы покажут, сбудется ли прогноз Борхеса.

Запись Николас Мадуро подписывает себе смертный приговор впервые появилась Рабкор.ру.

В Москве прошел митинг за сохранение троллейбусов

17 мая у памятника Героям революции 1905 года прошел митинг за сохранение троллейбусной сети. Москву делают все более безликой, уничтожая раз за разом привычки горожан, ухудшая быт москвичей, лишая людей рабочих мест и убивая малый бизнес. Один из самых экологичных видов транспорта — троллейбус, — убирают с улиц, потому что пытаются высвободить троллейбусные парки под застройку, и заменяют на электробусы, а чаще всего — обычные автобусы.

Напомним, что 29 января в Москве также прошел согласованный митинг за сохранение в городе троллейбусной сети а Суворовской площади. Тогда задержали пятерых участников акции, среди задержанных оказались мужчины с плакатами «Собянин — вор!» и «Путин — предатель России». У одного из задержанных плаката при себе не было. По данным «Белого счетчика», тогда на акцию пришли более 900 человек.

Запись В Москве прошел митинг за сохранение троллейбусов впервые появилась Рабкор.ру.

Это была эпоха романтики и оптимизма

C 16 февраля по 11 июня в Третьяковской галерее на Крымском валу проходит выставка «Оттепель», посвященная периоду отечественной истории с 1953 года, когда после смерти Сталина произошли первые амнистии политических заключенных, и до 1968 года, когда ввод советских танков в Чехословакию развеял надежды на возможность построения социализма с «человеческим лицом». О достижениях и проблемах того времени, об изменениях, происходивших в культурной, политической и социальной жизни мы побеседовали с кураторами выставки Юлией Воротынцевой и Анастасией Курляндцевой.

Какова цель данной выставки, и почему вы проводите ее именно сейчас?

Юлия: Цель любой выставки – общественно-полезная деятельность. Мы хотим познакомить людей с искусством. Конкретно у нашей формат не совсем стандартный для Третьяковской галереи, потому что здесь есть не только живопись, но и скульптура, и графика, фотография, кинематограф, предметы народно-прикладного искусства. Мы считаем, что XX век показать только c помощью живописи достаточно сложно, учитывая тогдашнее распространение кинематографа и фотографии.

Мы хотим дать представление зрителю о том, чем отличаются 1950-60-е годы и чем их можно выделить из этого общего периода 1917-1991 гг. Конечно, история нашей страны в принципе противоречива, как и эта эпоха, но нельзя не знать, что происходило в это время и в области культуры, и в области политики. Выставка большая, на ней представлено 400 экспонатов.

Анастасия: Есть желание создать для зрителя некую общую картину.

Чтобы он понимал, что Карибский кризис, суд над Бродским, стихи Евтушенко, полет Гагарина, все это единая и очень интересная эпоха.

Более того, она не менее интересна, чем те же 1950-60-е в Америке или в Великобритании.

А почему выставку решили провести именно сейчас?

Анастасия: Сейчас проходит фестиваль «Оттепель», который объединяет три площадки – музей Москвы, Третьяковскую галерею и Пушкинский музей. Также к нам присоединяются парк Горького и театр «Современник». Я думаю, все выставки посвящены примерно одному и тому же периоду, у нас с музеем Москвы полное совпадение, в Пушкинском музее чуть более широкие границы – с 1945 года. Интересно, что это получилось независимо друг от друга.

Юлия: Многие зрители удивляются, что город и горожане того времени выглядят на фотографиях очень современно. Люди стильно одеты. Витрины и городские фасады детально оформлены. Очевидно, у наших современников действительно другие представления о том, как все выглядело в тот период.

Анастасия: Естественно, мы берём немного мифологизированную историю. То есть мы используем не семейные фотографии, а это авторские, сделанные знаменитыми фотографами.

Стоит отметить, что в 1950-60-е люди прошли очень длинный путь от неоавангарда к постмодерну.

За очень короткий срок тем, кто творил в то время (художники, поэты, писатели), нужно было очень быстро перестроиться и уйти от подражательства в нечто свое, новое. Получилось у них это или нет, нам расскажут 1970-е, а 60-е – это эпоха поиска своей идентичности как части большого мира.

Какие разделы есть на выставке?

Юлия: Начинается выставка с шаблонного соцреализма – ВДНХ после реконструкции. Это парадная архитектура, которую зритель может в первую очередь ассоциировать с соцреализмом и режимом Сталина.

Есть семь разделов. Первый – «Разговор с отцом» – посвящен моменту, важному для понимания правды о войне и лагерях.

Следующий – «Лучший город Земли». Он посвящен изменению облика города, что видно на примере живописи Пименова и Плотникова. Там нет прямого воспевания правильного образа жизни советских людей, а есть лишь незначительные жанровые сюжеты. Пименов, пожалуй, одна из центральных фигур нашей выставки, где представлено шесть его картин. В его работах очень хорошо видна эпоха 60-х.

Юлия: Мы искали вещи, которые продемонстрировали бы поиск художественного языка. Поэтому у нас есть разные работы художников. Например, у Злотникова, представленного в разделе «Лучший город Земли», реалистические работы в эскизной манере, но он ещё не уходит от фигуративности, а в разделе «Атом-космос» он удаляется в абстракцию. В рамках одной выставки мы можем видеть эволюцию стиля одного и того же художника. Или, например, у Бориса Турецкого вы видите опять же реалистическое изображение бампера «Волги», а в разделе «Международные отношения» он представлен совершенно другими произведениями, созданными в абстрактном ключе.

А что представлено в третьем разделе?

Юлия: Третий раздел выставки – «Международные отношения». Он посвящен тем переменам, которые происходят в отношениях Советского Союза с капиталистическими  странами и со странами соцблока в то время.

Анастасия: После смерти Сталина произошёл ряд подвижек именно в международных отношениях и в первую очередь в отношениях с Америкой. Да, идёт холодная война, но мы теперь общаемся, налаживаем диалог. И снова выезжают наши артисты, например, Большой театр на гастроли в США и Канаду. Или первую премию на Международном конкурсе им. П. И. Чайковского дают Ван Клиберну, американскому пианисту.

Юлия: Здесь мы показываем работы художников, которые ездили в творческие поездки, например Виктор Иванов и Пётр Оссовский, которые ездили на Кубу.

И все это было прежде всего связано с первым визитом Хрущева в Америку. В 1959 году он едет в США, а до этого проходит выставка советских достижений в Нью-Йорке, в августе американская выставка в Сокольниках. Туда приезжает Ричард Никсон, который должен был обсудить расписание поездки Хрущева, и проходят знаменитые кухонные дебаты Хрущева и Никсона.

Выставка становится очень важной точкой для советской культуры, потому что советский народ впервые может увидеть работы американских живописцев.

На выставке представлены различные направления авангардного искусства того времени, но нет доминировавшего тогда соцреализма. Почему?

Анастасия: У нас просто нет того одиозного соцреализма. Однако отчасти он представлен в начале – ВДНХ, образец сталинского классицизма. Соцреализм будет существовать до 1990-х годов: как только развалится Советский Союз, перестанет существовать и соцреализм. Но и сейчас можно найти художников, которые будут следовать его канонам. Также у нас присутствует работа Фёдора Решетникова «Опять двойка», которая печаталась во всех детских учебниках.

Юлия: Парадокс той эпохи состоит в том, что действительно происходит какой-то художественный взрыв и количество стилевых поисков огромно. На этой выставке мы показали большинство магистральных вариантов. Тому, кто любит только абстракционизм или суровый стиль, кажется неоправданным присутствие всех остальных направлений. Здесь уже стоит вопрос личного выбора. Нашей целью было представить все разнообразие.

А что можно сказать о других разделах?

Анастасия: Ещё у нас есть отдел «Новый быт», представляющий формирование нового стиля жизни. В это время строятся хрущевки. Они маленькие, но зато наконец-то появляется возможность получить свой уголок, потому что прежде это были бараки, подвалы и коммуналки. Естественно, под эти квартиры должна была быть придумана новая мебель. Поэтому в 1951 году проходит закрытая выставка, где художники-проектировщики представляют свои идеи. В их числе Юрий Случевский, преподаватель и профессор МГХПА им. Строганова.

Публика очень позитивно восприняла выставку, но критики оказались более придирчивы. Они обращают внимание на слишком позитивное, бесконфликтное представление об эпохе, которое создается у посетителя. Похоже, что именно такая задача кураторами и ставилась. Почему?

Анастасия: Нам та эпоха видится эпохой романтики и оптимизма, поэзии, большого стиля и эстетики. Также нас обвиняют в том, что мы не показали хронику, архивные фотографии и прочее.

Мы попытались сосредоточиться на художественном материале.

Конечно, мы могли бы найти архивные документы по расстрелу в Новочеркасске или о восстании в Будапеште 1956 года или про танки в Чехословакии. Но мы пытались сосредоточиться именно на художественном материале.

Какие еще разделы представлены на выставке?

Анастасия: Есть раздел «Освоение», представляющий трудовые будни, отдых после труда, стройки века, а за ним «Атом-космос», демонстрирующий послевоенный взрыв научных открытий, победу в космосе. Идеология коммунизма на выставке выглядит как своего рода футуризм, утопия технологически передового светлого будущего. Но в 1950-60-е годы важнейшей идеологической темой было «возвращение к ленинским истокам».

Последний раздел называется «В коммунизм!». Зритель, поднимаясь на балкон, видит город сверху. Когда он идёт к этому разделу, первое, что он видит – это Никиту Сергеевича Хрущева, который с экрана говорит, что нынешнее поколение будет жить при коммунизме. Далее, поднимаясь по пандусу, зритель проходит мимо картины «Похороны Ленина», которая исполнена в абсолютно модернистском ключе. Эта та опора, к которой вернулись после развенчания культа личности Сталина. Мы показываем коммунизм через то, как его воспринимали люди, кто-то верил, что коммунизм будет, а кто-то создавал ироничные мультфильмы и фильмы вроде «Посторонним вход воспрещен», кадры из которого также представлены на выставке.

Юлия: Идеология коммунизма представлена не как утопия, скорее, это ирония, но не наша, а людей того времени.

Будет ли тематическое продолжение выставки?

Скорее всего, будет выставка, посвящённая 1970-м и эпохе застоя.

Беседовала Татьяна Ануприенко

Запись Это была эпоха романтики и оптимизма впервые появилась Рабкор.ру.

Вторая великая депрессия. Почему так долго?

Кризис как тема уже не раз надоедал публике. Россияне остыли к вопросу в 2010 году, когда правительство рапортовало об успехах. Потом пришлось вновь обратить внимание на проблему. В 2014-2015 годах экономика страны шумно падала, в 2016-2017 годах – лежала в депрессии. В других странах кризис также оставался проблемой, которая никак не желала уходить. Вторая великая депрессия надоела даже ее исследователям. Но почему она так затянулась, что мы должны и можем сделать, чтобы закрыть эту тему раз и навсегда?

Осенью 2009 года впервые прозвучали победные реляции правительств, заявления о конце «второй великой депрессии». Оживление на фондовом рынке и повышение мировых цен на сырье как бы доказывало этот факт. Нефть выросла до 78 долларов за баррель в декабре 2009 года. Однако в дальнейшем цены на углеводороды не только росли, но и несколько раз снижались.

В марте 2017 года после продолжительного роста нефть стоила 51-55 долларов за баррель. Игра финансовых спекулянтов на повышение при сокращении добычи нефти странами ОПЕК и независимыми производителями вряд ли приведет к новому повышению цен на нефть, поскольку состояние мировой экономики остается угнетенным. Кредитное поддержание потребительского спроса достигло пределов во многих странах, тогда как реальные доходы людей снижаются. Это указывает на сохранение кризиса как решающего в мировой экономике фактора на среднесрочную перспективу.

Конец 2009 года – май-июнь 2011 года знаменовал эру «количественного смягчения» в США, вызревания долгового кризиса в ЕС, спекуляций на рынке нефти, оживления и роста «развивающихся экономик», особенно БРИКС. В 2012-2016 годах этот рост вступил в фазу снижения темпов (в частности в КНР) или прекращения, когда фиксировалась рецессия. 2017-2020 годы принесут рост только в те экономики, которые будут следовать новой модели экономической политики.

Вместе с коллегами по ИГСО и Лаборатории международной политической экономии РЭУ им. Г. В. Плеханова мы не раз называли три ее главных принципа: протекционизм, регулирование и социальное государство.

В числе стран, способных выйти из кризиса, а не пострадать от него еще больше, первое место занимают США. Здесь приход к власти Трампа знаменует признание обществом и средним капиталом необходимости проведения широкой и последовательной протекционистской политики. Несмотря на то, что ФРС находится в конфликте с командой Трампа, она проводит верную политику нормализации ключевой ставки. Если при этом Трамп сумеет взять ФРС под контроль, списать долг и использовать механизм эмиссии, то США получат в 2018-2020 годах преимущества перед другими странами. Напротив ЕС и Япония не имеют такой возможности. Однако положение в США отягощается рядом «но». Трамп не только изолирован, но и не пытается пока прорвать блокаду, что возможно лишь в результате организованного штурма его сторонниками Республиканской партии, а после – Конгресса США.

Пока, таким образом, происходящее в США работает на сохранение кризиса.

В 2011-2012 годы в США развернулся конфликт между республиканской оппозицией (до трампистской) и щедрыми демократами из администрации Обамы. ФРС пришлось перейти к меньшей денежной эмиссии, взяв курс на укрепление доллара, а правительству – к экономии. Ориентированная на экспорт реиндустриализация США продолжалась, но по мере укрепления доллара забуксовала. Замещению импорта не помогла даже «сланцевая революция».

Общество осознало обострение социального кризиса, что в 2016 году привело к революции в Демократической и Республиканской партиях США.

Трамп выиграл выборы президента и начал борьбу за другие ветви, одной из которых является ФРС. Без контроля над денежной эмиссией и без законодательной поддержки Конгресса Трамп не сможет реализовать новую экономическую политику в США. Борьба за нее в условиях сильного доллара и бюджетных проблем – основной сценарий для США на 2017-2018 годы. Лишь одержав победу над противниками, Трамп сможет обеспечить США развитие. Его базой будет отказ от неолиберализма, регулирование и интенсивное замещение импорта. То есть не экспорт, а перераспределение и стимулирование внутреннего рынка, такой может быть модель экономического роста США на ближайшие годы.

Не нужно идеализировать Трампа (обратная крайность по сравнению с его грубой критикой либералами). Во-первых, он может пересидеть свои возможности и потерять лицо. Пока вероятность такого сценария возрастает. Во-вторых, все его стремление обеспечить продажу американских товаров при найме американцев – это отражение стремления забрать прибыль на рынке. Таков интерес среднего капитала, далекого от искренней любви к своему союзнику – рабочему классу. Впрочем, баланс в коалиции при пассивности Трампа сместится к рабочим. Битвы американской политики, пока они не завершатся, вопрос кризиса не снимут.

Китай представляет собой не только главную угрозу мировой экономике как страна, еще не пережившая падения промышленного производства (короткий период 2008 года можно в расчет не брать). Китай – потенциальный источник политической нестабильности в обширном регионе мира; политическая система КНР архаична и непригодна для решения задачи выхода из кризиса через замещение потерянных рынков. А потеря китайскими товарами рынков, это одно из важнейших изменений, что должно случиться в ближайшие годы. В среднесрочной перспективе государства мира должны будут заместить множество ввозных товаров, что во многом и будет означать преодоление ими кризиса.

Китай так и не смог стать новым локомотивом мировой экономики, хотя поддержал своим спросом спекуляции сырьем. Эта ситуация сохранилась в 2016 году, когда Китай смог удержаться от девальвации своей валюты. Её сильное ослабление обрушит китайский ввоз и вывоз, поскольку страны-покупатели его товаров уменьшат потребление. Но ослабление других валют в среднесрочной перспективе будет подталкивать Китай к девальвации юаня, поскольку все больше стран заинтересованы в импортозамещении или не могут удержать в сильной позиции свои валюты. Последнее, например, касается евро и фунта стерлингов.

В 2013 году медленное возвращение кризиса стало очевидным. В ЕС кризис переходил с Юга на Север. Это и породило ситуацию 2016-2017 годов, которую можно описать одной фразой: угроза и начало распада Евросоюза в результате роста общественного недовольства им, а также результатами его экономического курса.

Слабым местом Европы оказалась Украина. Её вовлечение в орбиту ЕС было оценено в Брюсселе как большой успех, как серьезный шаг к экспансионистскому решению накопленных экономических проблем.

Однако экономическая катастрофа на Украине показала россиянам и народам других стран, что сближение с ЕС — процесс далеко не безболезненный. Оборотной стороной успеха ЕС в борьбе за Украину является дискредитация его программы.

В 2017-2020 годах это может ускорить распад Евросоюза. Принципиально важно, что ЕС не может реализовать антилиберальный план экономического развития, поскольку сам является чисто неолиберальным проектом. Проект этот направлен против социального государства, осуществляемого в интересах трудящихся масс экономического регулирования и широкого таможенного протекционизма. Потому противники ЕС указывают на необходимость его ликвидации. ЕС – это преграда, а не неправильно используемый, якобы безликий инструмент, как утверждают либеральные левые, прикидывающиеся евроскептиками, являясь при этом лоялистами.

Ликвидация ЕС должна создать в среднесрочной перспективе новый блок экономик в Европе, без чего страны-участники не смогут реализовать новый план экономической политики и добиться устойчивого хозяйственного развития. Но достижение этого результата возможно лишь через обострение внутриполитической борьбы, что вообще для «старых индустриальных стран» (для Северной Америки и Европы в первую очередь) является перспективой ближайших лет. Сторонники новой экономической стратегии должны будут добиться контроля над политическим инструментом ее реализации – государством.

Этот процесс будет затруднен в странах с низким государственным долгом (например, в России или Китае) выпуском большого объема облигаций, вырученные от продажи которых деньги будут расходоваться на поддержание стабильности находящейся в кризисе политической и экономической системы, включая стимулирование фондового рынка и поддержание курса национальной валюты в условиях падающего потребительского спроса. Однако рост правительственного долга неминуемо приведет к повторению политического кризиса ЕС и США. В ходе его разрешения встанет вопрос о скорейшей реализации плана нелиберальной антикризисной политики. Одновременно рассеются и либеральные иллюзии.

Если оценивать общую перспективу мировой экономики на ближайшие годы, то ее нужно охарактеризовать как преодоление кризиса.

Тенденции должны стать определенными, устойчивыми, что означает уход от ложных – с точки зрения объективно стоящей задачи преодоления кризиса – действий властей в экономике, характерных для 2008-2015 годов. При этом сохранится неопределенность фактора финансовых спекуляций. В 2014 году, когда вторая волна кризиса вошла в фазу быстрого развития, мировые цены на нефть упали со 114 долларов за баррель в июне до 56 долларов в декабре. В 2017-2020 годах может произойти новое падение цен на нефть и другие сырьевые товары. Это станет фактором перехода к новой экономической политике, включающей регулирование и протекционизм. Можно также ожидать разрыва пузырей на фондовом рынке, что ослабит финансовый капитал в условиях, когда его политическое влияние начало снижаться и в рамках неолиберальной политики не осталось механизмов поддержания экономического равновесия, а реальная экономика накопила слишком много проблем. Одна из них – корпоративные долги.

В учебниках экономики чаще всего пишут, что промышленные, торговые либо финансовые кризисы могут продолжаться несколько месяцев или не более пары лет. Современный кризис вообще не существует, если верить официальной статистике. Его первая волна была случайным следствием ошибок финансистов, а вторая волна едва ли вообще признается. Однако кризис существует. Более того: он ощущается миллионами россиян и граждан других государств.

Сохраняющийся в мировом хозяйстве большой кризис связан со сменой длинной волны развития. Он представляет собой период турбулентности, который не может завершиться сам собой без политического участия масс.

Кризис тянется уже так долго, что именно в силу этого неоднократно происходила ревизия теоретических моделей посткризисного развития. Появлялись и прерывались, оказавшись ложными, тенденции, а «черные лебеди» – внезапные шоки для мировой экономики неизменно возникали вновь и вновь. Все это сохраняется и на среднесрочную перспективу, усиливаясь социальным и политическим кризисами во многих государствах. Их развитие создает одну из важнейших неопределенностей, поскольку нельзя заранее точно определить, какие страны и в какой форме будут реализовывать протекционистский курс и станут возрождать спрос, индустрию и социальное государство.

Определенно можно сказать одно: эпоха неолиберализма закончена, а её слом является основной задачей на среднесрочную перспективу.

Неолибералы нигде больше не могут организовать экономический подъем. Однако пока они остаются у руля политики стран и континентов, кризис будет продолжаться, его проявления будут стараться подавить, но сам он будет прорываться вновь. Никакой «новой нормальностью» это не является, а есть лишь признак неустраненных преград. Как только общество уберет их, уберет от власти неолибералов, станет возможно закончить эпоху кризиса. У тех, кто не сделает этого, она будет еще продолжаться.

Запись Вторая великая депрессия. Почему так долго? впервые появилась Рабкор.ру.

Навстречу катастрофе

Митинг 14 мая должен был стать своеобразным рубежом для общественной жизни Москвы, а возможно — и всей России. Массовый выход людей в защиту своих социальных прав, для нас это что-то совершенно новое. Политические протесты интеллигенции и молодежи — это уже было. Но сейчас речь шла об обиженном обывателе, который до недавнего времени терпел всё и мирился со всем. Либо протестовал и сопротивлялся, но на местном уровне, не задумываясь о необходимости солидарных действий, о том, что его проблема будет решена лишь тогда, когда одновременно будут решаться и проблемы других.

В России за 25 лет капиталистической реставрации удалось создать удивительно не-солидарное общество. В сущности — паталогически неспособное к солидарности. Как выразился Василий Колташов, современные россияне это индивидуалисты без чувства собственного достоинства.

Разумеется, всему приходится учиться. И защите собственного достоинства и защите коллективных интересов. Практический опыт заставляет так или иначе менять поведение. В этом смысле москвичи могут, конечно, сказать спасибо инициативе мэра Собянина и его администрации, которые в порыве неудержимой алчности затеяли широкомасштабную программу сноса пригодных для жизни домов под предлогом реновации.

В итоге мы получили массовую мобилизацию на местах, свидетельством чего и стал протестный митинг 14 мая.

Люди смогли самоорганизоваться — выходили целыми домами, объединившись по районам, с флагами, с  плакатами, транспарантами. Придумывали лозунги, заказывали одинаковые футболки, собирали деньги на общую борьбу. Короче, прошли школу солидарности. Вернее, её самый первый, начальный класс.

С креативностью всё, как всегда у нас в стране, было отлично. Были смешные плакаты, изображавшие озлобленных трех поросят, не позволяющих волку-мэру снести свой домик, были изображения прелестного серого щенка, обнявшего маленькую пятиэтажку, с подписью «не отдам». Люди были веселы и бодры. Но достаточно ли этого, чтобы отстоять свои права?

На митинг вышло изрядное число людей. Официальные власти, говорившие про 8 тысяч человек, явно лукавили. Достаточно посмотреть на фотографии с проспекта Сахарова, чтобы понять — людей было в разы больше.

Группа «Белый счетчик» назвала цифру в 20 тысяч человек, некоторые говорили про 30 тысяч и даже больше.

К тому же очень многих людей (возможно — несколько тысяч) полиция просто не пропустила на митинг, заявив, что мест нет, проспект полон. Заметим, что эти люди покорно и законопослушно потоптались на месте, а потом разошлись, не пытаясь отстаивать свои права.

Итак, можно говорить, как минимум, про 30 тысяч участников. Много это или мало? Для города, где граждане в большинстве своем ещё вчера не могли даже вообразить себя участниками протеста и не думали, что решатся когда-нибудь выйти даже на разрешенный и санкционированный властями митинг, это, конечно, существенная цифра. Ведь протестовали на сей раз совсем не те люди, что выходили во время протестов на Болотной площади (показательно, что основная часть той публики митинг на проспекте Сахарова проигнорировала) и совсем не та молодежь, что вышла 26 марта на Тверскую улицу по призыву Алексея Навального протестовать против коррупции. В общем, люди вышли, не только бросив вызов городскому начальству, но и изменив себя.

Но посмотрим на те же события с другой стороны. Программа реновации, затеянная мэрией, непосредственно, впрямую затрагивает интересы по меньшей мере полутора миллионов человек. Косвенно — всего огромного города, жителей которого местные власти систематически превращают в объект эксперимента, тестируя пределы их терпения и глубину их апатии. Даже если рассматривать митинг как представительство, когда люди не должны выходить все, но лишь делегируют некоторое количество своих сограждан для выражения определенной позиции, любое число ниже ста тысяч является очень низким результатом. И в данном случае не важно, сколько людей было на проспекте Сахарова — 20 тысяч или все 60 тысяч. Важно то, что в масштабах города и тем более страны проблема дефицита солидарности не решена. Люди не хотят пробуждаться от сна и апатии, они не хотят бороться, не хотят защищать даже свои собственные интересы.

Либеральная общественность интерпретировала происходящее как покушение мэрии на частную собственность жителей города.

Мэрия в свою очередь обещает компенсации и уважение к имуществу. Именно к имущественным правам, а не к правам личности или гражданскому достоинству.

Между тем речь идет о чем-то куда более важном. Программа реновации является механизмом беспрецедентного разграбления ресурсов всей России. По оценкам думских экспертов цена вопроса составляет 3,5 триллиона рублей, которые должны быть освоены примерно за 3 года. В действительности, конечно, суммы потребуются в два раза большие. И вне всякого сомнения, мэр Собянин использует требования граждан на митинге как повод ещё больше накрутить счетчик, доведя сумму до 4-5 триллионов или больше (в связи с необходимостью «компенсаций», которые, разумеется потом не будут выплачены). Но предположим, что они остановятся на нынешней цифре.

Для сравнения: 3,5 триллиона на реновацию это 11 керченских мостов, 70 стадионов Зенит-Арена. Все дивиденды «Роснефтегаза», из-за которых идет спор между менеджерами госкорпораций и правительства, составляют 600 миллиардов.

Иными словами, их хватит на то, чтобы удовлетворить менее одной пятой аппетитов Собянина и его друзей из строительных корпораций. По словам самого Собянина, столица перечисляет в федеральный бюджет налогов до 1 триллиона в год. Это деньги, которые зарабатывает вся страна, и которые просто выплачиваются через столицу — все ведущие компании страны сидят тут и платят налоги тут. Если проект Собянина будет реализован, то на протяжении трех с половиной лет почти все средства, заработанные страной, будут пожираться небольшой группой людей, связанных с московской мэрией.

Говорят, что в России много воруют. Но так не воровали ещё нигде и никогда. Ни у нас, ни в других странах. Это рекорд. Ограбление века. Гайдаровские приватизации в сумме, возможно, давали ещё больший масштаб грабежа, но единовременно захватить столь огромные ресурсы, забрав их из бюджета страны, ещё никому не удавалось.

Принятие закона о реновации означает прекращение государственных инвестиций по всем другим направлениям. Пострадают не только дороги, медицина, здравоохранение, пенсии. На протяжении 3 лет в стране вообще не будет средств на развитие. Первой жертвой проекта «реновации» уже стали люди, живущие в ветхих зданиях, действительно нуждающихся в расселении.

Многим кажется странным, что призывая сносить пригодные для жизни и удобные для людей дома, мэрия не желает замещать ветхое и аварийное жилье. Но это более чем логично. Ведь речь идет не о домах для людей, а о недвижимости. Нужно захватывать и осваивать зоны, ценные с точки зрения рынка. Аварийное и ветхое жилье в не самых интересных с точки зрения бизнеса кварталах закономерно исключается из программы реновации. И чем дороже, чем расточительнее получается итоговая программа, тем лучше. Необходимость огромных компенсаций вполне устраивает мэрию. Тут они охотно пойдут на уступки, ведь это способ изъять из федерального бюджета ещё более крупные суммы.

Конечно, компенсации выплачены в полном объеме не будут.

Не для того вытаскивают триллионы рублей из бюджета, чтобы потом их раздать жильцам пятиэтажек.

Но пообещать могут запросто. Раз уж речь идет об афере такого грандиозного масштаба, команда Собянина с легкостью даст любые обещания, пойдет на любые декларативные уступки, лишь бы не отказываться от главного — от возможности в кратчайший срок присвоить себе большую часть свободных средств в масштабах всей страны.

Митингами с креативными плакатами этих людей не остановишь. По крайней мере, в условиях, пока эти митинги не достигают такого масштаба, что начинают всерьез пугать чиновников на федеральном и местном уровне, заставляя их выступить против столичной мэрии, неудержимая алчность которой грозит самому существованию российского государства.

Вопрос стоит очень просто. Или Москва и Россия снесут Собянина, или эти люди уничтожат и Москву, и Россию. Никакого третьего варианта нет.

Запись Навстречу катастрофе впервые появилась Рабкор.ру.

Митинг в Москве 14-го мая

14 мая в 14:00 на проспекте академика Сахарова пройдет митинг против программы «реновации Москвы», предлагаемой московской мэрией. Граждане требуют отказаться от планов по массовому сносу вполне пригодных для жизни домов, в число которых попали даже здания, имеющие историческую и архитектурную ценность.

В преддверии митинга столичные власти развернули беспрецедентную кампанию, соединяющую пропагандистские акции (включая использование огромного множества интернет-ботов для дезорганизации дискуссии), давление на активистов, дезинформацию и административные меры, блокирующие возможности граждан участвовать в процессе принятия решений. 11 мая правительство Москвы приняло постановление, перечеркнувшее тысячи подписей людей, проведших в своих домах собрания против реновации в полном соответствии с требованиями статей 37, 45 и 48 Жилищного кодекса РФ. Эти статьи определяют проведения общих собраний собственников квартир в многоквартирных домах, однако власти фактически отменили их, требуя повторных собраний по новом, специально ими придуманным правилам.

Не прекращаются и попытки расколоть движение, деморализовать его участников. В то же время всё новые группы граждан, недовольных политикой мэрии, заявляют о готовности присоединиться к протестам. На проспект Сахарова обещают выйти представители движения автомобилистов, протестующие против платных парковок и засилья в городе спецтранспорта. https://www.facebook.com/groups/SobianinNet/permalink/1257647987690534/ Можно говорить, что деятельность мэрии уже спровоцировала в столице беспрецедентный политический кризис, который неминуемо будет иметь очень серьезные последствия для власти на фоне общего роста недовольства в стране и готовящихся 12 июня протестов оппозиции.

Член Общественной палаты РФ Георгий Федоров обратился к активистам движения с призывом не допустить раскола единого фронта протестующих:

«Сейчас пошла волна в ФБ обвиняющая оргкомитет митинга против реновации в том, что они сливают протест. Делаются “выводы”, что деполитизация митинга 14 мая играет на руку Собянину, что не дают выступить “ярким политикам” и тем самым снимают градус протеста. Волна эта пошла широко. И очень организованно продвигается в интернет пространстве. Используются личные амбиции отдельных лидеров оппозиции и очень грамотно идет манипуляция в интернете.
Друзья! Не рефлексируем! Не поддаемся на провокации. Организаторы все делают правильно. Даже если где-то ошибаются, то это дело будущего, а не сегодняшнего политического момента. Никакого разброда и шатания! Долой личные амбиции! Все на митинг 14го. Солидарность наше оружие. Только организованно и массово! Просыпаемся!»

 

Заявление в социальных сетях Фейсбук и ВКонтакте опубликовал также директор ИГСО Борис Кагарлицкий:

«Проект московской мэрии, предложенный нам под видом реновации, представляет собой далеко не только покушение на право собственности полутора миллионов москвичей, а нечто гораздо худшее и куда более опасное. Понятно, что людям боязно за судьбу своей недвижимости, однако если бы речь шла только об этом, проблемы можно было бы решить.

Речь идет не о собственности москвичей, а о беспрецедентном разграблении ресурсов всей России. По сравнению с тем, что нам предлагается, все до сих пор имевшие место скандалы, это просто невинные детские забавы.

По оценкам думских экспертов цена вопроса составляет 3,5 триллиона рублей, которые должны быть освоены примерно за 3 года. На самом деле, конечно, суммы потребуются в два раза большие (у нас все проекты по сравнению с изначальной оценкой дорожают по меньшей мере в 2 раза), но даже заявленной суммы достаточно, чтобы нанести стране непоправимый урон.

Для сравнения: 3,5 триллиона на реновацию это 11 керченских мостов, 70 стадионов Зенит-Арена. Все дивиденды «Роснефтегаза», из-за которых идет спор между менеджерами госкорпораций и правительства, составляют 600 миллиардов. Иными словами, их хватит на то, чтобы покрыть менее одной пятой собянинского проекта. Добавим, что по словам самого Собянина, столица перечисляет в бюджет налогов до 1 триллиона в год. И это отнюдь не московские деньги — просто все ведущие компании страны сидят в столице и платят налоги тут. Иными словами, через Москву проходит значительная часть общероссийских налоговых поступлений. Выходит, что на протяжении трех с половиной лет ВСЕ средства, заработанные для государства всей страной и проходящие через Москву, будут пожираться небольшой группой воротил строительного бизнеса и связанными с ними чиновниками.

Это происходит в условиях политики жесткой экономии и бюджетной дисциплины, проводимой министерством финансов по отношению ко всем отраслям народного хозяйства. Экономят даже на обороне. Выходит, что на протяжении 3 лет в стране вообще не будет средств на развитие. Не только на здравоохранение, образование, пенсии, на пресловутую «социалку», но вообще не будет никаких государственных инвестиций — на ремонт и строительство дорог, на развитие инфраструктуры, науки, производства и т. д. Первой жертвой проекта «реновации» уже стали люди, живущие в ветхих зданиях, действительно нуждающихся в расселении. На это уже денег нет.

Всё это происходит на фоне недавно проведенного в Москве массового сокращения врачей, которое делалось под предлогом нехватки денег. И в самом деле — на развитие необходимых горожанам служб денег нет. Программа Собянина не создаст для москвичей рабочие места, не сформирует новые точки роста за пределами узкого круга строительных компаний, использующих полурабский труд мигрантов и нелегалов. Она не только ставит под вопрос жилищные права граждан, не просто создает дискомфорт для тех, кто непосредственно не затронут проектом, но оказался в зоне бедствия (т. е. «реновации»), она уже сейчас работает, обесценивая на рынке жилья пятиэтажки и принуждая людей покупать другое жилье в новых домах, где квартиры упорно не продаются из-за низкого качества строительства, неудачного расположения и отсутствия локальной инфраструктуры. 

Митинг 14 мая необходим, чтобы не просто отстоять интересы жителей пятиэтажек. Это общенациональный, общероссийский вопрос. Приходить нужно всем, кого волнует будущее страны. И не должно быть никаких иллюзий: для того, чтобы повлиять на власть, надо её испугать не просто массовостью, но массовостью чрезвычайной, выходящей за рамки всех до сих пор имевших место в столице протестов. Только выступление, сопоставимое по масштабам с региональными протестами января 2005 года, остановившими проект монетизации льгот, будет иметь эффект. Но это возможно. Мы должны сделать всё, чтобы массовое выступление состоялось. Это наш долг перед всей страной. Надо выйти на площадь.

Мы придем!»

Запись Митинг в Москве 14-го мая впервые появилась Рабкор.ру.

Третья волна глобального кризиса и выход из него

В 2013-2015 годах в мировой экономике поднялась и опустилась, нанося урон и сея хаос, вторая волна глобального экономического кризиса. В 2016 году правительствам удалось вновь взять ситуацию под контроль. Курсы национальных валют стабилизировались, финансисты получили опору в виде доходных правительственных облигаций, а цены на сырьевые товары поднялись. Вместе с этим улучшился сбыт китайских промышленных товаров, поставляемых во множество стран. В рамках национальных рынков в первой половине 2017 года власти стали рапортовать о преодолении рецессии и возврате к экономическому росту. Подобные оценки зачастую сильно приукрашивают реальную картину, но общая стабилизация является фактом.

Эта стабилизация, как было показано выше, не отменила причин кризиса. Стоит ожидать, что в 2017-2018 годах вопрос глобального кризиса не будет закрыт. Экономический кризис останется самым актуальным и острым вызовом практически для всех стран мира. Россия и ее соседи (бывшие республики СССР) не явятся исключением, если только не сменят курс с неолиберального на новый, устраняющий глубинные основы кризиса. Неолиберальная политика исчерпала возможности стимулирования спроса, а теория не может дать кризису адекватного объяснения.

Экономисты этой школы настаивают на необходимости увеличения дозировок своей политики, тогда как необходим полный отказ от нее.

Борьба неолибералов с кризисом только углубила его и затянула, не сняв ни одного противоречия (см. Таблица 1). Эта политика обеспечивала временный успех властей, что всякий раз вело к зарождению и развитию новой волны кризиса. Нельзя сказать, что вторая волна кризиса была слабее его первого удара в 2008-2009 годах. Просто эти волны имели разные эпицентры и разные зоны наибольших разрушений.

Принципиально важно также, что преодоление второй волны кризиса не создало иллюзии победы над кризисом у широких слоев общества. Общее положение улучшилось куда менее чем в результате преодоления первой волны мирового кризиса. Эффект «победы над кризисом», вероятно, окажется не столь устойчивым, а третья волна кризиса будет сильнее двух предыдущих периодов его острого протекания.

Таблица 1. Неолиберальная экономическая политика и ее эффект

Как неолиберальная экономическая школа объясняет кризис Как объясняет кризис школа экономического регулирования и социального государства · Корень всех неолиберальных объяснений кризиса — это сведение его проявлений к некой сути

· Кризис называют финансовым, банковским, торговым или долговым

· Кризис рассматривается как плод ошибок в государственной политике, например «чрезмерных социальных расходов» или создания плохих условий для инвестирования капиталов

  · Причина кризиса состоит в разрыве между расширением производства и ограниченностью потребительского спроса. Стимулы для него в виде кредитов не смогли остановить приход кризиса, начавшегося с долговых проблем рядовых американцев

· Назрела потребность в новой промышленной революции, что должно обеспечить снижение себестоимости товаров

· Кризис показал негодность старых методов регулирования экономикой и потребность в новом подходе

  Как неолибералы боролись с кризисом Какие последствия это имело · Дешевые деньги для банков, снижение ставки рефинансирования

· Субсидии банкам в любом размере: национализация их долгов и убытков, но не самих банков

·             Сокращение социальных расходов бюджетов («жесткая экономия» в ЕС) увольнения в госсекторе, сокращение социально-трудовых прав и повышение налогов на трудящихся – конечных потребителей в экономике

· Снижение налогов для бизнеса

· Борьба с протекционизмом, которая делает местное производство более уязвимым и зачастую отдает его рынок конкурентам

· Девальвация как способ сократить расходы на заработную плату

· Предельно упростить ведение бизнеса, сократив уровень его правовой и социальной ответственности

  · «количественное смягчение» в США, так и не остановившее кризис в экономике, породило бюджетно-долговой кризис в США

· Рост долговой нагрузки на бюджет, усиление проблем в реальной экономике (особенно на юге еврозоны, включая Грецию)

· Сокращение потребительского спроса, рост задолженности населения по кредитам и общее его обнищание

· Сокращение доходов казны с последующим падением уровня жизни и сохранение проблем с прибылью у компаний

· Разорение и сокращение местных производителей и поддержка иностранных фирм

· Сокращение внутреннего рынка, усиливающее проблемы в экономике

· Без политики стимулирования спроса в связке с национальным производством максимальная свобода для бизнеса не создает роста и не препятствует снижению оплаты труда и занятости

 

В 2015 году Лаборатория международной политической экономии РЭУ им. Г.В. Плеханова подготовила Доклада «Вторая волна кризиса на Украине, выводы для экономики России». В его финальной части констатировалось: вторая волна кризиса во многом была подготовлена неолиберальной антикризисной политикой, бившей лишь по некоторым проявлениям кризиса и нацеленной на обеспечение доходов крупным компаниям, особенно финансовым1.

В первой половине 2017 года ослабленный потребительский спрос, рост задолженности населения, компаний и правительств оставались основными результатами борьбы с кризисом по рецептам экономистов неолиберальной школы. Для достижения этих «успехов» потребовалось почти десять лет кризиса, включая два периода его обострения – две его больших волны. Объективно в ситуации затянувшегося кризиса и отсутствия его преодоления потребность в изменении курса будет только возрастать.

Страны БРИКС и меньшие «развивающиеся рынки» были главной зоной действия второй волны кризиса. Их проблемы остаются в силе и способны сделать периферийные и полупериферийные страны эпицентром третьей волны кризиса.

Особенно велика, вероятно, будет роль Китая. Значимое влияние на мировой рынок может оказать также ситуация в Индии. Кризис способен обостриться и в США, где надут колоссальный пузырь на рынке ценных бумаг и долгов. Третья волна мирового кризиса вызревает. Она не окажется легче прежних волн, однако от нее можно защититься. Взявшие новый курс в экономической политике государства начнут выходить из кризиса, для них эпоха потрясений завершится. Но прежде должна завершиться эра политического господства неолибералов.

Новая экономическая стратегия должна включать: протекционизм в отношении местных производителей, регулирование и возрождение социального государства. Без соединения этих частей (см. Таблицу 2) невозможно добиться победы над кризисом. При этом протекционизм выступает едва ли не самым важным, запретным компонентом новой политики в экономике. Без него оформить ее в большинстве стран, включая Россию, не удастся

Таблица 2. Необходимая для преодоления кризиса экономическая политика, основанная на регулировании, приоритете национального рынка и социального государства.

Как предлагают действовать экономисты школы регулирования и социального государства?

  Почему это сработает?

 

  • Общее повышение роли государства в экономике. Усиление и расширение регулирования
  • Смена ориентации с внешнего рынка на развитие внутреннего рынка и собственного производства
  • Возврат государству механизма денежной эмиссии, подчинение Центрального банка Правительству
  • Осуществление денежной эмиссии на инвестиционные программы
  • Увеличение государственных расходов для генерации роста экономики
  • Государственное стимулирование жилищного и инфраструктурного строительства
  • Стимулирование спроса и занятости с помощью развития социальной сферы государства, системы образования и науки
  • Протекционизм, начиная с выхода из ВТО. Территориальное расширение рынка, развитие Таможенного Союза на базе политики защищенного высокими тарифами рынка
  • Рыночное планирование: разработка системы мероприятий на 7-8 летний период по обеспечению роста и развития экономики
  • Понижение допустимого законом ссудного процента до уровня в 7%. Удешевление кредита для предприятий и населения
  • Контроль над ценообразованием: ограничение торговой надбавки и транспортных тарифов
  • Прогрессивная шкала налогообложения и отмена налогов на заработную плату ниже определенного уровня
  • Расширение социальных гарантий и трудовых прав. Экономика «дорогого труда»

 

  • Усиление потребительского спроса улучшит продажи на рынке
  • Оживление торговли и крупные государственные программы капиталовложений сделают выгодными частные инвестиции
  • Рост экономики будет поддержан протекционистской политикой, нацеленной на массовое и быстрое замещение импорта
  • Сконцентрировав ресурсы, государство сможет смелее тратить, расширяя внутренний рынок
  • Территориальное расширение внутреннего рынка поддержит рост
  • Рост промышленности и сельского хозяйства создаст новые рабочие места во всех сферах, включая торговлю и транспорт
  • Развитие социальной системы, включая набор нового персонала в школы и детские сады, даст экономике больше потребителей
  • Развитие науки и образование, базирующееся на щедром госфинансировании учреждений этого профиля, облегчит реиндустриализацию и восстановление внутреннего рынка
  • Прогрессивные налоги позволят реализовывать более смелую и справедливую бюджетную политику
  • Удешевление кредита снимет излишнюю нагрузку с предприятий и населения
  • Отмена налогов для большинства наемных работников приведет к росту их реальных доходов

 

Третья волна кризиса, скорее всего, не будет встречена во всеоружии. Указанные средства вряд ли будут взяты на вооружение правительствами. Только наступление нового периода обострения кризиса может показать, насколько ошибочно представление о преодолении второй волны кризиса как его окончании. По итогам второй волны во множестве стран развивается социальный кризис, который порой переходит в политический.

Можно ожидать, что критика неолиберальной политики и сопротивление ей будет в ближайшие годы нарастать.

Общество поймет необходимость применения другого подхода к решению экономических проблем, и перемены совершатся.

Протекционизм, регулирование и социальное государство соединятся с глубокой региональной интеграцией, основанной на принятии этих принципах. Неолиберализм будет отброшен. Именно таким окажется выход из глобального кризиса.

Василий Колташов, руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений

Руслан Дзарасов, руководитель Лаборатории международной политической экономии РЭУ им. Г.В. Плеханова

Дмитрий Заворотный, эксперт Лаборатории международной политической экономии РЭУ им. Г.В. Плеханова

Запись Третья волна глобального кризиса и выход из него впервые появилась Рабкор.ру.

Реновация побеждает, но только на вторичном рынке

© Петр Саруханов / «Новая»

Решение городского начальства снести множество пятиэтажек и других жилых зданий вызвало бурю негодования у москвичей. Десятки тысяч людей возмутились из-за того, что чиновники обращаются с ними как с бездушными тварями. Социальный протест ускорил свое вызревание в столице. Между тем тандем властей и застройщиков уже решил первую свою задачу – он выбил с рынка множество квартир.

Многие ли теперь осмелятся покупать квартиры в пятиэтажках? Выбор жилья в наше время связан не только с «квадратами», но и с развитостью социальной и транспортной инфраструктуры. Цены на квартиры в Москве, несмотря на кризис и снижение цен, так велики, что покупать жилье, чтобы после быть из него выселенным властями, — сценарий, который мало кого заинтересует. У квартир в пятиэтажках было одно преимущество, они имели малый метраж, что уменьшало итоговую цену («квадрат» все равно стоит дорого).

Теперь же переселение в новые квартиры сходного метража может означать превращение двухкомнатной квартиры в просторную «однушку», а трехкомнатной в двухкомнатную. Выигрыша не предвидится.

В последние годы столичный рынок жилья находится в кризисе. Цены на квартиры, к огорчению воротил строительного бизнеса, перестали расти. Они снижаются, и все это происходит из-за избытка предложения. Причем продавцы жилья на вторичном рынке не желают понимать, что их долг (по мнению застройщиков) – держать вечно завышенные цены, ничего не продавать, но помогать застройщикам с более «гуманными ценами» за «квадрат» делать свои продажи и всегда оставаться с прибылью.

На вторичном рынке цены снижаются и продажи есть. До кризиса этот рынок помогал тянуть цены вверх, теперь на нем они сдвигаются вниз. Он стал для большого бизнеса источником проблем. Мелкие продавцы квартир понимаются ими как вредные и ненужные конкуренты, унять которых уже помогает реновация.

Да, для застройщиков реновация – спасение. Она может дать им продажи, потому что столичные власти выкупят у них всё лишнее жилье. Никто не будет придираться к его качеству, его транспортной изолированности и дефициту социальной инфраструктуры. Это первая, всем понятная, но еще не достигнутая реновационным заговором цель. Реновация же имеет и вторую цель: со столичного рынка большому бизнесу нужно удалить огромное количество квартир, чтобы они не воспринимались как товары. Это получается и получится, даже если власти столицы отступят. Достаточно будет оставить угрозу реновации, и покупатели будет обходить предложения на вторичном рынке.

Если же план реновации будет реализован полностью, то застройщики смогут забрать себе не только деньги покупателей, но и средства бюджета.

Покупатели будут окончательно выбиты с той части рынка, где торг ныне возможен. Сейчас над ними одержана моральная победа. Они обескуражены; предложение в их глазах уменьшилось, поскольку большая его часть стала рискованной. Для продавцов из пятиэтажек на вторичном рынке – это проблема. Для большого строительного бизнеса – успех, а также ценный результат работы мэрии.

А как же люди? Они ничего не выиграли. Никто и ничего.

Запись Реновация побеждает, но только на вторичном рынке впервые появилась Рабкор.ру.

Арестован глава московской организации партии РОТ ФРОНТ Александр Батов

10 мая 2017 г. в Тверском районном суде г. Москвы состоялся суд над Александром Батовым (Мироновым), первым секретарём Московского горкома партии Российский объединённый трудовой фронт (РОТ ФРОНТ). По обвинению в неповиновении сотруднику полиции ему был вынесен административный арест на 7 суток.

Миронов был задержан 9 мая в ходе акции «Бессмертный полк» за распространение листовок, напоминающих гражданам о ценностях, за которые воевали советские люди в Великую Отечественную войну.

Задержание и суд происходили с грубыми нарушениями правовых норм: задержанному не были предъявлены обвинения, его не кормили, сведения о времени и конкретном месте проведения суда скрывались. Обвинение в сопротивлении сотрудникам полиции не подтверждено свидетельскими показаниями и фактически сфальсифицировано.

Представители МГК РОТ ФРОНТ расценивают арест Александра Миронова как акт политических репрессий.

Александр Миронов также является членом Президиума Национального подготовительного комитета Фестиваля Всемирной Федерации Демократической Молодёжи, запланированного в Сочи в 2017 году.

Утром 9 мая у памятника выдающемуся борцу-антифашисту Эрнсту Тельману состоялся митинг левых сил в честь годовщины победы советского народа над германским фашизмом. В митинге приняли участие и выступили представители РКРП-КПСС, РОТ ФРОНТа, РРП, «Левого блока», движений «Трудовая Россия» и «Вперёд», а также политолог Борис Кагарлицкий.

Главной темой митинга стал лозунг «Это не их победа!» Нынешние российские власти, хотя и проводят на широкую ногу праздничные мероприятия, при этом стараются всячески исказить суть Великой Отечественной войны. Они выставляют её войной между Россией и Германией, между русскими и немцами, а победу — победой нынешней России. В то время как на самом деле это была война двух систем: с одной стороны советского социалистического государства рабочих и крестьян, а с другой — капитализма, дошедшего до наиболее варварской своей формы — фашизма.

Полицейские долго не давали начать митинг и пытались задержать активистов, державших транспарант «Это не их победа!» Однако полицейские так и не смогли придумать, какой закон был нарушен, а без этого задерживать людей в присутствии журналистов застеснялись.

После митинга активисты РОТ ФРОНТа и РКРП-КПСС пошли принять участие в шествии Бессмертного полка. Их задачей было напомнить пришедшим, за что действительно сражались в Великую Отечественную советские люди, предупредить об опасности фашизации сегодняшней России. Но при раздаче листовок и газет часть активистов была задержана.

Помимо Батова, в составе другой группы сотрудники в штатском задержали еще троих активистов без предъявления удостоверений и объяснения причин. Причём задержали и доставили в ОВД района Беговой не только активистов, но и несколько человек, просто оказавшихся рядом и не имевших никакого отношения к какой-либо политической агитации. Несмотря на это, менее чем через три часа троих активистов всё-таки отпустили без составления протокола.

Запись Арестован глава московской организации партии РОТ ФРОНТ Александр Батов впервые появилась Рабкор.ру.

Третья волна глобального кризиса. Какие рецепты помогут

Мировую экономику ожидает Третья волна кризиса. Ее эпицентром, вероятно, будет Китай. Немаловажную роль может сыграть разрыв пузыря на фондовом рынке США и других стран. Об этом говорится в Докладе Лаборатории международной политической экономии Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова «Победить Третью волну: почему протекционизм, социальное государство и регулирование выведут нас из кризиса».

По мнению авторов исследования, зарождение Третьей волны кризиса (возможно, более сильной, чем прежние) связано с сохранением причин кризиса. Они не были устранены в 2008-2017 годах, и с Третьей волной кризиса можно будет справиться только изменив экономическую политику. Для успеха необходимо соединить таможенный протекционизм, государственное регулирование и восстановление социального государства. В Докладе рассмотрены применявшиеся против Первой и Второй волн неолиберальные антикризисные меры и произведенный ими эффект. Выделены негативные последствия двух первых «побед» над кризисом. В заключении предложен подробный перечень мер другого порядка, а также оценен эффект, который они произведут в экономике.

В 2008-2009 годах мировая экономика пережила Первую волну экономического кризиса. «Эпицентром Первой волны были США, — говорит Руслан Дзарасов, заведующий Лабораторией международной политической экономии РЭУ им. Г.В. Плеханова. — Необычайно щедрая помощь банкам со стороны ФРС, США и других правительств вместе с разгоном экономик БРИКС привела к преодолению Первой волны кризиса. Но это не избавило от кризиса, а обеспечило новое обострение в 2013-2015 годах, которое получило название Второй волны мирового кризиса». Стабилизация рынков в 2016-2017 годах должна рассматриваться как окончание очередного стрессового периода внутри кризиса, но не окончание кризиса как такового.

Современный кризис отличается от обычных торгово-промышленных или финансовых кризисов. Он является кризисом смены длинной волны развития мировой экономики. «Аналогичный кризис был в 1970-е годы, продолжаясь до 1982 года. Кризис этот также имел несколько волн, — отмечает Василий Колташов, эксперт Лаборатории и глава Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений. — Тогда неолиберальная стратегия обеспечила экономический подъем на несколько десятилетий, сейчас она только затягивает кризис. Для преодоления его, необходимо перейти к принципиально новой экономической политике, в основе которой будет протекционизм, возврат к развитию социального государства и регулирование». Создать новые условия для экономического роста легче всего в крупных странах, таких как США или государства БРИКС. Но это требует политической воли.

Третья волна кризиса вызревает несмотря на успокоительный настрой экономических чиновников во многих странах и стабильность на рынках. «Потребление все еще поддерживается за счет кредитования, при том, что реальные доходы трудящихся уменьшаются в большинстве стран, – подчеркивает эксперт Лаборатории Дмитрий Заворотный. – Потому, эпицентром Третьей волны, скорее всего, окажется «мастерская мира» Китай. Промышленный кризис в этой стране ударит по рынкам, вновь демонстрируя: меры по борьбе с кризисом, не затрагивающие его причин, не могут быть вполне эффективными и защитить от новых волн кризиса». При этом Третья волна может оказаться более разрушительной, чем две предыдущих волны глобального кризиса.

Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова (РЭУ им. Г.В. Плеханова) – один из ведущих экономических учебных и научных центров страны. В рамках исследовательской работы вуза, Кафедра политической экономии изучает процессы и противоречия российской и мировой экономики, стратегии государственного регулирования и рыночного управления бизнесом. С 2014 года кафедру возглавляет д.э.н. (МГУ), PhD in economics (Staffordshire University, UK) Дзарасов Руслан Солтанович. Под его руководством в РЭУ работает лаборатория Международной политической экономии.

Запись Третья волна глобального кризиса. Какие рецепты помогут впервые появилась Рабкор.ру.

Кино капиталистическое

© bcheights.com

После распада СССР в жизнь советских людей ворвался голливудский кинематограф, который открыл им тайны красивой заграничной жизни. У каждого простого американца и дом, и машина, а то и две машины, да ещё, может быть, и лодка. Даже не завидно, что у кого-то есть личный самолёт. Мир с экрана казался таким правильным и заманчивым, американская мечта.

Шли годы, голливудские фильмы массового производства стали приедаться. Взгляд на экран изменился – пропал «вау-эффект». Теперь начинаешь присматриваться к тому, на каком фоне происходят события фильма, и видеть, что суперполицейские орудуют в огромных кварталах бедняков, а прекрасный мир американской мечты завязан на кабалу.

Американский капитализм стал раскрываться удивительно полно. Как мы могли быть ослеплены капиталистической пропагандой, если в их кинофильмах вся изнанка общества наживы показана во всей красе?! Не надо никакой советской пропаганды. Нужно просто нажимать на паузу и акцентировать внимание зрителя на том, как «весело» живётся в Штатах.

Что же видно в голливудском кино? Бедность, расизм, неравноправие, ярко выраженное классовое разделение общества, кредитную кабалу и прочие побочные явления развитого капитализма.

Нам показывают бандитские кварталы, в которых правит оргпреступность, сформированная по национальному признаку – и это не выдумка. Получается, что власти самой могущественной в мире капиталистической страны совершенно не обеспокоены существованием на подконтрольной им территории этаких бандитских государств, рассадников преступности, наркомании, проституции.

И все же эти фильмы пропагандируют капитализм. Почему? Потому большинство из них несёт два главных посыла: первый – индивидуальный успех, второй — безальтернативность капитализма. Личный карьерный и финансовый успех в мире капитализма – это официальная американская идеология, и внедрена она в общество очень хорошо. В отличие от последних руководителей СССР, американские понимают, что важно поддерживать и осовременивать идеологию, что и происходит посредством кинематографа нужного содержания.

Кадр из фильм “В погоне за счастьем”

Возьмём хороший фильм в «Погоне за счастьем». После его просмотра я был в некотором шоке, но не от игры актёров, не от удивительной целеустремлённости персонажа, а от канвы событий. На дворе 1981 год, в СССР апофеоз развитого социализма, а на другой стороне земного шара натурально «социальный каменный век». Представитель фундаментального класса американского общества, самый настоящий hardworking man, оказывается в сложной жизненной ситуации – на улице без средств к существованию, с малолетним ребёнком на руках, при этом де-факто работая на двух работах.

Гражданин стажируется в некой брокерской конторе, занимается «холодным обзвоном» потенциальных клиентов, бегает за кофе, всячески показывает своё старание и заинтересованность в постоянном месте. Короче, напрягается как может, превозмогая обстоятельства. Ну что тут такого-то? А то, что ему не платят никакой заработной платы, что фактически переводит его в разряд рабов. Его же не обучают с выплатой стипендии, его кидают на амбразуру и пользуются результатами его труда. Даже сейчас, на развалинах социального государства, оставшегося от СССР, работодатель обязан оплачивать стажировку. Тут же развитая страна с сильным гражданином и легальный бесплатный труд.

Его ребенок фактически остается на улице, и государство на это не обращает никакого внимания. Нет бесплатного детского сада – герою приходится платить за какой-то убогий, по советским меркам, частный садик. Опять же нет социальных учреждений, которые заботятся о детях. В советское время и сейчас ребенка можно оставить на время на попечении государства в «доме ребёнка».

В самой развитой капиталистической стране судьба ребёнка абсолютно не волнует государство.

Рабочий человек с малолетним ребёнком остаётся на улице, и для него нет никакого социального жилья. В СССР в это же самое время любой работающий человек запросто и автоматически получает жилплощадь в коммунальной квартире, а то и отдельную квартиру с почти бесплатным отоплением и горячей водой. В самой развитой капиталистической стране работающему человеку с ребёнком приходится спать в туалете метрополитена.

Во время стажировки герой вынужден врать и заискивать перед богатеем. Вот она, достойная работа для достойного человека в самой развитой капиталистической стране.

В самый напряженный момент жизни человека государство забирает в налоги все средства главного героя, которые ему жизненно необходимы. В самой развитой капиталистической стране налоги платить обязательно, особенно беднякам, а социальной поддержки почему-то нет.

Итого. Герой, конечно, броня, ему порой везёт, и он выкарабкивается из тяжелейшей ситуации. Однако он такой один на миллион, а остальные люди, попавшие в такую ситуацию, оказываются на социальном дне, теряют всякие шансы подняться, их дети обречены на бедность и маргинализацию. Если посмотреть фильм вместе с героем, сопереживая лично ему, то это жизнеутверждающий фильм о сильном американце, добившемся всего.

Однако если смотреть шире и оставить героя «за скобками» – это фильм о поразительно жестокой, безразличной и несправедливой системе устройства общества.

Кадр из фильма “Пассажиры”

Прошло 10 лет, и что же мы видим в голливудском кино? Возьмём фильм «Пассажиры». Главное там – очень неслучайный короткий диалог (42-я минута). Главная героиня – писательница с «дорогим» образованием и левыми взглядами, дочка уважаемого человека, богатая. Главный герой – рабочий, выпускник ПТУ, без денег и перспектив. Оба отправились заселять новую планету, создавать новый мир, но произошла ЧС.

Героиня заплатила из собственных денег какую-то космическую сумму, получила статус VIP-пассажира и полетела в новый мир, чтобы познать новые ощущения, стать первым человеком, жившим в двух мирах, вернуться на Землю и написать об этом полную эмоций книгу. Становится ясно, что капитализм в будущем по-прежнему на месте, и за деньги можно получить всё, что душе угодно. Вероятно, и лакеев для обслуживания богачей в новый мир везут в товарных количествах.

Герой же за возможность полететь в новый мир подписал кабальный контракт, подразумевающий пожизненную выплату 20% своего дохода и немалый долг за перелёт, что намекает нам, что в будущем капитализма законодательство допускает пожизненное рабство. «Будущие» американцы (а тут именно они) летят от прекрасной жизни в капиталистическом мире на Земле в новый капиталистический мир пожизненного рабства, что особенно показательно на фоне того, что их далёкие предки почему-то делали наоборот – эмигрировали в Америку от бедности, безземелья и гонений в свободный, новый мир, с потенциально неограниченными возможностями, будучи свободными.

Причина, по которой герой соглашается на такой рабский контракт и путешествие, в том, что он хочет строить новый мир и раскрыть свой потенциал. Этакий романтик, жаждущий творческой реализации. Получается, в мире будущего капитализма такой возможности у простого работяги нет? Это у коммунистов одной из приоритетных задач было развитие личности, а у капиталистов такую возможность надо заработать. Кстати, почему герой решил, что это самое развитие личности он сможет получить в новом мире? Он простой рабочий, и его место в мире капитала у «станка». Если система не ставит задачу развивать потенциал человека, то и перемена места действия никак этого не изменит.

Героиню, судя по некоторым фразам, отличают левые взгляды, но при этом она богата и ведёт праздный образ жизни. Она волнуется об огромных доходах компании, осваивающей новые миры, переживает за кабальный контракт героя, но ничего не собирается делать. В голливудском кино социалистов/коммунистов всегда выводят на сцену особым образом, который разрушает видение самой идеи, это всегда умные, начитанные, альтруисты, но при этом абсолютные идиоты в бытовом и системном плане.

Это очень тонко и умно. Этакие странные теоретики, которые хотят лучшего, но ничего не понимают в реальном мире, как бытовом, так и глобальном, что полностью обнуляет их положительные качества в глазах street smart американца.

В нашем случае героиня левых взглядов размышляет о корпорациях, тяжелой судьбе трудящихся, но при этом не ведёт борьбы и не понимает, что самореализация для бедняков практически невозможна.

Летит в новый мир самая разношерстная публика, и романтики, и прагматики, и богатые бездельники, и отчаявшиеся работяги – у них нет никакой общей идеи, зато есть противоречия. Интересно, сколько летит будущих полицейских или как без них совершенно разные во всех смыслах люди без общей идеи смогут не устроить гражданской войны. Ведь одна часть будет наслаждаться благами, а другая должна будет всю жизнь отрабатывать свой перелёт, и всё это в 120 годах лёта от центральной власти.

Итого. Герои нашли друг друга, перепрыгнули классовый разрыв, преодолели все неурядицы. Однако если посмотреть шире, то капитализм даже в далёком будущем остался на месте, и нет даже намека на альтернативу. Прогресс работает исключительно на получение прибыли. Разрыв между бедными и богатыми как минимум не исчез, а то и увеличился. Законодательство шагнуло совсем не в сторону прав человека. Никаких возможностей к самореализации у рабочего человека нет. При этом все показано так, как будто и проблем-то никаких нет, всё хорошо, всё так и должно быть.

Если смотреть голливудское кино внимательно, в нём можно увидеть всё о современном капитализме. Главное — не попадаться на банальную приманку личного успеха, так как он построен на поте и крови тех, кто не выиграл в рулетку капитализма. О проигравших же кино снимают совсем не часто.

Михаил Ершов

Запись Кино капиталистическое впервые появилась Рабкор.ру.

«Торопись на юг и мсти врагам, терзающим Корею!»

Шофер спросил:

«Кто жив еще?»

Сестра молчала.

И тогда шофер спросил:

«Что уцелело?»

И сестра молчала.

В последний раз ее спросил боец:

«Могилы где?»

И девушка сказала:

«Не спрашивай об этом у меня,

Иди на юг! И у американцев

Спроси и привези сюда ответ».

За последние два месяца ситуация на Корейском полуострове крайне обострилась. 15 марта американский авианосец «Карл Винсон» (USS Carl Vinson CVN-70) прибыл в оперативную базу в Пусане в Южной Корее для подготовки американо-корейских военных учений под кодовым названием «Key Resolve» (키 리졸브). А уже в начале апреля ВМС США и южнокорейская армия начали проводить военные учения, на которых планируется испытание истребителей-бомбардировщиков пятого поколения F-35 и беспилотников Armscor Vulture. Главной же задачей этих учений является подготовка условий для установки противоракетного комплекса THAAD (Terminal High Altitude Area Defense), который, по заявлениям американской и южнокорейской сторон, устанавливается исключительно для защиты от северокорейской агрессии. Такая активизация американских войск в Южной Корее направлена не только на Северную Корею, но и на Китай – главного конкурента США на мировой арене.

За последнее время во всем мире, включая и Россию, образ Северной Кореи сильно маргинализировался. Мощный экономический бум Южной Кореи, недавний импичмент Пак Кын Хе как символ развитого демократического общества – все это создает впечатление невероятного успеха народа этой страны, триумфа капитализма и демократии.

Таким образом, богатая и успешная Южная Корея сильно контрастирует с КНДР, где, по представлениям западного обывателя, люди от голода жуют землю и живут в разрушенных лачугах.

Во многом нынешние представления о КНДР созданы американской, южнокорейской и японской прессой. После разрушения Советского Союза Северная Корея стала практически полностью изолированной от всего мира, поэтому условия жизни там никак не могут сравниться с американской «неоновой вывеской» – Южной Кореей. В связи с этим уместно рассказать о «помощи» США, оказанной Корейскому полуострову, и сравнить ее с помощью советского и китайского народов в борьбе против американской агрессии.

После окончания Второй мировой войны, пока западное общество находилось в состоянии глубокой рефлексии, в Азии не затихали боевые действия: продолжалась гражданская война в Китае, которая возобновилась практически сразу после капитуляции Японии. В роли японцев, терроризирующих Китай, стали выступать гоминьдановцы, поддерживаемые США. Главными дирижерами всех военных и политических операций США в Азии были: Дуглас Макартур, Джозеф Стилуэлл и Альберт Ведемейер.

Агрессия Америки проявлялась по разному. Во-первых, это тренировка и вооружение войск Гоминьдана американскими офицерами в Бирме для продолжения Гражданской войны в Китае. Во-вторых, оккупация Японии и создание там реакционного правительства, уничтожившего всю коммунистическую и демократическую оппозицию. Реакционность американцев дошла до того, что первую книгу об атомной бомбардировке Хиросимы и Нагасаки «Тень Хиросимы» австралийского журналиста Уилфреда Бэрчетта, посещавшего Японию в 1945 г., разрешили опубликовать в США только в 1983 г. В-третьих, началось противостояние США и Франции во Вьетнаме, которое прекрасно описал английский писатель и разведчик Грэм Грин в своем романе «Тихий американец». И, наконец, в-четвертых, американская агрессия на Корейском полуострове и начало Корейской войны в 1950 г. По итогам этой войны полуостров был разделен на Северную и Южную Корею, а борьба Советского Союза и Китая против США в полной мере отразилась в Корее.

Джозеф Стилуэлл Альберт Ведемейер Дуглас Макартур

Первыми освобождать Корею от японского ига начали советские войска в августе 1945 г. В Северной Корее советская армия базировалась вплоть до провозглашения Народной Республики – 1948 г. Армия США высадилась в Южной Корее 8 августа 1945 г. Все японские захватчики были сразу же убиты или арестованы, после чего в Южной Корее было создано новое марионеточное государство, подконтрольное США, в котором состояли наиболее лояльные интервентам корейцы и успешные японские управители со времен Второй мировой войны.

Необходимо отметить, что за несколько лет американской интервенции в Южной Корее было арестовано больше местного населения, чем при многолетнем японском владычестве.

Почти все земли перешли под контроль американцев, а часть их разделили между корейскими помещиками, которые поддерживали интервентов: к середине 1948 г. более 490 тыс. из 588 тыс. корейских землевладений были распроданы и расхищены. К 1948 г. американцы переправили в Южную Корею более 2 млн. корейских репатриантов из Японии, Гоминдьановского Китая и Юго-Восточной Азии, которые заняли практически рабское положение в новом марионеточном государстве.

В мае 1948 г. в Южной Корее были проведены «демократические выборы», по результатам которых первым президентом избрали Ли Сын Мана. Однако уже в конце 1948 г. в Южной Корее начались массовые вооруженные выступления против американских интервентов. Это недовольство поддерживали и некоторые правые политические партии, призывающие армию США покинуть страну. Сильным толчком для таких протестов стал пример Северной Кореи, где благодаря Советскому Союзу все земли, ранее оккупированные японцами, бесплатно распределили между крестьянами.

Так, к середине 1947 г. 725 тыс. безземельных крестьянских семей получили более 1 млн. га земли. В августе 1948 г. по результатам выборов, в которых участвовали не только северокорейское население, но и около 70 % населения Южной Кореи, председателем Трудовой партии Кореи был избран Ким Ир Сен. Наверное, сегодня это звучит необычно и смешно, но именно тогда – во время зарождения северокорейской государственности – Южная Корея завидовала «северному брату» и стремилась присоединиться к нему.

Гоминьдановские солдаты с портретом Чана Кайши, флагами США, Гоминьдана и Южной Кореи

Из-за непрекращающихся мятежей американская армия официально покинула Южную Корею, хотя большинство боевых частей так и остались контролировать марионеточное правительство Ли Сын Мана. Однако корейский народ не прекратил войну против интервентов и множество партизанских отделений из Южной Кореи стали перебираться в Северную Корею.

В 1949 г. США попытались напасть на Северную Корею. Правительству Ли Сын Мана было выделено субсидий на 275 млн долл. и заём на 25 млн долл., также для обучения и тренировки корейской армии было отправлено около 500 американских офицеров, многие из которых несколько лет назад готовили гоминьдановские войска. К началу боевых действий американские офицеры обучили около 100 тыс. корейских солдат. В случае массового дезертирства южнокорейских войск неподалеку находилась американская армия, готовая вести бой с Северной Кореей. Американцы не зря опасались дезертирства – большинство южнокорейских солдат перешли на сторону Северного Китая, а объединенные войска Кореи вскоре разбили армию американских интервентов. В итоге этих сражений в руках США осталось не более 10% территории Южной Кореи, а все остальные земли были присоединены к Северной Корее и поделены между крестьянами.

Тогда США переходят к крайним мерам и 27 июня 1950 г. принимают решение начать войну в Корее при поддержке ООН. Советских и китайских представителей в тот момент в ООН не было, что уже можно считать нарушением устава ООН, но война в любом случае началась.

Уже в сентябре против Сеула было брошено более 50 тыс. американских солдат и множество военных кораблей. Так и началась Корейская война, прервавшая недолгую тишину после окончания Второй мировой войны. На стороне корейского народа выступил Советский Союз и Китай, однако сохранить объединенную Корею не получилось, и последствия этого разделения мы видим по сей день.

Известный корейский поэт Ким Сан О пишет об этой войне стихотворение «На Юг!»:

Боец-шофер машину гнал на фронт,

Он проезжал равнины и холмы,

Где были города и сёла были,

А ныне каждый клок родной земли

Пропитан щедро кровью и слезами,

И воздух трупным смрадом заражен.

 

Боец машину гнал в ночную тьму

Дорогой где вчера враги бежали.

 

Так вот они, родимые места,

Три года он сюда мечтал приехать.

«Проеду холм, на буйвола похожий,

И ручеек, что по камням струится, –

И дом родительский увижу я».

 

Но, подъезжая к своему селу,

Боец внезапно потерял дорогу.

 

Здесь вырос он,

Учился и работал.

Он знал все улицы и все дома,

Как линии на собственной ладони,

А ныне смотрит, словно чужеземец,

И не поймет – где запад, где восток.

 

Нет ни села, ни дома, ни дороги –

Лишь пустоту встречает взор его,

Да груды щебня, кирпича и камня,

И дым над ними…

Только на дороге –

Одна – регулировщица стояла

С винтовкой боевою на плече.

Подъехав к девушке, шофер спросил:

«Где Сиберли?»

И девушка сказала:

«Иди на юг!» –

И указала путь

Рукой, протянутой во мраке ночи.

 

И вдруг, взглянув, она его узнала:

«Опа!» –

«Суга!»

И обнялись они,

И плакали тихонько, и смеялись.

Шофер спросил:

«Кто жив еще?»

Сестра молчала.

И тогда шофер спросил:

«Что уцелело?»

И сестра молчала.

В последний раз ее спросил боец:

«Могилы где?»

И девушка сказала:

«Не спрашивай об этом у меня,

Иди на юг! И у американцев

Спроси и привези сюда ответ».

 

Боец еще раз поглядел вокруг,

На те места, где жил его отец,

И мать, и сестры, и жена, и сын,

И старые товарищи по школе,

И где отныне нету никого.

 

Боец завел машину в темноте.

Лица сестры уже не различал он,

Он видел лишь протянутую руку,

Ему указывающую направленье.

Приказывающую:

«Торопись на юг

И мсти врагам, терзающим Корею!»

И он как вихрь погнал свою машину,

Пронзая зоркими глазами тьму.

Сегодня, когда на первых полосах газет пестреют заголовки о нарушении Северной Кореей резолюции СБ ООН, невольно вспоминаются события 1950 г., когда США, не обращая внимание на все установленные правила и уставы, начали Корейскую войну. Для сравнения: Северная Корея, нарушая сегодня резолюции Совбеза ООН, не убивает ни одного человека, Америка же, нарушив уставы ООН в 1950 г., принесла на алтарь «демократии» более 3 млн жертв.

Та объединенная Корея, которая сформировалась после неудачной для американцев войны 1949 г., была выражением коммунистического идеала. Это Корея, не разделенная на два государства, Корея, в которой все земли были поделены между трудящимся народом, Корея, из которой были изгнаны помещики и интервенты. К сожалению, этот идеал убила «американская военная машина» и сегодняшний успех Южной Кореи является во многом результатом полной зависимости этого государства от США. Отношение к американскому ставленнику Ли Сын Ману как к герою и освободителю Южной Кореи лучше всего отражает эту зависимость.

Сергей Рыбачук

 

Запись «Торопись на юг и мсти врагам, терзающим Корею!» впервые появилась Рабкор.ру.

Левая вечеринка в Петербурге

Традиционные первомайские шествия по Невскому проспекту уже давно стали визитной карточкой северной столицы, качественно отличая город на Неве от других регионов. В этот знаменательный день практически все политические партии и движения выходят на главный проспект. Причем речь идет даже не только об организациях разной политико-идеологической идентификации, а вообще о течениях разных интересов и тематик (вегетарианцы, ЛГБТ и т. д.).

В этот раз впереди традиционно шли многолюдные колонны парламентских партий, и если у КПРФ действительно по большей части были свои люди, то с партией «Справедливая Россия» все сложнее. В реальной жизни активисты этой партии мне практически не встречались, несмотря на то, что я довольно часто посещал митинги, организованные эсерами. Не так давно во время летней предвыборной агитации мне так и не удалось повстречать ни одного члена партии, раздающего агитационный материал. Именно поэтому увидеть многочисленную колонну сторонников «Справедливой России» на первомайском шествии было довольно неожиданно.

У петербургских коммунистов в отличие от эсеров действительно много активистов, особенно молодых.

Другой вопрос, что 70% этого состава меняется каждые два-три года, но, как показывает практика, молодежная организация партии (ЛКСМ) легко восполняет утраченный актив.

Представителей иных левых организаций, присутствующих на демонстрации, можно условно разделить на две категории: 1) коммунистические партии старого типа; 2) маленькие леворадикальные группы-секты. К первым можно отнести Российскую коммунистическую рабочую партию (РКРП) и Объединенную коммунистическую партию (ОКП).

Судьба РКРП довольно трагична. Это история о том, как первая коммунистическая партия современной России превратилась в маргинальную тусовку представителей старшего поколения. Конечно, у партии есть и свой молодежный резерв в лице РКСМ(б), однако его численность явно недостаточна для пополнения целой партии. Представители ОКП шли небольшой группой. Увы, несмотря на весьма значительное количество региональных отделений, эта партия все равно остается на маргинальном уровне, хотя история с ее возникновением на волне массовых исключений из КПРФ в свое время прогремела.

Если говорить о небольших леворадикальных группах, то стоит особенно остановиться на тройке троцкистских организаций, особенно выделяющихся на фоне совсем уж мелких образований. Возникнув как первая троцкистская организация еще в СССР, Революционная рабочая партия (РРП), по старой традиции, пережила огромное число расколов, но тем не менее уцелела. В Санкт-Петербурге весь актив РРП молодежный, если не сказать детский. Представители данной партии шли в совместной колонне с другой троцкистской организацией, а именно Российским социалистическим движением (РСД). Это достаточно необычная для российских условий организация, которая скорее подошла бы для Западной Европы. РСД является классической европейской ультралевой организацией. Здесь и поддержка ряда радикально-феминистских акций и Петербургского ЛГБТ-сообщества, что, возможно, и выглядело бы органичным в европейских реалиях, но никак не в российских.

Качественно же иным примером является Питерское отделение российской секции международной троцкистской организации «Международная марксистская тенденция» (ММТ).

Несмотря на малую численность и практически полное отсутствие бюджета как такого, ММТ регулярно проводит кружки и занятия, а также участвует во всех актуальных городских событиях.

В целом петербургские левые в условиях европейской атмосферы северной столицы вполне могли бы сыграть свою роль в реальной политической жизни и не только в день давно изменившегося Первомая.

Запись Левая вечеринка в Петербурге впервые появилась Рабкор.ру.

Заметки о XIX «Ильенковских чтениях» глазами очевидца

Эвальд Васильевич Ильенков

20 и 21 апреля 2017 г. в стенах Современной гуманитарной академии (г. Москва) прошла очередная, уже XIX, международная научная конференция «Ильенковские чтения». В этот раз ее темой стало «Э. В. Ильенков и проблема человека в революционную эпоху».

Для начала несколько слов о «виновнике торжества». Э. В. Ильенков (1924 – 1979) — советский философ-марксист. Причем, марксист не по должности, а по призванию. Материалистическая диалектика была для него не только «главной темой», но и подлинным методом, мастерски применяемым в таких областях исследования, как логика «Капитала», историко-философские изыскания (античность, философия Нового времени, немецкая классическая философия и т. д.), проблема идеального, эстетика, психология и педагогика и др. Ильенков написал ряд фундаментальных работ по проблемам диалектики: «Диалектическая логика. Очерк истории и теории», «Диалектика абстрактного и конкретного в научно-теоретическом мышлении» и т. п.

Как же отрадно было узнать, что из пыльных архивов на свет божий извлекаются все новые его рукописи! В частности, на конференции представили уже второй том, не скажу «воспоминаний», но, скорее, исследований некоторых моментов раннего периода творческой биографии Ильенкова с включением прежде не издававшихся текстов самого Эвальда Васильевича. И, как обнадеживает в краткой аннотации составитель книги (дочь Ильенкова Е. Э. Иллеш), в будущем следует ожидать новых материалов. В этой связи стоит упомянуть о появлении нового сайта, посвященного биографии Ильенкова: «Эвальд Ильенков. Архив», который великолепно дополняет сайт А. Д. Майданского «Читая Ильенкова…», где размещены преимущественно философские работы Ильенкова и его школы. Также на конференции были представлены научные труды учеников и последователей Ильенкова.

Что до организационной части, то прежде всего стоит отметить, что конференция носила действительно интернациональный характер. Особенно много было представителей с Украины. И дело здесь, наверное, не только в «политике».

Я с удивлением узнал от украинских товарищей, что у них до сих пор существуют кафедры «Диалектического материализма»!

Не берусь судить о программе этих кафедр. Вполне возможно, что зачастую это старый, казенный «Диамат». Но, во всяком случае, это отличная площадка для продвижения подлинно диалектических идей. Теоретическое наследие Ильенкова, по счастью, стало достоянием не только российских, или постсоветских, марксистов, но имеет наследников и в более отдаленных уголках мира.

Были на конференции и убеленные сединами мудрецы, мэтры научно-исследовательской и педагогической сфер деятельности, некоторые из которых учились тонкостям материалистической диалектики у самого Эвальда Васильевича. Была и молодежь, не уступавшая «старикам» в стремлении познать, постичь и, главное, осуществить усвоенное на практике. Были здесь хорошо известные в широких левых, и не только левых, кругах теоретики (да и практики), предлагавшие слушателям новые разработки в поле материалистической диалектики или принципы практической организации общества для перехода на новую ступень социально-экономического развития. Были и те, кто пришел просто послушать и поучиться или, возможно, задать свой вопрос и получить на него ответ, так сказать, из первых рук.

Что же касается научной составляющей конференции, то здесь была представлена довольно широкая палитра докладов и мнений по заявленной (указанной мной выше) тематике, начиная с твердых, как кремень, сталинцев, и заканчивая более «мягкими», где-то даже либерально настроенными сторонниками Ильенкова.

Одним из камней преткновения здесь был и остается вопрос о Советском Союзе.

Что это было: подлинный, со своими внутренними противоречиями, социализм или новая, в чем-то более мягкая, а в чем-то и более жесткая, форма эксплуатации трудящихся? И если это был социализм, то существовал ли он на протяжении всего срока жизни СССР или, скорее, это была некоторая социально-экономическая форма, содержащая социалистические элементы, вроде обобществления (огосударствления, национализации и т. д.) собственности, мощных структур социальной защиты граждан и т. п., что в определенные моменты истории (десталинизация, оттепель и т. п.) давало большую надежду на возможность построения подлинного социализма, сменившуюся скепсисом и отчаянием после подавления «Пражской весны»?

Некоторые исследователи считают, что именно реакция Москвы на события в Чехословакии убедили Ильенкова в бесперспективности подлинно социалистических преобразований в СССР, из-за чего он «ушел» из политэкономии в психологию и педагогику (и от чего, на мой взгляд, эти науки только выиграли).

Затрагивались на конференции и другие темы, в которых не только осмысливался опыт прошлого, но живейшим образом обсуждалось настоящее и даже возможное (коммунистическое!) будущее. Красной нитью через многие выступления проходила мысль о необходимости большей вовлеченности теоретиков и практиков марксизма в изучение и пропаганду подлинной материалистической диалектически. Ибо, как говорил Ленин, материализм без диалектики является не сражающимся, а скорее сражаемым. Именно материалистически-диалектическое понимание действительности в наше столь непростое время способно удержать стихийно поднимающееся народное возмущение (по меньшей мере, его лидеров), с одной стороны, от левацких перегибов, а с другой, от иных, реформистских по сути, форм политической деятельности.

Разумеется, не обошлось и без менее политизированных, но не менее интересных тем чисто философской окраски. Хотя, наверное, марксизм — это та философская теория, которую труднее всего отделить от практики.

К сожалению, мне трудно полностью, во всех значимых моментах, осветить работу всей конференции, поскольку я присутствовал только на пленарных заседаниях, а также принимал участие в работе лишь одной из секций. И судя по остроте дискуссий на нашей площадке, можно предположить, что и в других секциях происходили не менее жаркие теоретические баталии. Но, как обещали организаторы, ближе к осени должно появиться печатное издание, содержащее по меньшей мере наиболее интересные доклады. Так что осталось запастись терпением, а также поблагодарить организаторов конференции за очень интересное и содержательное мероприятие, имеющее, надеюсь, не только историко-философское, но и непосредственно-практическое для марксистов значение.

Дмитриевский Евгений

Запись Заметки о XIX «Ильенковских чтениях» глазами очевидца впервые появилась Рабкор.ру.

Борис Кагарлицкий

Популярные материалы:

Лента новостей Рабкор.ру

26/05/2017 - 13:55

© Сергей Ёлкин

Фраза «Что-то пошло не так…», растерянно произнесенная тележурналистом, когда на экране перед...

26/05/2017 - 13:45

Даниэль Ортега © pravda.ru

Общеизвестно, что латиноамериканская левая пребывает сегодня в крайне сложном положении...

24/05/2017 - 13:57

Первая половина 2017 года обернулась для страны небывалыми с 2011-2012 годов протестными акциями. Петербург оказался здесь одним из...

24/05/2017 - 13:42

Статья Георгия Коларова, посвященная кризису в Венесуэле,...