Лента новостей Рабкор.ру | Борис Кагарлицкий
24.03.2017
Добавить в избранное Лента новостей Напишите нам

Лента новостей Рабкор.ру

Что же дальше? – Антимонополистическая коалиция

© Mikhail Zygar

Ни для кого не является секретом, что после прошедших 18 сентября 2016 года парламентских и региональных выборов политическая ситуация в Российской Федерации существенным образом изменилась. Главным итогом прошедших парламентских выборов стала консолидация всех основных отрядов отечественной буржуазии вокруг фигуры «национального лидера» и созданного им режима личной власти.

Подобный поворот был неизбежен в условиях, когда социально-экономическое самочувствие граждан уже вплотную приближается к уровню «дефолтного» 1998 года, что несет серьёзные политические риски сложившейся за последние четверть века на территории РФ системе власти и собственности. Наиболее продвинутые и вменяемые капиталисты это прекрасно понимают и учитывают. Отсюда вытекает причина провала на выборах либералов («Яблоко», Партия Роста, ПарНаС) и «казённых патриотов» («Родина», «Патриоты России», «Гражданская платформа»). Они сейчас не особо нужны — их повестка во многом взята на вооружение президентом РФ и обслуживающей его партией «Единая Россия» (далее по тексту — ЕдРо). Отсюда и вытекает неудача формально «независимых» от ЕдРа самовыдвиженцев. Давнее противоречие «административный ресурс — финансовый ресурс» в ходе завершившейся избирательной кампании уступило место синтезу.

Прежде власть в своей бонапартистской политике, как и сто с лишним лет назад, использовала технологию отмеченного ещё Лениным в его анализе думской практики премьера-вешателя Столыпина феномена переменного парламентского большинства («два большинства»). Подобная схема действовала в «нулевые» годы: ЕдРо (тогда ещё три его думские части) + КПРФ при принятии, к примеру, государственной символики и ЕдРо + «Яблоко» + СПС при принятии, например, антирабочего Трудового кодекса РФ. Теперь от этой модели решено отказаться за ненадобностью, она стала в условиях консолидация всех основных отрядов отечественной буржуазии вокруг фигуры «национального лидера» и созданного им режима личной власти излишней.

При этом власть и деньги имущие учитывают в своём политическом конструировании «феномен Путина», состоящий в том, что значительная часть трудящихся не ассоциирует фигуру президента РФ и проводимую им политику с классовыми интересами новых собственников, которые он, собственно, выражает и защищает.

Оценивая «июльскую монархию» во Франции, Маркс проницательно заметил, что  «то, что народ инстинктивно ненавидел» в тогдашнем правителе, было не что иное, как «коронованное господство одного класса, капитал на троне». В нынешней России ситуация на данный момент прямо противоположная. Поэтому рецидивы бонапартизма в деятельности «национального лидера» неизбежны, но будут чем дальше, тем больше напоминать, скорее, классические образцы, нежели думские маневры палача Столыпина.

Псевдопатриотическая риторика действующей власти служит делу обмана трудящихся. Она не направлена на достижение подлинной самостоятельности нашей страны, а преследует лишь одну цель: как можно подороже продаться Западу, то есть встроиться в «мировую элиту» на условиях максимально выгодных для совокупного класса доморощенных капиталистов. Либеральная аргументация, что Россия-де безнадежно отстала от ведущих империалистических держав, потому и популярна в СМИ и активно внедряется в общественное сознание, что целиком и полностью отвечает интересам новых собственников бывшего общенародного имущества, созданного трудом поколений советских людей. Этот лейтмотив либералов присущ и членам правительства РФ, и влиятельным депутатам от ЕдРа, встречается и у самого «национального лидера». Разница между ним и либералами не сущностная, а чисто стилистическая. Поэтому президент РФ является своим и для значительной части либеральной публики, что видно по назначениям в правительство  и ЦБР.

Принципиально не меняют ситуацию ни техническое переоснащение Вооруженных Сил РФ, ни рост бюджетного финансирования оборонного заказа. Все эти вещи не предполагают на деле отказа от курса на встраивание нашей страны в глобальный капиталистический рынок в качестве его периферии, выхода РФ из таких орудий капиталистической глобализации, как, допустим, МВФ и ВТО.

Даже такие верные шаги, как создание Таможенного союза или Союзного государства с братской Белоруссией, являются в условиях сохранения либерального экономического курса полумерами, неспособными существенно подорвать влияние транснациональных корпораций на территории государств-участников СНГ.

Сложившийся в условиях туземного капитализма и президентской монархии режим не может добиться модернизации страны, что стало очевидно в условиях экономического кризиса. Практикуемые властью антисоциальные либеральные рецепты выхода из кризиса означают перекладывание его тягот на плечи трудящихся и не могут поэтому получить их поддержки. Российская буржуазия это прекрасно понимает, вследствие этого обслуживающая и защищающая её власть и внедряет в общественное сознание такой большой интерес к внешнеполитической повестке дня. В условиях геополитического (а вовсе не идейно-политического, как во времена СССР) противостояния РФ и НАТО, борьбы за рынки сбыта товаров и услуг, условия продажи сырья выгодная власти поляризация общественного сознания выглядит так: «патриоты» – «западники». Общественное мнение этой навязанной сверху схеме довольно податливо. «Разделённые и разобщённые местными и национальными особенностями массы, связанные лишь чувством общих страданий, неразвитые, беспомощно переходившие от воодушевления к отчаянию» (Энгельс) — такова ныне характеристика значительной части российского населения, определившей итоги выборов 18 сентября.

Нежелание буржуазной власти обсуждать социально-экономическую или — если брать шире — внутриполитическую повестку дня, замалчивание, игнорирование кризиса мы увидели, в частности, во время прошедшей избирательной кампании. Сейчас эта тенденция сохраняется, свидетельством чему недавнее очередное послание президента РФ Федеральному Собранию.

В условиях нарастающего социального кризиса у власти, по большому счёту, нет ни аргументации, оправдывающей сохранение нынешней неолиберальной экономической политики, ни новых содержательных идей, ни стратегии вывода страны из нынешнего тупика.

Поэтому провластная пропаганда вовсю эксплуатирует страх и боязнь резких перемен, присущих многим гражданам после событий на Украине: основная мысль контролируемых правительством СМИ и того же ЕдРа состоит в том, что для возвращения экономической стабильности нужна политическая стабильность. Отсюда проистекает и политическое поведение граждан по принципу «лишь бы не было войны».

Внятной национальной идеи, способной увлечь за собой наиболее мобильную и социально активную часть общества, у российской буржуазии нет. Для отвлечения внимания граждан от социально-экономической проблематики искусственно формируется информационное поле, ищутся соответствующие информационные поводы наподобие недавней идеи о законодательном оформлении понятия «российская нация», идущего ещё от ельцинского «дорогие россияне». Почему — понятно: от слова «русский» буржуазная власть шарахается как чёрт от ладана, справедливо опасаясь того, что национальный подъем трудящегося большинства русского народа примет неконтролируемый сверху характер, повлечёт за собой аналогичные сдвиги среди трудящегося большинства других народов РФ и в конечном итоге покончит с режимом капиталистической эксплуатации в его нынешнем виде. Буржуазная власть опасается и такого сохраняющегося в народной памяти опыта, как формирование — впервые в истории человечества на атеистической, а не религиозной основе — советского народа, когда трудящиеся ощутили себя в полной мере свободными от эксплуатации, мракобесия, религиозного дурмана и национальных предрассудков.

Накануне столетия переломных событий 1917 года буржуазия, неплохо изучившая «Историю русской революции», всерьёз опасается — на уровне страхов и фобий, психозов, поскольку умом понимает, что субъективные предпосылки ещё не сложились — повторения прошлого.

Мы видим, что в подсознании твёрдо сидит ощущение того, что капиталистическое общество в России не навечно, нынешняя система на пределе, а социалистическая революция неизбежна.

Но для того, чтобы чаемое стало действительным, необходимо формирование нового антикапиталистического или, вернее сказать, антимонополистического большинства. Большинства, выступающего против монополизации общественной и экономической жизни в руках одного господствующего класса, против монополии на власть и собственность, ведущей к дальнейшей деградации общества и загниванию страны, в недалёкой перспективе — к полной потери её независимости. Для создания подобной коалиции в России созревают объективные предпосылки. По оценкам профессора Леннора Ивановича Ольштынского, с которыми я согласен, «из классов и социальных групп советского общества к настоящему времени сложилась относительно устойчивая следующая социальная структура:

1. Сохранившийся рабочий класс – наиболее многочисленный — 37% населения, 2. Трудовая интеллигенция и служащие — второй по численности класс из сохранившейся советской интеллигенции — 20—25% населения, 3. Крестьяне из советского колхозного крестьянства и работников совхозов — 12% населения. Это основные трудовые классы — свыше 70% населения.

Они представляют главную производительную силу общества, обеспечивают экономическое воспроизводство и воспроизводство человека. В численность этих классов входят и пенсионеры, вышедшие на пенсию из своего класса. К этим классам примыкает, как и в советском обществе, непроизводственный слой трудоспособного населения, резерв классов — студенчество: 4. Студенты средних специальных и высших учебных заведений — 4% населения.

В результате ликвидации общенародной государственной и кооперативно-колхозной собственности и передачи её в частную и акционерно-частную собственность сложились новые классы и социальные слои: 1. Буржуазия и высшая государственная бюрократия — 7% населения, 2. Обслуга буржуазии — социальный слой для выполнения личных услуг буржуазии — 13—15% населения. В этот слой входят: охранники личные и участков загородных вилл, домашние слуги и технические работники, обслуживающие дома; персонал для содержания земельных участков; домашние учителя и врачи, часть журналистов и работников культуры. Все они работники необщественного труда, которые пользуются долей прибыли капиталистов и одновременно общественными средствами из госбюджета (медицина, образование, пенсии), 3. Социальное дно — 5% населения. Это уголовные и полууголовные элементы, бомжи и бродяги, люди асоциального поведения — наркоманы, проститутки и т. п.»

Налицо достаточно широкая социальная база для сложения усилий всех тех, кто страдает от присущего капиталистическим порядкам отчуждения, кто раздражён отсутствием перспектив, не видит для себя будущего в условиях текущего обнищания, но на данный момент политически дезориентирован. Привлекая их в свои ряды, мы должны задуматься о том, что именно, какую программу, какие лозунги мы им можем предложить.

В нынешней ситуации лейтмотивом агитационно-пропагандистской работы, на мой взгляд, должно стать разъяснение ключевого звена нашей антикризисной программы «Независимость – национализация – народовластие».

Подлинная национальная независимость и государственная самостоятельность России возможна лишь в условиях разрыва нашей страны с сложившейся ныне системой глобального капиталистического рынка, на периферии которого, собственно, и находится нынешняя РФ. Чтобы это осуществить, необходимы крупная промышленность, производящая технологичную продукцию с высокой добавленной стоимостью, для чего требуется развитие, науки, техники, образования. Всё это требует огромных финансовых ресурсов, которые в нынешних условиях может дать лишь национализация естественных монополий, крупнейших коммерческих банков и предприятий, базовых отраслей, земли, лесов и недр. Имея перед глазами нынешнее буржуазное государство и его структуры, в частности государственные корпорации, мы понимаем, что сама по себе национализация в отрыве от политических мер, не принесет трудящимся России никакой пользы.  Нужна принципиально иная власть, надо социализировать государство. Тогда, при наличии различных форм народного контроля (депутатский контроль за правительством, рабочий и профсоюзный контроль за администрацией предприятий и организаций, общественный контроль за муниципальными чиновниками и, например, управляющими компаниями в сфере ЖКХ и пр.) удастся вернуть страну трудящимся, перейти от господства чиновников к реальному народоправству.

Антиолигархическая, антимонополистическая повестка дня может стать базой для консолидации на её основе всех социальных групп, живущих трудом своих рук и ума и в наибольшей степени ощущающих на себе социальные тяготы экономического кризиса. Эта социально-экономическая повестка дня будет сочетаться не только с политической борьбой за демократизацию общественной жизни, но и с идейной борьбой за гегемонию трудящихся в культурной и образовательной сфере. Успех этой идейной борьбы невозможен без чёткой и последовательной антиклерикальной пропаганды, разъясняющей широким массам тесную и классово обусловленную связь руководящих церковников, в первую очередь функционеров РПЦ МП, с власть и деньги имущими, показывающей, что широкое проникновение православных аппаратчиков в детские, образовательные и культурные заведения, в контролируемые капиталистами СМИ, попытки установления церковного диктата в сфере культуры и искусства, сознательно поощряются буржуазной властью в надежде на то, что религиозное влияние поможет отвадить трудовой народ от борьбы за свои права, превратит в покорное властям рабское стадо.

Мы не должны забывать, говоря о непосредственных задачах антимонополистической борьбы, и о разъяснении нашего коммунистического идеала, тесно связанного с осуществлением научно-технического прогресса, развитие которого ныне всё более активно тормозится существующей частнокапиталистической формой присвоения общественного продукта. Такой подход может предложить людям не просто красивую мечту, но надежду в возможность изменений, веру в то, что подобные изменения им посильны, и тем самым внести в их сознание  оптимизм революционной перспективы, подкрепив логический выбор в пользу социалистических перемен эмоциональным.

Запись Что же дальше? – Антимонополистическая коалиция впервые появилась Рабкор.ру.

Умер Гейдар Джемаль

В понедельник, 5-го декабря в Казахстане скончался известный российский общественный деятель Гейдар Джемаль. Смерть философа, теолога и публициста явилась итогом длительной болезни на 70-м году жизни.

Своим комментарием с Газетой.ру на эту тему поделился директор ИГСО Борис Кагарлицкий, лично знавший умершего:

Гейдар Джемаль был одной из самых ярких, противоречивых и непредсказуемых фигур нашей общественной и интеллектуальной жизни. Его взгляды менялись и менялись зачастую самым парадоксальным образом. Он постоянно высказывал радикальные суждения, хотя порой не всегда было понятно, является его радикализм левым или правым. Однако для практического развития левого движения он сделал немало. И дело не только в том, что он участвовал в создании Левого Фронта, но и в его усилиях по реинтерпретации ислама в духе латиноамериканской Теологии Освобождения. Мы часто с ним спорили и постоянно не соглашались, но с ним всегда было интересно общаться. А главное, несмотря на весьма брутальную манеру, Гейдар в глубине души всё равно был типичным московским интеллигентом, хотя и скрывал это (может быть даже от самого себя).

Запись Умер Гейдар Джемаль впервые появилась Рабкор.ру.

«Розовая годовщина» прогрессистского большинства

Луиш Сантуш да Кошта

Исполнился год с того как момента, как в Португальской Республике приступил к работе Совет министров во главе с генеральным секретарем Социалистической партии (СП) Луишом Сантушем да Коштой. Год у власти – весьма малый срок для того, чтобы делать какие-то обобщения, но о некоторых «промежуточных» результатах поговорить можно.

Следует напомнить, что в левом движении страны выделяются прежде всего левоцентристская соцпартия, возглавляющая Коалицию демократического единства (КДЕ), Португальская коммунистическая партия (ПКП), по-прежнему верная марксистско-ленинской идеологии, и относящийся к радикальному антикапиталистическому лагерю Левый блок (ЛБ).

В октябре прошлого года, на выборах в Ассамблею Республики, правившая до этого правоцентристская коалиция сохранила первое место, но потеряла в парламенте абсолютное большинство. В свою очередь, левые силы получили поддержку большинства активных португальских избирателей. При этом, в отличие от ряда других стран европейского Юга, социалисты заметно опередили другие левые партии, получив поддержку 32,3% избирателей, тогда как ЛБ финишировал с 10,2% голосами, а КДЕ – с чуть менее 8,3%. При этом все левые парламентские партии улучшили свои показатели, завоевав в совокупности 122 мандата из общего числа 230 членов Ассамблеи.

Многие западноевропейские эксперты, прекрасно зная всю непростую историю взаимоотношений между СП, ПКП и ЛБ, считали создание левой коалиции в парламенте маловероятной. В самом деле, образовать трехпартийное коалиционное правительство не удалось. Но была выбрана иная формула, по-своему достаточно оригинальная. Соцпартия заключила последовательно с ЛБ, ПКП и союзной коммунистам Экологической партией «Зеленые» многостраничные договоры, своего рода «контракты легислатуры».

В итоге партии радикального левого спектра пообещали свою депутатскую поддержку социалистам, а СП, в свою очередь, обязалась учесть социальные и экономические пожелания антикапиталистических партий.

И радикальные левые, и левоцентристы пошли на серьезные политические компромиссы и уступки друг другу. Пошли во многом потому, что этого хотела подавляющая часть левых избирателей, желавших положить конец пребыванию правоцентристского кабинета Педро Пасуша Коэлью, проводившего политику «жесткой экономии». Оказавшись в зависимости от внешних кредиторов (за годы кризиса Португалия получила от международных финансовых институтов в совокупности кредитов на 78 млрд евро), прежнее правительство во имя навязчивой для праволибералов идеи сокращения общественного дефицита сокращало заработную плату и пенсии (минимальная зарплата была доведена до унизительной цифры в 319 евро), снижало пособия по безработице, встало на путь форсированной приватизации крупных государственных объектов. До полумиллиона португальцев были вынуждены иммигрировать из страны в поисках более стабильных условий жизни.

Эффектами антисоциальных мер прежнего кабинета в той или иной мере была затронута треть португальцев! Лидеры левых партий показали себя дальновидными руководителями, сумевшими прислушаться к мнению своих избирателей. Как отмечает человек номер два в руководстве португальской соцпартии Анна Катарина Мендеш, «после нескольких переговоров все поняли, что мы имеем историческую возможность поставить правых вне власти». И воспользовались такой возможностью!

Конечно, ПКП и ЛБ пошли на серьезные компромиссы, были вынуждены затушевать свои радикальные предложения по социальной и экономической политике, отказаться требовать от социалистического правительства выхода из зоны евро. Член ЦК ПКП Жуан Оливейра по этому поводу отмечает:

«В этот раз страна столь настрадалась, ситуация была столь критической, что мы должны были подписать альянс с социалистами».

Член руководства ЛБ Жуан Самедо говорит примерно о том же, подчеркивая, что достигнутое в ноябре 2016 г. соглашение выражало чаяния трудового народа Португалии.

Отметим, что положительную роль в «союзе трех» сыграла и личность Генерального секретаря СП. Антониу Кошта – популярный политик, имеющий репутацию человека, близкого простым людям. В 2014 г. он победил на праймериз в своей партии, убеждая избирателей в возможности сотрудничества левых сил в деле противостоянии правоцентристам. Сам А. Кошта обеспечивал такое сотрудничество, занимая с 2007 г. по 2015 г. пост мэра Лиссабона.

Итак, с момента деятельности его правительства прошел уже год. Как отмечает лиссабонский журналист Нуно Рубейро, «в Португалии за этот период воцарился социальный оптимизм». Большинство избирателей, если судить по опросам, положительно оценивают работу социалистического правительства и левого прогрессистского большинства в Ассамблее Республики, хотя госдолг в 130% ВВП все еще продолжает висеть над страной.

И все же деятельность «левого трио» за прошедший год принесла пусть первые, но вполне вещественные плоды. Был положен конец процессу замораживания пенсий и зарплат работникам государственного сектора (де-факто зарплата там вернулась на прежний – до решений прежнего кабинета – уровень), возвращена бесплатность предоставления услуг в больницах (при кабинете Коэлью посетители оплачивали счет в 25 евро), запущен процесс повышения минимальных зарплат (до 535 евро; с января 2017 г. – до 557). Также правительство запустило программу социального строительства, коснувшуюся наиболее депрессивных районов государства.

Продолжает снижаться безработица (сегодня она находится на уровне 11-12%). Экономический рост не велик (чуть более процента ВВП), но он чувствуется. Потихоньку повышается покупательная способность самых разных слоев населения. Все больше доходов приносит туризм, традиционный для Португалии источник доходов.

Следует сказать также, что левые положили конец «приватизационной агрессии» прежних властей: правительство двух правоцентристских партий было решительно настроено и уже начало продавать банки, энергетические предприятия, телекоммуникации. Испанский, бразильский, британский и китайский капитал был готов выкупить госпредприятия, из-за чего в 2013-2015 гг. в стране регулярно случались общенациональные и отраслевые забастовки.

В текущем году классовые бои в Португалии заметно поугасли – и этому есть весьма простое объяснение. Кабинет А. Кошты положил конец разбазариванию народного добра. Более того, государство вернуло себе прежние позиции в национальной авиакомпании TAP, общественном транспорте, включая метрополитен в Лиссабоне и Порту. Недавно с подачи депутатов от КДЕ и ЛБ был принят законопроект, согласно которому крупные по португальским меркам банки Caixa Gerai и Depositos целиком возвращаются в общественный сектор.

Разумеется, никто не говорит о том, что между социалистами и радикальными левыми исчезли идейные и политические разногласия. Как верно подметила А. К. Мендеш, «мы, например, сильные проевропейцы, а они – противники ЕС». Этот фактор важен не только для Португалии. Как отмечает Ж. Самедо, «мы, как и другие страны, наталкиваемся на европейскую дамбу и на коммунитарную машину, которая дробит социальные права».

И все-таки «европейское дело» не стало препятствием для единения португальских левых. Находясь вне правительства, но внутри парламентского большинства и ЛБ, и коммунисты предлагают и инициируют различные прогрессивные реформы.

Конечно, они остаются верны своей идеологии. Секретарь ЦК ПКП Мануэла Бернардино подчеркивает, что ее партия, как и раньше, защищает 35-часовую рабочую неделю для работников госсектора, последовательно борется за новые национализации, требует сокращения НДС для ресторанов, выступает с предложениями о конкретной поддержке аграрных кооперативов.

Но очень важно, что и возглавляемая коммунистами КДЕ, и ЛБ понимают, что «все и сразу» в сегодняшней Португалии осуществить невозможно. Верность своим принципам они совмещают с разумным прагматизмом, в результате чего 2016 г. показал, что единство левых сил на европейском Юге возможно. То, что кажется сегодня практически невероятным для Греции, Испании, Италии и Франции стало возможным в самой западной континентальной стране Европы. И те, кто с пеной у рта уверял (в том числе среди российских левых аналитиков), что с социал-демократией иметь дело нельзя, на сей раз должны признать: они ошибаются.

Годовщина прогрессистского большинства в Португалии приобретает по-настоящему розовый оттенок. Как отмечает член руководства ЛБ Жорже Кошта: «Я убежден, что мы закончим четырехлетний легислатурный период вместе… Потому, что мы осуществляем новые завоевания; и с этим открытым и решительным премьер-министром это будет возможно…»

Запись «Розовая годовщина» прогрессистского большинства впервые появилась Рабкор.ру.

Мир Дикого Запада

Поговорим о сильных мирах сего? Точнее о сильных мира HBO, а еще точнее — о новом телевизионном проекте West World («Мир Дикого Запада»).

Данный проект является ремейком одноименного фильма 1973 г. и рассказывает нам историю о гигантском тематическом парке развлечений, населенном настолько очеловеченными андроидами, что внешне их невозможно отличить от людей. Гости парка – настоящие люди – попадают в обстановку, полностью погружающую их в Дикий Запад: салуны, индейцы, охотники за головами, проститутки, шерифы – мир, полностью управляемый людьми из головного центра, в котором разрабатывают новые программы, выпускают обновления и утилизируют пришедшие в негодность механизмы.

Так или иначе все сюжетные ниточки в сериале ведут к некому Арнольду. Где-то за полотном событий, которые нам показывают на экранах каждый понедельник, развивается ключевая история взаимоотношений доктора Форда, Арнольда и… кого-то еще. Каждая линия – будь то сюжет, воспроизводящий влюбленность, с красоткой Долорес, или отношения Логана и Уильяма, которые, кажется, приехали в парк, чтобы отдохнуть в дружеской компании, или целеустремленные попытки Человека В Черном достичь центра лабиринта – ведет к истории давно забытых лет, без понимания которой весь сериал – сплошная загадка.

Что же это? Фантастический вестерн? Браво сценаристам! Они мастерски совместили в своем проекте два тренда – антиутопию и дикий-дикий Запад (просто вспомните, сколько за последнее время вышло вестернов: «Великолепная семерка», «Омерзительная восьмерка», «Джейн берет ружье», «Джанго освобожденный»).

Стоит, конечно, отметить, что над сериалом работает Джонатан Нолан (брат Кристофера Нолана), в команде с которым были написаны сценарии «Престижа», «Темного рыцаря» и «Интерстеллара». Его сценарии как раз и отличаются нетривиальностью сюжета, стремлением запутать зрителя, заставить его недоумевать, сопереживать и удивляться раз от раза все больше.

По поводу «Мира Дикого Запада» были только положительные, восхищенные отзывы. Сейчас вокруг этого сериала необычайно много обсуждений, фанаты разрабатывают разные теории, а режиссеры с каждой серией только вносят все большую неразбериху. Некоторые говорили, что этот проект — достойный конкурент самому популярному сериалу «Игре престолов», а это уже само по себе очень сильное заявление. Теперь у HBO целых два телевизионных проекта-монстра и оба они – сильные и изначально обладающие большим потенциалом на развитие. На данный момент вышло 9 серий первого сезона, и сериал уже официально продлен на второй.

На волне всеобщего ажиотажа вокруг искусственного интеллекта и неутихающих споров об опасности, исходящей от дронов, совсем неудивительно, что сериал так быстро завоевал аудиторию: вся подноготная человека с его страстями, желанием убивать и насиловать с одной стороны и чувство угрозы, исходящей от машин, научные новости о появляющихся человекоподобных роботах с другой, и вот результат гонки человечества за совершенством и автономностью — все рушится, а люди не в силах это остановить. Создав сознание, более совершенное, существующее вне человека, люди, наконец, начинают понимать, к чему это может привести или уже привело. Уверенность в лидирующем положении человека всегда и во всем неожиданно пошатнулась, осела и с каждым днем стремится к своей кончине с нарастающей скоростью.

Что нетипично для сериалов, так это амбивалентность персонажей: нет ни одного героя, к которому у зрителя формируется мнение раз и навсегда – с момента появления в первой серии и до последней. Нет однозначно плохих и однозначно хороших.

Два мира, которые изначально предполагались как основной и дополнительный, теперь сосуществуют, и второй претендует на звание равного (для начала) – примерно так звучит лейтмотив «Мира Дикого Запада». Угнетающие и угнетаемые. Всегда есть риск смены ролей. В конце концов, право на восстание есть у каждого угнетаемого народа. А если рассматривать представляемый в сериале мир как самостоятельное, полноценное государство с узурпаторами во главе, которые держат свой народ в рабстве, то так или иначе возникает мысль о закономерности рождения сопротивления. «Каждый, кто присвоит себе принадлежащий народу суверенитет, да будет немедленно предан смерти свободными гражданами», – гласит Декларация прав и свобод человека и гражданина. Как будут разворачиваться события в Мире Дикого Запада – увидим…

Говоря о технической стороне… а что тут говорить? Лучше показать. Бюджет сериала 100 000 000 долларов.

Очень внушительно. Эти деньги не ушли впустую: восхитительная картинка и приятная проработка всех декораций. Рамин Джавади написал саундтреки к этому сериалу в своем особенном стиле, и это, как всегда, удалось. В общем, техническая сторона проработана на 100% и нигде не цепляет глаз какими-то недочетами.

Отдельно стоит отметить актерский состав: Энтони Хопкинс (доктор Форд), Джеймс Марсден (Тедди), Эван Рейчел Вуд (Долорес) и другие выкладываются для своей роли на 100%. Диалоги и взаимодействия с поразительной точностью раскрывают ту или иную черту характера персонажа, играют с эмоциями и впечатлениями от них, оставляют то или иное послевкусие. Нет ощущения наигранности, которой часто грешат сериалы. Нет липкости и вязкости коммерческой подоплеки, которая зачастую портит многие хорошие проекты.

Резюмируя все вышесказанное, можно ставить сериалу твердую девятку с перспективой на повышение (или понижение, конечно) в следующем сезоне. Очень надеемся, что второго не произойдет.

Екатерина Мокрушина

Запись Мир Дикого Запада впервые появилась Рабкор.ру.

В Иваново преподаватели протестуют против произвола в ИвГУ

2 декабря в Иваново состоялся пикет преподавателей вузов города и их коллег. Активисты Профсоюза «Университетская солидарность» вышли на акцию протеста в центре Иваново с целью привлечь внимание общественности и государственных органов к нарушению прав сотрудников в Ивановском государственном университете (ИвГУ) и произволу ректора Владимира Егорова. К пикету в Иваново присоединились преподаватели из Москвы. В «Университетской солидарности» подчеркивают, что это не единичная акция, а начало общепрофсоюзной кампании, проводимой Конфедерацией труда России.

Участники акции держали следующие плакаты: «За право учится и возможность учить», «Преподаватель – не крепостной! Ректор — не барин», «Самоуправление, а не самоуправство», «Достойную зарплату, нормальную нагрузку, нет сокращениям», «Борьба за свое достоинство и собственное мнение – профессиональная обязанность преподавателя», «Ректор Егоров, хватит кошмарить независимый профсоюз».

Основным требованием пикетчиков и федеральной кампании протеста профсоюзов является восстановление незаконно уволенной ученого с международной известностью, доцента Ольги Шныровой, заместителя председателя профкома ИвГУ и члена Центрального совета Профсоюза «Университетская солидарность». Но речь идёт не только о преследовании конкретной преподавательницы за профсоюзную деятельность. Отстаивая права и интересы работников высшей школы, Профсоюз «Университетская солидарность» решает задачу обеспечить качество высшего образования, которое невозможно без достойного положения преподавателя, нормальных условий его труда, академической свободы и защиты от произвола.

Преследования О.В. Шныровой и других активистов Профсоюза «Университетская солидарность» в ИвГУ стали ответом администрации Университета на объединение преподавателей в независимый профсоюз, их борьбы против ухудшения условий коллективного договора университета и массовых сокращений, которые планировались летом 2015 года. Всего за полтора года были предприняты 11 попыток увольнений в отношении 7 членов профсоюза. Для Шныровой предстоящее восстановление на работе через суд станет уже вторым.

«Иваново, области, всей России нужен университет, уважающий человеческое достоинство своих работников, подающий пример уважения к праву, заботящийся о высоких стандартах образования, обеспечивающий академическую свободу преподавателей и обучающихся ― говорил председатель профкома ИвГУ Алексей Второв в ходе своего выступления во время пикета ― Поддержите наш профсоюз в борьбе за права и интересы работников высшей школы, за высокое качество образования, за будущее региона и страны! В борьбе обретём мы право своё

Репрессии в ИвГУ уже привлекли внимание общественности. К борьбе против преследования сотрудников вуза — своих членов, присоединился и Общероссийское объединение профсоюзов «Конфедерация труда России» (КТР).

Комментирует ситуацию член совета КТР и сопредседатель Профсоюза «Университетская солидарность» Павел Кудюкин, приехавший из Москвы для участия в пикете: «Преподаватели и без того являются одной из самых бесправных и угнетаемых категорий наемных работников. В большинстве вузов страны идут массовые сокращения, нагрузка научно-педагогических работников бесконтрольно растет. Любого можно не провести по конкурсу или уволить в связи с окончанием контракта. А теперь еще и административное давление в ИвГУ за гражданский актинизм, профсоюзную деятельность… Сегодня для нашего профсоюза является принципиально важным защитить своих членов от дискриминации в трудовых отношениях по любым основаниям».

Запись В Иваново преподаватели протестуют против произвола в ИвГУ впервые появилась Рабкор.ру.

Борис Кагарлицкий

Популярные материалы:

Лента новостей Рабкор.ру

23/03/2017 - 18:31

© regnum.ru

Вот уже который год московские улицы расцветают: с 2013 года «Московские сезоны» – новая традиция...

23/03/2017 - 17:56

Патриарх всея Грузии Илья II © yodnews.ru

После выборов в парламент Грузии, которые состоялись в октябре прошлого...

22/03/2017 - 16:28

© AFP 2017/ YASIN AKGUL

«Сейчас еще слабо дымит, – говорит мне товарищ Кендаль, сопредседатель администрации лагеря...

16/03/2017 - 00:06

Столетний юбилей революции 1917 года удивительным образом оказался поводом для реакционного идеологического шабаша по всем медийным...