Лента новостей Рабкор.ру | Борис Кагарлицкий
23.06.2018
Добавить в избранное Лента новостей Напишите нам

Лента новостей Рабкор.ру

Джейми Хорсли. Компартия Китая: еще больше прозрачности ?

В условиях ужесточения контроля над информационными потоками, Коммунистическая партия Китая (КПК) впервые приняла правила, требующие большей прозрачности. «Положения КПК относительно открытости (для проведения судебных разбирательств)», принятые в декабре 2017 года, призваны улучшить руководящую способность КПК и способствовать «осуществлению ее власти под солнцем». Положения требуют от ЦК КПК, как и от других партийных организаций на всех уровнях, включая орган по борьбе с коррупцией, который возглавил широкомасштабную кампанию, – раскрывать определенную информацию перед другими членам партии и, в ряде случаев, перед широкой общественностью.

«Правила открытой партии» институционализируют призыв КПК к большей прозрачности политики партии, что было подтверждено в выступлении Генерального секретаря Си Цзиньпина на 19-м Съезде партии в октябре 2017 года. Кроме того, чтобы дать возможность членам партии лучше понимать свои задачи и принимать больше участия в партийных делах. Усиление прозрачности рассматривается как средство более эффективного продвижения этой политики КПК. В основном эти правила кодифицируют существующую практику и, таким образом, не могут пролить больше света в «черный ящик» на высшем уровне руководства, где принимаются политические и экономические решения. Тем не менее, правила налагают основные обязательства по раскрытию информации на партийные организации и членов партии, работающих в КПК и государственных органах, на предприятиях, в университетах, в общественных организациях и в армейских структурах.

КПК продвигала инициативы по обеспечению прозрачности в течение почти трех десятилетий, начиная с «открытых деревенских дел», а затем «открытых государственных дел». В 2007 году был принят Регламент Государственного совета «Об открытой правительственной информации», требующий раскрытия правительственных документов как по запросу, так и проактивно (добровольно). Верховный народный суд Китая, в свою очередь, выдвинул концепцию «открытых судебных дел», что привело к увеличению числа открытых судебных процессов, и, как следствие – к созданию крупнейшей в мире базы данных судебной информации, которая теперь включает более 42 миллионов доступных для поиска судебных решений. Аналогичным образом, высший законодательный орган страны, Всекитайское собрание народных представителей, принял инициативу «открытых дверей законодательства», которая требует публикации законопроектов для комментариев широкой публики, а также привлечения внешних экспертов к разработке и рассмотрению предлагаемых законов.

Бывший Генеральный секретарь Ху Цзиньтао официально представил концепцию «открытости партийных дел» в 2004 году в качестве компонента демократического централизма и внутрипартийной демократии. При пересмотре Устава КПК в 2007 году было добавлено требование об обеспечении прозрачности партийных организаций на всех уровнях; примерно в июле 2009 года при КПК была создана центральная группа по обеспечению открытости. В 2010-м Центральный комитет выпустил распоряжение об обеспечении прозрачности деятельности первичных партийных организаций. Впоследствии, инструкции и документы партийных организаций на местном уровне также содержали в себе призывы к соблюдению принципов партийной открытости; членам партии, как, впрочем, и простым гражданам, были предоставлены права знать, участвовать и контролировать партийные дела. Новые «Правила открытости» также содержат пункты, требующие соблюдения процедур раскрытия информации. Следующий набор внутрипартийных инструкций также требует раскрытия определенной информации и деятельности, а именно: открытый отбор кадров, результаты проверки кадровой дисциплины и кадровая отчетность. Партийные дисциплинарные правила угрожают наказанием членам партии и их начальникам за сокрытие информации о состоянии дел в партии, государственных органах, на производстве и в сфере сельского хозяйства.

Правила «открытой партии» являются частью системы внутрипартийного регулирования КПК, которая наряду с различными инструкциями и устоявшимся набором практик регулирует поведение партийных организаций и членов партии как «закон в рамках КПК». Устав КПК, называемый также Конституцией КПК, считается самым фундаментальным внутрипартийным регулированием. В рамках реализации своей инициативы по управлению партией с опорой на законность, Си Цзиньпин стремится повысить партийную дисциплину за счет укрепления внутрипартийных правил, подчеркивая при этом, что действия КПК и внутрипартийные правила сами должны соответствовать Конституции и законам, точно также, как и Конституции КПК.

В широком смысле «открытые партийные дела» относятся к раскрытию внутри КПК – или для широкой общественности – информации о деятельности партийного руководства и работе по партийному строительству. В частности, партийные организации должны отчитываться о результативности своих действий в сфере партийного строительства, государственного управления в целом и реализации общей партийной линии, о достижении целей экономического и социального развития на местах. Однако, есть и исключения из политики открытости, которые не имеют точных определений – факты, которые могут составлять государственную тайну или так называемый «секрет партии». Кроме того, некоторые положения запрещают раскрывать внутреннюю информацию, разглашение которой может создать угрозу политической, экономической, военной, культурной, социальной или национальной безопасности или безопасности отдельных людей.

Иерархия правил раскрытия информации членам партии или широкой общественности зависит от степени релевантности конкретной аудитории. Информацию о роли партии в области экономического и социального развития, а также о роли в организации общественной жизни должна быть открыта для публичного доступа. Основные вопросы партийного строительства, обязанности и права членов партии и другие требования к соблюдению внутренних инструкций должны быть раскрыты внутри партии и доведены до каждого из членов. Однако внутренние распоряжения, относящиеся к конкретному региону, отделу или подразделению, или к какой-либо конкретной организации или лицу, должны быть раскрыты только этой группе или только этому лицу. Далее в новых положениях указываются вопросы, которые подлежат раскрытию партийными организациями и связанных с ними органах на центральном, местном и первичном уровнях. Центральные партийные организации должны публиковать информацию о линии и принципах политики КПК, решения и планы КПК касательно государственного управления, выступления и инструкции генерального секретаря, календарь важных встреч и мероприятий, назначения и отставки должностных лиц Центральным комитетом. Местные партийные организации несут ответственность за публикацию планов местного экономического и социального развития, крупных реформ и реагирования на серьезные чрезвычайные ситуации, информации о крупных конференциях, мероприятиях, официальных встречах, а также об изменениях в их юрисдикции. Первичные партийные организации сталкиваются с более подробными требованиями, аналогичными тем, что содержатся в распоряжениях 2010-го года. Помимо информации об их изучении и выполнении решений ЦК, они должны предоставлять информацию о своих планах работы и выполнении ключевых задач, о политическом и идеологическом образовании, о том, как они служат партии и народу, о сроках выборов, развитии компетентности членов партии, о демократической  оценке результатов их деятельности, сборе и распределении членских взносов, о применении внутренних дисциплинарных мер.

Также в правилах открытости предусмотрены обязательства Центральной дисциплинарной комиссии (ЦДК), которая контролирует дисциплину членов партии и является институциональным агентом в борьбе с коррупцией, затеянной Си Цзиньпином. Дисциплинарная комиссия должна публиковать информацию о расследованиях «нездоровых тенденций» и о выявлении коррупционных методов, нарушающих положения КПК о борьбе с взяточничеством, о случаях серьезных нарушений дисциплины как рядовыми членами партии, так и руководящими кадрами, об их рассмотрении и последующем исключении из партии в случае выявления таковых нарушений, отчеты о привлечении партийцев к ответственности за серьезное неисполнение обязанностей и неправомерные действия. Комиссия уже публикует всю эту информацию, по крайней мере, на выборочной основе. Несмотря на то, что фактические расследования ведутся в режиме секретности, в том числе посредством сильно критикуемой системы содержания под стражей, Комиссия начала выпускать свои предписания, процедуры, результаты и статистику.

Примечательно, однако, что новые правила не затрагивают чувствительную проблему раскрытия информации о личных активах партийных кадров. С 1995 года информация о личном состоянии или имуществе и другие вопросы, связанные с кадрами и их семьями, должны ежегодно сообщаться в Дисциплинарную комиссию, и в ответ на давление со стороны общественности партия периодически экспериментировала с обнародованием определенной финансовой информации о вновь назначенных или переведенных должностных лицах более низкого уровня. Однако, на сегодняшний день эти эксперименты не были институционализированы.

Требования к прозрачности могут стать еще более важными в ближайшем будущем. Предлагаемые реформы системы надзора заменят «дублера» Дисциплинарной комиссии, Министерство по надзору за государственным советом; новая структура – Национальная комиссия по надзору, разделит обязанности и слежение за соблюдением процедур с ЦДК. В настоящее время орган надзора за госсоветом расследует и рекомендует дисциплинарные меры против непартийных гражданских служащих. ЦДК и контроль госсовета объединились в 1993 году и делят служебные помещения, персонал и организационную структуру, а также веб-сайт; китайцы называют их «одним учреждением с двумя табличками». Тем не менее, контролирующее Госсовет министерство рассматривается как административное агентство, которое, как правило, подчиняется Правилам информационной открытости органов правительства, в соответствии с которыми публикует краткий ежегодный отчет и бюджет. Их совместный веб-сайт включает в себя каталог информации, в соответствии с требованиями Правил информационной открытости, перечень и связь с организационной структурой, рабочими процедурами и материалами собрания.

Новая Комиссия по надзору, которая объединит функции нынешнего «Мингоссовнадзора», Национального бюро по предотвращению коррупции и соответствующих департаментов Высшей народной прокуратуры с ЦДК, получит расширенную юрисдикцию над всеми государственными кадрами, которые осуществляют государственную власть, включая членов партии. Эта комиссия будет номинально отчитываться перед ВСНП, но она будет выполнять двойные функции контроля и надзора за дисциплиной и должна руководствоваться, рабочими процедурами ЦДК. Поскольку эта комиссия, как сообщается, будет не административным органом, а скорее политическим органом, она не будет подчиняться Правилам информационной открытости или другим административным предписаниям. ВСНП опубликовал для общественного обсуждения первый проект закона, который будет учреждать комиссию, предусматривающий, что комиссия должна публично раскрывать решение о возбуждении дела и расследовании дела и, в более общем плане, информацию о его надзорной работе «в соответствии с законом». Хотя «Правила открытой партии» могут применяться, по крайней мере, к функциям ЦДК в составе новой Комиссии по надзору, неясно, будут ли налагаться на работу комиссии некие особые обязательства по раскрытию информации.

В новых правилах также прописан набор методов раскрытия партийной информации, в том числе посредством совещаний, отчетов, веб-сайтов, пресс-конференций и новостных изданий, причем приоритет отдается партийным СМИ. Партийным комитетам и их рабочим органам, в том числе органам ЦДК, предлагается устанавливать так называемые «системы пресс-секретаря», которые КПК впервые начала внедрять в 2010 году. КПК создала свой собственный веб-сайт, где публикуются выступления лидеров, новости и многие (хотя и не все) внутрипартийные правила. Некоторые организации, такие как ЦДК и Центральный департамент Центрального комитета, которые недавно начали публиковать ежегодные статистические отчеты, держат специализированные веб-сайты. В открытых партийных правилах, помимо прочих уже упомянутых, содержится призыв к партийным организациям готовить и раскрывать каталоги с информацией, имеющей отношение к деятельности – как внутри КПК, так и для общественности, – «в соответствии с положениями».

Партийные пропагандистские органы преподнесли свод Правил «открытой партии» в качестве «большой меры, отражающей усиление уверенности Центрального Комитета в обеспечении большей прозрачности для себя, а также организаций более низкого уровня». Тем не менее, новые правила были изданы на пробной основе, несмотря на имеющийся опыт в рамках «Распоряжений» 2010 года и других практик, связанных с прозрачностью. Правила «открытой партии» не устанавливают канал для запроса информации, которая не была своевременно раскрыта. Они также не предусматривают каких-либо каналов подачи запросов на раскрытие информации «на упреждение». Вместо этого, основной формой раскрытия информации станут ежегодные отчеты; они будут включать в себя результаты работы по оценке эффективности организаций нижнего уровня и результативности их основных сотрудников, а также общий контроль партийной дисциплины.

Несмотря на некоторую ограниченность, принятие свода «Правил открытости» институционализирует проект контроля прозрачности и укрепляет «клетку правил», в которую пообещал поставить власть председатель Си. Также это сигнализирует о продолжающейся, хотя и осторожной поддержке самой партией механизмов контроля прозрачности для модернизации китайской системы управления.

 

Источник: https://thediplomat.com/2018/02/the-chinese-communist-partys-experiment-with-transparency

 

Перевод : Илья Гетман

Запись Джейми Хорсли. Компартия Китая: еще больше прозрачности ? впервые появилась Рабкор.ру.

Постпутин и кризис государства

Фото: inosmi.ru

Недавнее восшествие на президентский пост В. В. Путина и формирование «нового» правительства дают хороший повод задуматься о перспективах путинского правления.

Специфика путинского периода определялась тремя противоречиями, каждое из которых несло с собой и некоторый созидательный потенциал, и разрушительную силу.

Первое противоречие – необходимость сохранять богатства олигархии и при этом не допускать дальнейшей деградации государства. Изначально процесс обогащения олигархов шёл за счёт государства и имел для него катастрофически разрушительные последствия но, вместе с тем, сформировавшийся олигархический капитал уже не был заинтересован в окончательном разрушении государства. Более того, государство было необходимо олигархическому режиму как средство сохранения захваченных позиций и дальнейшего обогащения. После того, как основа состояния была заложена, олигархи уж могли немного умерить свои притязания и даже поступиться частью сверх прибыли ради установления и сохранения стабильности.

Государственная машина, став объектом олигархического паразитизма на всех уровнях, в значительной мере теряла свою эффективность. Вред от олигархии состоял не только в том, что она присваивала государственную собственность и доходы. Сам факт существования олигархов был дурным примером, побуждавшим государственный аппарат к дальнейшему, еще более глубокому разложению. Ведь если олигархам было совсем недавно можно обогащаться за счет государства, то почему новое поколение чиновников, не успевшее к предыдущей большой раздаче собственности, не могло создать из себя новое поколение олигархов? И последнее, по скорости воздействия, но не по важности. Олигархический строй изначально был непригоден к сколь-нибудь сложной экономической деятельности, а, следовательно, господство олигархии подрывало экономическую базу существования государства. Но в то же время ликвидация олигархического капитализма не могла пройти без политических потрясений, пережить которые ослабленное, истощённое государство было не в состоянии.

Противоречивое соединение неспособности олигархов продолжать свою деятельность в условиях гибнущего государства и невозможности для государственной машины устранить олигархию без смертельного удара по самой себе стало определяющим фактором политики эпохи В. В. Путина. До определённого момента этот фактор приносил ей успех, в том числе благодаря благоприятным внешнеэкономическим условиям. Путинский режим действительно смог восстановить относительную управляемость госаппарата, заморозить центробежные тенденции в регионах, обеспечить достойной зарплатой силовиков и чиновников, повысить боеспособность армии и даже выделить некоторые средства на социальные программы. При этом интересы олигархии не были существенно задеты, более того, она смогла получить свою долю от увеличившегося пирога государственного бюджета. Удалось достичь баланса между старой ельцинской олигархией и новыми олигархами, связанными уже с высшим чиновничеством эпохи Путина.

Конечно, такого рода баланс не мог быть долговечным уже просто в силу того, что неизбежно будет происходить обновление состава высшего чиновничества, которому потребуется найти новые куски пирога, не затрагивая при этом предыдущих бенефициаров. Поэтому масштабы коррупции (если вообще понятие коррупция можно отнести к этим процессам, которые представляют собой соблюдение негласного общественного договора) неизбежно должны были возрастать, разрушая работу государственного механизма. Уже само по себе это обрекало путинскую систему на загнивание. Но в то же время олигархическая система управления экономикой продолжала вести её по пути сырьевой ориентации и примитивизации. Происхождение российской бизнес-элиты наложило на неё несмываемый отпечаток, препятствующий занятиям сложными видами деятельности. Даже с типично компрадорскими задачами добычи сырья и организации розничной торговли она не в состоянии справиться без привлечения внешней интеллектуальной помощи. Что уж говорить о чем-то более сложном… Даже без внешнего воздействия проводимая политика государственно-олигархического компромисса неизбежно должна была прийти к ситуации, когда размеры пирога начнут сокращаться. Внешний удар только ускорил наступление этого момента.

Второе ключевое противоречие эпохи Путина – желание любой ценой встроиться в процесс экономической глобализации и, с другой стороны, стремление проводить независимую внешнюю политику. Глобализация как таковая безусловно не была процессом, от которого можно было остаться в стороне. Но интегрироваться в этот процесс можно было по-разному. Глобализация может нести как позитивные, так и негативные последствия. Этот очевидный факт странным образом ускользал от руководства Российской Федерации. Странность эту можно, конечно, объяснять наивностью или индоктринированностью либеральной идеологией (что, возможно, почти синонимы). Но не стоит упускать из внимания и другое. Чтобы осуществлять разумную интеграцию в процесс глобализации, необходимо иметь свою стратегию развития, но формирование такой стратегии блокировались олигархическо-государственным компромиссом. Если же вся стратегия сводится к тому, чтобы выйти на мировой рынок в качестве поставщиков сырья, то даже в этом случае неизбежно останутся какие-то сферы деятельности, сбросить которые будет невозможно. Курс на сохранение независимой внешней политики значительно расширял этот список, и по многим позициям требовал не только сохранения, но и развития. Отказаться от курса на независимость внешней политики путинское государство не могло уже хотя бы потому, что должно было защищать интересы сформировавшегося российского олигархического капитала.

Таким образом, не будучи способным выработать и воплотить в жизнь разумную стратегию развития экономики, путинское государство было обречено идти по пути интеграции экономики в глобальные процессы во всех областях, кроме добычи сырья, а по мере деградации экономики и в добыче сырья тоже. Поэтому начав с вытеснения из проекта Сахалин-2 кампании «Shell» под предлогом защиты сахалинских бобров, путинское государство вынуждено было допустить иностранные кампании в нефтедобычу во много больших масштабах. Альтернативы безудержной интеграции не было в том числе и потому, что иначе было непонятно, что делать с несырьевым сектором экономики. Например, с энергетическим машиностроением. Олигархическими приемами такой отраслью управлять невозможно, можно только уничтожить. Путинское государство не желает брать на себя управление, да и, вероятно, не способно этого эффективно сделать из-за падения качества управления и разложения госаппарата. Поэтому «Силовые машины» попадают под контроль «Siemens». С военной промышленностью так поступить все же не решаются, хотя и там попытались перейти к военно-технической интеграции с зарубежной промышленностью, например, заказав во Франции вертолётоносцы типа Mistral (а было ещё сотрудничество с французами в области тепловизоров, с израильтянами – беспилотников и др.).

Некоторое время такая стратегия казалась успешной. Не мешая олигархами наращивать капитал, а чиновникам превращаться в олигархов, путинское государство, казалось, смогло обеспечить функционирование ключевых отраслей и даже добиться иллюзии некоего локального развития. Иностранный капитал начал (пусть и точечно) вкладываться в российские промышленные предприятия. На заводах военной промышленности появилось новое оборудование, началось перевооружение армии. В этот период парадоксальным образом интеграция в глобальную экономику не препятствовала, а способствовала независимой внешней политике. Но этот успех оказался недолговечным и иллюзорными. Международная обстановка изменилась, и проекты военно-технического сотрудничества рухнули. Допущенные в Россию иностранные компании превращаются в орудие антироссийские санкций. Крупнейший оператор железнодорожных перевозок России «Первая грузовая компания» отказался закупать вагоны у Уральского вагоностроительного завода, попавшего в санкционный список (тем самым косвенно наносится удар по танковому производству, которое, по некоторым данным, является убыточным и финансируется за счет прибыли от вагонов). Причина в том, что ПГК входит в международную транспортную группу «Universal Cargo Logistics Holding». Если когда-то казалось, что приход в Россию «Siemens» приведёт к модернизации энергетического машиностроения на основе новых технологий, то теперь непонятно, есть ли у России собственное энергетическое машиностроение вообще. Да, закупленное у западных поставщиков оборудование обладает высокой производительностью и точностью работы, но оно посылает своим изготовителям информацию о том, что на нем производится. Если его отключить от связи, то в лучшем случае производитель откажется от техобслуживания, и где тогда брать запчасти, если станок выйдет из строя? И что будет, если однажды по этим каналам связи станку просто прикажут остановить работу?

Третье противоречие путинской политики состоит в желании соединить патриотическую пропаганду и культурную интеграцию в западный мир. Конечно, путинское поколение, будучи свидетелями краха Советского Союза, имевшего в числе прочих и мощные культурные предпосылки, не могло не понимать силу западной массовой культуры. Эту силу они в полной мере испытали на себе, и опыт первого взаимодействия с ней нанес на их сознание несмываемый (и отчасти травматический) отпечаток. При этом у путинской элиты сложилось впечатление, что они способны использовать арсенал западной массовой культуры в целях укрепления собственного государства. В конце концов, они подверглись её воздействию и остались патриотами (во всяком случае в собственных глазах). Советский Союз отгораживался от всего мира и пал. Путинское государство не предполагало идти по этому пути. Это не только противоречило желаниям элиты, которая напротив, стремилась интегрировать себя и свои семьи в западный мир, но и само по себе не являлось решением проблемы создания нового российского патриотизма вместо советского.

Вместе с тем, и отказаться от патриотизма путинское государство не могло. В конце концов, опыт девяностых годов показывал, что это просто непрактично. Отбросив патриотическую риторику, власть отдала её в руки оппозиции, тем самым создавая дополнительный фактор дестабилизации политической системы. Возвращение к патриотизму, тем более в новой яркой обёртке, позволило вернуть власти симпатию значительной части населения и сократить поддержку лево-патриотической оппозиции.

Культурное движение на Запад происходило в разных формах. Масс-медиа вполне успешно заимствовали западные приёмы. В сфере киноискусства синтез оказался не столь удачен, все-таки тут нужен ещё и талант. Печально, что путинские власти ту же политическую линию стали проводить в области науки и образования. Внедрение Болонской системы, имевшее определённую внутреннюю логику в рамках Европейского Союза, вносило только дезорганизацию в образовательную систему и рынок труда Российской Федерации. На первый взгляд удачной была идея использовать как инструмент интеграционной политики спорт. Таким старым испытанным средством можно было и создать благоприятный образ России для внешнего наблюдателя, и пробудить патриотичный и, что важно, одновременно совершенно аполитичный подъём у населения. Наука, которую путинская элита воспринимает, судя по политике в её отношении, специфической разновидностью спорта (только менее популярной), с самого начала получила от путинской политики только негативные плоды. Как бы ни примучивало государство российских учёных, заставляя их обзавестись индексом Хирша повыше, но все равно в англоязычных научных журналах их почти не цитируют. Кстати, советских учёных цитировали когда-то довольно обильно, хотя никаких требований к индексу Хирша им никогда не предъявляли.

Но дальше произошло нечто неожиданное: западный мир сам стал отталкивать от себя Россию. Особенно неприятна для Путина серия унижений, которым подвергли российских спортсменов, независимо от того, насколько справедливы были обвинения в употреблении допинга. Кажется, это первый случай того, как спорт из средства сближения народов был превращен в средство культивирования вражды. Даже за нынешнюю священную корову Запада – уважение к правам инвалидов, не удаётся спрятаться. Ни на параолимпийцев, ни на певицу в инвалидной коляске эти права, оказывается, не распространяются, если принято политическое решение удалить Россию из европейской культурной жизни.

С наукой тоже плохо получилось. С таким трудом путинская власть продавила реформы, ставящие российских учёных в зависимость от англоязычных научных журналов и, следовательно, западного научного сообщества, и вот теперь оказывается, что Запад враждебен, а от учёных хотят патриотизма и работы на государственные интересы. Между тем, сформировалась довольно большая группа учёных, для которых приоритетная ориентация на западную науку так же естественна, как восход и заход солнца. И беда даже не в том, что эта группа есть, а в том, что никакой альтернативной группы нет. Поэтому надежды на то, что российская наука поможет преодолевать техническое отставание в условиях санкций, беспочвенны.

Наконец, нельзя не отметить определённую исчерпанность ресурса российского патриотизма, причём даже в его ядре – культе Победы. Утверждать это уверенно пока сложно, но, возможно, общественные настроения в России подобно маятнику, достигнув высшей точки, начинают движение в противоположную сторону. Уже набившие оскомину истории про “девочек-дизайнеров”, случайно поместивших на открытку вместо фотографии советского солдата фотографию немецкого, вместо Т-34 –  Тигр, вместо автомата Калашникова  – Штурмгевер-43 и т.д, возможно, говорят не о некомпетентности, а о внутреннем протесте, который пока (пока!) не находит открытого выражения.

Таким образом, путинская политика порождалась сочетанием группы противоречий, синтез которых породил успехи первого периода его правления. Но в дальнейшем позитивный потенциал, заложенный в этих противоречиях, был исчерпан. Можно ли в связи с вышеизложенным считать, что в настоящий момент наступила эпоха кризиса путинской политики? Как ни странно, нет. Кризис предполагает некую динамику, внутреннюю борьбу. Эта борьба тоже может носить некоторый созидательный характер. Кризис это в том числе и возможность поиска новых выходов из имеющихся противоречий. Проблема в том, что этот кризис Россия уже пережила, он составил основное политическое содержание предыдущего срока правления Путина. Сейчас этот кризис так же исчерпал себя, как ранее исчерпал себя синтез противоречий его политики. Что если мы живём сейчас не в эпоху кризиса путинского режима, а в начале его посткризиса? Ситуации, когда кризис завершился, но никакого нового пути не было выявлено, и все осталось без изменений.

То, что российская элита вновь выдвинула вперёд Путина, показывает, что у неё нет нового ответа на старые вопросы, только та же старая политика балансирования на рассмотренных выше противоречиях. Ничего, кроме нее, Путин предложить не может. Если бы он был способен найти выход из этих противоречий, он бы уже продемонстрировал эту способность. И если ранее обстановка позволяла ему балансировать на этих противоречиях даже с некоторым блеском, то теперь никакого блеска не предвидится. «Новый» состав правительства показывает, что и правительство собирают не для того, чтобы что-то менять, а для того, чтобы все оставалось по-прежнему.

В таком случае что может делать Путин, используя старые противоречия в новых условиях? Если раньше он, опираясь на них, делал шаги вперёд и вверх, в сторону развития, то теперь ему остаются шаги назад и вниз. Пример такого шага: показать мультипликационный ролик о новом супероружии, после принять решение о сокращении военных расходов. Объяснить сокращение тем, что перевооружение армии завершено (перевооружение армии нельзя завершить, его можно только прекратить), и тем, что необходимо направить деньги на социальные расходы. Рискну предположить, что и до медицины и образования деньги не дойдут, разве что небольшая часть осядет в карманах отвечающих за эту сферу чиновников. Потому что эти деньги скоро понадобятся например, для покрытия убытков строительного бизнеса, который в прошлом сильно вложился в производственные мощности под влиянием обещаний масштабных инфраструктурных проектов (которые так и не осуществили). Поэтому расходы на образование и здравоохранение сократят ещё ниже, чем было раньше, но во имя благого дела – улучшения жилищных условий населения. Правда, очень скоро деньги понадобятся где-то ещё, и их у стройкомплекса заберут, до того, как реально будет что-то построено. А потом заберут и оттуда, куда их направили, причём в большем размере, чем когда-то дали. И так до… собственно, до чего? Куда ведёт этот процесс?

Как известно, принципы диалектики предполагают, что в процессе развития противоречия могут быть сняты. Видимо, некое подобие диалектического снятия может произойти и в том случае, если процесс развития идёт с отрицательным знаком (деградация это в конечном счёте тоже своего рода развитие). Не приведёт ли описанный выше путь к своеобразному снятию рассмотренных ранее противоречий, причём вместе с субъектами этих противоречий. Не приведёт ли посткризис к тому, что будет снята и необходимость культурной интеграции с западным миром (поскольку нечего будет интегрировать), и необходимость патриотической пропаганды, и потребность в самостоятельной внешней политике, и потребность в интеграции в мировую экономику, и нужда учитывать интересы олигархов, и нужда защищать интересы государства.

 

Запись Постпутин и кризис государства впервые появилась Рабкор.ру.

Почему война Китая с загрязнением хороша для металлургии

Китай объявил и осуществил сокращение производства алюминия в 2017 году в результате мер по борьбе с загрязнением, что привело к глобальному всплеску цен на металл. Готовы ли производители из других стран воспользоваться столь выгодной ситуацией, созданной Китаем?

 

Ограничения, сокращения

Китайское правительство наложило ряд ограничений на строительство и промышленность после того, как в начале года был сделан ряд обещаний в рамках борьбы со смогом. Сокращения объемов производства и выбросов проходят в рамках долгосрочной правительственной программы «голубых небес», и также подразумевают множество реформ со стороны предложения в сырьевом секторе. Алюминиевые заводы и глиноземные заводы в 28 северных городах и их близлежащих окрестностях должны будут сократить выпуск продукции на 30%. Наблюдатели ожидают дальнейшего внедрения законодательных мер, когда показатели загрязнения воздуха ухудшатся. В ноябре Пекин выпустил предупреждение об «оранжевом» уровне загрязнения, когда концентрация частиц размером 2,5 микрометра достигла 158 микрограммов на кубический метр, или, проще говоря более чем в 10 раз превысила рекомендуемый предел. В 2013 году, аналогичные уровни смога спровоцировали национальное движение протеста и в итоге подтолкнули правительство к разработке плана по борьбе с загрязнением воздуха. Этот план уже имел некоторый успех: с января по ноябрь в 338 городах Китая индекс загрязнения сократился в среднем на 20,4% по сравнению с 2013 годом.

 

Но Китаю будет необходимо сдерживать рост загрязнения и в дальнейшем, чтобы достичь ключевых показателей чистоты воздуха. Британская CRU Consulting оценивает объем сокращений выпуска алюминия примерно в 2 миллиона тонн первичной алюминиевой емкости этой зимой. В течение следующих двух кварталов это потребует почти сокращения производства почти на 840 000 тонн. Китайское правительство также приняло меры по пресечению деятельности нелицензированных алюминиевых заводов. По данным Citigroup, власти закрыли почти 15% (со способностью к выпуску в 4 млн тонн) по всей стране.

 

Уголь на Рождество

Всего лишь 8 лет назад Китай осуждал борьбу с изменением климата, воспринимая борьбу с загрязнением как часть широкого западного сговора с целью остановить экономический рост. Чтобы понять мотивы сегодняшней кампании, важно вспомнить, как китайские фирмы производят свой алюминий.

 

Выплавка является энергоемкой, поскольку подавляющее большинство плавильных заводов полагаются на электроэнергию, вырабатываемую угольными электростанциями. В самом начале угольное топливо было наименее затратным для роста производительности в отрасли, но в результате смещения приоритетов правительства традиционное топливо рискует потерять былую востребованность. Десять лет назад темпы промышленной экспансии били рекорды. В настоящее время Пекин больше заботится об ужесточении экологических стандартов и ежегодно инвестирует более $100 млрд в возобновляемые источники энергии. На долю экологически чистых источников энергии в настоящее время приходится около четверти энергетического баланса Китая.

 

Кроме того, конкуренция выявила валовую неэффективность угля по мере перехода на низкоуглеродные источники энергии. Например, «Русал» – крупнейший в мире производитель алюминия за пределами Китая – производит большую часть своего алюминия, используя электроэнергию с пяти огромных сибирских гидроэлектростанций. И другие фирмы, производящие низкоуглеродистый алюминий (например, норвежская Norsk Hydro или Alcoa в США), рассчитывают на растущую готовность клиентов платить дороже за более качественный металл.

 

Зимние сокращения в Пекине – это благо для иностранных производителей, которые уже извлекают выгоду на волне растущего спроса на «зеленый» алюминий среди производителей. Неудивительно, что эти производители в восторге от китайской программы «голубых небес» – ожидается, что они и дальше будут реагировать на снижение избыточных мощностей, наращивая свою долю за счет выбывающих китайских.

Аналитики опасаются, что такие шаги могут привести к дополнительным антидемпинговым мерам, квотам или тарифам в отношении всех иностранных производителям, таким как Rio Tinto или тот же «Русал» (два из крупнейших экспортеров алюминия в США). Это не только повысит цены и оживит отрасль, но также может спровоцировать ответную торговую войну.

 

Потребность в однозначности

Для инсайдеров металлургической промышленности некоторые вопросы остаются открытыми. Во-первых, даже когда Пекин борется с незаконными производителями, непонятно, сколько из них запустит свои заводы сразу после того, как правительственные инспекторы уйдут. Во-вторых, хотя Китай теперь явно серьезно относится к сдерживанию загрязнения, будущие ограничения производства будут в значительной степени зависеть от продолжительности программы «голубых небес». Но в любом случае, одно можно сказать точно: война Китая с загрязнением – как и торговая война со стороны США – только начинается. Дальнейшие крупные сдвиги в алюминиевой промышленности, вероятно, вскоре последуют. И тем не менее, сокращение производства не изменило того факта, что Китай был и останется крупнейшим в мире производителем алюминия в обозримом будущем. Остальная часть мира по праву будет по-прежнему смотреть в сторону Китая в ожидании стабилизирующих (или дестабилизирующих) рыночных мер.

 

Автор: Николас Леонг

Источник: https://globalriskinsights.com/2017/12/china-metals-industry-pollution/

 

Перевод: Илья Гетман

Запись Почему война Китая с загрязнением хороша для металлургии впервые появилась Рабкор.ру.

Удальцов в Екатеринбурге

Фото: leftfront.org

2 июня Сергей Удальцов провёл встречу со своими сторонниками на Урале. На встречу собралось около ста человек, в основном из КПРФ, свезённые со всей Свердловской области (Горный Щит, Сысерть, Нижний Тагил, Верхние Серьги). Это пассионарии пенсионного и глубоко пенсионного возраста, которые ни во что не ставят ни региональное, ни центральное руководство партии. Молодёжка КПРФ – ЛКСМ мероприятие проигнорировала. Даже первый секретарь Свердловского обкома КПРФ Александр Ивачёв не явился, так как имел обстоятельную беседу с Удальцовым до встречи с «массами».

Собравшиеся донимали Сергея странными репликами про опасность заговора жидо-рептилойдов, про то, что нужно срочно вооружать народ, про необходимость переноса столицы в Новосибирск, чтобы увеличить время подлёта вражьих ракет, хвалили Путина за бескровное присоединение Крыма и уверенную внешнюю политику. Даже с такой публикой Удальцову удавалось находить общий язык, при этом не кривя душой, оставаясь честным перед самим собой, защищать свои позиции.

Сергей Удальцов прогнозировал рост социальной напряженности, обострение внутриэлитных конфликтов, эскалацию давления Запада и, как результат, закат эпохи Путина. Обострение ситуации и рост протестных настроений, по его прогнозам, может наступить ещё до конца 2018 года. В связи с этим Удальцов заявил, что не вся оппозиция «одинаково полезна». Он призвал научиться различать популистов и открытых врагов (Касьянов, Каспаров, Ходорковский), которые выступают лишь за изгнание из власти отдельных персонажей, и «реальную оппозицию», которая ставит своей целью изменения на структурном уровне.

«Из 77% голосовавших за Путина многие голосовали реально, не будем кривить душой. Но это было голосованием через «не могу». Люди шли, запуганные пропагандой, что если не Путин, то майдан, кровь, инопланетяне прилетят и нас всех оккупируют. А теперь у тех людей, которые голосовали за Путина, чудовищное раздвоение сознания, на грани шизофрении. С одной стороны — пафосные обещания, новые майские указы, у всех будут расти зарплаты, все будем жить по 90 лет. А с другой стороны — Медведев в правительстве, та же самая банда, а Кудрин, этот «светоч разума», в Счетной палате будет их темные дела контролировать», — возмутился он.

Удальцов подчеркнул, что проблема не столько в лживых обещаниях власти, сколько в желании большей части народа обмануть самих себя, в третий раз обмануться в Путине. Это вылилось во влажные мечты, что Путин-де полевеет и начнёт проводить истинно патриотическую линию. Это и стало основным фактором безоговорочной победы. К тому же, лидеры КПРФ даже не продемонстрировали желания усомниться в истинности столь конформистской реакции народа, ограничившись сбриванием усов.

Сергей Удальцов также отметил, что противоречия внутри господствующего класса могут нарастать. «Через два-три года «путинская ОПГ» начнет искать преемника действующему президенту. Так как пахан скоро будет уходить на покой, противоречия обострятся неизбежно. Эта ОПГ — это же не однородная масса, они друг друга ненавидят, каждый готов любого загрызть, задушить, чтобы самому дорваться к лакомому кусочку. Там будут такие разборки, что мало не покажется никому. Это влечет за собой шансы для оппозиции», — предположил он.

В течение пяти лет структуры КПРФ плодили всевозможные объединения типа «Русского лада» и «Детей войны». Главное, что требовалось зюгановцам – на волне справедливых (но очевидно невыполнимых) требований обеспечить все свои беззубо-торжественные мероприятия должным количеством «пехоты». Сейчас, когда внутри этих объединений поддерживать уровень лояльности к высшему и любому другому руководству партии становится всё труднее, КПРФ приняло решение «слить» проблемный актив новой «дочке», в роли которой выступает сейчас ЛФ.

Явление это характерно не только для Свердловской области. Резкое «старение» рядов ЛФ наблюдается и в Москве. Сам Удальцов назвал КПРФ ближайшим союзником Левого фронта, неоднократно говорил о необходимости сотрудничества с партией Зюганова. В частности, о необходимости создания «новой левой коалиции», в числе лидеров которой он видит и Юрия Афонина, и Павла Грудинина. Трагически не совпадает Сергей Удальцов со своей новой паствой. Впрочем, выбора у него нет: сам себя ЛФ с колен не поднимет. То, что ЛФ запылесосит этот пенсионный сор – это проблема ЛФ, а не КПРФ. КПРФ же очищается до совершенных, идеальных карьеристов. Получается такой процесс кристаллизации в среде левых консерваторов: одни будут флагами махать, другие – рубить бюджетное бабло в тиши думских кабинетов. «Пехота» уже разуверилась в КПРФ. Вот и идёт избавление от старых проектов, которые выработали свой ресурс. Пенсионеры, в отличие от закредитованных по уши людей среднего возраста, люди гораздо более принципиальные (неудобные), хотя и наивные. На это и расчёт ЛФ, на это и расчёт КПРФ.

 

Артем Ерофанов

Запись Удальцов в Екатеринбурге впервые появилась Рабкор.ру.

Новая болевая точка Подмосковья: жители Реутова спасают парк от застройки

18 мая 2018 года по адресу г. Москва, Большой Патриарший пер., д. 3, стр. 1 (метро Маяковская) состоится заседание ОНФ (Общероссийского народного фонда), на котором обсудят как спасти парк Реутова.

Парк в южной части города Реутова является единственной небольшой зеленой зоной для отдыха горожан, окруженный точечной застройкой высотных зданий.

18.04.2018 г. было уничтожено 5000 кв.м. парка с красивоцветущими яблонями, шаровидными ивами, которыми мы любовались, находясь в парке. Под пилу попали около 70 деревьев, около 10% парка с зелеными насаждениями.

Причиной уничтожения парка стала инициатива властей построить очередной Дом Культуры. Но, горожане против постройки на месте парка. В Реутово множество пустующих площадей, сдаваемых в аренду, и иных мест для постройки (например, на месте аварийных зданий). При этом, в городе множество недостроенных зданий.

Маленький парк (285 на 485 м) уже вместил в себя множество функций – детские аттракционы, детские и спортивные площадки, летний кинотеатр, контактный зоопарк, храм, здание Ростелекома. Жители заявляют, что им достаточно развлечений. Они просто хотят наслаждаться природой.

Наличие большого парка – необходимое условие создания комфортной среды для жизни. Реутовский парк – единственное общественное пространство в южной части города. Каждый житель Реутова чувствует нехватку зеленых зон – свежего воздуха, мест для прогулок с детьми, нахождения в тишине, на природе.

Город Реутов окружен МКАДом, Кучинской свалкой, Носовихинским шоссе. Город перенаселен. И единственную территорию, что делает город выносимым для жизни пытаются уничтожить, отдать под застройку.

Жители города Реутов, Московской области против строительства капитальных зданий на территории Центрального городского парка в южной части нашего города. Жители просят власти восстановить зеленые насаждения, вырубленные 18.04.2018 г. в части парка, примыкающего к улице Южная и Юбилейный проспект.

Требования жителей:

– прекратить стройку в парке

– посадить 70 деревьев-крупномеров с закрытой корневой системой, закупленных в специализированном питомнике под руководством горожан.

– принимать решения по очередной застройке, руководствуясь мнением и потребностями горожан

Подписать петицию можно на сайте “Чейндж

Запись Новая болевая точка Подмосковья: жители Реутова спасают парк от застройки впервые появилась Рабкор.ру.

В Нижнем Новгороде запрещают публичные акции, в том числе одиночные пикеты, в связи с указом президента

Руководитель нижегородского отделения РКРП П.Типаков пытается провести одиночный пикет

5 июня нижегородское отделение РОТ-Фронт и РКРП  планировало провести митинг против повышения пенсионного возраста. Как известно, Конфедерация труда России объявила кампанию против повышения пенсионного возраста. Еще до начала этой кампании РКРП в Н.Новгороде подали уведомление о проведении митинга на площади Горького, но получили отказ в согласовании. Мы приведем текст этого документа подробно, чтобы и другие организаторы публичных акций могли оценить ситуацию и действовать со знанием обстановки в случае необходимости проведения митингов и даже одиночных пикетов, т.к. и их проведение в Нижнем Новгороде может сопровождаться проблемами со стороны полиции.

В обоснование отказа в ответе администрации города сообщается:

«Заявленное место проведения митинга на площади Максима Горького в сквере перед Домом связи находится на территории непосредственно прилегающей к зданиям: Дома связи (ул. Б.Покровская, 56, Нижегородской академии МВД России (ул. Б.Покровская, 65), Муниципального образовательного учреждения СШ № 3 (ул. Маслякова, 1), Нижегородской правовой академии (ул. Костина, 2 «Б»), сети аптек «Фармани» (ул. Б.Покровская, 58) к зданию в котором размещаются медицинский центр «Доктор Борменталъ», «Аптека на Горького», федеральная сеть аптек «Ладушка», салон связи «Мегафон» и «Салон оптики» ИП Таланова Е.А. (пл.Горького, 4), то есть, относится к местам, в которых статьей 4′ Закона Нижегородской области № 196-3 установлен запрет проведения публичных мероприятий».

Непосвященным приведенное перечисление обычных, на первый взгляд, учреждений и организаций в качестве основания запрета на проведение публичных мероприятий, может показаться абсурдным. Но все эти организации подпадают под п. 4 ст. 4-1 Закона Нижегородской области «О публичных мероприятиях, проводимых на территории Нижегородской области (с изменениями на 10 октября 2017 года)» – места, в которых запрещается проведение публичных мероприятий:

1) территории, занимаемые объектами жизнеобеспечения, в том числе электростанциями, магистральными теплопроводами и тепловыми сетями, водозаборными сооружениями, сетями водоснабжения, котельными, элеваторами, фармацевтическими предприятиями и складами медикаментов, хлебопекарнями;

2) объекты транспортной инфраструктуры, используемые для транспорта общего пользования, определенные федеральными законами;

3) здания, занимаемые образовательными и медицинскими организациями, организациями связи, подразделениями пожарной охраны;

4) территории, занимаемые сооружениями связи (объекты инженерной инфраструктуры, в том числе линейно-кабельные сооружения связи, созданные или приспособленные для размещения средств связи, кабелей связи);

5) культовые здания и сооружения, иные места и объекты, специально предназначенные для богослужений, молитвенных и религиозных собраний, религиозного почитания (паломничества);

6) строительные площадки, места проведения ремонтных работ, ветхие и аварийные дома;

7) территория Нижегородского Кремля;
7-1) улица Большая Покровская города Нижний Новгород; 

8) территории, непосредственно прилегающие к объектам, местам, зданиям, указанным в пунктах 1-6 настоящей статьи.

Нижегородские власти понимают под медицинскими организациями, фармацевтическими предприятиями и складами медикаментов – обычные аптеки, которых в городе множество на каждом шагу. Под сооружениями связи – дом Связи («Почта России») и салон связи сотового оператора. Почему нельзя проводить митинги рядом с аптеками? Потому что. Потому что власти могут это запретить, а общественность не может на это ничего возразить.

 

Также в отказе администрации сообщается:

«Кроме того, в связи с Указом Президента Российской Федерации от 09 мая 2017 года № 202 «Об особенностях применения усиленных мер безопасности в период проведения в Российской Федерации чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года и Кубка конфедераций FIFA 2017 года» администрацией города Нижнего Новгорода принято постановление от 16.02.2018 № 381 «О мерах по реализации пункта 11 Указа Президента Российской Федерации от 09 мая 2017 года № 202 «Об особенностях применения усиленных мер безопасности в период проведения в Российской Федерации чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года и Кубка конфедераций FIFA 2017 года» (далее – Постановление).

Согласно указанному Постановлению, в связи с проведением матчей Чемпионата мира по футболу и усиленными мерами безопасности, в период с 25 мая по 25 июля 2018 года в городе Нижнем Новгороде введены ограничения на проведение публичных массовых мероприятий, не связанных с проведением чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года, касающихся мест, времени проведения и количества участников.

Постановлением определено, что:

– местами проведения собраний, митингов, пикетирований, не связанных с проведением чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года, на территории города Нижнего Новгорода с 25 мая по 25 июля 2018 года являются:

Канавинский район: площадка в сквере им. Чкалова;

Ленинский район: парк Дубки;

Московский район: площадь Героев;

Советский район: сквер на улице Маршала Рокоссовского; площадка в ПКиО им. Пушкина у д.9 «б» по ул. Белинского;

Сормовский район: сквер на улице Коминтерна, 250.;

– местами проведения демонстраций и шествий, не связанных с проведением чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года, на территории города Нижнего Новгорода с 25 мая по 25 июля 2018 года являются:

Ленинский район: бульвар Заречный от дома № 1 до трамвайной линии;

Советский район: сквер на улице Маршала Рокоссовского (при этом, демонстрации с использованием во время передвижения транспортных средств, не проводятся);

– количество участников собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований, не связанных с проведением   чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года, на территории города Нижнего Новгорода с 25 мая по 25 июля 2018 года не должно превышать 100 человек;

– временной интервал проведения собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований, не связанных с проведением чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года, на территории города Нижнего Новгорода с 25 мая по 25 июля 2018 года с 09.00 до 13.00 текущего дня по местному времени».

Организаторам предлагалось провести мероприятие в другое время и в другом месте с учетом имеющихся запретов.

Не смотря на запрет митинга и пикета, пожилые сторонники РКРП раздали партийные газеты прохожим

С запретом проведения публичных мероприятий нижегородские активисты сталкивались и ранее. В случае отказа со стороны администрации в согласовании, в зависимости от позиции организаторов, принималось решение либо о переносе мероприятия на другое время и место, либо, как это не раз делал руководитель нижегородского отделения РКРП П.М. Типаков, на заявленном месте проводился одиночный пикет. Именно так поступил П. Типаков 1 мая, когда администрация так же не согласовала митинг на площади Горького. 1 мая П. Типаков развернул на площади Горького транспаранты и флаги, прикрутив их к столбам фонарей освещения, и выступил перед собравшимися. Полиция не вмешивалась, никто из участников задержан не был.

Точно так же П. Типаков собирался поступить и 5 июня. К назначенному времени на пл. Горького пришло несколько активистов и П. Типаков. Там их уже поджидали полицейские, которые зачитали организатору выдержки из Указа президента от 9 мая 2017 года №202 “Об особенностях применения усиленных мер безопасности в период проведения в Российской Федерации чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года и Кубка конфедераций FIFA 2017 года”, и в частности пункт 11: «Установить, что в субъектах Российской Федерации, на территориях которых вводятся усиленные меры безопасности, собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирования, не связанные с проведением Кубка конфедераций и чемпионата мира по футболу, в период с 1 июня по 12 июля 2017 г. и в период с 25 мая по 25 июля 2018 г. могут проводиться в местах и (или) по маршрутам движения участников публичного мероприятия с количеством участников и во временной интервал, которые определяются органами исполнительной власти таких субъектов Российской Федерации или соответствующими органами местного самоуправления по согласованию с территориальными органами Министерства внутренних дел Российской Федерации и территориальными органами безопасности».

Исходя из этого положения указа президента, полицейские считают, что одиночные пикеты также запрещено проводить без согласования с администрацией. Типакову было вручено предупреждение и полицейские заявили, что в случае начала проведения одиночного пикета, он будет задержан. Мероприятие П. Типаков и другие активисты проводить не стали.

Прокомментировал позицию нижегородского отделения РКРП и движения “Трудовой Нижний Новгород” Максим Зарубин, активист, также пытавшийся принять участие в акции 5 июня:

Активисты РКРП после несостоявшейся акции

«Все последние дни движение “Трудовой Нижний Новгород” проводит постоянную агитацию среди граждан города и среди рабочих предприятий у проходных. Тема – протест против повышения пенсионного возраста. Реакция народа двойственная: одни проходят мимо по инерции общественного пофигизма, другие быстро врубаются в то, о чём говорят товарищи с газетами и листовками в руках, и начинают жаловаться, изливать свои недовольства, просить выдать автоматы, спрашивают, как быть?

Что тут можно ответить трудящимся? Призвать выйти на митинг протеста? 5 июня мы убедились, что митинг не прокатит. Власти затеяли непопулярные меры под шумок ЧМ 2018. Ввели по факту явочным порядком режим чрезвычайного положения в стране, приостановили действие Конституции, нарушив право на свободу митингов и демонстраций, одиночных пикетов – любых публичных мероприятий, если это пахнет протестом.

Не фашизм ли это стучится в наши двери? Буржуазная демократия исчерпала себя, если прикрывается фиговым листком президентского указа «о мерах в связи с Чемпионатом».

Мы, коммунисты, продолжим работать – будем призывать трудящихся к забастовкам, всероссийским стачкам. Другого способа сохранить пенсионный возраст – основное завоевание социализма – у трудового народа не остаётся».

Раздача листовок и газет у проходной “ГАЗ”

В ситуации фактического запрета проведения публичных акций, нижегородские левые активисты планируют поддержать кампанию против повышения пенсионного возраста путем продолжения раздачи листовок и газет у проходных нижегородских заводов.

 

Автор текста и фото: Алексей Поднебесный

Запись В Нижнем Новгороде запрещают публичные акции, в том числе одиночные пикеты, в связи с указом президента впервые появилась Рабкор.ру.

Конфедерация труда России начинает кампанию против повышения пенсионного возраста

Исполком Конфедерации труда России (КТР) выпустил заявление в связи с инициативой Правительства Российской Федерации о повышении пенсионного возраста. «КТР не поддерживает подобные решения и заявляет о намерении начать широкую общественную кампанию против их реализации», — говорится в тексте заявления.

Заявление 
Исполнительного комитета Конфедерации труда России 
в связи с инициативой Правительства Российской Федерации 
о повышении пенсионного возраста 

8 мая 2018 года Дмитрий Медведев, в ходе пленарного заседания Государственной Думы, заявил о необходимости принимать решение о повышении пенсионного возраста. В настоящее время в средствах массовой информации активно обсуждаются различные предложения Правительства Российской Федерации по реализации такого решения.

Исполнительный Комитет Конфедерации труда России заявляет, что намерение повысить пенсионный возраст не основано на имеющихся официальных статистических данных и не соответствует целям, поставленным Президентом Российской Федерации Правительству. КТР не поддерживает подобные решения и заявляет о намерении начать широкую общественную кампанию против их реализации.
Согласно данным Федеральной службы государственной статистики, в 62 субъектах Российской Федерации средняя ожидаемая продолжительность жизни мужчин меньше 65 лет, а в трех субъектах — меньше 60 лет. При сохранении демографических тенденций в целом по России, до 65 лет не доживет 40% мужчин и 20% женщин. Реализация предложения о повышении пенсионного возраста будет означать, что значительная часть российских граждан не доживет до пенсии.

Экономическая политика Правительства РФ уже долгие годы приводит к дефициту пенсионного фонда в 40—45%. По мнению КТР, дефицит возникает преимущественно потому, что большое количество занятых трудятся без заключения трудовых договоров, находясь в «серой зоне», и от их зарплат не платятся страховые взносы. По оценкам руководства пенсионного фонда, из 77 миллионов лиц трудоспособного возраста регулярные отчисления поступают только от 43,5 миллионов человек.

По официальным оценкам Росстата, теневой фонд оплаты труда превышает 10 трлн. руб. в год. Это означает, что ежегодно в Пенсионный фонд не поступает 2,2 трлн. руб. страховых взносов при действующей ставке взносов в 22%.

Таким образом, при сохранении текущей ставки и полностью легальной занятости не будет дефицита пенсионного фонда. Более того, средний размер пенсии мог бы повыситься.

В основе нелегальной занятости лежит бесправие работников вследствие неэффективных механизмов защиты их права на трудовой и коллективный договор. По мнению КТР, положительные результаты могло бы принести увеличение ответственности работодателей за применение «серой» занятости и уход от уплаты налогов и страховых сборов. Но для преодоления бесправия необходимо изменить законодательство и вернуть реальные права на объединение в профсоюз, на коллективный договор и забастовку, восстановить гарантии профсоюзным активистам от увольнений.

Именно борьба с неофициальной занятостью должна стать основным решением проблемы дефицита пенсионного фонда.

В случае реализации планов по повышению пенсионного возраста, с учетом отсутствия государственных программ переподготовки кадров и ввиду автоматизации производства и вымывания с рынка труда низкоквалифицированных видов занятости, результатом станет только создание многомиллионной армии пожилых людей, не имеющих ни работы, ни пенсии.

Конфедерация труда России, как объединение независимых профсоюзов, обращается ко всем общественным силам, политическим партиям и социальным движениям с призывом выступить против повышения пенсионного возраста и принять участие в общественной кампании протеста.
Мы предлагаем сформировать открытый штаб проведения общероссийской кампании по защите пенсионных прав работников.

Москва, 01 июня 2018 года 
Борис Кравченко, президент КТР 
Игорь Ковальчук, председатель Исполнительного комитета КТР 
Сергей Ковалев, генеральный секретарь КТР, президент Федерального профсоюза авиадиспетчеров России 
Олег Шеин, вице-президент КТР

 

Источник: https://rkrp-rpk.ru/

Запись Конфедерация труда России начинает кампанию против повышения пенсионного возраста впервые появилась Рабкор.ру.

Фоти Бенлисой. История турецких левых. От военного переворота 1980 года до наших дней

Это вторая часть интервью сайта LeftEast с Фоти Бенлисоем об истории турецкого левого движения. Как объяснил Бенлисой в первой части, эпоха между переворотами 1960 и 1980 годов, ставшая чем-то вроде высшей точки развития рабочего движения и социалистических политических партий в Турции, характеризовалась наличием многочисленных профсоюзных организаций и приверженностью профессионального класса левой идее, антиимпериалистическими идеологиями и националистическими идеологиями развития (developmental-nationalist ideologies). Как и во многих странах 1980-е были десятилетием буржуазной реакции под флагом неолиберального поворота, осуществленного при помощи помощью вооруженных репрессий, в случае Турции – путем военного переворота 12 сентября 1980 года. Мы попросили Фоти Бенлисоя рассказать о многочисленных проблемах, стоявших перед левыми в ту эпоху, кульминацией которой стал второй шоковый момент для институционального социалистического движения — распад СССР. Наконец, Бенлисой представит текущие перспективы, акцентируя внимание на движении Гези[1] и на продолжающихся конфликтах вокруг курдского национального движения.

LE: Действительно ли перестройка и распад Советского блока серьезно повлияли на турецкое левое движение или же оно было достаточно изолировано от этих процессов в Советском блоке и реагировало скорее на последствия переворота 1980 года? Какие разделительные линии и споры характеризовали турецких левых в 1990-х и 2000-х гг.?

ФБ: Распад СССР, конечно, был шоком для радикальных левых в Турции. Но это событие само по себе не вело к их поражению или разложению. Оно только усилило негативные последствия от предыдущих неудач. С одной стороны, результатом жестокого военного переворота 1980 года стало политическое и организационное поражение. С другой стороны, имело место и идеологическое поражение, нанесенное ранним неолиберализмом Тургута Озала. Главным образом это была экономическая и социальная политика, которая полностью свела на нет про-левую политическую и культурную атмосферу двух предыдущих десятилетий. История схожа с другими обществами, прошедшими через ранний неолиберализм. Что сделал Озал, так это разобщил и ослабил рабочий класс и деполитизировал классовую политику путем смешения неолиберальной технократии и популизма правого толка. “Озализм” имел решающее значение для изменения социальной базы левого движения. На самом деле, турецкие левые никогда не были плотно связаны с рабочим классом. Даже на протяжении 1960-х и 1970-х основой кадрового резерва левых была, в терминах Пулунзаса, “новая мелкая буржуазия”, которую составляли студенты, учителя, юристы, врачи, инженеры и пр. Неолиберализм Озала, открывающий новые карьерные пути для этой страты и проявляющий аппетит к возможностям рынка, сыграл ключевую роль в трансформации этой “ангажированной интеллигенции” (public-minded intelligentsia) в рыночно-ориентированные профессиональные средние классы. Таким образом, маргинализация рабочего класса как социального и политическая субъекта и идеологическая трасформация “интеллигенции” в эти годы социально изолировала и, в политическом отношении, вывела левых из строя. Это было “наследие”, полученное турецкими радикальными левыми от Озализма.

В течение следующих десятилетий главными проблемами левых были подъем политического ислама, а также рост и массификация курдского движения. Два этих народных движения доминировали на политической арене начиная со второй половины 1990-х, и левые стремились адаптироваться к этому новому политическому климату. Политический ислам старался заполнить пустоту слева, и, до определенной степени, мобилизовать подчиненные классы (subaltern classes) через дискуссию об анти-кемалистском популизме. Курдское движение, с другой стороны, стало массовым политическим феноменом, что создало огромное давление на националистическое по характеру турецкое государство. На самом деле курдские левые были продуктом более широкого брожения внутри турецких левых. Это случилось в 1970-е, когда курдские левые организации начали претендовать на независимую от турецкого левого движения политическую программу и стратегию и выражать собственное право на организационную автономию.

С начала 1980-х годов Рабочая партия Курдистана доминировала в политической географии курдских левых. Ее стратегия, вдохновленная маоизмом, затяжной народной войны и создания освобожденных зон для однажды обретенной Курдистаном независимости набирала силу со второй половины 1980-х годов. Впрочем, в 2000-х годах два эти движения развились. Партия справедливости и развития (ПСР) Эрдогана была “облегченной” версией турецкого политического ислама, воспринявшей неолиберализм и догмы международного порядка. После экономического кризиса 2001 года, который привел к краху право-центристских партий, ПСР доминировала в политическом спектре. Курдское движение, особенно после серьезных военных неудач ранних 90-х и ареста Оджалана, постепенно превратилось из классического “революционного” национально-освободительного движения в широкое демократическое левое движение с сильным уклоном в феминизм и экологическую повестку. Огромный успех легальных политических партий, который был связан с расширением курдского движения (Демократическая партия народов (ДПН) и ее предшественники 2000-х и 1990-х годов), сыграл важнейшую, хотя и противоречивую роль в этой трансформации. С одной стороны, эти партии стали главным механизмом мобилизации и политизации для многих сегментов курдского общества. С другой стороны, эти политические партии обеспечивали некоторое участие в деятельности институтов турецкого государства и, тем самым, сделали политический дискурс и стратегию движения более умеренными.

Эти изменения еще более разделяли и ставили в тупик турецких левых. Подъем политического ислама и правление ПСР вели к конфронтации между левыми либералами, которые видели возможность демократизации в европейской ориентации ПСР в ее ранние годы у власти и теми, кто принял анти-ПСР позицию, построенную на про-кемалистском и суверенистском подходе. Эта поляризация имела губительные последствия для левых. Подъем курдского движения открывал новые горизонты для всего левого движения в целом. Но вопрос о том, как взаимодействовать с курдским движением сам был нерешенной проблемой. Организации турецких левых столкнулись с риском быть зажатыми между Сциллой в лице теперь уже массового курдского движения, теряя организационную и стратегическую автономию и становясь просто его спутником, и Харибдой, принимая довольно националистический подход (конечно, сформулированный в антиимпериалистических и/или про-кемалистских политических терминах), направленный против курдского движения.

В отсутствие альтернативы слева, популистский авторитаризм Эрдогана успешно перенаправил общественное недовольство, созданное экономическим кризисом 2001 года. Этот популизм повлиял на политическую арену путем педалирования воображаемого культурного разрыва между “не-национальным”, элитистским истеблишментом, который якобы презирает “аутентичные” национальные ценности, и благочестивой нацией. Сама находясь у власти, ПСР, тем не менее, смогла утверждать, что ведет борьбу против покровительства бюрократической и военной элит, которая мешала турецким прогрессу и демократии. Таким способом ПСР сумела распространить свою гегемонию на широкие массы и кооптировать потенциально оппозиционные элементы. Обязывая широкие массы принимать сторону в предполагаемой борьбе между так называемой “якобинско-кемалистской элитой” и “богобоязненной нацией”, ПСР ослабляла рабочий класс и деполитизировала классовое противостояние, скрыв его под маской культурных различий. К сожалению, вместо поиска возможностей для открытия третьего фронта, который строился бы на распространенных требованиях рабочих, женщин и вообще всех угнетенных и стремился бы расширить таким образом права и возможности народных классов, левое движение в целом предпочло стать частью этих “культурных войн” ПСР. Таким образом, теряя классовый фундамент, левые практически прекратили свое существование как значимый ориентир на политическом ландшафте Турции. Это значит, что особенно в течение 2000-х годов, практически в каждый политически значимый момент левые все чаще сталкивались с риском стать просто спутником других политических сил (либералов, республиканцев и пр.).

А теперь перейдем к самой сложной теме – левое движение сегодня. Протесты Гези в 2013 году были моментом колоссального подъема левых. Тем не менее, масштабные государственные репрессии, происходящие последние пару лет, кажется, ослабили левых как активную силу. Просто кажется, что несколько легальных стратегий остались открытыми. Видите ли вы пути выхода из того ступора, в котором сейчас находятся левые? Что остается делать кроме того, чтобы оставаться свидетелями усиливающегося давления, которому, усилиями режима ПСР, подвергаются турецкие левые и вообще турецкое общество?

В 1923 году Клара Цеткин писала, что итальянский фашизм был “послан в наказание пролетариату за то, что он не развернул шире начатой в России революции”. Если вы знаете итальянскую историю, то вспомните, что фашизм стал триумфатором только после окончания и по причине неудачи красного двухлетия (biennio rosso), которое было периодом напряженного конфликта. В том же смысле можно говорить, что бонапартизм Эрдогана – это наказание социальной борьбе в Турции за невозможность продолжить восстание в Гези. Возникшее в борьбе против коммерциализации общественного пространства – не совсем классовое движение, но тем не менее связанное с классовой борьбой – восстание в Гези и вызванная им социальная и политическая радикализация дестабилизировали предыдущую расстановку сил.

Протесты Гези нарушили воображаемую границу между двумя “лагерями” – или “районами”, выражаясь на современном турецком политическим языке. Движение Гези черпало свою силу из анти-авторитарного порыва, поднявшегося над культурным конфликтом между так называемыми светским и исламским образами жизни, которым правящая партия консервативного популизма годами умело манипулировала, чтобы сделать классовые и социальные противоречия невидимыми. Что заставило правительство – а точнее Эрдогана – запаниковать – это его неспособность изобразить протест как продолжение предыдущих республиканских мобилизаций кемалистских секуляристов. Оно не смогло объяснить Гези с позиций предпочитаемых им политических и культурных противоречий. Именно поэтому в июне 2013 года Эрдоган обвинял протестующих в оскорблении и атаке на женщин, носящих хиджабы в Кабаташе, или в пьянстве в мечети. Он представил себя в роли силы, предотвратившей восстание, совершаемого с целью запятнать благочестивую нацию, претендуя на статус ее истинного представителя.

Говоря словами консервативного националиста и писателя Пеями Сафы, Эрдоган хотел предотвратить распространение Гези “из Харбие в Фатих”. В своем влиятельном романе 1931 года “Fatih Harbiye” Сафа описывает противостояние между двумя стамбульскими районами – модным Харбие, символизирующим западный образ жизни, и старым районом Фатих, который олицетворяет “традиционный” исламский образ жизни. Турецкий консерватизм – как в его националистической, так и в исламской версиях – долгое время противопоставлял вестернизированный и традиционный кварталы друг другу. Эрдоган использовал этот символизм, настаивая на том, что Гези – как сказал бы исламский поэт Неджип Фазыл Кысакюрек – всего лишь “взбесившийся район Бейоглу”.

Эрдоган преуспел. Он усилил контроль над своей электроальной базой и предотвращал любые расколы; он ограничил влияние Гези специфическим культурным и, конечно, географическим положением. Будучи изолированным, Гези разбился о государственные барьеры. Таким образом после восстания левые не могли противостоять политике “меньшего зла” (“никто кроме Эрдогана”) и анти-эрдоганизму без ясной социальной или классовой составляющей. Таким образом, потенциальные радикальные возможности Гези были пропущены через электорализм и застряли в пределах мейнстрима республиканской-либеральной оппозиции. Поэтому у Гези не было того размаха, который позволил бы создать новый общественный блок, новый проект гегемонии, опирающийся на политическую энергию угнетенных классов.

Во времена острого кризиса политический центр быстро раскачивается между левыми и правыми как маятник. Так, с одной стороны, именно протесты Гези привели к кризису предыдущего правящего блока и дестабилизировали политический центр, но, с другой стороны, их провал привел к право-радикальной реакции. Несмотря на массовый и военизированный характер движения Гези и спровоцированной им борьбы, оно было в общем неспособно изменить баланс сил между капиталом и трудом. Это значит, что массовая борьба не вызвала радикального изменения в балансе сил, благоприятного для угнетенных. Так что (раз уж мы отпраздновали столетие Русской революции), так же, как каждый Февраль без Октября, наши поражения привели к некоторой “корниловщине” перед лицом Эрдогана.

Бонапартизм Эрдогана поднимается на политических руинах капиталистов и рабочего класса, в тот момент, когда никто из них не может претендовать на политическое, социальное и моральное лидерство в турецком обществе. С одной стороны, правящий класс не может поддерживать свое единство через парламентские средства. Он потерял возможность стабильной и постоянной гегемонии над ему подвластными. Вот почему он выбирает преклонить колени перед Эрдоганом, “который утверждает, что государство является его частной собственностью” (Маркс), и предпочитает удерживать свою социальную и экономическую власть путем отказа от своей автономии в качестве политической силы. Капиталисты выбирают политическую недееспособность, так как, говоря словами Маркса, “чтобы спасти свой кошелек, он должен лишиться короны, и меч, который должен охранять его, должен в то же время быть нависшим над собственной головой как дамоклов меч”. Рабочий класс, с другой стороны, недееспособен, раздроблен и дезорганизован, благодаря годам неолиберальных “реформ” и авторитарной политики. Происходит множество социальных конфликтов, но они в данный момент не располагают политическими, организационными и программными средствами, чтобы сформировать фундамент для проекта контр-гегемонии. Таким образом, специфическое стечение обстоятельств классовой борьбы, которое характеризуется политической усталостью и несостоятельностью социальных классов, гарантирует продолжительность бонапартизма Эрдогана.

В этой связи, я думаю, что обходные маневры, целью которых является неолиберальная, мизогиническая и националистическая политика правительства, могут создать условия, которые позволят социальным движениям и левым восстановиться и перегруппироваться. По этой причине тактика объединенного фронта на этом этапе социальной борьбы (и не только на выборном уровне) так важна. Политический баланс сил, который привел нас к набирающему обороты авторитаризму может быть изменен только путем изменения существующего общественно-классового баланса сил в интересах рабочих. По этой причине нам нужно объединить демократические права с социальными и экономическими требованиями и настаивать на поддержании политической независимости и стратегической автономии радикальных левых, продвигая масштабные и открытые кампании для защиты демократии.

 

Источник: http://www.criticatac.ro/lefteast/turkish-left-hist2/

 

Перевод Дарьи Балакиной

[1]
                [1] В оригинальном тексте используется устойчивое выражение – the Gezi movement. В отечественной историографии протесты, происходившие в Стамбуле в 2013 году в связи с вырубкой деревьев в парке Гези, недалеко от площади Таксим, и далее охватившее другие районы Стамбула и некоторые города в Турции, не имеют специального наименования. Далее в тексте будут использоваться словосочетания – “движение Гези” или “протесты Гези” – так как они лучше всего отражает смысл, вкладываемый авторами оригинального текста.

Запись Фоти Бенлисой. История турецких левых. От военного переворота 1980 года до наших дней впервые появилась Рабкор.ру.

Саудовская Аравия: бедность в богатой стране


Саудовская Аравия – яркий пример страны, богатства которой целиком основаны на сырьевой ренте. Страна обладает огромными запасам нефти (второе место в мире на 2016 год)1 и природного газа (шестое место в мире)2; месторождения удобно разрабатывать и стоимость добычи минимальна – порядка 5,4 $ операционных расходов на баррель против $8,4 в России, $13,9 в Венесуэле и $22,4 в Канаде.3 Неудивительно, что в системе международного разделения труда страна выступает поставщиком ископаемого топлива. На Саудовскую Аравию в 2016 году приходилось 17,7% мирового экспорта нефти,4 вывоз нефти дал 69% всех внешнеторговых поступлений. Еще 21% экспортных поступлений королевство получило от торговли разного рода нефтехимией.5 Государственная нефтяная компания SaudiAramco стала крупнейшим предприятием не только на своей родине, но и во всем мире, опередив по размеру прибыли американских корпоративных монстров.6

Капитальные и текущие расходы на извлечение одного барреля нефти у крупнейших нефтедобывающих государств. Саудовская Аравия среди стран с самыми благоприятными условиями.

Огромные запасы легкодоступного сырья при относительно небольшой численности населения сделали Саудовскую Аравию очень богатой по мировым меркам. По душевому ВВП с поправкой на паритет покупательной способности она занимает 21 место в мире, опережая крупнейшие экономики Западной Европы, Австралию, Канаду, Японию и лишь немного отставая от США.7 Казалось бы, в таких условиях жителям Аравии обеспечено если не богатство, то, по крайней мере, зажиточная жизнь. Но это не так. Даже в таком изобилии находится место неравенству, бедности и социальному неблагополучию.

Свыше 5% взрослого населения королевства не владеют грамотой, среди женщин доля неграмотных достигает 9%. По этому показателю Саудовская Аравия уступает странам Запада и бывшего СССР с их сплошной грамотностью, соответствуя небогатым государствам, таким как Перу и Филиппины.8 До сих пор в стране нет полного охвата школьным образованием, 3,5% детей не посещают даже начальную школу.9 Не лучшие результаты показывает и местное здравоохранение. По уровню младенческой смертности Саудовская Аравия занимает 108 место в мире, между Колумбией и Ямайкой, показывая худшие результаты, чем Мексика, Румыния и Шри-Ланка.10 Смертность среди матерей в королевстве в два раза больше немецкой и втрое превышает итальянскую,11 а ожидаемая продолжительность жизни уступает не только жителям развитых стран, но и мексиканцам, китайцам, обитателям Алжира и Эквадора.12

Система хозяйствования, основанная на распределении сырьевой ренты, порождает гиперконцентрацию богатств в руках правящей элиты: королевской семьи и связанных с ней крупнейших финансистов. Те жители, которые не работают в нефтедобыче и обслуживающих ее отраслях, зависят от денежных потоков, которые элитам угодно распределить вниз по социальной лестнице. Все сектора экономики страны либо прямо или опосредованно обслуживают нефтяную отрасль, либо существуют за счет нефтяных доходов, перераспределяемых государством.

Такая система при отсутствии политической демократии и общественного контроля над элитами приводит к высокому социальному расслоению. Индекс Джини, распространенный индикатор неравенства, доходит в Саудовской Аравии до отметки в 45,9 пунктов. Это выше уровня США и России, неравномерно развитых стран с протяженными границами, и опережает показатели ряда латиноамериканских государств, славящихся высочайшей неравномерностью в распределении богатств, таких как Перу и Аргентина.13

Формально в Саудовской Аравии не слишком большой уровень безработицы. Но среди граждан страны она более чем вдвое превышает общий показатель – 12,1% против 5,7%.14 Особенно угрожающий характер приняла безработица среди молодежи, где соискателей, которые не нашли рабочего места, 28,5%.15 Частный сектор предпочитает нанимать дешевых иностранных работников, число которых доходит до 11 миллионов человек,16 что составляет больше трети населения королевства. Местные работники, которых охватывает система социального обеспечения, требуют рабочих мест с более высокими трудовыми стандартами. По большей части такие места предоставляет общественный сектор: 2/3 работающих саудовцев наняты государством, а в частном секторе лишь 10% рабочих мест занимают местные жители.17 Но правительство не может обеспечить работой всех желающих, что порождает общественное напряжение, а планы диверсификации экономики и повышения трудовых стандартов частного сектора пока остаются планами.

Типичные трущобы Джидды, заполненные мигрантами и бедными аравийцами.

Массовая безработица сочетается и высоким уровнем бедности. Прожиточный минимум в Саудовской Аравии составляет 530 $ в месяц. По разным подсчетам от 2 до 4 миллионов граждан королевства живут за порогом бедности – это 10-20% коренных аравийцев.18 Их положение отягощается относительно малоразвитой системой социальной поддержки и дороговизной жизни в стране.

Местные бедняки вместе с массами приезжих работников населяют трущобные районы, раскинувшиеся вблизи от фешенебельных кварталов саудовских мегаполисов. Хотя саудовские трущобы, в отличие от подобных районов в бедных государствах, обеспечены чистой водой и канализацией,19 они перенаселены, а качество домов оставляет желать много лучшего.Впрочем, и коммунальная инфраструктура Саудовской Аравии не слишком развита: к общественному водопроводу подключено всего 23% домохозяйств, остальные используют собственные скважины, бутилированную воду или снабжаются с автоцистерн. К последнему варианту до сих пор прибегает 18% домовладений.20 Общественная канализация обслуживает лишь 57% жилых строений.21

План одного из трущобных районов Джидды, округа al-Sabeel. Цветными кружочками отмечены общественные сооружения. Удручающий дефицит социальной инфраструктуры (в районе всего одна больница и три школы) совмещается с обилием религиозных сооружений – в этой трущобе 27 мечетей.

Трущобные районы представляют собой плотные скопления небольших зданий плохого качества, часто это кварталы традиционной арабской застройки. В Джидде, втором по величине мегаполисе Саудовской Аравии и экономической столице страны, согласно муниципальному отчету 2006 года порядка 43% горожан обитали в трущобах. Плотность заселения трущобных зон в 3,5 раза превышала среднегородскую.22 Сейчас ситуация не сильно улучшилась, трущобы Джидды до сих пор занимают 16% городской площади и служат обиталищем трети населения, порядка миллиона человек.23 В Мекке проблема выражена еще сильнее, до четверти городской застройки занято трущобами.24 В целом по стране доля обитателей трущоб в 2005 году составляла 18% от всего населения и к 2014 году ситуация не улучшилась.25

Один из домов старой застройки, обычный для саудовских трущоб.

Бедность и неравенство, обилие бесправных работников-мигрантов и массовая безработица стали благодатной почвой для массовых волнений, вспыхнувших в Саудовской Аравии на волне Арабской весны. Хотя правительство подавило беспорядки и пошло на уступки в социальной сфере, коренного перелома к лучшему не произошло. Сверхдоходы от нефтяного экспорта остаются достоянием узкой элиты, широкие слои населения не могут участвовать в политической жизни, а решение социальных проблем тонет в бюрократии и коррупции. Неравенство, бедность и межобщинные противоречия остаются той пороховой бочкой, которая может взорвать крупнейшую монархию Персидского залива.

Запись Саудовская Аравия: бедность в богатой стране впервые появилась Рабкор.ру.

Фоти Бенлисой. Левые в Турции. От истоков до переворота 1980 года

Англоязычный сайт LeftEast взял интервью у известного турецкого левого журналиста — Фоти Бенлисоя — об истории турецкого левого движения со времен Османской империи до наших дней. Фоти Бенлисой, член организации Başlangıç, историк и со-основатель греко-турецкого издательства Istos. Опубликовал на турецком книгу о протестах в Греции, Тунисе и Египте и книгу о протестах  в парке Гези.

 

LE: Одной из целей летней школы LeftEast, прошедшей в Стамбуле 15-20 июля 2016 года, было налаживание связей между турецким и восточноевропейским левым движением. В то же время, события, произошедшие в те несколько дней (предпринятая попытка части вооруженных сил совершить переворот и немедленная реакция в виде обратного переворота, совершенная режимом Эрдогана) не только воспрепятствовали появлению на школе большинства турецких участников, но также совершенно ясно продемонстрировали нам, почему наши левые настолько отличаются. В связи с чем, позвольте мне воспользоваться вашими знаниями по истории турецкого левого движения и спросить вас о его связях с восточноевропейским левым движением, начиная с Османского периода.

ФБ: Османское левое движение было, по большей части, преемником Балкано-восточноевропейского социализма. Во-первых, существовали армянские революционные национальные организации, на которые сильно повлияло русское народническое движение. В течение первого десятилетия 20-го века эти организации (Армянская Революционная Федерация (АРФ) и Hintzak) укоренились в социальном устройстве Османской Армении и популяризировали социалистические народнические темы. АРФ (Tashnak) стала членом Второго Интернационала в 1907 году. На другом конце империи находились два других вида Балканского социализма. С одной стороны, существовала знаменитая Федерация рабочих-социалистов в Салониках (Фессалониках)[1], защищавшая позицию по национальному вопросу, близкую австрийскому марксизму и Бунду в России. Несмотря на то, что эта организация представляла в основном еврейских пролетариев, она также старалась привлечь греческих, болгарских рабочих и рабочих-мусульман. Салоникская Федерация утверждала, что все национальности империи должны иметь свои собственные социалистические организации и что они должны быть организованы в рамках федерации. Такое понимание автономной организации национальностей представлялось ключом к сохранению Османской империи. Федерация социалистов в Салониках тоже была связана со Вторым Интернационалом. С другой стороны, существовала Болгарская рабочая социал-демократическая партия (главным образом ее “тесная” фракция[2]), сыгравшая огромную роль в формировании первых социалистических организаций и профсоюзов в Стамбуле. При поддержке лидеров международной социал-демократии Парвуса и Раковского, такие фигуры, как Васил Главинов и Теодор Сивачев привнесли в Османскую империю то, что Ларс Лих называет “эрфуртианизм”, который является основным принципом европейской (немецкой) социал-демократии. Также не следует забывать о влиянии левого крыла Внутренней македонско-одринской революционной организации (ВМОРО)[3]. Одним из членов этой организации был Димитр Влахов, который был избран депутатом из Салоник и постоянно поднимал в османском парламенте вопрос о правах рабочих.

Тем не менее, эти ранние организационные и программные связи с восточноевропейским и балканским социализмом просуществовали недолго. Как известно, переход от Османской империи к Турецкой республике характеризовался этническими чистками и геноцидом. Националистические конфликты в 1912-1922 годах уничтожили первые мульти-этнические социалистические попытки, и эта ломка привела к формированию социалистических движений, которые были чисто национальными (греческие, турецкие и т.д.). Впоследствии связи между турецким левым движением и восточноевропейским левым движением стали ограничиваться скорее бюрократическими отношениями, существующими в контексте ориентированного на Москву международного коммунистического движения. К примеру, во время Холодной войны Коммунистическая партия Турции имела “внешнее бюро”, базировавшееся в Восточной Европе, имевшее возможности для радиовещания. Но нужно признать, что эти связи не имели ничего общего с жизнеспособностью программных и организационных отношений, имевших место в последние годы существования Османской империи.

На I Съезде народов Востока 1920 года в Баку, который был самой масштабной инициативой Коминтерна в отношении “незападного” мира, делегация из Турции была, пожалуй, самой крупной среди делегаций стран, не входивших в состав бывшей Российской империи; в том же году была основана Коммунистическая партия Турции, которая вскоре была раздавлена кемалистским правительством. И все же следующую пару десятилетий СССР поддерживал дружеские отношения с Турецкой Республикой. Не чувствовали ли себя турецкие коммунисты преданными Советами/Коминтерном, которые поддерживали правительство национальной буржуазии, активно их подавлявшее? 

Турецкое левое движение, возникшее после окончания Первой мировой войны, происходило из трех источников. Первый происходил от военнопленных, граждан Османской империи, находящихся в России, где ими и был воспринят большевизм. Эта группа, возглавляемая Мустафой Субхи, сформировала Коммунистическую партию Турции под покровительством Советской Республики и Третьего Интернационала. Вторая группа была сформирована студентами, приехавшими из Германии, где на них повлияли революционные беспорядки (именно поэтому они называли себя турецкими спартакистами), а также другие политические изгнанники, например, Шефик Хюсню. Последние сформировали Рабоче-крестьянскую социалистическую партию Турции (Türkiye İşçi ve Çiftçi Sosyalist Fırkası)  в Стамбуле; другие же члены группы позднее присоединились к национальной борьбе в Анкаре. Важно отметить, что на протяжении британской, французской и итальянской оккупации Турции после Первой мировой войны, Стамбул был свидетелем подъема активных социалистических групп, имевших некоторое влияние на городских рабочих. Последняя, третья группа, представляла собой довольно разнородные отряды, разбросанные по всей Анатолии, которые симпатизировали большевикам в СССР.

Основной кадровый состав этих левых течений состоял из бывших членов Османского общества единения и прогресса (партия “Единение и прогресс” [далее – ЕП]). Интеллектуальная дезориентация и экзистенциальный кризис, который последовал за окончанием войны, привели многих бывших членов ЕП к революционным идеям и большевизму. Значительная часть политической, интеллектуальной и военной элиты ЕП обратила свой взгляд на большевиков, как на источник вдохновения в момент острого кризиса. Новый Советский режим рассматривался как единственная надежда на спасение империи. Как писал Доган Авджоглу, “стать большевиком, а не армянином” казалось единственным оставшимся вариантом спасения турецкой независимости. Таким образом, все составляющая турецкого левого движения в этот период, то есть Коммунистическая Партия Турции, Общество “Зеленая Армия”, народническая группа в Национальном собрании, официальная Турецкая коммунистическая партия, Народная коммунистическая партия Турции (the Halk İştirakiyun Fırkası), оказались наводнены массой членов ЕП. Многие интеллектуалы и активисты, которые до окончания войны были ярыми турецкими националистами и даже пан-тюркистами, обратились к большевизму.

Что поражает обозревателя в только что возникших турецких левых течениях этого период – это центральная роль Ислама. В Анатолии во многих случаях большевизм рассматривался просто как расширение исламских принципов. К примеру, по словам депутата из Бурсы, Шейха Сервета, который был также одним из основателей Народная коммунистическая партия Турции (the Halk İştirakiyun Fırkası), большевистские принципы напоминали Счастливую эпоху (Asr-ı Saadet), то есть времена, когда жил Пророк. Постепенно набиравшая обороты большевистская революция интерпретировалась в рамках дихотомии Запад-Восток и их противостояния. В соответствии с этим, большевики рассматривались как предвестники подъема Азии и неизбежного краха Европы, как представители Востока, наносящие смертельные удары по Западу.

Однако подъем левой оппозиции угрожал лидерству Мустафы Кемаля-паши над национальным движением, что вело к изменению его позиции к этим течениям в худшую сторону. Более того, отношения с большевиками и только что возникшим коммунистическим движением стали частью скрытого противостояния за лидерство над национальным освободительным движением между Мустафой Кемалем и находящимися в ссылке лидерами ЕП . Пиком могущества левых стало избрание в Национальное собрание Назима-бея[4], депутата из Токата и главной фигуры активной левой Народной партии (Halk Zümresi), в качестве министра внутренних дел вместо Рефет-паши, кандидата продвигаемого Кемалем. Назим-бей в конечном итоге был вынужден уйти в отставку, а Мустафа Кемаль-паша начал реализовывать политику разгона левых течений.

Для того, чтобы сдерживать и контролировать растущее влияние большевиков и групп левого толка в Великом национальном собрании Турции, Мустафа Кемаль предпринял довольно странный шаг в виде учреждения 18 октября 1920 года “официальной” Турецкой коммунистической партии, укомплектованной “разумными и заслуживающими доверия друзьями”. Целью этой партии была монополизация коммунистической повестки. Такие тактические маневры сочетались с политическим насилием: в январе 1921 года Мустафа Субхи (лидер Коммунистической партии, одобренной Коминтерном) и 15 его товарищей были убиты в Трабзоне. Последствием стало закрытие легальной Народной коммунистической партии Турции и арест ее членов. Общество “Зеленая армия” было распущено. Весной 1921 года новообразованное Министерство по делам религии выпустило “фетву”, которая клеймила большевизм как опасную и неправильную тенденцию и призывала верующих выйти из Народной коммунистической партии Турции.

После репрессий, начавшихся в 1921 году, судьба турецких левых все чаще стала зависеть от изменениях в турецко-советских отношений. В турецко-советском “Московском договоре” (“о дружбе и братстве”) от 16 марта 1921 года, правительство Анкары согласилось прекратить всю пан-турецкую агитацию, а советское правительство, в свою очередь, обещало не проводить антиправительственную агитацию в Турции.

Конец военных действий и освобождение страны радикально изменили характер отношений между кемалистами и Москвой. Народная коммунистическая партия была окончательно распущена и обвинена в шпионаже в пользу Советского Союза, многие активисты были арестованы. Но несмотря на новую волну репрессий, Коминтерн не настаивал на освобождении заключенных; вместо этого Четвертый конгресс подчеркнул важность турецко-советской дружбы перед Лозаннской конференцией. Второй конгресс Коминтерна после напряженных дебатов принял позицию поддержки буржуазной националистической антиимпериалистической борьбы. Третий конгресс, который прошел в 1921 году, выступил с призывом поддержать кемалистов и национальное освободительное движение. Придерживавшийся этой линии Четвертый конгресс провозгласил “свою поддержку любому национально-революционному движению, направленному против империализма”, включая турецкое, и вновь подтвердил решения Третьего конгресса по поводу поддержки национальной буржуазии коммунистами колониальных и полу-колониальных стран. По мнению Коминтерна, “на колониальном Востоке в настоящее время главным призывом к наступлению является единый антиимпериалистический фронт”, а “потребность в тесном союзе с пролетарской Советской республикой является основой антиимпериалистического единого фронта”.

Таким образом, правительство Анкары вновь было уверено в том, подавление национальной Коммунистической партии не поставит под угрозу поддержку и расположение советского правительства. Предыдущие советские представители, такие как Шариф Манатов, которые активно пытались организовать коммунистические ячейки в Анатолии, были заменены более “заслуживающими доверия” и “дипломатичными” представителями, такими как Семен Аралов. Опальные турецкие коммунисты были даже обвинены в “левом авантюризме” и, таким образом, дискредитированы. Тем самым весь этот процесс показал, что турецко-советские отношения постепенно стали базироваться преимущественно на межправительственном взаимодействии. Зависимость от маятника турецко-советских отношений сделала турецкое коммунистическое движение изолированной сектой с непредсказуемой политикой. Будучи неспособным проводить массовую работу в связи с непрекращающимися репрессиями и потому вынужденное оставаться в подполье, движение оставалось небольшим и неэффективным.

История турецких левых кажется мне историей разрывов. 1960-70-е годы, ставшие следующим поворотным моментом для турецких левых, представляли собой взрывоопасную смесь из про-советских, маоистских, ходжаистских, троцкистских групп, интеллектуальных кругов, городских и сельских, курдских и алевистских партизанских движений. Как вы понимаете, для восточно-европейского слушателя, который ассоциирует этот период левого движения с борьбой между “социализмом с человеческим лицом” и нео-сталинизмом, с государством, балансирующим между двумя этими концепциями, все это звучит очень насыщенно и экзотично. Так, для того, чтобы мы не запутались в этом алфавитном супе из сокращенных названий организаций, не могли бы вы рассказать нам о главных дебатах и стратегиях турецкого левого движения в этот период? Вне официальной Турецкой коммунистической партии, которая предположительно все же получала инструкции из Москвы, каковы были отношения (если таковые вообще были) между ячейками турецких левых и восточноевропейских или советских левых?

В 1960-е годы Турция вошла в двадцатилетний период, во время которого практически все формы социальной борьбы была испробованы: от молодежного движения до крестьянских волнений, от рабочего движения от городской партизанской войны. Можно с легкостью сказать, что эти двадцать лет до военного переворота 1980 года, стали расцветом турецких левых. 1960-е годы являются формирующими годами для турецких левых в том смысле, что тогда впервые левые стали активно участвовать и вести массовую борьбу. В начале 1960-х годов Рабочая партия Турции (Türkiye İşçi Partisi) TİP)[5] стала главной попыткой создания независимой, классовой политической партии левого толка. Партии досталось 3% голосов на выборах 1965 года, и она вошла в парламент. Однако идеологическая и политическая борьба внутри левого движения приводила к многочисленным расколам в рабочей партии  и, в результате, к образованию в 1970-х годах нескольких организаций. Главный конфликт был между про-советскими и про-китайскими организациями. Тем не менее, на протяжении 1970-х годов основными организациями турецких левых (за исключением Коммунистической партии Турции) были экс-геваристские и лево-популистские движения, такие как Devrimci Yol (Революционный путь) и Kurtuluş (Освобождение).

На самом деле, именно вторая половина 1970-х стала лакмусовым тестом для турецких левых. Несмотря на масштабы социальной борьбы в это время, левые были не в состоянии продвинуть последовательную политическую программу и стратегию, особенно в качестве альтернативы кемалистской Республиканской народной партии. Звучали такие лозунги, как “одно решение – революция”, но не было революционной стратегии. Хотя в 1960-х годах царила яркая атмосфера политического и теоретического творчества, на протяжении второй половины 1970-х уже начал преобладать определенный догматизм. Готовые формулы про-советских, маоистских, ходжаистских и геваристских движений выглядели как достаточные для объяснения практически любой теоретической и политической проблемы. Понимание Коминтерном кемализма, как прогрессивного и антиимпериалистического движения, также оказывало весьма устойчивое влияние на стратегическую ориентацию многих организаций. Существовали также дефекты сталинского происхождения – и теоретические (стадиальность) и организационные (монолитность, недемократичность организаций). Другой проблемой была политическая и организационная фрагментация, и особенно – периодически возникающие жестокие междоусобные конфликты между группировками левого толка. Эти (иногда кровавые) конфронтации, особенно в массовых организациях – профсоюзах, студенческих организациях и пр. – имели катастрофические последствия для репутации левого движения.

Главным фактором, определившим судьбу левого движения Турции в эти годы, были жестокие столкновения с ультра-правыми (наиболее активные с 1975 по 1976 гг.), начавшиеся в университетах и далее распространившиеся по всей стране. Эти столкновения, которые в итоге привели к смерти гибели около 5000 человек, иногда поддерживались религиозными (суннитско-алевитскими) или этническими (турко-курдскими) движениями, причем левые пользовались непропорционально большей поддержкой среди этнических и религиозных меньшинств. Эти столкновения были частью “стратегии напряженности”, намеренно форсированной государством. В контексте неспособности правительства успешно восстановить порядок никаким другим способом, кроме как путем объявления во многих городах чрезвычайного положения, армия позволила ситуации усугубиться для того, чтобы у нее появилась возможность вмешаться и представить себя в качестве реставратора порядка, угрожали которому «коммунисты». На протяжении 1970-х годов левое движение заняло оборонительную позицию, пытаясь противостоять фашистским атакам. Тем не менее, сама природа антифашистской борьбы также приводила к тому, что революционные кадры оказались изолированы от обычных людей, которые сами были объектом фашистского террора. Таким образом, к 1979-1980 гг. популярные движения перешли к отступлению, и левое движение было растерянно и разделено. Так, когда в сентябре 1980 года был осуществлен военный переворот, массового сопротивления ему не случилось, и левые активисты, и политические организации обнаружили собственную изолированность. В итоге, военная хунта с легкостью остановила всю политическую и профсоюзную деятельность и задержала десятки тысяч политических активистов.

Принимая во внимание связи турецких левых с восточноевропейскими левыми на протяжении тех лет, во-первых, я должен отметить довольно ограниченные международные перспективы турецкого левого движения. Оглядываясь назад в то время, бросается в глаза одна удивительная вещь: турецкие левые довольно пассивно наблюдали международные революционные события, потрясшие мир в 1970-х годах. Например, ни португальская революция, ни падение греческой диктатуры, ни военный переворот в Чили, ни движение “Солидарность” в Польше, не рассматривались как возможность сделать теоретические выводы. Конечно, существовало некое абстрактное чувство солидарности с борьбой, происходившей по всему миру, но вообще были предприняты лишь незначительные попытки как рассмотрения и обсуждения этих опытов как политических уроков, так и формирования на практике каналов международной солидарности. Так что любая связь с восточноевропейскими левыми была ограничена контекстом международной принадлежности той или иной организации. Конечно, организации, ориентированные на Москву, имели значительно более широкие контакты с официальными коммунистическими партиями восточного блока. Организации, ориентированные на Пекин, также были частью международных связей и до плавного китайско-албанского разрыва в середине 1970-х годов в течение определенного периода времени поддерживали весьма крепкие связи со своими албанскими коллегами. Тем не менее, мы должны признать, что эти связи не имели ничего общего с революционным интернационализмом и должны рассматриваться как бюрократические контакты между государственными и партийными бюрократиями.

 

Источник: http://www.criticatac.ro/lefteast/turk-euro-left-history/

 

Перевод Дарьи Балакиной

[1]
                [1] Socialist Workers Federation of Salonica [Thessaloniki]

[2]
                [2] Имеется в виду Болгарская рабочая социал-демократическая партия (тесных социалистов), образованная в 1903 г. в ходе раскола БРСДП на «тесных» и «широких» социалистов.

[3]
                [3] Существовало две организации: Внутренняя македонская организация (ВМРО) и Внутренняя македонско-одринская революционная организация (ВМОРО). Димитр Влахов был членом ВМОРО. В оригинальном тексте указана Interior Macedonian Revolutionary Organization (IMRO).

[4]
                [4] Здесь имеется в виду Назим Решмор Озтелли (Nazım Resmor Öztelli) – https://goo.gl/GwxabY

[5]
                [5] В оригинальном тексте используется название the Turkish Labour Party или Labour Party of Turkey (Türkiye Emekçi Partisi – TEP), что не совсем корректно, так как речь в действительности идет об образованной в 1961 году the Workers Party of Turkey (Türkiye İşçi Partisi), на что и указывает использованная в оригинале аббревиатура – TİP.

Запись Фоти Бенлисой. Левые в Турции. От истоков до переворота 1980 года впервые появилась Рабкор.ру.

Пиар как новейшая наука

Нынешней весной для российских ученых есть, как и положено, две новости. Одна хорошая и одна плохая. Хорошая новость — упраздняется Федеральное агентство научных организаций, злополучное ФАНО, по поводу вопиющей неэффективности и прямого вредительства которого не писал только ленивый. Плохая новость: руководитель упраздняемого ФАНО Михаил Котюков назначен министром науки. И хотя ученые вроде бы добились того, чего требовали, победа оказалась пирровой. В процессе собственной ликвидации агентство Котюкова, похоже, поглотило всю систему управления наукой. Но дело, в конечном счете, не в Котюкове и даже не в ФАНО. Речь идет об общем подходе государства к вопросам научных исследований, являющемся глубоко порочным.

Появление неэффективных структур и бессмысленный бюрократический контроль над профессионалами — лишь следствие более общих решений, принимаемых на стратегическом уровне. Российское начальство не доверяет научным учреждениям, созданным ещё в советское время, и не знает как ими управлять. В идеале от них хорошо бы вообще избавиться и создать для себя новую науку, не имеющую, по возможности, ничего общего с той, что существовала у нас в течение предыдущих двух веков. Такую, которая была бы ориентирована на немедленный рыночный успех, а главное, что гораздо важнее, на быстрый и шумный пиаровский эффект. Проект «Сколково», который сама власть предъявила обществу как образец новой организации науки, является очень хорошим примером того, как чиновники нового поколения представляют себе это дело.

Нужно собрать в одном месте как можно больше звезд, не жалея денег на их гонорары, построить красивые здания и как можно чаще всё это показывать по телевизору. Чем будут эти звезды конкретно заниматься, как одни исследовательские программы будут совмещаться с другими, каков будет вклад ученых в развитие промышленности и экономики, насколько и в какой форме их работа повлияет на долгосрочные процессы общественного развития — всё это не имеет никакого значения. Подобные нелепые вопросы никто даже не ставит. По сути, подход к науке в точности воспроизводил подход наших политиков к спорту. С той лишь разницей, что там разовые покупки отдельных звезд всё же дают эффект (пусть тоже разовый), тогда как в науке это не получается. Чиновники искренне думают, будто специалист мирового класса может просто так бросить свои многолетние исследования, учеников и коллег, отказаться от планов долгосрочной работы и переехать на новое место просто потому, что ему там обещают больше денег.

В сознании российских начальников деньги — единственная ценность, а потому эти люди искренне удивлялись, когда начали получать отказы. Самые известные случаи, конечно, связаны с математиком Григорием Перельманом, нобелевскими лауреатами Андреем Геймом и Константином Новоселовым, публично заявившими о своей позиции. В других случаях люди просто находили вежливые предлоги, чтобы уклониться от предложенных синекур. Да, ученых из других стран и научных учреждений нередко переманивают. Этим занимаются и американцы, и китайцы, и западные европейцы. Но ставка делается не на большие деньги, а на большие перспективы. В США прекрасно понимают, что ставку надо делать не только на звезд, но на перспективную молодежь, которой надо давать шансы для роста. А те же китайцы часто приглашают специалистов целыми лабораториями. Ни один старт-ап из Сколкова так и не стал компанией с мировым именем, многие проекты были просто закрыты, а некоторые прославились анекдотически, вроде разведения «мясистых мух», представленных публике на смотре стартапом летом 2016 года. Не удивительно, что в то время, как правительственные чиновники закачивали огромные деньги в Сколково, не получая оттуда сколько-нибудь заметных результатов, массовая эмиграция ученых набирала темпы. Старая советская наука, разумеется, не могла в новых условиях существовать так же, как и при прежней системе, но она имела прочные традиции, масштабные наработки и кадры, на основе которых можно было развиваться, выстраивая новую, современную систему приоритетов.

Напротив, именно с этой, реально существующей наукой, власть вступила в затяжной и скандальный конфликт, навязывая специалистам бессмысленный и агрессивный контроль, постоянно снижая расходы на реальную работу и в то же время создавая скандально дорогие бюрократические структуры, единственный смысл которых состоял в том, чтобы мешать исследователям работать. Для большинства российских ученых Сколково стало не примером модернизации науки, а символом её уничтожения. Однако, в конечно счете, дело всё-таки не в Сколково, не в ФАНО и даже не в политике правительства, а в самом проектном подходе, заменяющем ориентацию на долгосрочную исследовательскую работу требованием краткосрочных результатов, разобщающем научное сообщество и заставляющем коллег конкурировать между собой ради незначительных подачек, без которых, однако, выжить в принципе невозможно.

Не удивительно, что в таких условиях численность научных работников в нашей стране сократилась более чем на четверть. Молодые уезжают, старые выходят на пенсию или умирают. Заменять их не только некому, но и незачем — перспективных исследовательских направлений нет. Можно сколько угодно говорить про организацию «прорывов», но весь смысл подобных усилий в том, чтобы через точку «прорыва» двинулся вперед весь «фронт». А фронта нет, как нет и стратегии. Наука, как и предсказывал родившийся 200 лет назад Карл Маркс, в современном обществе стала производительной силой, важнейшим фактором экономического развития. Но решающую роль в данном случае играет не оборудование и даже не финансирование, а сами ученые, люди, их отношения между собой. Власть, находящаяся в конфликте с научным сообществом, не имеет будущего. Но беда в том, что российской власти никакое будущее и не нужно. Её идеал это бесконечно длящееся настоящее.

Запись Пиар как новейшая наука впервые появилась Рабкор.ру.

Социальный рассказ «Я – Фань Юй-су»: неприкрытое лицо китайской бедности

В прошлом году китайскую общественность потряс автобиографический рассказ «Я – Фань Юй-су», повествующий о жизни и судьбе простой женщины-мигранта. Эта история важна тем, что практически все крупные китайские государственные СМИ осветили это произведение и жизнь его автора, тем самым обнажив острые социальные проблемы современного Китая. Сочинение «Я – Фань Юй-су» не только отлично отображает проблемы бедности и условий труда рабочих мигрантов в Поднебесной, но и демонстрирует относительно адекватную реакцию китайского правительства на подобную критику.

В конце апреля 2017 г. в китайской социальной сети WeChat (аналог WhatsApp и Facebook с миллиардом пользователей по всему миру) был опубликован рассказ «Я – Фань Юй-су» (我是范雨素), набравший за сутки более 100 тыс. просмотров. Уже через несколько часов после выхода в свет этой истории, глубокой ночью, ее автору, Фань Юй-су, позвонили сразу два издательства с предложением публикации рассказа. «Я зарабатываю на жизнь тяжелым физическим трудом, а не ремеслом писателя. Когда я разместила в WeChat свое сочинение, я и не рассчитывала на нем заработать – только если совсем немного. Но на следующее утро рассказ зажег общественный интерес и мне пришли первые гонорары», – делится Фань своим удивлением с корреспондентами, наполнившими ее небольшую комнатку.

 Фань Юй-су

 

Нет, это были не корреспонденты каких-то небольших развлекательных изданий или оппозиционных СМИ – к Фань приехали журналисты информационного агентства «Синьхуа» (наш ТАСС), главной газеты страны «Жэньминь Жибао» (наша «Российская газета»), центрального телеканала Китая CCTV (наш Первый канал и ВГТРК вместе взятые). Трогательная история простого рабочего мигранта, вызвавшая серьезный общественный резонанс, была освещена всеми крупными и малыми китайскими средствами информации. И нужно заметить: СМИ не пытались «оседлать» эту историю, направив ее в нужное для власти русло. Рассказ был освещен непосредственно, без каких-либо пояснений и трактовок, представив собой, как мне показалось, интересный пример самокритики современного Китая, донесенной до масс рупором простого рабочего. Мне кажется, что этот популярный рассказ вместе с открытой реакцией на него СМИ в ряде вопросов намного больше говорит о состоянии современного китайского общества, чем многочисленные аналитические статьи с прикладываемыми статистиками и замерами.

«Я – Фань Юй-су» – рассказ, сочетающий в себе черты репортажа и социального очерка. Автор рассказа, Фань Юй-су, хоть и быстрыми, но от этого не менее яркими мазками представила три периода жизни бедняка в современном Китае (80-ые гг., 00-ые гг., сегодняшний день). Какой-нибудь искушенный в современных литературных жанрах читатель чудесным образом «запихал» бы это произведение в рамки уже избитой документальной прозы (или нон-фикшн, как принято сегодня называть этот жанр). Мне же больше приятна мысль о том, что Фань Юй-су не пыталась выдержать жанровые или стилистические условности и вылила все свои мысли и переживания на бумагу. Но всем близко это желание «преломить» художественное произведение на свой лад, под близкую или интересную тебе реальность (в этом, собственно, и выражена большая прелесть литературы). Государственные издания КНР увидели в этом рассказе, как мне видится, руководство к действию. Ряд либеральных изданий типа китайского отделения «Голоса Америки» (VOA Chinese) предположили, что такая открытая реакция ведущих СМИ Китая на рассказ – некая ошибка, которую в ближайшее время исправят, удалив всю информацию о сочинении и его авторе (прогнозы так и не сбылись). А многие китайцы считают, что таким образом власть пытается уменьшить поток мигрантов в Пекин и другие китайские мегаполисы, испугав их непростой жизнью Фань.

С надеждой, что мое «преломление» наиболее близкое к реальности, я бы осмелился отнести этот рассказ к погибшему у нас направлению соцреализма, еще существующему в Китае благодаря нескольким «островкам» современных писателей и «океану» китайской литературы ХХ столетия (погибшим я называю именно существование соцреализма в сознании современного общества, сами произведения наверняка публикуются, но, по моему мнению, массами не овладевают). Нет, Фань Юй-су даже не намекает на какую-либо борьбу в своем рассказе, не очерчивает главного врага простого рабочего. Но мне думается, что не менее важным в соцреализме является честное отображение окружающей реальности, подкрепляемое социальным положением самого автора. С первого взгляда рассказ может показаться простой сентиментальной историей без каких-либо обобщающих выводов. Особенно такое восприятие возможно после прочтения первой части, в основном посвященной жизни матери Фань Юй-су. Усиливается этот эффект «простоты» истории самим автором, что отмечает китайская аудитория. Например, «Синьхуа» цитирует один из самых популярных комментариев, оставленных под рассказом: «В произведении нет никаких признаков возмущения, яростных слов негодования, иногда это доходит до того, что рассказ теряет какую-либо эмоциональную окраску. Писатель представляется читателям точным регистратором жизни его социального окружения. Но так жизнь простого человека в огромном обществе только живее ложится на бумагу». Да, конечно, это не «Мать» Горького или «Рикша» Лао Шэ, где писательский талант без конкретных выводов рисует взаимосвязь одной трагической истории с судьбами всего мира. Но, с другой стороны, Фань Юй-су своей непосредственностью, и, возможно, намеренной скупостью на эмоции заставляет задуматься над всеобщей причинностью такой жизни. И проглядывающиеся в рассказе нотки юмора и самоиронии заставляют поверить, что, излагая ход мыслей простого человека, Фань незаметно выглядывает из-за угла в ожидании реакции читателя.

Автор популярного рассказа – 44-летняя уроженка китайской провинции Хубэй, переехавшая на заработки в Пекин. Фань Юй-су относится к так называемой страте «пекинских странников» (北漂) – мигрантов, живущих и работающих на окраинах китайской столицы. Фань – самая младшая из пяти детей – оказалась и самой способной: она закончила среднюю школу, даже преподавала в младших классах. В 20 лет она перебралась в деревню Пицюнь, расположенную на востоке Пекина. Пицюнь «славится» своими перерабатывающими заводами и, соответственно, пристанищем для тысяч рабочих мигрантов со всего Китая. Наконец, найдя приемлемое по цене жилье в «производственной деревне», девушка вступает в местный литературный кружок – главную отдушину для здешних работяг. Учитель, курирующий кружок, помогал мигрантам окаймлять все тяготы трудовой жизни в литературную форму. «Обращаясь к вещам, не связанным с физическим голодом, утоляешь голод духовный», – рассказывает Фань о живительной силе художественного слова. Еще в детстве она зачитывалась литературными журналами и популярными романами – они подтолкнули ее отправиться в столицу, чтобы «увидеть мир». Когда же Фань узрела реальную жизнь, только литература помогала ей облегчать душу и хотя бы на время покидать многострадальную юдоль.

Фань Юй-су зачитывает свой рассказ в литературном кружке

 

Не хотелось бы ненароком высмеять этот рассказ, преувеличив его значение для современного Китая, но и не покидают опасения умалить достоинства и значимость общей картины и ее деталей для демонстрации социальных язв китайского общества. Балансируя между двух зол, считаю единственно верным путем практически дословный, неприукрашенный перевод этой честной, горькой, но, к счастью, пока не законченной истории.

Надеюсь, что рассказ не только затронет определенные струны в душе читателя, и не только отразит реальные проблемы бедности современного Китая, устремляющегося семимильными шагами навстречу к модернизации. Я буду очень рад, если этот рассказ откликнется в сознании и сердцах таких же трудяг, рабочих мигрантов всего постсоветского пространства. Я бы хотел, чтобы это сочинение стало тем дуновением, которое миллионами голосов вливается в стремительный ветер истории. Ведь неспроста рассказ Фань Юй-су с таким шумом прогремел в общественном сознании китайского народа. Молитвенно повторяющаяся сегодня формула о существовании только двух союзников у России, как мне кажется, может хоть немного пошатнуться и подвергнуться сомнению, если познакомиться с историей такой далекой и одновременно близкой нам всем реальности. Быть может, этот рассказ напомнит читателю о классовой идее, связывающей всех трудящихся, невзирая на культурные и языковые барьеры. Быть может, история Фань Юй-су из деревушки Пицюнь под Пекином напомнит нам о жизни рабочих мигрантов, живущих на окраине Москвы, которая не сильно отличается от китайской реальности.

 Рукодельная карта деревушки Пицюнь

 

Не будет лишним перед самим переводом затронуть некоторые композиционные особенности произведения. Как рассказывала Фань корреспондентам, изначально она писала рассказ про свою маму, но когда учитель литературного кружка прочитал его, он предложил ей дополнить сочинение историей своей жизни. По этой причине первая часть рассказа, перевод которой вы увидите ниже, кроме краткого введения в ее историю, посвящена детству Фань Юй-су и героическому труду ее матери. Всё произведение делится на три логические части, которые отображают три этапа становления современного Китая. Первая часть повествует о детстве автора – 70-80-х гг., вторая часть рассказывает о переезде Фань в Пекин и первых трудностях (90-00-е гг.), третья часть рисует ее нынешнюю жизнь в Пицюне.

К этой статье я приложу перевод первой части рассказа, вторая и третья часть выйдет в ближайшее время отдельной публикацией.

 

«Я – Фань Юй-су»

1

Моя жизнь напоминает грубо переплетенную судьбой книгу, которую невозможно дочитать без слез.

Сама я из города Сянъян провинции Хубэй. В 12 лет начала подрабатывать учителем в местной школе. Если бы я не уехала из родных мест – могла бы стать настоящим преподавателем на полную ставку.

Но я не могла терпеть, не могла сидеть в колодце и наблюдать только за одним клочком неба. Такая скучная жизнь не для меня, я отправляюсь в Пекин – только там можно увидеть мир. Тогда мне было всего 20 лет.

Сразу по приезду в столицу жизнь начала складываться неладно. Главной причиной этому была моя нерадивость: руки и ноги не слушались меня, я очень была неуклюжей. Другие люди тратили всего тридцать минут на выполнение поставленной задачи, мне же не хватало и трех часов. Всё валилось из рук – я работала намного хуже остальных. Особенно это проявлялось в работе официанткой – оцепенев, я могла внезапно упасть и разбить тарелки. Небольшой заработок не давал мне умирать с голоду. В Пекине я провела два зря потраченных года, наблюдая, как невидимый идеал сгорает у меня на глазах.

Спустя некоторое время я вышла замуж за одного дунбэйца[i], но это был совсем паршивый брак. Мы продержались вместе не больше 5-6 лет, я родила двух дочерей. Бизнес отца детей приносил только убытки, каждый день он напивался и избивал меня. Я действительно больше не могла терпеть эту жестокую жизнь и решила взять двух дочек и вернуться за помощью домой в Сянъян. Муж даже не пытался нас найти. Я слышала, что он перебрался через западные регионы Китая в Россию и, вероятно, сейчас пьяным валяется на какой-нибудь московской улице.

Долго дома я оставаться не могла, и вскоре мы с детьми вернулись обратно в северную столицу в поисках заработка.

 

2

В детстве мы со средней сестрой любили вместе лежать на кровати и читать романы. Когда же от чтения уставали глаза, мы болтали о всяком. Я спрашивала сестру: мы пролистали так много биографий известных личностей, кто же из них больше всего на тебя повлиял? Сестра отвечала: всех этих великих людей невозможно увидеть или пощупать – никто из них не смог меня впечатлить. Только старший братик служит для меня примером.

Я слушала ее, но в душе не придавала этому значения. Конечно же, книжные персонажи невидимы и неощутимы – в их существование сложно поверить. Но наша жизнь реальна, тем более ощутима – именно поэтому моим героем была наша мама. Да, брат был одаренным ребенком – но не более того.

Мою маму зовут Чжан Сянь-чжи, она родилась 20 июля 1936 года. Уже в 14 лет благодаря своему красноречию и умению решать любые споры между сельчанами ее единогласно избрали председателем деревни. С 1950 года в течение 40 лет моя мама стояла у власти, подобно Саддаму Хусейну, Муаммару Каддафи и другим непреклонным политическим лидерам. Только гордилась я своей матерью не из-за этого.

Дедушка Вэй, когда мама была еще совсем маленькой, по договоренности посватал ее с соседом по лестничной клетке, моим отцом. Эта свадьба в будущем очень помогла моему дяде – брату мамы, ради него все и задумывалось. В молодости мой папа был очень талантливой и тонкой натурой, чем не сходился с практичной и хозяйственной матерью – ссоры между молодоженами не стихали ни на день.

Отец с детства напоминал мне тень большого дерева – вроде бы настоящий, а коснешься – и нет его. Он часто болел и не почти не разговаривал, а заниматься физическим трудом ему не позволяло слабое здоровье. Небольшая комнатка вмещала пять детей, и все они держались только на одной матери.

Мама родилась в ненавистном «старом обществе»[ii] – тогда для женщин о школе даже и речи не было. Но имена всем моим братьям и сестрам мама выбирала лично. Старшего брата она назвала Фань Юнь, младшего – Фань Фэй. Мама надеялась, что братья станут лучшими людьми и смогут «унестись в заоблачные дали» согласно старой китайской легенде. Нам, трем сестрам, она выбирала имена более свободно. Старшую сестру мама назвала Фань Гуй-жэнь, так как во время ее рождения за окном цвело чайное дерево. Средней сестре мать сначала хотела дать имя Мэй-жэнь – был сезон цветения слив, но оно было созвучно «невезучему человеку», поэтому остановились на имени Фань Мэй-хуа. Меня назвали Фань Цзюй-хуа – во время родов мама увидела благоухающую хризантему. В 12 лет я запоем читала популярный тогда любовный роман «Моросящий дождь», написанный известной писательницей Цён Яо. Пораженная печальной историей любви я без разрешения родителей решила поменять свое имя на Фань Юй-су[iii].

Мать Фань Юй-су – Чжан Сянь-чжи

 

С самого детства старший брат старательно учился, но его талантов не хватило для поступления в школу. Он усердно учил классические тексты днями напролет, но постоянно засыпал за рабочим столом. Из-за этого у него не получилось сдать экзамены в университет с первого раза, не вышло и со второй попытки. Брат очень сердился, он считал, что провалив вступительные экзамены в вуз, он не сможет покинуть деревню и выбиться в люди. Чтобы «перепрыгнуть через деревенскую ограду», он непременно должен стать настоящим ученым-литератором – все мысли брата были поглощены учебой.

Наша семья была очень бедной. Две сестры имели инвалидность – это только прибавляло забот. Изо дня в день, из года в год дом наполнялся звоном, означающим, что сестрам нужно чем-то помочь: «динь-дон – динь-дон» будто напоминал о нашей бедности.

Чтобы старший брат стал ученым, семья вкладывала в его «науку» все до последней копейки. Он часто забирал из дома рис, пшеницу, которые продавал, а на вырученные деньги покупал научные издания и традиционные каноны. Дома совсем не оставалось еды, нам приходилось доедать оставшийся батат. К счастью, никто из пятерых детей с голоду не умер, ни один не протестовал и не пытался съесть больше другого – и все это благодаря маме.

Старший брат потратил несколько лет на чтение книг и сложение сочинений, но его цель стать настоящим ученым так и не сбылась. Идеи и стиль его работ стали подобны творениям добродетельных мужей, выглядеть он стал неряшливо – будто не от мира сего, а речь его стала подобна классическим текстам. В деревне таких людей насмешливо называют «глотающий слова» – они напоминают деревенского ученого Кун И-цзи, вышедшего из-под пера знаменитого писателя Лу Синя[iv]. Таких людей в деревне все презирали. Однако, между Кун И-цзи и старшим братом есть одно отличие: у первого не было нашей доблестной матери. Именно благодаря ей никто в селе не осмеливался бросать надменный взгляд на брата.

Ораторские способности и умение вести себя с разными людьми позволили маме занять особое положение в деревне. В нашем Сянъяне ее называли «красным листом»[v]. За почетное звание «красного листа» моя мама не брала ни копейки, помогая людям найти свою любовь исключительно добровольно. Используя современный язык, сегодня ее бы назвали волонтером. В 80-х годах прошлого века в каждой деревенской семье было принято иметь много детей, а юноши и девушки довольно рано женились – именно поэтому такие люди, как моя мама, были самыми популярными и любимыми на селе.

Мой брат не смог стать ученым, у него не получилось «перелезть через деревенскую ограду» – эти вопросы уже потеряли важность. Теперь главной задачей для него была женитьба. Такой тип людей, как мой старший брат, в деревне считают сумасшедшими – о невесте даже и речи не шло. Так бы оно и было, если не брать в расчет нашу удалую маму. Она до сих пор умеет все черное представить белым: так, все недостатки ее старшего сына были обращены в его преимущества. Благодаря грозной силе материнского слова наш брат, выходец из беднейшей семьи, смог найти жену, похожую на цветущую весной белую акацию.

После свадьбы брат по-прежнему отставал от века нынешнего. Он убеждал мать, что даже если пост главы деревни незначителен, она должна покинуть его – ведь никакой чиновник не может избежать алчности и взяточничества. Я тогда была еще маленькой, но понимала, что старший брат шутит, ведь где тут найтись взяточничеству, если все мы уже который год грызем один лишь батат? Однако, хотя мама ничего не говорила, спустя 40 лет тяжелой работы она ушла в отставку.

Старшая сестра, когда ей было всего 5 месяцев отроду, сильно заболела менингитом. Так как никакой связи между нашей деревней и Сянъяном не было, матери пришлось просить своего самого быстроногого брата взять с собой сестру и бежать в городскую больницу, путь до которой составлял не меньше 40 ли[vi]. Но даже в больнице ей не смогли помочь, из-за чего сестренка стала умственно отсталой. По словам матери, инъекция, которую она каждодневно вводит сестре, только отравляет ее организм, но без лекарств она может умереть.

Мама никогда не прекращала борьбу за Фань Гуй-жэнь. Она верит, что сможет вылечить сестру, используя и западную, и китайскую медицину. Не брезгует она разными шаманами и колдунами – мать пробует все способы излечения, она верит в чудесное спасение сестренки. К нам часто приходят разные люди с рассказами о каком-нибудь волшебном или святом месте, которые помогут сестре. Мать посылает отца вместе с дочерью молиться в подобные святыни, если же они приносят оттуда какой-нибудь талисман, она всегда сжигает его и дает сестре выпить воду с растворенным пеплом священного артефакта. Каждая новая надежда обворачивается новым разочарованием, но мама никогда не сдается.

Несчастья не обошли и среднюю сестру: ее сковал детский паралич, который смогли излечить только по исполнении 12 лет. В итоге она пошла на поправку, но осталась на всю жизнь хромой.

У моей мамы пять детей, и за всю жизнь никто не давал ей и минуты покоя.

P.S. В следующей статье будет представлен перевод второй и третьей части рассказа, где Фань Юй-су подробно изобразит свою непростую жизнь в пригороде Пекина, условия труда китайских рабочих и быт мигрантов деревни Пицюнь.

i Дунбэй – северно-восточная провинция Китая

[ii] «Старое общество» (旧社会) – в Китае так принято называть крестьянские общины, находившиеся под властью помещиков вплоть до 1949 г. – образования КНР.

[iii] Древняя китайская традиция обязует с большой ответственностью относится к выбору имени для ребенка. Кроме поиска имен, созвучных благоприятным словам типа «счастье», «богатство», «добродетель», от родителей требуются знания основ астрологии и совещания со гадальщиками-знатоками классического канона «Книги изменений» (易经). Обычно имя выбирал отец по советам гадальщиков, в этом же случае Фань Юй-су подчеркивает, что выбрала имя не просто женщина, а крестьянка, по определению мало сведущая в этой науке. *Краткие пояснения к именам: 1) Фань Юнь – «облако», 2) Фань Фэй – «крылья» ~ соотносится с желанием матери, чтобы ее сыновья «унеслись в заоблачные дали»; 3) Фань Гуй-жэнь – «чайное дерево», 4) Фань Мэй-хуа – «цветы сливы», 5) Фань Цзюй-хуа – «хризантема», 6) Фань Юй-су – в имени есть слово «дождь» – отсылка к ее любимому роману.

[iv] Известный сатирический рассказ Лу Синя, повествующий о жизни бедного ученого, следующего заветам Конфуция и пытающегося сдать экзамены.

[v] Так в Китае называли посредников любви – свах.

[vi] Около 20 км.

Запись Социальный рассказ «Я – Фань Юй-су»: неприкрытое лицо китайской бедности впервые появилась Рабкор.ру.

Забастовки учителей в США: новая фаза общественной борьбы?

 

Коллективные действия и забастовки рядовых учителей в Соединенных Штатах Америки охватывают один штат за другим. В феврале бастовала Западная Вирджиния, в апреле – Оклахома и Аризона, один день бастовали учителя Нью-Джерси, Кентукки, Колорадо и Северной Каролины.

Только-только республиканцы безоговорочно праздновали победу. Они проводили открытую политику спасения капитала за счет налогоплательщиков, резали здравоохранение и образование, снижали налоговые сборы и вводили налоговые каникулы во время  неблагоприятной экономической конъектуры. Их кандидат миллионер Дональд Трамп стал президентом Америки. Простые люди поверили ему, что он изменит жизнь провинциальной Америки. Они верили, что «Америка снова будет великой». Теперь нет.

Западную Вирджинию называют страной Трампа, в которой был высокий процент проголосовавших за него (68,2% и свыше 80% в южных горных округах), но забывают добавить, что на праймериз в том же штате победил Берни Сандерс.

Штаты с бастующими учителями, по данным исследования Национальной образовательной Ассоциации, беднейшие по уровню средней заработной платы учителя: Аризона – 43 место (47 218 долл. в год), Западная Вирджиния – 45 622,  Оклахома – 49 место (45 276)[1].

Учителя вынуждены искать вторую работу, задумаются о миграции в другой штат или смене рода деятельности. Нехватка квалифицированных кадров привела уже к тому, что в некоторых школах Оклахомы и Колорадо введено четырехдневное обучение.

По данным отчета центра бюджета и политики приоритетов, финансирование общего образования не достигло докризисного уровня 2008 года в 29 штатах США.  Хотя пока нет полных данных за 2018-2019 учебный год, имеющиеся данные позволяют утверждать, что в 7 штатах, таких как Алабама, Аризона, Кентукки, Мичиган, Миссисипи, Техас, Западная Вирджиния, сокращения продолжаются.

В Западной Вирджинии сокращения подкосили агентство страхования здоровья бюджетных работников (PEIA). Выход был найден в детальнейшем получении дополнительных поборов с работников. Страховой взнос нового законопроекта включает размер взносов всех работающих членов семейства и выполнение работником оздоровительной программы. Например, если работник не сделал достаточное количество шагов в день, то автоматически уменьшается количество набранных баллов и набегает дополнительная пеня.

Экономия на образовании является прямым следствием уменьшения размера налогов и введения налоговых «каникул».

Так, в Западной Вирджинии уменьшение размера налогов началось более десятилетия назад: сократился налог на чистую прибыль корпораций, отменен корпоративный налог, альтернативный минимальный налог. В совокупности штат теряет 425 млн. долларов  дохода каждый год.

Оклахома ввела налоговые льготы на доход нефтяных компаний за 2008-2014 год, что одновременно привело к сокращению финансирования образования в расчете на одного ученика на 24% за тот же период[2].

Одновременно после выборов 2010 года началось наступление на трудовые права работников государственного сектора Северо-Востока и Среднего Запада, где еще сохранялось право на коллективные соглашения.  Отдельные работники лишались права на коллективные соглашения, переговоры по коллективному договору сводились только к размеру заработной платы, вводилось право на труд[3].

Право на труд заключается в том, что профсоюз не имеет права требовать уплаты членских взносов с работников, не состоящих в профсоюзе или требовать у работодателя обязательного вступления нанимаемых работников. Теперь право на труд может стать государственным законом, обязательным для всех штатов, в случае положительного судебного заключения по делу Марка Януса против Американской Федерации работников штата, региона и муниципалитета.

Чтобы проиллюстрировать масштаб перемен в результате этой атаки, можно обратиться к Акту 10, введенному губернатором Скоттом Уокером в штате Висконсин. С момента введения этого акта, работник каждый год обязан подтверждать свое членство в профсоюзе. Если же он этого не сделает, он автоматически перестает быть членом профсоюза. До введения Акта профсоюз государственных работников Висконсина насчитывал 98 тысяч членов, теперь, в 2018 году, только 28 тысяч. Профсоюз потерял 2/3 своих членов.

Атака на трудовые права полностью меняет сложившийся еще полвека назад «баланс сил». Хотя профсоюзы частного сектора начали ослабевать с 70-ых, в США на фоне студенческих выступлений и борьбы за гражданские права также происходили массовые выступления учителей, в результате которых завоеваны многие трудовые права.

Но когда рабочие могут договориться с капиталистами в комиссиях, а не в результате борьбы, то рабочая организация не закаляется в борьбе, не происходит отбора квалифицированных кадров для коллективной борьбы. Это вопрос времени – когда в организации приобретут силу профессиональные переговорщики по трудовым спорам и лоббисты в законодательном собрании. Тогда в организации востребованы профессионалы, которые могут договариваться и не обязаны иметь опыт организации борьбы.

Теперь, когда начинается новая волна учительских протестов, особенный интерес представляют успехи и ошибки, допущенные при организации забастовки. Как низовое движение без особых ресурсов смогло достичь  побед, какова роль официальных профсоюзов в борьбе учителей?

 

Самоорганизация учителей в США: как учителя устроили забастовку и смогли победить?

 

Форма протеста учителей связана с историческим опытом  коллективных действий работников США. Коллективные действия не являются для множества активных людей открытием: Ребекка Гарелли приехала в Аризону из Чикаго, где участвовала в забастовке учителей 2012 года; учитель музыки Ной Карвелис – активист кампании Берни Сандерса. Многие участники знают об учительских забастовках в Западной Вирджинии и Оклахоме в 1990-ые годы. То есть существуют активисты с необходимыми навыками профсоюзного органайзерского опыта, которые понимают значение постановки цели и планирования кампаний во время акций, роль вспомогательных действий.

Это в особенности касается «Горного Штата»  – Западной Вирджинии, где еще сохранилась традиция рабочей борьбы. Учителя Западной Вирджинии, без всяких сомнений, считают себя рабочим классом. Они гордятся борьбой шахтеров на угольных копях, почти каждая семья имеет родственников, участвовавших в забастовках, все  чтут память крупнейшего рабочего восстания у горы Блэр в 1920-ые[4]. Не случайно забастовка началась в южных округах Западной Вирджинии, где эта традиция рабочей борьбы наиболее сильно выражена. Более того, даже враги их остались теми же: нынешний губернатор Джим Джастис – потомок угольных магнатов. Учителя борются против тех же кампаний и семей, с которыми враждовали их предки.

В южных штатах, к которым относятся Оклахома и Аризона, рабочие не имеют большой традиции классовой борьбы, и сохранившиеся профсоюзы учителей являются реформистскими. Несомненно, это не аналог  «желтых», подотчетных администрации профсоюзов, но они не способны поднять своих членов на борьбу. Тем не менее, благодаря этим профсоюзам, учителя знают расклад сил в парламентах, процедуру принятия решения в парламенте и на референдуме.

Такова реальность американских рабочих организаций: они объективно представляют собой двойственную смесь боевых рабочих и прозаседавшихся бюрократов. От этого противоречия нельзя избавиться щелчком пальцев, поскольку обе части укоренены в американском образе жизни, их тактики работают, а значит и не происходит отбора принципиально неверных стратегий.

Все учителя были недовольны, а старая тактика поддержки своих профсоюзов и кандидатов перестала работать. Оставалось только выразить свое возмущение общественным путем. Как в сказке Андерсена: все видели, что король голый, но необходимо это произнести вслух, чтобы все сомнения исчезли.

Социальная сеть Facebook предоставила такую возможность, став новым коллективным организатором. Общение учителей между собой, обмен информацией, осознание своих интересов и коллективный поиск тактик борьбы – все концентрировалось в сети.

Западно-Вирджинская группа в Facebook «Работники Государственного Сектора Западной Вирджинии» стала популярной после конфронтационного видео, в котором охранники по требованию сенаторов прекратили съемку в Капитолии.

Группы «Забастовка учителей Оклахомы – Время пришло»  и  «Аризонский союз работников образования» мгновенно выросли на фоне забастовок в Западной Вирджинии. Однако не сам Facebook породил протест, была необходима деятельность вовне, которая привлекла и сплотила рядовых учителей.

Подготовительная фаза к забастовке проходла скрыто и неприметно, акции не набирали поначалу даже 500 человек, но в тоже время три четверти работы было проводено на этом этапе, а не во время самой забастовки.

В Западной Вирджинии учителя действовали более централизованно в Чарльстоне во время Дня Мартина Лютера Кинга и на забастовке 2 февраля в регионе Минго.

Подготовительная фаза  протеста учителей в Оклахоме была более фрагментарной. Когда учителя города Талса вышли на забастовку, взяв в один и тот же день больничный, они ничего не знали об инициативе  «Шаг вперед, Оклахома», поддержанный учителями Бартлесвилля.  Хотя эта инициатива не была выгодна бедным и среднему классу, она предусматривала повышение зарплаты учителям, что вызвало некоторую поддержку. Но и эта инициатива была локальной. В итоге даже групп в Facebook было создано две: «Забастовка учителей Оклахомы – Время пришло!» и «Оклахомский союз учителей».

В Аризоне подготовительная фаза прошла по классической методике профсоюзного органайзинга, в котором была намечена деятельность для каждого учителя, начиная с самых простейших действий: с кем-то поговорить по актуальной теме, организовать встречу, раздать материалы.

Чтобы вовлечь всех учителей и охватить все школы, организаторы предлагали учителям еженедельно задания.  На одной неделе учителя надевают футболку с надписью «RedforEd» (Красный за образование»), на следующей они в социальных сетях пишут о трёх причинах, побудивших их присоединиться к этой акции, затем раздают в районах листовки, через месяц устраивают митинги возле своих школ и готовят публичные доклады. Постоянная деятельность учителей в движении «RedforEd» позволила им почувствовать себя активным членом сообщества, ощутить свою сопричастность к чему-то большому и набрать критический вес, заставивший с собой считаться.

Что даже более важно: движение «RedforEd»  постоянно стремилось преодолеть стихийность движения и вовлечь учителей в организацию. В отличие от стихийного движения, организации имеют основное преимущество: они способны аккумулировать прошлый опыт, вырабатывать тактику и осуществлять более целесообразное разделение труда. Хорошо это или плохо, но только организации позволяют движению побеждать.  Активистское ядро группы Аризонского союза работников образования, сложившееся вокруг группы Facebook, устанавливало контакт с каждой школой, искало неформальных лидеров и инициативных людей,  готовых передавать им информацию с мест, сообщать о планируемых действиях ядра группы. Каждому участнику присваивалась своя организационная роль в соответствии с их склонностями: работа с медиа, коммуникация с рядовыми учителями и др.

Иначе говоря, учителя Аризоны начали создавать профсоюз – организацию, в которой работники осуществляют деятельность для защиты своих классовых интересов, прежде всего – интересов на своем рабочем месте, даже без официальной регистрации.

Меньшая организованность учителей Западной Вирджинии с лихвой компенсировалась рядовым опытом участников.

Отсутствие того и другого поставило протестующих учителей в зависимость от решений профсоюза Оклахомской Образовательной Ассоциации. Это не казалось неудачным вариантом, поскольку Национальная Образовательная Ассоциация – довольно опытная организация, а сотрудничество с региональным комитетом профсоюза в Западной Вирджинии было плодотворным. Но в Оклахоме напряженность в отношениях возникла сразу же, начиная с определения даты забастовки: рядовые участники готовы были бастовать со 2 апреля (и отстояли это право), тогда как профсоюз предлагал провести забастовку только 23 апреля. Однако, окончательно разрыв между профсоюзом и рядовыми участниками произошел позже, во время забастовки.

Предупреждая забастовку, губернатор Оклахомы Фаллин подписал законодательный акт о повышении оплаты учителей на $6 000 и увеличение финансирования на $50 млн., оплаченных за счет новых налогов на сигареты, моторное топливо, нефтегазовые доходы[5].

Но не все требования были выполнены, и забастовка началась. Однако, после 9 дней забастовки Оклахомская ассоциация образования объявила «историческую победу». И это вопреки тому, что было принято изначальное предложение губернатора! Учителя ощущали себя преданными и не хотели останавливать забастовку.  Но так как профсоюз начал её, он её мог и завершить. Оклахомская ассоциация образования призвала учителей вернуться в классы и готовиться к ноябрьским выборам, т.е. делать то, что и всегда.

События в Оклахоме были предрешены плохой подготовкой подготовительной фазы и предательством профсоюза. Но тут следует упомянуть о специфике второй фазы борьбы учителей – забастовке и о препятствиях при её организации.

Забастовки государственных работников официально запрещены, так как государственные служащие не имею права заключать коллективные соглашения на уровне штата. Технически все эти «забастовки» были законными, но для этого требовалось согласие администратора округа (суперинтендента). Администратор округа закрывал школу под давлением учителей для организации демонстрации в столице штата. Технически это разрешено. Но на практике рекомендации администраторов округа не всегда принимались в расчет и забастовки становились нелегальными и «дикими».

Также администраторы округа  находятся под давлением властей штата, и забастовка опутывается рядом невыгодных условий. В Оклахоме и ряде школ Аризоны и Западной Вирджинии учителям с годовым контрактом сказали, что забастовка идет в счет отпуска, а обслуживающий персонал – педагоги дополнительного образования, охранники, работники столовой – теряют в зарплате.

Также, поскольку основной задачей было принуждение сенаторов принять новые законопроекты с повышением налогов и зарплат, протесты учителей ограничены сроком законодательных сессий.

Забастовка в Западной Вирджинии и Оклахоме случилась вовремя, но оргработа в Аризоне привела к позднему началу забастовки: за 8 дней (с учетом выходных – еще меньше) до конца расширенной сессии.  Законодательная сессия уже заканчивалась и после забастовку не имело смысла продолжать. Хотя в результате забастовки учителя добились улучшений и решение органайзеров о завершении забастовки выглядит оправданным, власти, что называется, держали козыри в рукаве.

Второй просчет органайзеров Аризонского союза работников образования, признаваемый ими, – отсутствие демократического голосования о завершении забастовки, которое тем более необходимо, что часть работников – вспомогательный персонал – ничего не получил. Многие учителя расстроены прекращением забастовки, и часть из них теперь готова порвать всякие отношения с органайзерами.

 

Предварительные итоги коллективных забастовок учителей в США.

 

Забастовка в Западной Вирджинии была самой удачной за счет эффекта неожиданности, неопределенности сроков забастовки, а также раскола элит. В отличие от марша Берни Сандерса, новостные вертолеты уделили много эфирного времени забастовкам учителей. Сенатор-демократ R. Ojeda публично поддерживал учителей. Действительно, они столкнулись с меньшим сопротивлением. Забастовка в Западной Вирджинии завершилась недвусмысленной победой: учителя получили 5% повышение оплаты для учителей и 3% для других работников школы. Рост выплат по страхованию здоровья был заморожен, а его дальнейшая судьба будет решаться целевой комиссией с участием представителей учителей.

В Аризоне учителя добились 10% повышения заработной платы для учителей в первый год, роста финансирования образования на 400 млн. за три года. Профсоюзная кампания была более масштабной, но и враг был сильнее. Довольно быстро СМИ обвинили органайзеров Аризонского союза работников образования в «социалистическом заговоре», а телеканал Fox10 заявил, что кампания RedforEd – прикрытие для торговли марихуаной.

Борьба продолжается, и органайзеры запускают кампанию для проведения референдума по повышению налогов на богатейших аризонцев «Инвестируй в образование», который обеспечит образование достаточным фондом. Удачный ход: поскольку для повышения налогов в Аризоне законопроект должен быть поддержан 2/3 членами Капиталия, и даже избрание лояльного законодательного собрания не гарантирует перемен, выдвижение законопроекта на референдум выглядит более реальной альтернативой.

Консерваторы  не сложили оружия: теперь в штате объявляют запрет на появление в школах в футболках «RedForEd», ссылаясь на запрет  политической агитации в школе.

Наиболее удручают результаты в Оклахоме. Помимо того, что забастовка не добилась никаких результатов по сравнению с предложением губернатора, так еще оклахомский союз налогоплательщиков выдвинул инициативу, накладывающую вето на предложения губернатора о повышении налогов. Нет повышения налогов – нет повышения оплаты учителям. Если к 18 июля инициатива наберет 40 000 подписей, то повышение зарплаты учителям  и увеличение финансирования образования будет решаться на референдуме.

Вместе с этим, произошел разрыв между инициативными учителями вокруг групп Facebook и Образовательной Ассоциацией. Вполне возможно, в будущем ожидается импичмент президента Оклахомской Образовательной Ассоциации, или же произойдет громадный отток членов.

Забастовки учителей США показывают, что борьба рабочих снизу не только возможна, но может быстро стать массовой. Но для её успеха необходимо как участие активистов с опытом профсоюзного и активистского органайзинга, так и целесообразная работа в движении по оргстроительству. Поэтому, для левых  недостаточно просто заниматься теоретической работой и ожидать подъема стихийного общественного движения. Необходимо также приобретать органайзерский и активистский опыт. Только при наличии такого опыта стихийные движения могут одерживать победы. Ведь только реальная солидарность, совместное с движением участие в решении проблем, выявление интересов его участников, приобретение совместного опыта коллективной борьбы –  может сломать стену между левыми и классом.

 

                   Автор: Сергей Николаенко

 

 

[1] http://www.nea.org/assets/docs/2017_Rankings_and_Estimates_Report-FINAL-SECURED.pdf

[2] http://pulse.ncpolicywatch.org/2018/04/06/report-in-red-right-to-work-states-teachers-are-rising-up/

[3] https://www.riir.ulaval.ca/sites/riir.ulaval.ca/files/2012_67-4_4.pdf

[4] http://liva.com.ua/battle-of-blair.html

[5] http://time.com/5225514/oklahoma-kentucky-schools-teachers-strike/

Запись Забастовки учителей в США: новая фаза общественной борьбы? впервые появилась Рабкор.ру.

Исторический аспект борьбы с коррупцией в Китае

Известно, что коррупция в Китае началась тогда же, когда началось само китайское государство: пять тысяч лет назад. В стране при любой династии, которая опиралась на разветвлённый бюрократический аппарат, возникало множество чиновников, тянущихся к государственным средствам. Конкуренция была высокая — поэтому воровали много и часто. В торговой среде возникло аналогичное явление: чтобы «подмять» под себя весь рынок, занять привилегированные позиции, многие купцы преподносили роскошные подарки высшим чинам. Истоки китайской коррупции лежали в сложившейся организационной системе, когда осуществление и соблюдение законов ложилось на плечи местных властей. В огромной державе, где невозможно было обеспечить жесткий контроль из центра, власть сделала проще: регионы облагались определенными налогами, которые нужно было платить за определенные промежутки времени. Чиновники мелкого и среднего звена, призванные следить за порядком на местах, были существенно обделены доходом, ведь их поддержка государством была низкой, а официальные зарплаты никогда не соответствовали их запросам. Тогда взяточничество распространилось по всей территории китайской империи, а в определенных провинциях законы трактовались местными чиновниками таким образом, что дача взятки в денежной или любой другой форме порой открывала самый короткий и простой путь для простых жителей в осуществлении их целей.

Постепенно коррупционная система пронизала весь Китай. Любой чиновник требовал деньги с младшего по званию — например, со своего помощника. Тот, в свою очередь, обращался к низшему чину, и таким способом эта лестница шла до самого низа. Власти в столице и крупных городах ничего не могли с этим поделать, ведь концепция была разработана практически безупречно, и очень редко можно было поймать взяточника с поличным. А порой они и сами оказывались в этом замешанными. Например, один европейский путешественник, оставшийся безымянным, так охарактеризовал эту систему: «чиновник, который не дает и не берет взятки, считается здесь идеалистом, недееспособным для своего поста. Это все равно, что плыть против течения».[1] Согласно историческим хроникам, из десяти чиновников только трем удавалось оставаться неподкупными.[2]

Но несмотря на это и борьба с этим злом была настолько же жесткой и даже жестокой (применялись различные виды смертных казней, телесные наказания, наказания позором (потеря лица) и конфискации имущества).

Ещё в те далекие годы два учения предлагали пути решения проблемы:

  1. Легизм или учение фацзя (верховенство права, жестокие наказания за его нарушения: уничтожение внешнего проявления коррупции: самих преступлений). Именно благодаря этому учению император Цинь Шихуанди (221-210 гг. до н. э.) создал первую в Китае систему административного контроля и надзора за чиновниками (т. н. «контрольная» или «надзорная власть»): чиновники-инспекторы (кит. цзяньюйши, впоследствии также юйши и циши[3]), подчиненные напрямую только самому императору[4]). В этой связи известны слова великого реформатора КНР Дэн Сяопина (1904-1997 гг.) о том, что «Мягкой рукой с преступностью не повоюешь и социальные уродства не выведешь»,[5] а также слова нынешнего Председателя КНР Си Цзиньпина, объявившего беспощадную войну на уничтожение коррупции в Китае: «Каждый чиновник, одновременно являющийся членом КПК, должен помнить, что все «грязные руки» будут обрублены».[6]
  2. Конфуцианство (разум, гуманизм, доверие и остальные добродетели должны править в обществе, а регулировать отношения должен ритуал: профилактика в корне неправомерного поведения должностных лиц («благородных мужей») и исправление виновности путем стыда и совести), благодаря которому при императоре У-ди (140-87 гг. до н. э.) была создана качественно новая система назначения на государственные должности (т. н. «экзаменационная власть»): желающий стать чиновником (в принципе любой подданный китайского императора) должен был сдать специальные государственные экзамены на знание грамоты, истории, культуры, философии (конфуцианства) и т.д. вплоть до составления собственных законопроектов и поэм или стихов.[7] Остались известные высказывания Конфуция в каноническом труде «Лунь юй» («Суждения и беседы»), касающиеся разложения чиновника:
  • Не беспокойся о том, что у тебя нет высокого чина. Беспокойся о том, достоин ли ты его.[8]
  • Когда ты на службе у правителя, думай прежде о своем деле, а потом уже о своем жалованье.[9]
  • Если служивый муж (ши) думает лишь о спокойствии и удовольствиях, он не достоин так называться.[10]
  • Благородному мужу легко служить, но ему трудно угодить. Если, стремясь угодить ему, нарушаешь учение-Дао, он будет недоволен. Он использует людей на службе сообразно их способностям. Мелкому же человеку трудно служить, но легко угодить. Если, стремясь угодить ему, ты нарушишь учение-Дао, он все равно будет доволен. Он использует на службе лишь тех людей, которые способны на любой проступок.[11]
  • Когда Жань Ю вернулся из дворца правителя, Учитель спросил его: «Почему так поздно?» Тот ответил: «Занимался государственными делами» Учитель сказал: «Ты занимался частными делами. Если бы дела были государственные, то, хотя я и сам не на службе, все равно узнал бы о них».[12]

Коренное различие между данными учениями заключил ещё сам Конфуций: «Если наставлять народ путем правления, основанного на законе, и поддерживать порядок через наказания, то народ станет избегать наказаний и лишится чувства стыда. Если наставлять народ путем правления, основанного на добродетели, и поддерживать порядок путем использования ритуалов, то у народа появится чувство стыда и он исправится».[13]

В китайской литературе также можно встретить примеры того, насколько коррумпированы были многие китайские чиновники. Взятки и подарки в обмен на то или иное их решение были неотъемлемой частью повседневной жизни. Так, например, знаменитый роман времен империи Мин (1368-1644 гг.) «Цветы сливы в золотой вазе», автором которого является некий Ланьлинский насмешник (настоящее имя неизвестно), открыто критикует государственную администрацию, в которой есть место коррупции.[14]

Среди широких народных масс Китая известны были и такие традиционные пословицы, и поговорки о коррупции в среде чиновничества:[15]

  • Беда у крестьянина – радость у чиновника.
  • Берегись улыбающегося чиновника.
  • Какой чиновник не корыстолюбив?
  • Когда крестьянин тощает, чиновник жиреет.
  • Чиновник не бьет приносящих подарки.
  • Чиновник не должен любить деньги, офицер не должен бояться смерти.

Однако были и вполне практические предложения профилактики и предотвращения коррупции. Так, например, известный экономист времен империи Сун (960-1279 гг.) Ван Аньши планировал провести реформы в денежно-кредитных учреждениях Китая, что позволило бы снизить коррупцию и кумовство. Однако предложенные им идеи были отклонены элитой. В результате коррупция продолжала существовать и приобрела еще большие масштабы. Даже суды, не говоря уже о местной элите, были замешаны в коррупционные дела.[16]

Один из сохранившихся юридических актов по борьбе с коррупцией «Правовой кодекс» империи Цин был введен в 1644 году. В нем были прописаны санкции, применяемые к замеченным в коррупции чиновникам в зависимости от тяжести преступления. При этом во внимание принимался размер полученной взятки, будь то деньги, подарки или прочие подношения. Наказать чиновника могли разными способами: от ударов бамбуковой палкой до смертной казни.[17]

Однако, несмотря на все усилия, китайские коррумпированные чиновники частенько поднимались высоко по ступеням власти. Во времена империи Цин (1644-1911) фаворитом императора Цяньлуна стал евнух Хэ Шэнь. Он торговал должностями и аудиенциями с императором, брал взятки по любому поводу. Только после смерти императора в 1799 году высокопоставленный мздоимец был разоблачен и казнен. Конфискованное в казну имущество оказалось дороже всех ценностей императорского двора (!!!). Хэ Шэнь был не единственным мздоимцем –  «откаты» чиновникам при государственных работах, например строительстве дамб и ирригационных каналов, достигали 50–60%.[18] Безудержная коррупция, прогнивший бюрократический аппарат и ослабленное правительство стали главными причинами ослабления империи Цин, ее позорных поражений в Опиумных войнах с Англией и Францией (1840-1842 гг. и 1856-1860 гг.), с Японией (1894-1895 гг.), других столкновениях с империалистическими державами и, в итоге, падения Цинской империи в результате Синьхайской революции 1911 года.

В Китайской Республике (1912-1949 гг.) была создана Экзаменационная палата, которая ведала не только набором госслужащих, но и их аттестацией, однако фактически все кадровые вопросы оказались в руках Кадровой администрации Исполнительной палаты (правительства). На Тайване такое противоречивое положение сохраняется и по сей день. Демократическая прогрессивная партия Тайваня неоднократно поднимала вопрос об упразднении Экзаменационной палаты, но так и не смогла этого добиться.[19]

Однако, впоследствии и националистический режим Гоминьдана проиграл в борьбе с Коммунистической партией Китая по тем же причинам массовой коррупции. В период с декабря 1951 года по июнь 1952 года в новой Китайской Народной Республике, основанной в 1949 г. пришедшей к власти КПК, была проведена первая борьба с коррупцией, названная «стратегия войны» –  программа «трех анти…»:

  1. антикоррупция;
  2. антибюрократизм;
  3. антирасточительство.

Уже тогда коррупционеры приговаривались специально созданными народными судами КНР к смертной казни.[20] Были широко известно дело Лю Циншаня и Чжан Цзышаня – двух видных партийных чиновников. Будучи замешанными в особо крупных хищениях, они были расстреляны.[21] Граждан КНР обязали сообщать о ставших им известных фактах коррупции,[22] чем они (граждане) активно занимались, занимаются сегодня и будут заниматься.

С момента основания Китайской Народной Республики в октябре 1949 года, была создана Комиссия контроля при центральном правительстве, как китайский аналог советского рабкрина. В сентябре 1954 года Комиссия была переименована в Министерство контроля (как в СССР). В апреле 1959 года министерство было упразднено из-за перестройки системы государственного управления.[23]

Остальной же период истории КНР до начала эпохи «великих перемен», начатых реформами Дэн Сяопина в 1978 г. назывался «Золотым веком» общественного спокойствия.[24] Это было вызвано крайней политической нестабильностью (политическая борьба и репрессии в недрах ЦК КПК, объяснявшиеся продолжением борьбой с коррупцией), активной занятостью населения и власти в авантюрных планах построения коммунизма (период «Большого скачка» в 1958-1960 гг.) и путем периодических революций под формальным предлогом очищения партии от разложения, но уничтожившей систему централизованного управления страной (период «Великой пролетарской культурной революции» 1966-1976 гг.) и бедностью отсталого Китая.

Отказ от «казарменного коммунизма» после смерти Мао Цзэдуна в 1976 году и проведение политики «реформ и открытости» с 1978 года привели к внедрению правил рыночной экономики, пусть и с «социализмом с китайской спецификой». Дэн Сяопин бросил лозунг «Обогащайтесь!» и его призыву последовали не только рабочие и честные предприниматели, но и нечистые на руку люди, в том числе с партийными билетами. Коррупция на всех этажах партии и государства приняла пугающие масштабы, стала вызывать возмущение в обществе.[25] «Кража государственной собственности, растраты и взяточничество сказываются на материальных и финансовых ресурсах страны. Если мы хотим положить этому конец, мы должны принять быстрые, жесткие и суровые меры». Великий «Архитектор китайских реформ» был потрясен тем фактом, что «появились небывалые воры – «большие тигры», расхитившие до десяти тысяч юаней»[26] . Также один из руководителей КПК в 1980-е гг. Чэнь Юнь сказал: «Вопрос стиля работы партии – вопрос её жизни и смерти».[27]

Вопрос о законодательном регулировании системы государственной службы в контексте утверждения законности и правопорядка был поставлен после 3-го пленума ЦК КПК 11 созыва (декабрь 1978 года). Уже в 1980 году Дэн Сяопин обрисовал новые принципы, выделив такие моменты, как набор служащих по результатам экзаменов, четкое определение критериев назначения на должность и смещения с должности, периодические аттестации, отвод от должности, ротацию кадров. В 1980-е годы Министерству кадров КНР было поручено разработать новый способ организации государственной службы. Первый вариант проекта Временного положения о государственных служащих был подготовлен в 1987 году. В 1988—89 годах он широко обсуждался в центре и на местах, результаты обсуждения были одобрены постоянными органами Госсовета и ЦК КПК. В 1988 году началась апробация проекта в некоторых центральных и местных органах. Только в 1988 году более I млн человек приняли участие в экзаменах на штатные должности в правительственных органах различных ступеней. Временное положение о государственных служащих вступило в силу I октября 1993 года. Этому предшествовало несколько лет подготовительной работы, в том числе четыре года заняла экспериментальная проверка эффективности.[28]

Сразу после 3 Пленума ЦК КПК в 1978 году была воссоздана Центральная комиссия КПК по проверке дисциплины как орган внутрипартийного политико-этического контроля и надзора, опирающаяся на Постановление ЦК КПК «О порядке проверок» 1994 г.[29] В июне 1987 года было восстановлено Министерство контроля. Местные органы власти на всех уровнях последовательно создали контрольные органы вскоре после этого. 9 мая 1997 года был принят Закон КНР «Об административном надзоре» согласно которому министерство исполняет свои обязанности по административному контролю и надзору.[30] Также Дэн Сяопин был инициатором создания в структурах Министерства государственной безопасности (МГБ) и Министерства общественной безопасности (МОБ) мощных специальных системно-аналитических подразделений, которые занимаются долгосрочными прогнозами развития геостратегической и региональной криминогенной ситуации в стране, разрабатывают планы проведения тотальных операций. Существует ещё несколько центральных аналитических организаций (к примеру, Исследовательское бюро при Госсовете КНР).[31]

Однако рост разложения начался и его невозможно было полностью остановить, что повлекло за собой рост общественно-политической нестабильности:

  1. В 1985 году студенты на острове Хайнань и в городе Гуанчжоу протестовали против роста цен, коррупции и бюрократизма. Их поддержали учащиеся Пекина, Сиани и Чэнду. Партийные власти наряду с жёсткими мерами наведения порядка в студенческих городках вынуждены были провести кампанию борьбы с “порочным стилем среди кадровых работников». С благословения Дэн Сяопина именно тогда была восстановлена смертная казнь и начались показательные расстрелы попавшихся коррупционеров.
  2. К весне 1989 года формирование бюрократического капитализма приняло ещё более откровенные формы. Ускорилась инфляция, разрыв в доходах верхов и низов стал вызывать массовое возмущение. Вседозволенность нуворишей и “новой аристократии” из органов власти и партии настраивала на боевой лад бунтарей, ещё помнивших о временах “культурной революции”, о погромах горкомов и райкомов, о “дурацких колпаках” на головах вчера ещё всесильных начальников, о публичных казнях. А в мае 1989 года начались беспорядки на площади Тяньаньмэнь в Пекине, поддержанные молодежью в других городах. Трагическая развязка наступила в начале июня. Партии удалось удержать кормило власти, но «работа над ошибками», отставки высокопоставленных руководителей (включая самого Дэн Сяопина) продолжались еще несколько лет.[32]

Журнал КПК «Партийное строительство», подводя итоги борьбы с коррупцией в 1982 – 1989 гг., подсчитал, что было заведено более полутора миллионов дел, более одного миллиона чиновников понесли наказания.[33]

Дэн Сяопин, бывший лидером второго поколения китайских руководителей, рассматривал борьбу с коррупцией сквозь призму сохранения социальной стабильности в стране. Магистральный путь борьбы с этим злом он видел в скорейшем создании системы законности и правопорядка и в этой связи придавал большое значение деятельности центральной комиссии по проверке дисциплины (ЦКПД) КПК, считая, что контроль за соблюдением дисциплины членами партии может прекратить практику подкупа должностных лиц.

В политической практике лидера третьего поколения китайских руководителей, Цзян Цзэминя, важное место занимала задача построения «неподкупной администрации». Он настаивал на комплексном подходе к борьбе с коррупцией, т.е. на сочетании карательных мер с воспитательной и образовательной работой. Тогда же по успешному опыту борьбы с коррупцией в Гонконге (деятельность гонгонгской Независимой комиссии по борьбе с коррупцией (НКБК)) в Китае в 1989 году в прокуратуре провинции Гуандун, в качестве эксперимента было создано первое Антикоррупционное бюро, а в 1995 году в Верховной народной прокуратуре КНР было создано Антикоррупционное бюро (АКБ) с полномочиями на всей территории Китая, как следственный орган по предварительному расследованию коррупционных преступлений. [34]

Xy Цзиньтао, лидер четвертого поколения, подобно своим предшественникам, видел в эффективной борьбе с коррупцией важную меру по сохранению политической стабильности в стране. Вместе с тем он усиливал внимание к правотворчеству, разработке теории антикоррупционных мер, в том числе профилактических мероприятий.[35]

За три года (2013-2015 гг.) действия в Китае “Правил из восьми пунктов” (политико-юридического антикоррупционного акта-знамени нынешнего главы Китая Си Цзиньпина) в рамках борьбы (а точнее настоящей войны) против коррупции, по всей стране было раскрыто 104,9 тыс дел и 138,9 тыс человек были наказаны.[36] В одном только 2015 г было инициировано 330 тыс внутрипартийных дисциплинарных расследований, раскрыто 37 тысяч дел, в результате которых 336 тыс чиновников понесли наказание. Кроме того, в прошлом году в рамках проводившейся кампании по поимке беглых коррупционеров Китаю удалось возвратить на родину 1023 человека.[37] В свою очередь судебные инстанции в 2012 – 2015 гг. рассмотрели 94,9 тыс дел о хищениях и взяточничестве, вынеся обвинительные приговоры в отношении 100,2 тыс человек.[38] Центральная комиссия КПК по проверке дисциплины объявила, что в 2016 году 415 тыс. человек понесли наказание за несоблюдение партийных норм поведения и другие нарушения. Были наказаны кадровые работники различных уровней, включая 76 должностных лиц провинциального и министерского уровня, а также 256 тыс. человек в сельских районах и на предприятиях, отмечается в заявлении комиссии.[39] Всего же по данным ЦКПД КПК, за последние три года более миллиона человек были наказаны за коррупцию и нарушение партийной дисциплины. Среди них 109 чиновников министерского и провинциального уровня. Они работали в различных областях, в том числе в судебной, финансовой, спортивной, и органах по охране окружающей среды. Согласно соцопросу Государственного статистического управления КНР, более 90 процентов китайских граждан довольны результатам власти по борьбе с коррупцией.[40] Большие партийные чистки затронули огромное количество чиновников и госслужащих всех уровней по всей стране, включая высший эшелон власти, включая таких извесных политиков, как: Бо Силай, Чжоу Юнкан, Сюй Цайхоу, Лин Цзихуа, Го Босюн и остальные, – что привело всю партию в состояние «страха и трепета». Масштабы сравнимы с эпохой «Культурной революции» и чисток 1937 г. в СССР. В итоге это приводит не только к сопротивлению и объединению партийных кланов против Си Цзиньпина и его людей, но и к полной апатии госаппарата на всех уровнях, когда они боятся что-то либо вообще делать, что ведет к коллапсу КПК и всего государства.[41] При этом чистки продолжились и в 2017 г. и в дальнейшем.[42]

11 марта 2018 г. в соответствии с поправками к Конституции КНР, одобренными на 3-м пленарном заседании 1-й сессии ВСНП 13-го созыва, специализированный антикоррупционный орган Государственная надзорная комиссия была включена в Конституцию КНР в качестве нового типа государственного органа, наравне с Всекитайским собранием народных представителей, Госсоветом, Центральным военным советом КНР, Верховным народным судом и прокуратурой.[43] 13 марта проект закона «О контроле» был представлен Всекитайскому собранию народных представителей на рассмотрение в третьем чтении.[44] Тогда же Министерство контроля КНР и Государственное управление КНР по предотвращению коррупции при Госсовете КНР были объединено с создаваемой Государственной надзорной комиссией.[45] При этом формально данная комиссия будут подчиняться Всекитайскому Собранию Народных Представителей и региональным, местным Собраниям Народных Представителей, на деле же данные комиссии контроля продолжат являться «государственным лицом» Центральной Комиссии по Проверке Дисциплины (ЦКПД) КПК.

Исходя из вышесказанного можно с уверенностью сказать, что практика коррупции и, одновременно, борьбы с ней имеет в Китае очень древнюю историю, что привело в современном Китае:

  1. Концепции легизма (учения фацзя) и конфуцианства (неоконфуцианства) после борьбы слились и вместе с трансформированной коммунистической идеологией и современной юриспруденцией составляют теоретический, идеологический и морально-этический каркас, корень и стержень антикоррупционной политики и деятельности в КНР.
  2. Сегодня на фоне беспощадной чистки партийно-государственного аппарата от всех видов разложения, проводимой по решению «пятого поколения китайских руководителей» во главе с Си Цзиньпином с самого момента их избрания во власть по результатам съезда КПК в ноябре 2012 года, используя весь многотысячелетний опыт своих предков, мировой опыт и современные технологии, имеется позитивная тенденция в решении этой проблемы, и вполне возможно, что скоро, если не об искоренении взяточничества в КНР, то хотя бы о снижении коррупции до безопасных для общества и государства размеров можно будет говорить с уверенностью. В конце концов сам Си Цзиньпин сказал на торжественном заседании в честь 95-летия КПК 1 июля 2016 года: «Победа в антикоррупционной войне не за горами!».[46]

 

[1]
[1] Скороходов П. Китай коррупционный: как в империи боролись с воровством и взяточничеством и как в КНР это делают сегодня. [Электронный ресурс] Правда в чае. Все о бизнесе с Китаем. Режим доступа: URL: http://vchae.com/kitay-korruptsionnyiy-kak-v-imperii-borolis-s-vorovstvom-i-vzyatochnichestvom-i-kak-v-knr-eto-delayut-segodnya/ (дата обращения: 13.08.2015.)

[2]
[2] Исторические истоки коррупции в Китае. [Электронный ресурс]. Gbtimes. 12.08.2015. Режим доступа: URL:  http://ru.gbtimes.com/kultura/istoricheskie-istoki-korrupcii-v-kitae (дата обращения: 29.11.2015.)

[3]
[3] Адамчик В. В., Адамчик М. В., Бадан А. Н. и др. История Китая. // М. 2007. С. 203-204.

[4]
[4] Там же. С. 167-168.

[5]
[5] Макаров А. В. Жукова А. С. Явление коррупции в Китае и реальность современной России: вопросы совершенствования законодательной базы. // Международное публичное и частное право. № 2. 2012.С. 32.

[6]
[6] Тавровский Ю. В. Си Цзиньпин: по ступеням китайской мечты. – М. 2015.  С. 153.

[7]
[7] Адамчик В. В., Адамчик М. В., Бадан А. Н. и др. История Китая. // М.: АСТ; Мн.: Харвест. 2007. С. 206.

[8]
[8] Конфуций. Лунь юй. Суждения и беседы. Глава 15, высказывание 19. Цит. по Подолько Е. Борьба с коррупцией – гарантия процветания Китая. // Следователь. № 2. 2011. С. 59.

[9]
[9] Конфуций. Лунь юй. Суждения и беседы.  Глава 15, высказывание 38. Цит. по Маслов А. А. Конфуций: прогулки с мудрецом. // Краснодар. 2010. С. 108.

[10]
[10] Там же С. 42.

[11]
[11] Там же С. 272.

[12]
[12] Там же С. 418.

[13]
[13] Там же. С. 372.

[14]
[14] Исторические истоки коррупции в Китае. [Электронный ресурс]. Gbtimes. 12.08.2015. Режим доступа: URL: http://ru.gbtimes.com/kultura/istoricheskie-istoki-korrupcii-v-kitae (дата обращения: 29.11.2015.)

[15]
[15] Китайские крылатые выражения. Под ред. Мезенцева Е. В. Харьков. 2012. С.47; 50; 57; 118; 122; 217.

[16]
[16] Исторические истоки коррупции в Китае. [Электронный ресурс]. Gbtimes. 12.08.2015. Режим доступа: URL: http://ru.gbtimes.com/kultura/istoricheskie-istoki-korrupcii-v-kitae (дата обращения: 29.11.2015.)

[17]
[17] Там же.

[18]
[18] Тавровский Ю. Схватка с тигром. [Электронный ресурс]. Завтра. № 50. 2014. Режим доступа: URL: http://zavtra.ru/content/view/shvatka-s-tigrom/ (дата обращения: 9.03.2015.)

[19]
[19] Гудошников Л. Метаморфозы государственной службы в Китае. [Электронный ресурс]. China-INC.ru. 11.10.2015. Режим доступа: URL: http://china-inc.ru/news/metamorfozy_gosudarstvennoj_sluzhby_v_kitae/2015-10-11-399 (дата обращения: 29.11.2015.)

[20]
[20] Иванова Л. А. Данилов А. Г. Опыт борьбы с коррупцией в азиатских странах. // Следователь. № 10. 2014. С. 21.

[21]
[21] Тихомиров С. А.  О некоторых технологиях борьбы с коррупцией в Китайской Народной Республике.  // Адвокат. № 5. 2013. С.48.

[22]
[22] Иванова Л. А. Данилов А. Г. Опыт борьбы с коррупцией в азиатских странах. // Следователь. № 10. 2014. С. 21.

[23]
[23] Ministry of Supervision of the People’s Republic of China. [Электронный ресурс]. ENGLISH.GOV.CN THE STATE COUNCIL THE PEOPLE’S REPUBLIC OF CHINA. Режим доступа: URL: http://english.gov.cn/state_council/2014/09/09/content_281474986284141.htm (дата обращения: 12.02.2017.)

[24]
[24] Овчинский В. Дракон побеждает коррупцию. // Наш современник. № 2. 2011. С. 143.

[25]
[25] Тавровский Ю. Схватка с тигром. [Электронный ресурс]. Завтра. № 50. 2014. Режим доступа: URL: http://zavtra.ru/content/view/shvatka-s-tigrom/ (Дата обращения: 9.03.2015.)

[26]
[26] Подолько Е. Борьба с коррупцией – гарантия процветания Китая. // Следователь. № 2. 2011. С. 57.

[27]
[27] Тихомиров С. А.  О некоторых технологиях борьбы с коррупцией в Китайской Народной Республике.  // Адвокат. № 5. 2013. С.48.

[28]
[28] Гудошников Л. Метаморфозы государственной службы в Китае. [Электронный ресурс]. China-INC.ru. 11.10.2015. Режим доступа: URL: http://china-inc.ru/news/metamorfozy_gosudarstvennoj_sluzhby_v_kitae/2015-10-11-399 (дата обращения: 29.11.2015.)

[29]
[29] Смирнова Л. Н. Борьба с коррупцией в КНР: международный опыт и «особая китайская модель»: дисс. … канд. полит. наук. М., 2014. С. 102. URL: http://polit.msu.ru/pub/DISS_accept/Smirnova_DISS.pdf (дата обращения: 04.09.2015.)

[30]
[30] Ministry of Supervision of the People’s Republic of China. [Электронный ресурс]. ENGLISH.GOV.CN THE STATE COUNCIL THE PEOPLE’S REPUBLIC OF CHINA. Режим доступа: URL: http://english.gov.cn/state_council/2014/09/09/content_281474986284141.htm (дата обращения: 12.02.2017.)

[31]
[31] Овчинский В. Дракон побеждает коррупцию. // Наш современник. № 2. 2011. С. 146.

[32]
[32] Тавровский Ю. Схватка с тигром. [Электронный ресурс]. Завтра. № 50. 2014. Режим доступа: URL: http://zavtra.ru/content/view/shvatka-s-tigrom/ (дата обращения: 9.03.2015.)

[33]
[33] Тихомиров С. А.  О некоторых технологиях борьбы с коррупцией в Китайской Народной Республике.  // Адвокат. № 5. 2013. С.48.

[34]
[34] Смирнова Л. Н. Борьба с коррупцией в КНР: международный опыт и «особая китайская модель»: дисс. … канд. полит. наук. М. 2014. С. 150. URL: http://polit.msu.ru/pub/DISS_accept/Smirnova_DISS.pdf (дата обращения: 04.09.2015.)

[35]
[35] Гудошников Л. Метаморфозы государственной службы в Китае. [Электронный ресурс]. China-INC.ru. 11.10.2015. Режим доступа: URL: http://china-inc.ru/news/metamorfozy_gosudarstvennoj_sluzhby_v_kitae/2015-10-11-399 (дата обращения: 29.11.2015.)

[36]
[36] За три года действия “Правил из восьми пунктов” было раскрыто более 100 тыс дел. [Электронный ресурс] ИА «Синьхуа». 3.12.2015. Режим доступа: URL: http://russian.news.cn/2015-12/03/c_134882345.htm (дата обращения: 3.01.2017.)

[37]
[37] В Китае в 2015 году 336 тыс чиновников понесли наказание за нарушение партийной дисциплины. [Электронный ресурс] ИА «Синьхуа». 15.01.2016. Режим доступа: URL: http://russian.news.cn/2016-01/15/c_135013903.htm (дата обращения: 3.01.2017.)

[38]
[38] В 2015 году свыше 50 тыс человек в Китае попали под следствие по подозрению в должностных преступлениях — Белая книга. [Электронный ресурс] ИА «Синьхуа». 12.09.2016. Режим доступа: URL: http://russian.news.cn/2016-09/12/c_135682167.htm (дата обращения: 3.01.2017.)

[39]
[39] В 2016 году в Китае 415 тыс. человек наказаны за нарушение дисциплины. [Электронный ресурс] ИА «Синьхуа». 5.01.2017. Режим доступа: URL: http://russian.news.cn/2017-01/05/c_135957380.htm (дата обращения: 5.01.2017.)

[40]
[40] В Пекине открывается важный пленум, где обсудят партийное управление. [Электронный ресурс] ИА «Синьхуа». 25.10.2016. Режим доступа: URL: http://russian.news.cn/video/2016-10/25/c_135779372.htm (дата обращения: 3.01.2017.)

[41]
[41] Платонов Д. Как это делается в Китае: Си Цзиньпин. [Электронный ресурс] Sputnik&Pogrom. 5.04.2016. Режим доступа: URL: http://sputnikipogrom.com/asia/china/53182/xi-jinping-way/ (дата обращения: 3.01.2017.)

[42]
[42] Высшее руководство КПК призывает продолжить борьбу против коррупции. [Электронный ресурс] ИА «Синьхуа». 28.12.2016. Режим доступа: URL: http://russian.news.cn/2016-12/28/c_135939257.htm (дата обращения: 3.01.2017.)

[43]
[43] Срочно: надзорная комиссия включена в Конституцию КНР в качестве госоргана. [Электронный ресурс]: Russian.newn.cn.com. 11.03.2018. Режим доступа: URL: http://russian.news.cn/2018-03/11/c_137031923.htm (дата обращения: 18.03.2018.)

[44]
[44] Проект закона о надзоре представлен на рассмотрение ВСНП. [Электронный ресурс]: Russian.newn.cn.com. 13.03.2018. Режим доступа: URL: http://russian.news.cn/2018-03/13/c_137035545.htm (дата обращения: 18.03.2018.)

[45]
[45] Министерство контроля КНР будет объединено с создаваемой государственной надзорной комиссией. [Электронный ресурс]: Russian.newn.cn.com. 13.03.2018. Режим доступа: URL: http://russian.news.cn/2018-03/13/c_137035837.htm (дата обращения: 18.03.2018.)

[46]
[46] Генеральный секретарь ЦК КПК Си Цзиньпин выступил с речью на торжественном собрании. [Электронный ресурс]: CCTV Русский. 30.06.2016. Режим доступа: URL: https://www.youtube.com/watch?v=FRzVZWBU7kU&list=PLZs8GufonqHKYjaE2gMZGzL3JE9UxOX8w&index=24 (дата обращения: 23.07.2016.)

фото: http://m.rus.delfi.lv/vmire/article.php?id=45303266

 

ЖИЛКИБАЕВ САНАТ НУРБОЛОВИЧ

Запись Исторический аспект борьбы с коррупцией в Китае впервые появилась Рабкор.ру.

Об одной чудовищной сделке Сечина: покупка ТНК BP в ретроспективе

Пять лет назад, весной 2013 года, государственная корпорация «Роснефть» под руководством Игоря Сечина совершила огромного масштаба сделку – купила частную нефтяную компанию «ТНК-BP». Поглощение состоялось на пике мировых цен на нефть ($110/баррель). Сумма сделки составила $61 млрд.

Поздравляя менеджмент госкорпорации с приобретением, В. Путин заявил: «Сделка была большой, сложной, многоплановой, очень большой по объему. Это, как я понимаю, самая крупная сделка прямой купли-продажи в мировой экономике сегодня, объемом в 61 миллиард долларов. На мой взгляд, она очень успешная.»[1] По итогам сделки на офшорные счета продавцов «ТНК-BP»: мирового гиганта British Petroleum, а также владельцев консорциума «Alfa Access Renova» было перечислено $55 млрд.[2] Эти средства, скорее всего, навсегда покинули Россию. На конец 2017 г. рыночная капитализация «Роснефти» – крупнейшей российской нефтегазовой компании – составила лишь $52,2 млрд., что почти на $10 млрд. меньше суммы, потраченной на «ТНК-BP».[3]

В 2013 году В. Путин очень поспешил, назвав сделку «успешной». Для любого, кто хоть немного разбирается в экономике, кажется очевидным, что объективно судить об эффективности какой-либо стратегической сделки сразу после ее заключения невозможно. Сейчас, через пять лет после сделки, о ее результативности, о выигравших и проигравших судить куда проще: партнеры «Роснефти» оказались в колоссальном плюсе, продав «ТНК-BP» на пике мировых цен на нефть. Напротив, Российская Федерация потеряла от 20 до 40 миллиардов долларов.

Но как появилась на свет столь дорогая и «многообещающая» «ТНК-BP»? В период второго президентского срока Б. Ельцина множество добывающих и перерабатывающих предприятий нефтяной отрасли было выкуплено у государства по бросовым ценам (приватизировано) лицами из узкого круга «успешных предпринимателей». Так в 1997nг. была приватизирована «Тюменская Нефтяная Компания», которая в 2003 г. привлекла к добыче российской нефти British Petroleum. В результате была создана корпорация «ТНК-BP», которой совместно (50:50) владели холдинг русскоязычных олигархов-приватизаторов «Alfa Access Renova» и British Petroleum.

Объем вложений British Petroleum в уставный капитал «ТНК-BP» составил $6.15 млрд., причем докапитализаций британцы не проводили. [4] По некоторым оценкам, продажа «ТНК-BP» перед обвалом мировых цен на нефть принесла British Petroleum порядка $8 млрд. ликвидного «навара», а также почти 13% акций самой «Роснефти».[5] Продажа оставшейся половины «ТНК-ВР» принесла «AAR» $27,73 млрд.[6] Учитывая изначальную капитализацию активов, переплата консорциуму «AAR» составила не менее $10 млрд.

Владелец «Реновы» олигарх В. Вексельберг, благодаря завышенной стоимости проданных им акций «ТНК-BP», в 2013 г. стал самым богатым гражданином РФ. По оценке экономистов журнала «Коммерсант», в результате сделки В. Вексельберг и Л. Блаватник «заработали» по $1,5 млрд., а М. Фридман – $1,2 млрд.[7] В 2015 г. постсоветский олигарх Леонард Блаватник стал самым богатым гражданином Великобритании, а в 2017 г. за заслуги в области филантропии (в частности, пожертвование £75 млн. Оксфорду[8]) был посвящен английской королевой в рыцари и получил титул «сэр».[9]

Для большей объективности, сравним экспертные оценки состояний русскоязычных олигархов – продавцов 50%-й доли «ТНК-BP» до и после ее продажи «Роснефти». Вексельберг: в 2012 г. –  $12.4 млрд., в 2014 г. –  $17.2 млрд. Фридман: в 2012 г. –  $13.4 млрд., в 2014 г. – $17.6 млрд. Блаватник: в 2012 г. – $12.5 млрд., в 2014 г. – $21.4 млрд. Г. Хан: $8.5 млрд. и $11.3 млрд, соответственно. П. Авен: $4.3 млрд. и $6.1 млрд.[10] Как видим, рыночная оценка состояний всех продавцов «ТНК-BP» после сделки значительно возросла. И только капитализация «Роснефти» – стержня российской экономики – упала, причем ниже суммы, выведенной за рубеж в результате данной сделки. Олигархи в плюсе, народ в громадном минусе, а В. Путин считает сделку «очень успешной».

А что же Сечин? Его доходы в 2015 г. превысили 460 млн. рублей. [11] Согласно «Стандарту о выплатах и компенсациях топ-менеджерам», для президента «Роснефти» установлен ежемесячный оклад в 15-20 млн руб., дополняемый надбавками и премией, «нормативный размер» которой составляет 150% оклада.[12] Таким образом, услуги одного-единственного «управленческого гения» И. Сечина российское государство – контролирующий акционер «Роснефти» – оценивает выше, чем труд 500 профессоров. Но какова биография и достижения этого бессменного супер-менеджера? Чем ценен он для государства?

По образованию И. Сечин – филолог, окончил ЛГУ, где изучал португальский язык и познакомился с будущим президентом РФ В. Путиным. Несколько лет Сечин работал военным переводчиком, участвовал в командировках в африканские страны. В 1988 году начал гражданскую карьеру в администрации Ленинграда. До назначения Председателем Совета Директоров «Роснефти» Сечин не имел ни опыта работы в нефтегазовом секторе, ни опыта руководящей работы в крупной компании. Тем не менее, с надзором и контролем над «Роснефтью» И. Сечин, по мнению Правительства РФ, справился, и в 2012 году стал президентом госкорпорации.

Заметим, что в корпоративном мире должность топ-менеджера в абсолютном большинстве случаев предшествует должности топ-контролера, т.е. председателя совета директоров или наблюдательного совета. Но И. Сечин, известный тем, что в нестабильные девяностые носил за А. Собчаком и В. Путиным большие чемоданы, оказался исключением. Дорого это исключение обошлось отечественной экономике.

По несбывшимся прогнозам Сечина, поглощение «ТНК-BP» окупилось бы при цене на нефть выше 100$/баррель через 7-10 лет.[13] Но и в 2015 году, после того как капитализация «Роснефти» упала ниже суммы, выплаченной госкорпорацией бывшим собственникам «ТНК-BP», Сечин отказался признать провальность сделки. Проигнорировав последствия для государства, Сечин заявил о поглощении «ТНК-BP» как о личном успехе: «Сожаление –  это неправильное слово [sic]. Я считаю, мы имеем право гордиться, что смогли провести сделку такой сложности. Синергия продолжает расти, и с ней – эффект от этого приобретения».[14] По мнению Сечина и ныне опального, посаженного им экс-министра экономического развития РФ А. Улюкаева, занимавшего сей пост в период поглощения, преимуществами сделки стали «синергетический эффект», усилившийся контроль отрасли со стороны государства, а также перспективы технологического сотрудничества с British Petroleum.[15] О выведенных в офшоры миллиардах экс-министр и топ-менеджер предпочли умолчать.

Инвестициям в развитие собственных технологий нефте- и газодобычи и геологоразведки эксперты «Роснефти» и Правительства РФ предпочли путь наименьшего сопротивления – партнерство с западными лидерами. Но их нелепые надежды на мировое признание РФ в качестве «энергетической сверхдержавы» перечеркнули коллективные европейские и американские санкции, перекрывшие доступ западных технологий в нефтяной сектор.

В целом, управление нефтяной отраслью в России убийственно неэффективно: сделки ведут к огромным потерям для государства, неизменно оставляя в плюсе его партнеров: узкий круг избранных «бизнесменов» и иностранные корпорации. Складывается впечатление, что Российская Федерация таким образом выплачивает дань.

В период ельцинских приватизаций мировая цена на нефть не поднималась выше $32/баррель. Лучшие активы добывающей промышленности России были приватизированы с огромной выгодой для избранных олигархов и с не меньшими потерями для государства. Затем, будто специально дождавшись исторических максимумов мировых цен на нефть, государство те же активы начало выкупать. А с резким падением цен на нефть и, соответственно, рыночной капитализации компаний в нефтяной отрасли, Правительство РФ и «Роснефть», как нетрудно догадаться, вернулись к приватизации.

В 2016 г. 19.5% акций «Роснефти» были проданы британско-швейцарскому консорциуму Glencore и Катарскому суверенному фонду, всего за $11,1 млрд.[16] Таким образом, менеджментом «Роснефти» общая стоимость компании в 2016 г. оценивалась не выше, чем в $57 млрд. Занимательно, что для покрытия сделки зарубежные партнеры И. Сечина использовали многомиллиардный кредит, предоставленный ВТБ.[17] С 2002 г. ПАО ВТБ бессменно руководит А. Костин.

Итак, поглощение «ТНК-BP» весьма обогатило несколько русскоязычных олигархов, а также British Petroleum, но Российская Федерация потеряла в результате сделки, по минимальным оценкам, $20 млрд.

Кто-либо понес ответственность за эту катастрофу? Государственные и либеральные СМИ о сделке забыли. Генерал нефтяных афер Сечин – организатор, главный переговорщик и, по мнению многих, инициатор поглощения, продолжает занимать свой пост. Министр экономического развития А. Улюкаев в 2017 г. был осужден – якобы он получил взятку в $2 млн. лично от Игоря Сечина, из рук в руки. Авторитет И. Сечина в результате этого уголовного дела только возрос. Кто знает – может быть он готовится в новые «преемники»?

Но если бы покупка «ТНК-BP» не состоялась, на $20 млрд. убытков – средства, навсегда выведенные из России И. Сечиным и его партнерами – можно было построить и бесплатно предоставить квартиры 500 тысячам русских семей! Это не мешает Сечину испытывать чувство гордости за «сложную» офшорную сделку, в результате которой немедленно поднялась капитализация BP и рейтинги акционеров «Alfa Access Renova».[18]

Каковы причины столь безответственного отношения государственной власти к национальному достоянию России? С какой целью Президент РФ – формально, гарант Конституции – расставляет на ключевые посты друзей своей юности? Очевидно, что кадровая политика В. Путина, которая заключается в назначении заведомо некомпетентных, но лояльных и «социально близких» президенту высших руководителей (И. Сечин, А. Сердюков, Д. Рогозин, А. Фурсенко, М. Зурабов, Э. Набиуллина, В. Мединский, и др.), наносит огромный вред национальным интересам во всех сферах.

Но, быть может, Правительство РФ и топ-управленцы крупнейших государственных компаний не так уж неэффективны? Кажется вполне разумным предположение, что нынешняя российская элита использует другие критерии эффективности: чем выше неравенство, чем сильнее придавленность основной массы населения, чем быстрее осуществляется трансформация общественного достояния в состояния горстки избранных – тем эффективнее, тем надежнее положение правящего сословия.

С каждым годом становится все очевиднее, что курс, которым идет Россия под бессменным руководством В. Путина, его друзей и партнеров, все глубже погружает нашу страну в топи кумовства, цинизма и безответственности. В долгосрочной перспективе курс на деградацию может перечеркнуть государственность и историческую субъектность России.

 

 

 

Александр Машнин

 

 

 

 

 

[1]              В. Путин о покупке «ТНК-BP», 2013. https://www.kp.ru/daily/26049.4/2962058/

[2]              И. Заславский, «Открытая Россия», 2016. https://openrussia.org/post/view/15547/

[3]              «Ведомости», 2017. https://www.vedomosti.ru/business/articles/2017/12/01/743795-gazprom-dorozhe-rosnefti

[4]              https://www.kommersant.ru/doc/2051534

[5]           https://www.kommersant.ru/doc/2051534

[6]              Forbes, 2013. http://www.forbes.ru/news/236055-rosneft-zakryla-sdelku-po-pokupke-100-tnk-vr

[7]              https://www.kommersant.ru/doc/2051534

[8]              https://www.bsg.ox.ac.uk/news/len-blavatnik-knighted-services-philanthropy

[9]              РБК, 2015. https://www.rbc.ru/business/26/04/2015/553c032c9a794798e3c8da29

[10]             http://www.forbes.ru/profile/viktor-vekselberg   http://www.forbes.ru/profile/mihail-fridman  https://www.forbes.com/profile/len-blavatnik/   http://www.forbes.ru/profile/german-han  http://www.forbes.ru/profile/petr-aven

[11]             РБК, 2015. https://www.rbc.ru/business/05/05/2015/5548a8a79a7947cb63f1b365

[12]             РБК, 2016. https://www.rbc.ru/business/15/02/2016/56c230279a79476739d824f7

[13]         https://www.kommersant.ru/doc/2051534

[14]            «Ведомости», 2015. https://www.vedomosti.ru/business/articles/2015/02/13/sechin-ne-zhaleet-o-pokupke-tnk-bp-na-pike-tseni

[15]             https://www.rbc.ru/economics/20/06/2013/57040acb9a7947fcbd44a509

[16]             https://www.vedomosti.ru/business/articles/2017/01/04/671967-inteza-rosneft

[17]             https://www.bbc.com/russian/news-38648805

[18]             http://www.hl.co.uk/shares/shares-search-results/b/bp-plc-ordinary-us$0.25

Фото: https://www.svoboda.org/a/29162847.html

Запись Об одной чудовищной сделке Сечина: покупка ТНК BP в ретроспективе впервые появилась Рабкор.ру.

Презентация книги Бориса Кагарлицкого пройдет в Петрозаводске

Открытый Марксистский Форум Петрозаводска, при поддержке канала SINTEZ, приглашают посетить презентацию книги «Между классом и дискурсом. Левые интеллектуалы на страже капитализма» Б.Ю. Кагарлицкого в Петрозаводске.

Политологическое исследование Бориса Кагарлицкого посвящено кризису международного левого движения, непосредственно связанному с кризисом капитализма. Вопреки распространенному мнению, трудности, которые испытывает капиталистическая система и господствующая неолиберальная идеология, не только не открывают новых возможностей для левых, но, напротив, демонстрируют их слабость и политическую несостоятельность, поскольку сами левые давно уже стали частью данной системы, а доминирующие среди них идеи представляют лишь радикальную версию той же буржуазной идеологии, заменив борьбу за классовые интересы защитой всевозможных «меньшинств».
Кризис левого движения распространяется повсеместно, охватывая такие регионы, как Латинская Америка, Западная Европа, Россия и Украина. На этом фоне выделяются отдельные истории успеха, такие как избрание Джереми Корбина лидером Лейбористской партии Великобритании или стремительный рост популярности сенатора-социалиста Берни Сандерса в США. Но подобные успехи не могут стать основанием для нового глобального тренда, если не будут осмыслены и поняты в контексте формирования новой политики, преодолевающей диктат либеральной политкорректности. Левые смогут вернуть себе прежнее влияние, если сами вернутся к классовой повестке. Однако в условиях, когда структура общества радикально изменилась, возвращение к классовой политике отнюдь не означает повторения устаревших формул и лозунгов прошлого века. Необходимо опираться на сегодняшние интересы и потребности трудящихся, выстраивая на этом основании новую программу, объединяя людей и ставя всерьез вопрос о борьбе за власть.

8 июня, 2018
Красная, 10 (клуб Zефир)
Начало в 19:00
Вход свободный

Запись Презентация книги Бориса Кагарлицкого пройдет в Петрозаводске впервые появилась Рабкор.ру.

Перспективы левого кино

Едва ли стоит напоминать кому-либо знаменитую реплику Ленина о значении кино. «Важнейшее из всех искусств» сохраняет свой статус и сегодня: тому подтверждением служат регулярно заполняющиеся залы мультиплексов и девятизначные показатели кассовых сборов. А развитие интернета, видео и телевидения в XXI веке не только привело к масштабной сети распространения кинокартин, но и к появлению нового типа изобразительного контента, от сериалов до видеоблогов, уже по многим признакам отличающегося от собственно кино.

Так или иначе, аудиовизуальный продукт сегодня становится доминирующим в информационном поле. Присутствуют ли в нём левые?

Если на территории Youtube деятельность левых в известной степени заметна, то в сфере художественного и документального кино они давным-давно потерпели поражение.

Отечественное кино кануло в лету вместе со Страной Советов; левый политический кинематограф Италии остался далеко в прошлом (неореализм и политические картины режиссёров Франческо Рози, Джилло Понтекорво, Элио Петри и др.); американская продукция такого рода затерялась где-то в середине ХХ века вместе со Стэнли Крамером, Джоном Фордом и прочими. Сегодняшнюю нишу большого кино всерьёз и надолго оккупировали либералы и правые, заручившись молчаливым согласием «аполитичных художников». Даже периодически поднимающие голову независимые режиссёры, кажущиеся народными, способны под давлением действующей конъюнктуры дать слабину (например, скандал с Юрием Быковым и его довольно реакционными «Спящими»).

Вне всяких сомнений, упадок левого киноискусства связан с общим кризисом левого движения. Но, вдобавок, кино – не просто важнейшее, оно ещё и наиболее дорогостоящее из всех искусств. Это позволяет крупному капиталу контролировать профессиональную индустрию во всех уголках планеты. Где-то студийные боссы напрямую руководят производством, где-то действуют громоздкие бюрократические структуры вроде российского Фонда Кино. При сложившейся системе существует целый ряд фильтров, не допускающих крамольных идей и их авторов к созданию фильмов.

В итоге, на экране мы смотрим, как Капитан Америка с Железным Человеком меряются силой, разрушая половину Земного шара и называя это гражданской войной; а революцию в России совершает компания властолюбивых маньяков и иностранных шпионов (сериалы «Троцкий» и «Демон революции»). Нередко с ремесленной точки зрения эта продукция исполнена на очень высоком уровне, что делает её привлекательной. Таким образом, миллионам людей по всему миру транслируются ценности, соответствующие интересам капитала. Пышным цветом цветёт и воспитание потребительского отношения к искусству. Апокалиптическая для левых картина в большом кинематографе кажется непреодолимой. До некоторых пор, вероятно, она и являлась таковой. Но не сегодня.

Независимое кино в том или ином виде при капитализме было всегда. Даже в жанровом мейнстриме периодически пробивались альтернативные точки зрения (вспомнить хотя бы «Чужих среди нас» Джона Карпентера с толпой безработных в рейгановской Америке или «Робокопа» Пола Верховена, едко критикующего власть и методы корпораций). Однако производство подобных фильмов до недавнего времени затруднялось всё той же высокой стоимостью и, следовательно, необходимостью сотрудничать с инвестором, имеющим собственные интересы. Ситуация радикально изменилась с приходом цифровых технологий. Поначалу аппаратура нового поколения не могла соревноваться в эффективности с серьёзной студийной техникой, но, в конце концов, её развитие достигло уровня, достаточного для переворота в индустрии.

На рубеже нулевых и десятых годов в мир кинопроизводства ворвался зеркальный фотоаппарат Canon 5D Mark II – он давал очень качественное изображение Full HD при невысокой стоимости. Стало ясно, что фильм можно сделать всего за несколько тысяч рублей, взяв в аренду такой фотоаппарат и минимум аксессуаров к нему (пару осветительных приборов, штатив и оптику). Казалось бы – вот тот самый момент, когда художник может освободиться от лишних оков и броситься снимать фильмы, близкие его душе и взглядам. Но молодые кинематографисты не спешили пользоваться открывающимися возможностями. Кто-то остался под влиянием внешних стереотипов индустрии («Кино – это большой, сложный, дорогой и технологичный процесс»), кто-то организовывал съёмки исключительно ради удачной фотосессии в соцсетях, кто-то прикрывался элементарным богемным снобизмом. Несмотря на то, что с тех пор появилась ещё целая линейка доступной киносъёмочной аппаратуры, среди профессиональных кинематографистов и студентов нашлись лишь единицы, желающие попробовать себя в ультранезависимом, почти безбюджетном кино. Вместе с тем, новый способ производства фильмов открывал двери в искусство огромному количеству любителей.

В таком контексте левым определённо следует обратить внимание на независимое цифровое кино. Вооружившись фотокамерой или даже смартфоном (теперь они также способны давать весьма приемлемую картинку), любой человек сегодня способен снять свой фильм, без труда смонтировать материал на бытовом компьютере и транслировать при помощи готового произведения свои идеи. Ему даже не требуется для этого крупных финансовых вложений. К тому же, с приходом цифрового века новые перспективы обрёл и короткий метр. Автор этих строк, будучи кинематографистом по образованию, но не находясь в киноиндустрии, самостоятельно копил средства на короткометражные фильмы (занимаясь то одним, то другим неквалифицированным трудом). Да и никто не исключает кооперацию с друзьями, знакомыми и товарищами. Кино – коллективное искусство в большей степени, чем какое-либо другое. Может левым стоит попробовать себя на кинематографическом поприще?

Кроме того, существует не только художественное (если оно кого-то пугает), но и документальное кино. Здесь таится большой потенциал в освещении событий слева. Это могут быть репортажи, фильмы-портерты и т.д. Создание документальной картины может быть ещё дешевле, чем создание игровой, в зависимости от избранной темы и концепции.

Безусловно, тут же возникает целая тьма вопросов ремесленного и организационного характера. Как написать сценарий и не просто декламировать левые ценности, но и рассказать при этом увлекательную историю? Как работать с непрофессиональными исполнителями или бесплатно привлекать профессионалов? Как собрать съёмочную группу? Наконец, где и кому потом показывать получившийся результат? Для того, чтобы в должной мере ответить на каждый из этих вопросов, конечно, недостаточно формата краткой статьи. Впрочем, автор настоящего текста на собственной практике многократно убеждался, что увлечённый сценарием профессионал с удовольствием участвует в деле бесплатно; любой человек может научиться придумывать интересные истории; а красивая сцена при достаточной смекалке может быть снята с обычным фотоаппаратом и куском пенопласта за 50 рублей.

Творческими учителями могут стать и великие советские кинематографисты (Сергей Эйзенштейн, Всеволод Пудовкин, Александр Довженко, Дзига Вертов и т.д.), и предшественники из других стран (от Витторио Де Сики до Тони Ричардсона). Многие художественные принципы, открытые ими, остаются актуальными и в настоящее время.

Что касается дистрибьюции (то есть распространения фильма), то как в России, так и в мире существует масса вполне открытых кинофестивалей самого различного масштаба и тематики. На таких площадках появляется реальная возможность обрести новых сторонников и единомышленников, а также заявить о себе. Левая повестка там практически не представлена, что сразу же сделает любой левый фильм чрезвычайно заметным. Эффективной платформой остаётся интернет.

Кино – будь то игровое, документальное, полнометражное или короткометражное – до сих пор остаётся мощным инструментом пропаганды, просвещения и идеологической борьбы. Оно также является искусством и способно выражать чувства художника относительно окружающей его действительности. Если мы готовы осваивать технологии работы с видеоблогами и другим интернет-контентом, почему бы нам не научиться пользоваться кино? На этом пути, как на любом другом, не избежать проб и ошибок, не миновать трудных творческих, идеологических и технологических поисков. Но в итоге, возможно, левым удастся отвоевать часть утраченных позиций в культуре, а значит, их голос станет громче.

Владислав Дикарёв – режиссёр и сценарист короткометражного кино.

Автор блога Craftkino.ru

21.05.2018

 

 

Запись Перспективы левого кино впервые появилась Рабкор.ру.

Отмена прямых выборов мэра в Екатеринбурге. Отставка Ройзмана

Весной 2018 года Заксобрание Свердловской области приняло законопроект об отмене прямых выборов мэра Екатеринбурга. Теперь градоначальника будут выбирать депутаты городской думы из числа кандидатов, предложенных специальной комиссией. 22 мая городская дума должна была подписать новую редакцию устава города с соответствующими поправками. Мэр Евгений Ройзман прямо на заседании заявил, что принципиально отказывается подписывать сей документ, т.к. он противоречит интересам горожан и подал в отставку. Автором соответствующего проекта закона выступил губернатор региона Евгений Куйвашев. За инициативу проголосовали 42 депутата Заксобрания области, против — четыре. Новый закон был подписан губернатором Е. Куйвашевым 6 апреля. В 2010 году в Екатеринбурге ввели новую систему управления, при которой избранный мэр одновременно является председателем городской думы. При этом администрацией Екатеринбурга руководит (то есть ведает всеми финансовыми, хозяйственными и земельными вопросами) назначенец, т.н. сити-менеджер (в настоящий момент это Александр Якоб). Это практика, которая присутствует в 11 миллионниках из 15 в РФ и в четырех из пяти регионах УрФО. Как обычно, чиновники обосновывают политические решения некоей технической целесообразностью. С их слов, “это нормальная действующая система управления крупным муниципальным образованием”. Как отмечает портал E1, при этом экономия для городской казны от отмены выборов мэра будет не такой внушительной, как анонсировали депутаты Заксобрания. Ранее они обещали, что она составит 150 миллионов рублей. “Смета на сентябрьские выборы, которую утвердила нам городская дума, составляет 130 миллионов. Без выборов мэра она сократится на два, максимум на три миллиона рублей. Откуда депутаты взяли 150 миллионов, я попросту не знаю”, – сказал журналистам глава городской избирательной комиссии Илья Захаров. 2 апреля 2018 года на площади Обороны прошёл митинг за сохранение прямых выборов мэра, на который вышло до 5000 человек. Чиновники этот митинг проигнорировали, и Куйвашев всё-таки подписал закон собственного сочинения. В последний раз жители Екатеринбурга напрямую выбирали мэра в 2013 году, явка тогда составила 33,6%. Евгений Ройзман набрал на них 33,31%, обойдя кандидата от «Единой России» Якова Силина, набравшего 29,71%. А очередные выборы мэра Екатеринбурга должны были состояться в сентябре 2018 года. Остановимся подробнее на способе вступления в должность губернатора. С февраля 2005 г. вместо прямых выборов была введена процедура наделения гражданина РФ полномочиями губернатора Свердловской области. Наделение полномочиями стало осуществляться Законодательным собранием Свердловской области (на совместном заседании палат) по представлению Президента РФ. Впрочем, в 2017 году выборы губернатора вернули, но устроили выборы без выбора. Соревноваться с кандидатом от власти вышли никому неизвестные представители завсегдатых думских фракций. Единственный достойный оппонент Куйвашеву, глава города Евгений Ройзман, допущен до выборов не был за счёт системы муниципальных фильтров. Таким образом, упразднение выборов главы на уровне города копирует аналогичную процедуру на уровне области. Власть через кулуарные интриги вычищает местное самоуправление как таковое, выстраивая вертикаль управления с соподчинением по линии президент – губернатор – мэр. Депутаты всех уровней служат в данном процессе смазкой на шестернях госмашины. Очевидно, такое усиление вертикали власти на фоне системного кризиса в стране служит целям оперативного управления администрацией президента всеми регионами и городами, чтобы по прямой указке сверху можно было легко протащить любой нужный властям местный закон или указ. До сих пор неясно, будут ли сохранены две должности, мэр и сити-менеджер с разным набором функций, или их объединят в одну. По сути, должность сити-менеджера создавалась, чтобы вырвать у горожан возможность выбирать должностное лицо, могущее распоряжаться городской казной и землёй. При мэре-назначенце должность сити-менеджера теряет смысл. Вообще, чиновники работают достаточно грязно с протаскиванием отмены выборов. Они даже не пытаются создать хоть какую-то видимость сохранения демократических процедур. Неясно, из числа кого и по каким критериям будут подбираться кандидаты на пост мэра, ясно только, что кандидатуры будут согласовываться с губернатором. Стоит заметить, что закручивание гаек ни к чему хорошему не приведёт. Безграничная власть администрации президента и её наместников налагает на них большую ответственность в глазах населения. При текущей стратегии развития страны (или её отсутствии) всевозможные социальные проблемы будут только нарастать как на федеральном, так и на местном уровне. Таким образом, все назначенные мэры и губернаторы окажутся между молотом и наковальней: между своим начальством и местным населением. В критической ситуации местные чины могут взбунтоваться против начальства, перейти на сторону народа или даже возглавить протест.

 

Автор статьи: Артем Ерофонов

Запись Отмена прямых выборов мэра в Екатеринбурге. Отставка Ройзмана впервые появилась Рабкор.ру.

Национализм и постмодернизм: вопросы интерпретации

Само появление национализма как неотъемлемого элемента эпохи модерна было связано не только с зарождающимися капиталистическими отношениями в Западной Европе, но и с активизацией формирования того, что мы привыкли понимать под термином «нация». К концу XVIII века национальное чувство проявило себя как один из важнейших факторов, смыкающих личную и общественную жизнь. Ярким проявлением стала борьба элит Нового Света против испанского колониализма.

Однако наиболее мощными всплесками национализма стали либеральные революции в Америке и Франции. Поселенцы в Америке стали нацией в борьбе за личную свободу и индивидуальные права, французы также восстали под лозунгом «свобода, равенство, братство», который, как им казалось, они должны были донести до всех людей в мире. Главным пунктом новой идеологии стали утверждения о народном суверенитете и о правах человека. Многие члены высшего общества стали рассматривать себя и «чернь» как составляющие единого целого, которому они подчинялись. Воля народа стала определяться путём плебисцита. Каждый человек на всей территории страны стал иметь дело с государственной властью непосредственно, что сопровождалось отмиранием феодальной иерархии. Если прежде государство отождествлялось с его главой, то теперь государство стало отождествляться с нацией.

К 1815 г. национализм стал одной из ведущих идеологий в мире. Он оказался способен обеспечить мобилизацию общества в период перехода к капиталистической экономике, что привело к повышению эффективности национальных государств и росту их экономической мощи. Молодые нации также проявили высокую эффективность с военной стороны: профессиональные армии, состоящие из подданных монархов, часто терпели поражения от необученных граждан-ополченцев.

Однако ключевой особенностью классических представлений о ценностях нации и доминировании национальной специфики в деятельности индивидов и групп является именно сам модернистский характер понятия «нация». Современная эпоха, которую ряд философов и интеллектуалов уже давно окрестили как «эпоха постмодерна», по их мнению, уже не отвечает тем требованиям и нормам, характерным для старого мира. В данном контексте понятия «нации» и «национализма» ими рассматривается как осколки гигантского нарратива, который в современном мире уже прекратил своё существование.

Логика постмодернистов, описанная в ряде трудов Ж.-Ф. Лиотара, заключается в рассмотрении современных общественных процессов как нового типа отношений с иным уровнем коммуникации, стирающим традиционные национальные черты: язык, культурные особенности, нормы быта и т.д. [Лиотар; 46].

В данном контексте интересной оказывается точка зрения британского социолога Энтони Смита, описывающего процесс изменения трактовки самого подхода к изучению темы «национальности» в современном западном мире. В разделе, посвящённом национализму и постмодернизму, Смит указывает на то, что сама тематика изучения наций и националистических движений (как в гражданском, так и в этническом понимании) постепенно вытесняется тематикой гендера и изучением различных меньшинств [Смит; 366]. Различные эпохи и их особенности формируют определённый исследовательский интерес, распространяющийся на академическое сообщество, стремящиеся оставаться в тренде научной проблематики.

Несмотря на то, в данном аспекте книга Э. Смита безнадёжно устарела (она писалась в начале 2000-ых годов), общий тренд, характерный для западного академического истэблишмента, в ней можно проследить. Отчасти данный тренд связан не только с популярностью «постмодернистских концепций» в социальных науках, но и с определённой долей доминирования норм либеральной политкорректности в интеллектуальной среде западного общества. Причём сами этносы не перестают изучаться. Меняется лишь сам подход к анализу коренных причин появления националистических настроений.

Однако, на наш взгляд, главной проблемой в данном контексте выступает не ошибочность ряда постмодернистских концепций, нашедших популярность в своё время, а скорее общий европоцентризм подобных подходов к пониманию национального вопроса в мировой науке. Несмотря на то, что в различных академических учреждениях мы можем обнаружить многочисленные центры и учреждения по изучению культур немногочисленных народов, сам подход к пониманию проблем, c которыми они сталкиваются, остаётся малопонятным для представителей этих самых культур. Данная ситуация связана не столько с культурными и религиозными различиями, сколько с политикой популяризации национальных и культурных различий как таковых, получившей наименование «политика мультикультурализма».

С одной стороны, процессы глобализации действительно размывают национально-культурные различия, упрощая процесс взаимодействия различных этнических групп. С другой же стороны, сам подход к национальности с точки зрения  норм политкорректности не позволяет оценить те проблемы, с которыми сталкиваются представители того или иного этноса. Подобную ситуацию мы можем наблюдать с той же тематикой «прав женщин». Современный феминистский дискурс развитых стран с засильем той же квир-теории, не то что не будет близок движениям за права женщин в арабских странах (где женщины зачастую не имеют даже самых элементарных прав), а более того, будет неприятен.

Однако, подобная ситуация не сможет измениться за счёт более внимательного отношения к национальному вопросу или пересмотра соотношения национализма и постмодернизма. Несмотря на различные интерпретации, сами черты социальных и национальных движений, ориентированных на защиту собственных прав и дальнейшее расширение данной повестки, имеют гораздо больше схожего, чем различного. В этом случае, их консолидация в качестве всемирной сети нам представляется вполне резонным фактором дальнейшего пересмотра концепции «нации» в современных социальных науках.

 

Список источников и литературы:

  • Лиотар Ж.-Ф. Состояние постмодерна. – М.: Институт экспериментальной социологии, 1998. 160 c.
  • Смит Э. Национализм и модернизм: Критический обзор современных теорий нации и национализма. – М.: Праксис (серия «новая наука политики»), 2004. 464 c.

Фото: eotperm.ru

Запись Национализм и постмодернизм: вопросы интерпретации впервые появилась Рабкор.ру.

Пенсия или смерть?

Владимир Путин в майском указе 2018 года заявил о необходимости снижения бедности в стране к 2024 году вдвое.

Но что мы на деле видим от правительства? Прямо как на плакате: “сбылись надежды Кудрина”. Алексей Леонидович предлагал поднять пенсионный возраст для женщин до 63 лет, для мужчин до 65 лет.

И вот теперь председатель правительства Дмитрий Медведев озвучил эту инициативу уже не как дискуссию, а как данность. Очевидно, что законопроект о повышении пенсионного возраста для работников России в правительстве уже подготовлен и будет внесен в парламент до конца мая.

А иначе с чего такая ситуация? С чего заявлять о повышении пенсионного возраста еще до голосования по кандидатуре главы кабинета?

И мы уже понимаем, как будет выглядеть этот законопроект: по солдату Швейку, который советовал купировать хвост собаке не сразу, а по частям, чтобы она привыкла и ей не было так больно. То есть каждые шесть месяцев пенсионный возраст будут повышать на полгода, начиная с января 2019-го.

Это означает, что мужчины, родившиеся в 1963 году, женщины, родившиеся в 1968 году,  уже будут выходить на пенсию на пять лет позже.

А многие и на десять, поскольку в стране решением партии и правительства введена балльная система пенсий. В текущем году для выхода на пенсию требуется уже 13,8 балла, в 2019 году – 16.2, а в 2023 году – почти 26. Работа при минимальной зарплате дает чуть больше одного балла, то есть человеку, получающему МРОТ, потребуется примерно 20 лет официального стажа.

При этом начальник департамента актуарных расчетов Пенсионного фонда Аркадий Соловьев сказал, что среднесписочная численность наемных работников в стране – 43,5 млн. чел.[1] Что значит среднесписочная численность? – это те, кто осуществляет отчисления пенсионных взносов. А общее число лиц работоспособного возраста в России, как известно,  77 млн. чел.

Разрыв более чем в 30 млн.! Эти люди в массе своей не безработные и не т.н. самозанятые. Это наемные работники, но работающие неофициально.

Таким образом, в 2017 году только три работника из пяти имели какой бы то ни было официальный заработок. Остальные двое – а это 40% рабочей силы страны или 30 миллионов человек – работали без официального оформления и без отчислений в Пенсионный фонд.

В неофициальной занятости нет радости, так как экономит предприниматель, а человек рискует в любой момент остаться за порогом предприятия, и никак не докажет, что он там вообще трудился.

В условиях произвола работодателей и отсутствия прав для профсоюзной борьбы доля неофициальной занятости неуклонно растет. По оценкам бывшего замминистра труда Александра Сафонова она ниже, чем мы оцениваем, но выросла после принятия в 2000 году нового Трудового Кодекса почти вдвое:[2]

 

Неофициальная занятость вовсе не связана с «высокими страховыми взносами». Наоборот, снижение размера страховых взносов в России в 2011 году на 5 пунктов сопровождалось не легализацией занятости, а, наоборот, переводом 400 тысяч рабочих мест в «тень».

И эти люди будут выходить на пенсию не в 65. Если человек не покажет государству, которое лишило его права на профсоюз, на забастовку, на самозащиту, если человек не покажет государству некое число баллов, то его пенсионный возраст по нынешнему законодательству увеличивается еще на пять лет, то есть составит 68 лет для женщин и 70 для мужчин.

Уже весной 2018 года в подобной ситуации оказались 20.000 человек, родившихся в 1958-1963 годах. Им отказали в выходе на пенсию. Они застали Советский Союз и даже имели в 80-е годы трудовые книжки. Но их заводы встали, их колхозы рассыпались, и того, советского трудового стажа им не хватило. А в новой России они были вынуждены трудиться реализаторами на рынках, шоферами на личных машинах, батраками на фермах.

Очевидно, что с каждым годом число людей, которые столкнутся с подобным вызовом, будет возрастать и на определенном этапе почти половина российских работников окажется без пенсии в условиях, когда на работу их брать уже не будут по описанным выше причинам.

Но возникает еще один вопрос: кому нужен работник в возрасте за 60? Где этот человек найдет занятость?

В этом смысле интересно рассмотреть положение дел с заработной платой в зависимости от возраста человека. Есть мнение, что с возрастом человек нарабатывает большой опыт, и за счет его применения может быть востребован на рынке в не меньшей степени, чем молодой сотрудник.

Такая точка зрения, однако, ошибочна. Она была относительно верна 10-15 лет назад, но она не соответствует сегодняшнему дню. Как мы можем наблюдать из графика, пик доходов приходится на возраст 30-40 лет, после чего зарплата начинает неуклонно снижаться и сокращается к пенсионному возрасту на 20%:[3]

 

Технологии развиваются весьма динамично. Прежний опыт уже не соответствует требованиям современности. С возрастом догонять этот разрыв становится все сложнее, и работодателям, очевидно, удобнее пригласить на работу более молодого сотрудника. Его переобучение достигается проще, а, кроме того, предполагает более длительный срок эксплуатации такого специалиста, и, соответственно, уменьшает финансовые издержки на переобучение.

Сказанное подтверждается данными Росстата. Если в обрабатывающем производстве в возрасте 25-30 лет переподготовку проходит каждый четвертый сотрудник, то среди 50-летних эта доля сокращается до 1/10, а после достижения пенсионного возраста переобучение проходит только один человек из двадцати:[4]

Но сказанное свидетельствует, помимо прочего, о бессмысленности повышения пенсионного возраста. В условиях отсутствия финансируемых государством программ получения дополнительного образования такое повышение просто повлечет за собой рост безработицы, практически никак не отразившись на занятости.

Сказанное признается и правительственными экспертами. В июне 2017 года в распоряжении газеты «Ведомости» оказался правительственный документ под названием «Целевые показатели 2035 года». Среди рекомендуемых мер ведомство назвало повышение пенсионного возраста для мужчин на 5 лет и для женщин на 8 лет. При этом авторы указали, что таким образом получится отказаться от выплаты пенсий для 12,4 млн. человек, а за счет высвобожденных финансовых ресурсов создать дополнительно 1 млн. рабочих мест. Разница в 11,4 млн. человек придется на людей, которые останутся без пенсии, но при этом не смогут и найти работу.

В России, в отличие от стран ОЭСР, нет системы переподготовки кадров. После 40 лет зарплата людей, несмотря на опыт, начинает неуклонно снижаться, и к 60 годам в среднем падает на 20%. Низкоквалифицированные рабочие места охранников, продавцов, водителей по мере автоматизации уйдут туда же, куда ушли профессии печников, фасовщиков и секретарей-машинисток.

Повышение пенсионного возраста означает, что в стране будут миллионы безработных стариков, не получающих ничего – ни зарплаты, ни пенсии.

Вот о чем ваш закон.

Есть ли демографические предпосылки, оправдывающие такую инициативу?

Нам говорят, что слишком много пенсионеров приходится на работников.

Но кто так считает демографическую нагрузку? Демографическая нагрузка испокон веков считалась как соотношение между работающими и неработающими людьми. Неработающие люди – это не только пенсионеры, но и дети, подростки, инвалиды. Соответственно, если рождаемость падает, число детей меньше, то и коэффициент демографической нагрузки ниже. Число лиц, ежегодно признаваемых инвалидами, благодаря новым методикам Минтруда сократилось на треть: с миллиона в 2010 году до 700 тысяч в 2016-м.

Поэтому, в действительности надо смотреть не долю пенсионеров, а долю трудоспособных людей, то есть тех, кто старше 15 лет и не достиг 60-ти. Они кормят детей и подростков, и содержат стариков. Так вот, в среднем на планете доля этих людей 45%. В России – 65%. Это связано с низкой рождаемостью. Но это же означает, что нагрузка на одного работника достаточно низка в сравнении с тем, как это выглядит за рубежом. Конечно, это предполагает неизбежное старение населения, но на данном этапе причин для паники нет.

И, хотя число пенсионеров возрастает, коэффициент демографической нагрузки сегодня ниже, чем в СССР. Если в 1970 году на 1000 работников приходилось 780 несовершеннолетних и пенсионеров, а в 1989 году – 750, то в 2015 году – 713.[5] То есть, в действительности нет никакого дефицита работников. Ситуация даже лучше, чем была в период позднего СССР.

Она, понятно, ухудшается. Но ни о какой катастрофе нет и речи. И нечего суетиться, устраивая рукотворную социальную катастрофу.

Может быть, налицо бюджетный кризис?

Если бы федеральное правительство и парламентское большинство не раздавали пачками льготы корпорациям, то доходы федерального бюджета были бы 25 трлн. руб. А они – 15, потому что 10 трлн. роздано в качестве льгот бизнесу. Тому самому бизнесу, что держит десятки миллионов российских работников в поле нелегальной занятости.

Теневой фонд оплаты труда Росстат оценивает более чем в 10 трлн. руб.[6] Легко посчитать, что выпадающие доходы только ПФР составляют по этой причине 2,5 трлн. руб. Легализовать труд, помочь работникам обрести хотя бы право на контракт – вот она и альтернатива повышению пенсионного возраста.

СР внесла законопроект очень простого и ясного характера: отсечь от налоговых льгот, от государственных заказов и подрядов компании, использующие неофициальный труд. И мы настаиваем на том, чтобы этот законопроект рассматривался в тот же день, как и проект о повышении пенсионного возраста. Это не разные темы, как сказал Дмитрий Медведев. Это разные способы решения одного и того же вопроса.

Далее. Правительство обеспокоено, что в стране слишком мало работников? Так не надо экономить на медицине и здравоохранении. По доле расходов на медицину к ВВП страна занимает 91-е место в мире, по доле расходов на образование – 98-е.

Есть замечательный ученый, Борис Коробицын. Он и его коллеги, используя метод математического анализа, показали, что российские работники только из-за сердечно сосудистых заболеваний умирают на восемь лет раньше. В 62-х регионах России мужчины не доживают до 65 лет, а в трех – даже до 60-ти.[7] Причина – экономия на медицине. Ежегодные потери национальной экономики составляют 15 трлн. рублей.[8]

Вложиться в медицину –  и люди не будут преждевременно умирать, и уменьшится демографическая нагрузка.

Вложиться в образование – и эффект будет тот же самый. Последние исследования ВШЭ показали: люди, имеющие высшее образование, не только зарабатывают на 70% больше остальных, но и живут на 13 лет дольше.[9]

Ссылка на то, что продолжительность жизни работников выросла по сравнению с прошлым веком, несостоятельна поскольку:

– ожидаемая продолжительность жизни выросла по сравнению с 1990 годом лишь на три года, и странно по этой причине увеличивать пенсионный возраст на пять лет;

– сама ожидаемая продолжительность жизни предполагает прогноз продолжительность жизни тех, кто родился в соответствующем году (то есть, если человек родился в 2019 году, то в среднем он проживет 77 лет) – реальный средний возраст смертности отличается от этого показателя на 5 лет.

Наконец, производительность труда не стоит на месте. Сто лет назад доля сельхозработников в России составляла 75%. Сегодня она составляет менее 3%. Сказанное касается и человечества в целом. Тем не менее, голод как явление исчез, если речь не идет о хроническом недоедании бедных и отдельных кризисах в Африке. Просто рост производительности труда позволил человечеству уменьшить долю работников, занятых сельхозтрудом. Почему же это не касается возможности обеспечить нормальную жизнь пенсионерам?

Не существует никаких экономических, демографических и социальных причин, оправдывающих повышение пенсионного возраста.

Оно обернется исключительно формированием многомиллионного социального слоя пожилых людей, не имеющих ни пенсии, ни работы.

В действительности, главная проблема Пенсионного фонда – это бесправие российских работников. Фонд оплаты труда в России – 20 трлн. руб., Внутренний валовой продукт – 80 трлн. руб. (2015 год). То есть, доля зарплаты к ВВП – всего 25%. Между тем, в развитых странах доля зарплаты к ВВП – 50%. Это относительные параметры, не зависящие от производительности труда. Проще говоря, на единицу произведенной продукции наш работник получает вдвое меньше денег, чем его западный коллега.

В результате 70% российских работников имеют зарплату, не позволяющую без госдотаций рассчитывать даже на минимальную пенсию. Это главная причина нищеты Пенсионного фонда, представляющего собой налог на зарплату.

Какие же меры необходимо предпринять для стабилизации Пенсионного фонда и смягчения демографической нагрузки? –

  • Принятие комплекса мер по легализации труда, а именно:

– отмена налоговых льгот в отношении компаний, использующих неофициальный труд (общая сумма налоговых льгот в России составляет 10 трлн. руб. или 40% от всей доходной части федерального бюджета);

– отсечение компаний, использующих неофициальный труд, от участия в государственных и муниципальных подрядах и заказах;

– расширение прав профессиональных союзов, включая отдельные гарантии от увольнений и преследований для профсоюзных активистов в виде отлагательного вето (то есть, увольнение только в случае, когда работодатель доказал вину работника в суде), расширение права на коллективные переговоры и права на забастовку;

  • Переход на плоскую шкалу страховых взносов (сегодня она регрессивная и с зарплаты более 80 тыс. руб. в месяц размер взноса составляет 10%, а не 22%), что увеличит ежегодные доходы пенсионного фонда на 600 млрд. руб.;
  • Официальный отказ от фактически уже ликвидированной обязательной накопительной системы с поощрением добровольных пенсионных накоплений;
  • Качественное увеличение затрат на образование (особенно переподготовку работников на протяжении всего периода трудовой деятельности);
  • Качественное увеличение затрат на здравоохранение.

 

[1]
[1] См. http://fom.ru/starost/presentation/Soloviov.pdf.

[2]
[2] Сафонов А.Л. Влияние рынка труда на систему социального обеспечения. Доклад на Российско-Германском социальном форуме, 2017.

[3]
[3]Гимпельсон В., Зудина А., «Демографические проблемы рынка труда», http://demoscope.ru/weekly/2017/0729/tema03.php.

[4]
[4] Там же.

[5]
[5] Социальное положение и уровень жизни населения России, М., 2016, с. 47.

[6]
[6] См. https://www.rbc.ru/economics/15/08/2017/5991d14e9a7947da3c59f2dd.

[7]
[7] См. https://astv.ru/news/society/2017-08-28-sostavlen-rejting-regionov-rossii-po-prodolzhitel-nosti-zhizni.

[8]
[8] Коробицын Б.А., Никулина Н.Л., Куклин А.А., Народонаселение, № 3 – 2014// Ущерб от основных причин смертности для субъектов Российской Федерации и оценка приоритетов по увеличению продолжительности жизни.

[9]
[9] См. https://www.kommersant.ru/doc/3480545?from=four_economic.

Запись Пенсия или смерть? впервые появилась Рабкор.ру.

Борис Кагарлицкий

Популярные материалы:

Лента новостей Рабкор.ру

23/06/2018 - 22:15

Спикер Государственной думы Вячеслав Володин заявил в субботу о задаче федеральных властей довести средний уровень пенсии в стране до 20...

23/06/2018 - 22:12

ОПЕК пригласила Россию присоединиться к картелю в качестве ассоциированного члена, заявил министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-...

22/06/2018 - 13:06

фото: antonkisse.com

Похоже, уровень...

20/06/2018 - 20:52

Заемщик, досрочно погасивший застрахованный кредит, где возмещение было привязано к остатку задолженности, имеет право на пропорциональный...