Лента новостей Рабкор.ру | Борис Кагарлицкий
23.11.2017
Добавить в избранное Лента новостей Напишите нам

Лента новостей Рабкор.ру

RSS-материал
Адрес: http://rabkor.ru
Обновлено: 8 мин. 19 сек. назад

Мировая экономика глазами спутников

4 часа 49 мин. назад

Еще до того, как 4 октября 1957 года Советский Союз запустил первый в мире космический спутник, военные изучали перспективы применения космических аппаратов в разведке. В 1955 году американская армия начала разработку проекта спутника-шпиона, который отправился в космос в 1959 году. Не отставал и СССР, который в 1961 году запустил разведывательный спутник “Зенит”. С этого времени космические аппараты постоянно используются наблюдают за земной поверхностью: сначала в военных, а затем и в чисто научных целях.

Одним из перспективных направлений спутниковых наблюдений стали измерения интенсивности искусственного освещения. Как выяснили ученые, активность искусственного света связана с потреблением электроэнергии, объемом ВВП и плотностью населения, и обратно пропорционально масштабам бедности.1 Наблюдая за динамикой и интенсивностью ночного освещения можно проверять данных официальной статистики, которая во многих странах неточна или искажает реальную картину по политическим соображениям.

Благодаря NASA материалы спутниковых наблюдений стали достоянием общественности. К сожалению, эти данные редко используют в российском публичном пространстве: обстоятельная статья в ЖЖ за авторством himmelwerft-а осталась редким примером такого анализа в русскоязычном интернете. К сожалению, его рассуждения касались лишь постсоветского пространства, не затрагивая остальной мир, и охватывали небольшой временной промежуток. В дальнейшем никто не последовал его почину, хотя объемы информации только выросли. Мы исправим эту недоработку, рассмотрев все эти материалы в глобальном и региональном масштабах, сопоставив их с данными статистики и текущими событиями.

Крупным планом

При взгляде на распределение искусственного света на планете бросается в глаза его неравномерность. Электрический свет буквально заливает Западную Европу, прибрежные районы и Средний Запад США, приморский Китай и Японию, долины Ганга, Нила и Месопотамию. А большая часть африканского континента, Амазония, северные области Америки и Евразии пребывают во тьме.


Распределение искусственного света по планете2

Тому есть две причины. Частично такая неравномерность связана с плотностью населения, которая сильно зависит от природно-климатических условий. В плодороднейших долинах Ганга и Нила плотность населения на порядки превышает заселенность пустыни Сахары и арктической Гренландии. Например, в дельте Нила на квадратный километр приходится больше тысячи жителей,3 а в холодной Гренландии лишь 0.028 жителей на км². Если на каждого обитателя Гренландии приходится больше 35,7 км² суровых северных земель, то в плодородной нильской дельте эта цифра опускается ниже 0,001 км² или 10 соток.

Но этим дело не исчерпывается. Так, плотность населения Индии больше, чем в Японии и Британии, но освещенность индийской территории намного меньше. Практически неосвещенная Нигерия по заселенности превосходит сияющие ночными огнями земли Китая и Франции. В этом случае разница в освещенности указывает на радикальные отличия в уровне экономического развития, связанные с разницей в энергопотреблении.


Распределение искусственного света по планете: карта-схема на 2016 год4

Электроэнергия приводит в движение производственные машины и механизмы, повышающие продуктивность производства; электрическое освещение и бытовая техника обеспечивают удобства в наших домах. Неудивительно, что душевое потребление электричества в развитых странах на порядки выше, чем в отсталых: житель Гаити в 2014 году использовал 39 кВт/ч электроэнергии, а обитатель Исландии 53 832 кВт/ч или в 1380 раз больше. В среднем каждый житель богатых стран потребил по 9 087 кВт/ч против 769 кВт/ч, приходившихся на обитателей беднейших государств мира.5 Высокий уровень электропотребления необходим для высокоразвитой экономики, от него зависит и общий уровень благосостояния. Конечно, потребление электричества не единственный показатель благополучия страны. Например, жители России используют больше электроэнергии, чем датчане и ирландцы, а в Казахстане на каждого гражданина приходится больше электричества, чем в Британии и Испании. Однако, Дания и Великобритания опережают Россию и Казахстан по общему уровню жизни. В развитых странах получили распространение энергосберегающие технологии, позволяющие экономить электричество без снижения эффективности электроприборов и освещения. Но в грубом приближении закономерность несомненна: чем больше электроэнергии потребляют жители страны, тем выше их уровень благосостояния и богатства.

Зависимость душевого потребления электроэнергии и Индекса развития человеческого потенциала на 2002 год6

Не меньшее значение, чем интенсивность искусственного освещения, имеет его динамика. Если освещенность территории возрастает, это служит признаком роста населенности и экономической активности, а падение освещенности показывает обратное.

Динамика искусственного освещения в мире, 1993-2003 годы7

На карте видно, что в большей части развитого мира в 1993-2003 годах интенсивность освещения росла довольно медленно или оставалась неизменной, а в западной части США наблюдался ощутимый упадок. Но этот кризис не сравнится по масштабам с катастрофой, охватившей постсоветские территории: огни столиц и нефтегазовых месторождений окружены массивами депрессивных территорий, угасших и в прямом, и переносном смысле. Зато ярко расцвели земли Китая, Индии, Индонезии и некоторых стран Ближнего Востока. Эти регионы испытали период беспрецедентного хозяйственного подъема. Мы видим постепенное изменение глобальной экономической карты мира: ранее отсталые страны Азии разгоняют экономику и начинают оспаривать лидерство богатых стран Запада. Конечно, этот процесс лишь начался, но он уже наглядно отразился на карте ночного освещения. За это время мировая выработка электроэнергии выросла более чем на треть, с 12 550 до 16 886 ТВт/ч. Она продолжила возрастать и далее, достигнув к моменту кризиса 2008 года уровня в 20 421 ТВт/ч.8 За период 1993-2008 годов мировая электрогенерация выросла на 2/3, в среднем увеличившись на 524,7 ТВт/ч за год. За это же время в мире почти на треть выросло душевое потребление электроэнергии. На треть же вырос душевой ВВП в постоянных ценах,9 что подтверждает тесную связь между использованием электроэнергии и экономической активностью. Кроме того, за это время на 4 года возросла среднемировая ожидаемая продолжительность жизни,10 а младенческая смертность упала на треть.11

Кризис 2008 года лишь ненадолго приостановил рост производства электроэнергии: в 2016 году мир произвел 24 816 ТВт/ч,8 за 2008-2016 годы генерация электричества ежегодно возрастала на 549 ТВт/ч, что даже быстрее, чем в предшествующий период. За это время мировая выработка электроэнергии выросла на 22%, а ВВП на 20,1%. К сожалению, в публичном доступе нет информации о ночной светимости за весь этот период. Но благодаря журналу National Geographic нам доступны карты, показывающие динамику искусственного освещения в 2012-16 годы.

Динамика искусственного освещения в 2012-16 годы. Голубым обозначены места растущего света, розовым – угасающего13

Даже в первом приближении видны отличия от предшествующего периода. Страны Запада от медленного роста освещенности перешли к угасанию. Немало потускневших огней находится на северо-востоке КНР, в Японии и на западе острова Ява. Зато Индия и Юго-Восточная Азия разгорелись яркими огнями. Немалый рост освещенности находится и в Ираке. Чтобы рассмотреть все детали, обратимся к более подробным картам.

Расцвет и угасание Европы

До кризиса 2008 года электрогенерация Европы стабильно росла. В странах Евросоюза она выросла на 32%, с 2 175 ТВт/ч в 1993 до 2 865 ТВт/ч в 2008.14 Примечательно, что прирост ВВП опередил динамику производства электроэнергии, он за то же время вырос на 44% в постоянных ценах. Это указывает на уменьшение энергоемкости экономики Европы, где относительный и даже абсолютный упадок традиционных отраслей промышленности сопровождался бурным развитием сферы услуг и новой индустрии. Ярче всего это показывает пример Великобритании. С 1992 по 2008 годы экономика страны выросла примерно вполовину, тогда как индустриальный сектор увеличился едва на 10%, а выработка сталеплавильной индустрии упала на 20%.15 Немецкая сталеплавильная индустрия тоже переживала тяжелые времена: после пика 1975 года она обвалилась примерно на 20% и впоследствии не смогла оправиться от потрясения.16 Падение энергоемкости народного хозяйства этих стран шло очень быстро: в Британии с 1990 по 2008 годы она снизилась на 35%, в Германии на 34%.17 Но общее потребление электроэнергии увеличивалось, хотя и отставало от роста экономики. Возросла и интенсивность искусственного освещения, что показывают спутниковые снимки за 1992 и 2010 годы.

Ночная освещенность Европы в 1992 и 2010 годах18

Наряду с расцветом западноевропейских государств бросается в глаза подъем Польши и Ирландии: их ВВП за 1992-2010 годы более чем удвоился, далеко опередив среднеевропейские темпы. Кризис 2008 года поставил крест на этом расцвете. Генерация электроэнергии в Европе так и не достигла докризисного уровня. 19 Начиная с 2007 года в Евросоюзе падало и душевое электропотребление, к 2014 году оно снизилось почти на 7%, уступив показателям 2001 года. Эти изменения отчетливо видны на карте ночной светимости за 2012-16 годы от National Geographic.

Динамика искусственного освещения в Европе 2012-16 годов. Голубым обозначены места растущего света, розовым – угасающего.20

Большая часть Европы окрашена в розовые тона, что указывает на хозяйственный упадок. Сильнее всего он отражается на Италии: ВВП четвертой по размерам экономики Евросоюза до сих пор на 7,5% меньше докризисного уровня. Бодро выглядит Британия с Ирландией, Польша и страны Скандинавии. Загадкой выглядит расцвет Финляндии: по статистике Всемирного банка ее экономика в это время практически не росла, а на карте страна стала одним из ярчайших очагов нового освещения в Европе.

Правда, экономическая статистика Евросоюза указывает на общий экономический подъем в регионе. ВВП превысил докризисный уровень, и в 2012-16 годах увеличился на 6%. Как это согласовать с угасанием искусственного освещения? Частично оно связано не с экономическими проблемами, а с внедрением энергосберегающих технологий и модернизацией систем освещения, которая должна снизить световое загрязнение.21 Нельзя не отметить и внедрение новых методик учета ВВП, которые завышают этот показатель. Когда британцы включили в расчеты нелегальную деятельность, такую как торговля наркотиками и проституция, ВВП 2009 года подскочил на 4,6%.22 В Италии, где черный рынок занимает до 15% экономики страны, добавление нелегальной активности в расчеты ВВП может дать еще больший эффект.23 В целом, пересмотр показателей добавил к европейской экономике 2,3% ВВП в 2010 году, в первую очередь за счет переоценки хозяйственного вклада НИОКР и нелегальной деятельности. 24

Такие статистические приемы заставляют усомниться в правдоподобности официальных цифр европейского экономического роста в Европе, а угасание региона по спутниковым фотографиям подкрепляет скепсис. Более чем вероятно, что статистика преувеличивает успехи экономического восстановления Евросоюза, и реальная картина много хуже.

Постсоветское пространство: коллапс и подъем

Земли бывшего СССР намного уступают Европе по интенсивности искусственного освещения. Это связано с много меньшей плотностью населения и несколько меньшим потреблением электроэнергии. При взгляде на современную карту разница между Европой и странами бывшего СССР бросается в глаза особенно сильно, тогда как в начале 1990-х годов освещенность советских земель не отличалась от территорий государств Восточной Европы.

Ярче всего, как и везде в мире, освещены мегаполисы, в которых сосредоточены огромные массы людей. Особенно ярко сияет Москва и Петербург, дающие фору многим европейским агломерациям. Наряду с крупнейшими городами мощным источником искусственного освещения являются нефтегазовые месторождения, где сжигают попутный газ: Тимано-Печорский и Западно-Сибирский нефтяные бассейны излучают свечение, сопоставимое с уральским индустриальным районом. Зато сельская местность постсоветских республик в сравнении с Европой освещена крайне слабо. Это неудивительно, ведь даже сравнительно заселенная Украина далеко отстает от западных соседей по плотности населения: от Польши на 40%, от Румынии на 20%.

Световое загрязнение Европы и западной части России в 2015 году25

Кроме низкой плотности населения немалую лепту в слабую освещенность постсоветских земель внесла специфика социально-экономического развития этих государств после краха СССР. Это развитие можно условно разделить на два этапа. В первом уместнее говорить о деградации: произошло обвальное падение народохозяйственных показателей, в особенности материального производства. ВВП падал не столь сильно за счет развития сферы обслуживания, но и он долгое время снижался. В большинстве стран бывшего СССР спад продлился до 1995-96 годов, но в России ВВП падал до 1997 года, а на Украине подъем начался только с 2000 года.26

Световое загрязнение Европы и западной части России в 2015 году27

К 2000 году практически все страны бывшего СССР начали восстановление экономической активности. Оно существенно отличалось по скорости и масштабам от государства к государству. Крупнейшая страна региона, Россия, ожила в 1998 году и в 2004 году ее ВВП превысил уровень 1992 года. Экономика страны росла до 2014 года и ныне на 42% больше, чем в советское время. Если Россия расплатилась за крах СССР потерянным десятилетием, то на Украине ситуация оказалась еще хуже. Хозяйственное оживление, начавшееся с 1999 года так и не восстановило экономическую активность до советского уровня. ВВП советской Украины был на 37% выше, чем в 2016 году. По этой причине республика, бывшая в СССР второй экономикой Союза, на постсоветском пространстве уступила место Казахстану, заняв третье место среди постсоветских государств.

Казахстан, начавший восстановление вместе с Россией, в 1998 году, показал пример быстрого роста на основе сырьевого экспорта. Благодаря массированному вывозу нефти и, в меньшей степени, меди и железа размеры казахской экономики сейчас в 2,3 раза больше, чем в 1992 году. Еще быстрее вырос Азербайджан, у которого на нефть приходится более 80% экспортных поступлений: его ВВП в постоянных ценах ныне в 3,4 раза больше советского уровня. Сходные успехи были и у других постсоветских государств, обладавших большими нефтегазовыми месторождениями: узбекская экономика выросла в 3,5 раза, а туркменская даже в 3,6 раз. Впрочем, после восстановления довольно быстро росли и другие страны бывшего СССР. Например, Белоруссия с Грузией за 1992-2016 годы удвоили свой ВВП, эстонская экономика выросла в 2,2 раза, а армянская даже в 3,5 раз.

Но прогресс постсоветских экономик отличался невысокой энергоемкостью: в России за 1990-2008 годы она снизилась на 30%, а на Украине даже на 34%.28 К сожалению, в этом случае падение объясняется не столько внедрением новых производственных технологий, сколько обвальным падением обрабатывающей промышленности, хозяйственная роль которой упала сравнительно с добычей сырья и сферой обслуживания. Это отчетливо видно на примере России, где ВВП опередил советский уровень еще в 2004 году, а вот индекс промышленного производства даже в 2010 году не превышал показателей 1970 года.29 Несмотря на благополучную внешнеэкономическую конъюнктуру 2000-х, промышленность страны так и не восстановилась после краха СССР. Сокращению энергоемкости народного хозяйства способствовало и резкое сокращение посевных площадей, сопровождавшееся упадком большинства сельских поселений, урезавших энергопотребление и не подающих признаков цивилизованной жизни.30

Впрочем, в России душевое потребление электроэнергии все же выросло после обвала на четверть в кризисный период: в 2007 году оно уже перевалило за советские рубежи, а к 2014 году превысило их на 8%. Этому не мог не способствовать быстрый рост экономики крупных городов и расширение числа электробытовых приборов в наших домах. Бытовое потребление электричества в России выросло на 32% в 1990-98 годах и еще на 14% к 2007 году. За 1990-2006 года домохозяйства нарастили долю в общем электропотреблении с 7,8 до 9,5%, хотя она и отставала от развитых стран: в Японии к 2006 году на бытовые нужды уходило 47,6% потребляемой электроэнергии, в США 42,6%, а в Европе 26,1%.31 Процесс увеличения роли домохозяйств в общем энергопотреблении явно продолжился и в дальнейшем.

В Казахстане упадок энергопотребления был сильнее, чем в России (к 1998 году душевое использование электричества упало почти вдвое), а восстановление шло много медленнее и лишь в 2014 году средний казах стал использовать больше электроэнергии, чем в 1992 году. Но это далеко не худшие результаты. Так, в Узбекистане советских времен на жителя приходилось на 29% больше электроэнергии, чем в 2014 году, на Украине на 26%, а в Белоруссии на 6%. Зато Эстония за это время нарастила душевое потребление электричества на 36%. Падение электропотребления косвенно свидетельствует о кризисном состоянии обрабатывающей индустрии, тогда как его рост может говорить об успешном промышленном развитии. Эстония, нарастившая свое энергопотребление, также отличается продвинутой структурой экспорта, в которое ведущее место занимает не вывоз нефти и металлов, а продажа телефонов и другой машиностроительной продукции.32

Динамика искусственного освещения в западной части бывшего СССР 2012-16 годов. Голубым обозначены места растущего света, розовым – угасающего.

Изучение современных данных показывает неожиданные результаты. При взгляде на западную часть России удивляет то, что большая часть крупных и средних городов нарастила светимость. Видимо, кризис, начавшийся в 2014 году, не слишком сильно затронул экономику страны и не съел результаты предшествовавшего роста. Хотя Москва осталась главным очагом искусственного освещения в европейской части России, другие города тоже стали много ярче. Это может указывать на некоторую децентрализацию экономической активности. Об этом свидетельствует и статистика. Например, доля Москвы в общероссийском обороте розничной торговли упала с 28,8% в 2001 году до 15,1% в 2016.33 Угасание огней происходило главным образом в северных городах России, таких как Архангельск и Мурманск, население которых мигрирует в теплые регионы.

Прибалтика с Белоруссией тоже выглядят довольно бодро. Ярче стали не только столичные города, такие как Рига и Минск, но и большая часть поселений средней величины: Клайпеда, Тарту, Полоцк, Даугавпилс и многие другие. А вот на Украине ситуация разительно отличается от относительного благополучия белорусско-прибалтийского разлива

За 2012-16 годы намного ярче стал лишь Киев и несколько средних городов. В Одессе и Днепропетровске погасшие зоны по площади сопоставимы с территориями, увеличившими яркость. Хуже всего ситуация на востоке.

Угасли огни не только Донецка и Луганска, но и Харькова, не затронутого боевыми действиями. Эти наблюдения сходятся с данными экономической статистики: если в Прибалтике за 2012-16 годы ВВП стабильно рос, а в Белоруссии снизился лишь на 3,8%, то на Украине экономика сжалась на 14%. Особенно сильный урон, как это видно по спутниковым снимкам, понесли города Донбасса. Бегство полутора миллионов жителей и боевые действия привели к глубокому упадку этой местности. Сложно сказать, продолжится ли это падение в дальнейшем. Если политическая обстановка не выправится, то экономические перспективы страны выглядят призрачно. А значит, в будущем мы можем увидеть угасание даже Киевской агломерации.

Динамика искусственного освещения в восточной части бывшего СССР 2012-16 годов. Голубым обозначены места растущего света, розовым – угасающего.

Обращаясь к восточной части постсоветского пространства, мы увидим рост яркости искусственного света практически во всех крупных и средних городах Сибири и Дальнего Востока. Несмотря на падение нефтяных цен и сокращение российского экспорта, регион пока еще чувствует себя относительно благополучно.

Тем временем на Востоке

Восточная и Южная Азия – регион контрастов. Наряду с долинами крупных рек, с древних пор ставшими местами высокопродуктивной оросительной агрокультуры, там присутствуют обширные пространства, где практически нет людей и сколько-нибудь значимой хозяйственной активности. В китайском Цзянсу плотность населения превышает 700 чел/км², а в Бенгалии и на Яве даже больше 1000 чел/км². На другом полюсе заселенности располагается высокогорный Тибет, где на 1 км² приходится меньше трех человек, и степная Монголия, где плотность населения всего 1,8 чел/км².

Радикально отличается и уровень экономического развития государств региона. В Южной Корее душевой ВВП в постоянных ценах превысил отметку в 25 000 долларов, в Японии дошел до 47 607 долларов, в Сингапуре до 52 600. А в таких странах, как Камбоджа, Мьянма (Бирма), Лаос и Киргизия он не достигает и 2 000 долларов. Разница в душевом энергопотреблении также огромна: в Южной Корее на гражданина приходится 10 497 кВт/ч, а на жителя Непала всего 139 кВт/ч.

Азиатские контрасты: интенсивность искусственного освещения в КНДР и Южной Корее, 1992-2008 годы34

Неудивительно, что на картах искусственного освещения восток и юг Азии предстают в виде пестрого ковра, где населенные регионы и центры экономической активности соперничают по яркости с самыми развитыми местами Европы, тогда как отсталые и просто малонаселенные пространства пребывают во тьме. Практически не освещена и КНДР. Автаркия и режим жесткой экономии привели к тому, что сравнительно индустриальная и хорошо заселенная страна освещена не лучше, чем пустынная Монголия и Афганистан. А ее южный сосед, прославившийся на весь мир экономическим чудом, стал местом концентрации ночных огней, сопоставимым по масштабу с развитыми регионами Европы или Японией.

Световое загрязнение Восточной и Южной Азии в 2015 году

Наложение уровня экономического развития на плотность населения определяет карту освещенности региона. Самые мощные яркие ночные огни сосредоточились на тихоокеанском побережье. Бурный рост промышленности и международной торговле сочетался здесь с высочайшей заселенностью. Столь же заселенная Индия и долина Иравади выглядят много тусклее, чему виной меньший уровень энергопотребления. Так, в Индии 2016 года на человека приходилось 806 кВт/ч, а в Мьянме и вовсе 217. Дальше на восток душевое электропотребления сильно возрастает: 2 540 кВт/ч в Тайланде, 4 596 в Малайзии, и 3 927 в Китае. Не говоря уж о Японии и Южной Корее, где на человека приходится 7 820 и 10 497 кВт/ч соответственно.

Бурное хозяйственное развитие Восточной и Южной Азии последних десятилетий показывает карта динамики искусственного освещения. За 1993-2003 годы вспыхнули сотни новых огней, а ранее освещенные области стали много ярче. Исключением оказалась лишь Япония, светимость которой осталась почти неизменной. Это иллюстрация крайне медленных темпов экономического роста и завершения японского экономического чуда. Недаром последние десятилетия в стране называют потерянными.

Динамика искусственного освещения в Азии, 1993-2003 годы

За 1992-2014 годы душевое потребление электроэнергии в крупнейшей экономике региона, Китае, выросло в 6,5 раз, и подобралось к отметке в 4 000 кВт/ч. По классификации Всемирного банка такой уровень превышает электропотребление государств с доходом выше среднемирового. Общий ВВП страны за тот же период увеличился в восемь раз, а подушевой, показывающий динамику уровня жизни, подрос в 6,9 раз.

Темпы Индии оказались скромнее: потребление электроэнергии за это время выросло всего в 2,6 раза, а размеры экономики в 4,3 раза. Так как наряду с экономикой быстро росло и население страны, Индия осталась очень бедным государством. Душевой ВВП страны вырос втрое, что очень далеко от китайских темпов. Если в 1992 году средний китаец был всего на 62% богаче индуса, а в 2014 году этот разрыв вырос до 271%. По электропотребление Индии все еще находится в когорте государств с доходом ниже среднемирового. Сходный результат и у Индонезии, тоже входящий в число крупнейших по населению стран мира. Душевое потребление электроэнергии там выросло в 4,2 раза, а ВВП в 2,8 раз. Впечатляют достижения Южной Кореи, которую экономисты называют одним из тигров Восточной Азии. Ее ВВП увеличился почти втрое, а электропотребление даже в 3,7 раз. Страна стала высокоразвитым индустриальным государством, опередив Европу по уровню потребления электроэнергии.

При взгляде на динамику светимости за последнюю четырехлетку бросается в глаза продолжающее угасание Японии. Тому виной не только рахитичные темпы экономического роста, сопровождавшиеся падением энергоемкости местной экономики, но и авария 2011 года на Фукусиме, после которой государство закрыло все атомные электростанции.

Динамика искусственного освещения в Японии и Корее 2012-16 годов. Голубым обозначены места растущего света, розовым – угасающего.

В Южной Корее увеличилась светимость крупнейших мегаполисов: Сеула, Пусана и Тэгу. Некоторые другие территории снизили освещенность, что может указывать на относительный упадок мелких поселений и усиливающуюся концентрацию людей в мегаполисах. Крупнейший из них, столичный город Сеул, вобрал почти половину населения республики.

Интересна ситуация в Китае. Долгое время искусственное освещение росло там практически повсюду. Исследования его динамики показали неосновательность расхожих представлений, будто китайское руководство завышает и фальсифицирует статистику экономического роста. Не исключено, что статистические органы даже недооценивают масштабы экономического прогресса, так как не в полной мере учитывают рост сферы услуг.35

Однако, при взгляде на динамику освещенности Китая за 2012-16 годы мы видим существенную дифференциацию регионов. Приморские районы и Маньчжурия стали ярче, тогда как северо-центральный регион ощутимо потускнел. Вероятнее всего, это связано с некоторым упадком угледобычи и металлургии, фундамента промышленной экономики этих мест.36

Динамика искусственного освещения в Китае 2012-16 годов

Несмотря на эти проблемы, общая интенсивность искусственного освещения в Китае растет весьма интенсивно, как и душевое потребление электроэнергии. А значит, разговоры о полномасштабном кризисе китайской экономики явно преувеличены и преждевременны.

Обратившись на юг, мы видим множество новых огней во Вьетнаме, Бангкокской агломерации Тайланда и материковой части Малайзии. Ощутимо выросла освещенность индийской территории: хотя страна все еще остается крайне бедной, но повсеместное расширение яркости и числа источников искусственного света говорит о серьезном экономическом прогрессе.37 Возможно, Индия пойдет по стопам Китая и повторит экономические чудеса своего северного соседа.

Единственное, что вызывает тревогу на этом празднике жизни, это потускнение западной Явы. Сам остров является важнейшим регионом для экономики Индонезии, крупнейшей страны Юго-Восточной Азии и четвертой в списке самых населенных государств мира. На Яве сосредоточено порядка половины населения и экономической активности страны. Западная часть острова наиболее развита. Там находится столица и экономический центр Индонезии, город Джакарта. В нем с пригородами проживает порядка 30 миллионов человек и вырабатывается порядка 18% ВВП республики.

Динамика искусственного освещения в Юго-Восточной Азии 2012-16 годов

Ухудшение ситуации в Джакарте было бы серьезным ударом для индонезийской экономики. Так как карта не дает информации о глубине падения, сложо сказать о масштабах потускнения Джакарты и западной части Явы, и о том, компенсируется ли оно осветлением его востоке. Согласно данным Всемирного банка, за последние годы экономика Индонезии росла стабильными темпами, как и уровень потребления электроэнергии. А значит, вероятнее всего, ослабление освещенности на Яве было незначительным по глубине, хотя и впечатляющим по ареалу.

Ближний Восток: нефть, блокада и война

Не меньшие контрасты в уровне освещенности и, соответственно, заселенности и экономическом развитии показывает Ближний Восток. В этом регионе богатейшие нефтяные государства, такие как Катар с душевым ВВП 66 415 долларов, соседствуют с бедными странами наподобие Йемена, среднедушевой ВВП которого после нескольких лет войны упал до 680 долларов, да и ранее был всего вдвое выше. Густонаселенные долины Нила, Тигра и Евфрата граничат здесь с обширными пустынями, где редко увидишь хоть одного человека.

Все эти контрасты отражает карта искусственного освещения. Яркими огнями сияет Египет и Израиль. Цепочка крупных очагов освещения, идущая от севера Ирака вниз по Двуречью, совпадает с крупными мегаполисами. Она оканчивается на юге страны, в крупнейшем иракском порту Басра, являющимся и крупным центром нефтедобычи. Дальше на юг следует цепочка огней, связанных больше не с городами, а с нефтяными вышками, в которых сжигают попутный газ. На карте отчетливо видны крупнейшие мегаполисы региона: Тегеран, Стамбул, Анкара, Исфахан, Мешхед, Эр-Рияд и Джидда.

К сожалению, на карте, изображающей динамику освещенности Ближнего Востока, нет Аравийского полуострова и Персии, но и из нее можно извлечь немало любопытного. За десятилетие, прошедшее после 1993 года, Турция, Египет и страны Леванта стали намного ярче. Турецкий ВВП за это время увеличился в 1,3 раза, экономика Израиля выросла в 1,6 раза, Египта в 1,5 раз, Сирии в 1,4 раза. Душевое потребление электричества тоже увеличилось, во многих случаях даже больше, чем экономика. Так, в Турции оно подросло в 1,6 раз, в Израиле в 1,4 раза, в Египте в 1,6 раза, а в Сирии даже в 1,9 раз. Рост продолжился и далее. Крупнейшей экономикой Ближнего Востока, попавшей на эту карту, является турецкая. За 1992-2014 годы она увеличилась в 2,7 раза, настолько же выросло и электропотребление среднего гражданина страны.

К востоку от этого праздника жизни виден очаг омертвления и потускнения. Это Ирак, который столкнулся с последствиями нефтяного эмбарго, объявленного после нападения на Кувейт в 1990 году. Правда, страна смогла немного нарастить экономику, согласно данным Всемирного банка увеличившуюся за десятилетие в 1,5 раза. Но в электроэнергетике ситуация была много хуже. Душевое потребление в 1993 году было на четверть выше, чем в 2003. Если в начале 1990-х Ирак опережал по этому показателю Турцию и Сирию с Египтом, то десятилетие спустя плелся у них в хвосте. А плоды экономического роста пожрало увеличение населения. В итоге, душевой ВВП Ирака за десятилетие санкций вырос всего на 8,5% против 28% у египтян, 13% у турков и 12% в Сирии.

Динамика искусственного освещения на Ближнем Востоке 2012-16 годов. Голубым обозначены места растущего света, розовым – угасающего.

После американской оккупации и отмены санкций экономика страны стала постепенно восстанавливаться, несмотря на гражданские беспорядки и боевые действия на севере страны. Душевое электропотребление выросло на четверть, вернувшись к показателям 1992 года. ВВП за 2003-14 годы вырос в 2,8 раз, душевой ВВП удвоился. Эти позитивные изменения отразились и на динамике искусственного освещения. Карта 2012-16 годов показывает, что Ирак быстро увеличил яркость своих земель. За одним немаловажным исключением: землями, оказавшимися под контролем запрещенного не только в России ИГИЛ.

По карте можно легко отследить места гражданских конфликтов. Это резко потускневшая Сирия, северо-запад Ирака и Йемен. Войны, разрушившие инфраструктуру, породившие волны беженцев и дезорганизовавшие экономику, означали катастрофу. Она проявилась и в обвале энергопотребления, легко распознаваемом из космоса. За годы междоусобицы душевое потребление электричества в Сирии упало вдвое, откатившись более чем на десятилетие. В Йемене масштаб упадка был не столь внушительным, электропотребление упало на 15%. Скорее всего, по той причине, что и до войны Йемен был крайне бедным государством, в котором на человека приходилось всего 250 кВт/ч. Согласно статистике Всемирного банка даже в Черной Африке потребление электроэнергии почти вдвое выше.

Темные будни Черного континента

Европу можно назвать царством света, а Россия и зарубежная Азия являются местом контрастов, где масштабные очаги искусственного света перемежаются с обширными темными областями. К Африке же неприменимо ни то, ни другое определение. За вычетом узкой полоски средиземноморского побережья и египетской части нильской долины Африка с полным основанием может называться царством тьмы.

Световое загрязнение в Африке в 2015 году

Средиземноморское побережье Африки культурно принадлежит к арабскому миру и отличается от стран, лежащих южнее, сравнительно лучшим уровнем развития. По мировым меркам государства Северной Африки не относятся к числу прогрессивных. Но для стран, лежащих южнее, в так называемой Черной или Тропической Африке, и они могут быть образцом для подражания. Черная Африка почти не освещена даже в самых населенных районах, соперничающих по плотности заселения со странами Европы. В Бурунди с Руандой она превышает 400 чел/км², но на карте искусственного освещения эти страны практически незаметны. Ненамного лучше обстоят дела в Нигерии и других населенных районах Тропической Африки. Исключением стали лишь очаги нефтедобычи, идущие по западному побережью от Анголы до Нигерии, и индустриальный район Витватерсранд в ЮАР. Эта мрачная картина объясняется невероятно низким потреблением электроэнергии. По данным Всемирного Банка средний обитатель Тропической Африки потребляет 481 кВт/ч, что существенно ниже даже общего уровня стран с доходом ниже среднемирового, на жителей которых приходится 769 кВт/ч.

Динамика искусственного освещения в Африке, 1993-2003 годы

Что еще печальнее, начиная с 1997 года этот показатель стабильно падает, не поспевая за ростом населения. В результате сейчас душевое электропотребление Черной Африке не выше показателей 1980 года. Это не означает полной остановки экономического развития региона, но свидетельствует о серьезнейших структурных проблемах. Вероятнее всего, наблюдающийся в последние десятилетия рост душевых доходов африканцев связан не столько с модернизацией экономики, сколько с неплохой экспортной конъюнктурой. Впрочем, темпы экономического прогресса нельзя не назвать удручающе низкими. Душевой ВВП Черной Африки начал расти с 1994 года, но этому предшествовало двадцатилетие экономического упадка и падения доходов африканцев. Прогресс шел черепашьими темпами, и лишь в 2008 году подушевой ВВП превысил уровень 1974 года, а ныне опережает его на 9,5%. Десятипроцентный прирост дохода за 45 лет сложно назвать хорошим результатом. Что еще печальнее, в 2016 году душевой ВВП снова упал. Перейдет ли это падение в длительный кризис, связанный с ухудшением положения на сырьевых рынках, покажет будущее. Но опыт экономической истории региона настраивает на пессимистичный лад.

Спутниковые наблюдения позволяют найти на этом мрачном фоне несколько светлых пятен, но и те нельзя не сопроводить оговорками. Так, на карте, отражающей динамику искусственного освещения в 1993-2003 годах, мы видим много новых, пусть и небольших источников освещения в Гане и Кот-Д’Ивуаре, бывшем Береге Слоновой Кости. Проблема в том, что душевое потребление электроэнергии в этих странах практически не росло и согласно статистике было ниже даже среднеафриканского уровня. Душевой ВВП этих стран тоже ниже среднего по региону, а в Кот-Д’Ивуаре по официальным данным он даже упал. Это указывает на то, что население росло быстрее, чем экономическая активность.

Очаги яркого освещения у берегов Нигерии, Камеруна, Габона, Конго и Анголы указывают на один из центров экономической жизни Черной Африки. Эти страны отличаются хорошими по региональным меркам показателями душевого ВВП. Но душевое электропотребление в этих государствах ниже среднеафриканского показателя. Очаги светимости там порождены огнями попутного газа на нефтяных вышках, а не электрическим светом от городов и фабрик. За пределами нефтедобывающего пояса земли этих государств пребывают во тьме. Это явное свидетельство того, что нефтяные доходы практически не вливаются в другие регионы и сферы экономической активности нефтедобывающих стран региона, оставаясь в руках нефтяных компаний и правящей элиты. То, что нефтяные доходы африканских стран слабо влияют на уровень жизни местного населения, показывает и их положение в списке голодающих стран. Во всех этих государствах, кроме Габона, Международный институт продовольственной политики констатирует широкое распространение недоедания.38 Они не отличаются в лучшую сторону от других стран региона, лишенных нефтяных запасов. Столь же серьезные масштабы голодания отмечаются и в Намибии с Ботсваной, малонаселенных странах с высоким душевым ВВП. Их экономика базируется на экспорте алмазов и металлических руд. Высокие экспортные поступления улучшают статистику ВВП, но эти доходы повышают жизненный уровень лишь небольшой части населения, связанной с горными разработками.

Единственная страна Черной Африки, которая может похвастать внушительными масштабами искусственного освещения от городов, это ЮАР. Особой яркостью отличается южноафриканский индустриальный район Витватерсранд. Судя по карте он, как и агломерации Дурбана и Кейптауна, нарастил светимость за 1993-2003 годы. Это согласуется со статистикой, показывающей существенный, порядка 14%, хотя и неустойчивый рост душевого электропотребления за этот период. На ту же величину вырос и душевой ВВП республики. Яркое и распределенное по стране искусственное освещение отличает ЮАР от нефтедобывающих государств западноафриканского побережья и Намибии с Ботсваной, тоже отличающихся высоким среднедушевым ВВП. Хотя у Южно-Африканской республики он при расчете в постоянных ценах лишь ненамного выше, но экономическая активность здесь распространена гораздо шире и доходы от нее распределяются среди куда большей доли населения. Поэтому число голодающих в стране характеризуется как умеренное, а продовольственная ситуация в ЮАР наилучшая среди государств Тропической Африки.

Со спутника видны не только скромные экономические успехи и неудачи африканских стран, но и социальные трагедии. Одним из самых мрачных эпизодов в новейшей истории региона стала резня народности тутси в Руанде, в результате которой погибло не менее полумиллиона человек и еще большее число бежало из страны. Геноцид, произошедший в 1994 году, погрузил страну во тьму. Руанда и раньше не могла похвастать яркостью ночных огней, но в год резни они погасли почти полностью и частично восстановились лишь после стабилизации политической обстановки.

Влияние геноцида в Руанде на интенсивность искусственного освещения в стране 39

При взгляде на динамику искусственного освещения 2012-16 годов мы видим, что Африка немного нарастила светимость за последнюю четырехлетку. Впрочем, огни столичных городов остаются тусклыми, нефтяные месторождения западного побережья континента опережают их по яркости.

Динамика искусственного освещения Африки 2012-16 годов. Голубым обозначены места растущего света, розовым – угасающего.

Карта сообщает об экономических проблемах в ЮАР, единственной развитой индустриальной стране Тропической Африки. Если Кейптаун и другие города юга страны стали ярче, то промышленное сердце страны, Витватерсранд, за 2012-16 годы потемнело. Статистика Всемирного банка дополняет эту картину. Она показывает, что кризис 2008 года тяжело ударил по стране и привел к длительной депрессии. За 8 лет, прошедших с той поры, душевой ВВП страны увеличился лишь на полпроцента, а потребление электроэнергии постоянно падало. Это указывает на неустойчивое положение и смутные перспективы крупнейшей экономики Черной Африки.

Заокраинный Запад и Латинская Америка

Заокраинным Западом в книгах Толкиена называлось царство светлых сил. Наши граждане в шутку так именуют Соединенные Штаты и Канаду. И они не ошибаются, ведь США и примыкающая к ним канадская экономика являются не только мощнейшим центром мирового хозяйства, но и ярчайшим очагом искусственного освещения, пусть и не магического, как у Толкиена, но электрического. Согласно статистике Всемирного Банка на среднего американца в 2014 году приходилось 12 987 кВт/ч, а на канадца даже 15 542 кВт/ч. Это в 4-5 раз больше среднемировых показателей, более чем вдвое превышает уровень Евросоюза и больше чем наполовину опережает среднее электропотребление в ОЭСР, международном клубе высокоразвитых государств.

По этой причине большая часть США ночью сияет наравне с Европой, хотя населенность страны много ниже европейской: из 50 североамериканских штатов лишь в восьми плотность населения превышает средний для Евросоюза уровень в 116 чел/км². За вычетом пустынь Запада и малонаселенных северных районов Канады с Аляской интенсивность искусственного освещения в США и Канаде очень высока.

Световое загрязнение в Северной Америке 2015 года

Канада и США прошли пик электропотребления раньше Евросоюза. В ЕС оно начало снижаться с 2008 года. В Канаде максимум душевого потребления электроэнергии пришелся на 2004 год, а в США случился годом позже. Это связано с повышением экономичности бытовых приборов и падением энергоемкости экономики. За 1990-2008 годы она упала в США на 29%, а в Канаде на 17%,40 этот процесс не остановился и в дальнейшем. Как и в Европе это вызвано кризисом энергоемких отраслей промышленности и внедрением экономичного оборудования. Валовое электропотребление хотя и не упало, но практически перестало расти.41

Динамика искусственного освещения в Северной Америке, 1993-2003 годы

Даже в десятилетие 1993-2003 годов, когда потребление электроэнергии в Канаде и США стабильно росло, можно увидеть признаки грядущей стагнации. Судя по карте, крупнейшие городские агломерации Северо-Востока США, Канады, американского Среднего Запада и Тихоокеанского региона за десять лет не увеличили светимость, а кое-где даже и снизили. Но в других городах карта показывает небольшой рост. В 2012-16 годы атлантическое побережье США немного посветлело, но это не восполнило потускнение огней на остальной территории страны, особенно на Среднем Западе и Юго-Западном регионе.

Динамика искусственного освещения США и юга Канады на 2012-16 годы. Голубым обозначены места растущего света, розовым – угасающего.

Южнее Соединенных Штатов расположилась Латинская Америка. Согласно классификации Всемирного банка регион по душевому ВВП и потреблению электроэнергии соответствует уровню государств со средним уровнем дохода. Но в пределах Латинской Америки сосуществуют государства с разным уровнем развития, от нищего Гаити, граждане которого используют 39 кВт/час электричества (наихудший показатель в мире) и производят всего 729 долларов ВВП на душу, до благополучного Чили с энергопотреблением в 3 912 кВт/ч на человека и душевым ВВП 15 020 долларов. Между этими полюсами благополучия и нищеты разбросаны остальные государства региона. Впрочем, тройка крупнейших экономик региона – Бразилия, Мексика, Аргентина – расположена ближе к первому полюсу. Большинство государств Латинской Америки отличаются высоким по мировым меркам уровнем урбанизации, грамотности и ожидаемой продолжительности жизни. Но эти страны поражены такими проблемами, как сырьевая направленность экономики и болезненная зависимость от флюктуаций глобальных рынков, высокий уровень неравенства и преступности. Сочетание этих факторов породило специфический тип обществ с ярко выраженными социальными контрастами и нестабильной экономической динамикой, где периоды быстрого подъема сменялись десятилетиями застоя и даже упадка.

По плотности населения Латинская Америка существенно уступает населенным частям Евразии и Африки, соответствуя уровню США. На карте искусственного освещения регион смотрится много тусклее, чем заселенные части Евразии и Соединенных Штатов. В первом случае сказывается сравнительно низкая плотность населения, а во втором существенно меньший уровень подушевого электропотребления, более чем впятеро отстающий от США. Масштабные очаги яркого света встречаются редко и отмечают расположения крупнейших агломераций, таких как Мехико, Сан-Паулу и Рио-де-Жанейро, Буэнос-Айрес, Сантьяго-Вальпараисо, Лима-Кальяо и Богота. Это мощные центры экономической активности, концентрирующие по 5-10 миллионов человек. Выделяется и вся цепочка бразильских мегаполисов на атлантическом побережья, которая тянется от Белена на юг до Порту-Алегри. Ярко сияют огни нефтяных месторождений Венесуэлы в дельте Ориноко, несколько слабее светятся нефтяные вышки Маракайбо и месторождений Эквадора.

Световое загрязнение в Южной Америке 2015 года

За десятилетие 1993-2003 годов Латинская Америка стала намного ярче. За это время электропотребление среднего жителя региона выросло на треть, и продолжило нарастать далее.
Средняя Америка покрылась множеством новых огней, стали ярче и старые источники света в мегаполисах. Мексиканская экономика очнулась от спячки после затяжного экономического кризиса 1980-х и выросла за десятилетие почти на треть. Увы, большая часть экономического прогресса компенсировалась ростом населения, и душевые доходы за это время выросли лишь на 10%. Страна успешно перешла от нефтяной экономики к экспорту промышленных товаров, больше половины экспортных поступлений давало машиностроение.42 Правда, большая часть этих машин была продуктом отверточной сборки из зарубежных деталей. В странах Центральной Америки и на Карибах тоже наблюдался устойчивый рост. Особенно отличилась Доминиканская республика, чье электропотребление удвоилось всего за три года, в период с 1997 по 2000 год, хотя и осталось на сравнительно низком уровне.

Любопытна ситуация на Кубе. После крушения Советского Союза экономика этой страны испытала настоящий шок. Уровень потребления электроэнергии, прежде соответствовавший среднему по Латинской Америке, обвалился на 40%. Столь же сильно упал и душевой ВВП, в 1993 году составлявший лишь 63% от уровня 1988 года. После этой катастрофы начался рост, о чем свидетельствует хорошая динамика светимости. Но и к 2003 году электропотребление кубинцев было ниже, чем в 1990. Лишь к 2006 году оно восстановилось, но так и не догнало региональный уровень: к 2014 году кубинец потреблял на четверть меньше электричества, чем средний обитатель Латинской Америки. Сходной была и динамика душевого ВВП, но после 2006 года он рос быстрее, чем электропотребление. К настоящему моменту году кубинцы практически восстановили докризисное место в региональной экономике: если в 1984 году душевой ВВП Кубы доходил до 70% от средних показателей Латинской Америки, а в 1993 году упал до 41%, то в 2006 году кубинский ВВП на человека составил 60% от уровня Латинской Америки и 68% в 2015. Хотя страна и отстает от регионального уровня, но показывает неплохую динамику. Если потепление кубинских отношений с США приведет к расширению торговли, новым инвестиционным потокам и увеличению числа туристов, не исключено, что Куба в ближайшее десятилетие догонит и даже опередит региональные показатели.

Динамика искусственного освещения в Мексике, Центральной Америке и странах Карибского бассейна, 1993-2003 годы

Небезынтересно сравнить посткризисные успехи Кубы с другим государством, провозгласившим социалистическую ориентацию, Венесуэлой. Это классический пример страны, экономика которой базируется на экспорте нефти. Ее доля в экспортных поступлениях за последние десятилетия только выросла, с 74% в 1995 году до 94% в 2015.43 Столь узкая специализация привела к затяжному экономическому кризису: с конца 1970-х душевой ВВП страны стабильно падал, и к началу президентства Чавеса в 1999 году был на четверть ниже показателей 1977 года. Еще в 1970 году Венесуэла прошла пик нефтедобычи, которая к 1985 году упала более чем вдвое. Затем рост восстановился, но в 1998 году, так и не достигнув прежнего уровня, добыча черного золота снова начала падать и сейчас она ниже показателей 1960 года.44

Если Мексика, столкнувшись с падением нефтедобычи, изменила специализацию и переключилась на экспорт машиностроительной продукции, то Венесуэла не смогла уйти от сырьевой зависимости. Чавес, пришедший к власти в 1999 году, не решил структурные экономические проблемы республики. Более того, в первые четыре года его правления душевой ВВП страны упал на 16% несмотря на благоприятную внешнеэкономическую конъюнктуру и быстрое повышение нефтяных цен.

Симптомом хронической болезни венесуэльской экономики стал застой и падение интенсивности ночного освещения. За 1993-2003 годы западная часть страны ощутимо потемнела, а столица республики, город Каракас, не изменила светимости. Несколько новых огней на востоке Венесуэлы не меняли общей картины. Даже в охваченной гражданской войной Колумбии ситуация выглядит лучше: север покрылся множеством новых огней при упадке столичной Боготы и соседнего мегаполиса Медельин. Если в Венесуэле за это время душевое потребление электроэнергии незначительно снизилось, упав на 1%, то в Колумбии оно выросло, пусть и тоже незначительно, всего на 2%. Впрочем, оба результата выглядят очень плохо сравнительно с региональным ростом на 1/3.

Динамика искусственного освещения в Южной Америке, 1993-2003 годы

Период правления Чавеса, с 1999 по 2013 годы, сложно назвать удачным для Венесуэлы. Правда, душевой ВВП и энергопотребление за это время выросли на четверть, но региональная динамика была много лучше, и в целом в Латинской Америке увеличение этих показателей составило 32% и 39% соответственно. И это при том, что нефтяные цены за этот период выросли вшестеро, что дало венесуэльской экономике громадные свободные средства. С приходом к власти преемника Чавеса, Николаса Мадуро, страна столкнулась с резким падением цен на нефть. Это вызвало коллапс: за один год душевое потребление электричества упало на 22%. К сожалению, Всемирный банк после 2013 года не опубликовал динамики венесуэльского ВВП в постоянных ценах, но масштабный экономический кризис в стране не подлежит сомнению: только за 2016 год экономика страны обвалилась на 19%.45 Головокружительные темпы инфляции, всеобщий дефицит и вспышки насилия стали в Венесуэле нормой.46 Неудивительно, что за последнюю четырехлетку венесуэльские огни резко потускнели, контрастируя с возросшей яркостью освещения у соседних государств.

Динамика искусственного освещения северо-запада Южной Америки за 2012-16 годы. Голубым обозначены места растущего света, розовым – угасающего.

Остальные страны региона, судя по возросшей освещенности, после 1993 года развивались весьма успешно. Чилийские темпы развития были особенно высоки: за 1993-2014 годы страна удвоила подушевой ВВП и нарастила душевое потребление электроэнергии в 2,6 раз. Не остановился рост и позднее, несмотря на падение цены меди, важнейшего экспортного товара страны.
В отличие от Чили, многие латиноамериканские страны в последнее время попали в кризис. За 2014-16 годы душевой ВВП региона в среднем упал на 3%. Но за средним показателем скрываются большие различия. Если Мексика и Чили продолжали расти, то в Бразилии подушевой ВВП был на 9% меньше показателей 2013 года, откатившись на шесть лет назад. Это ненамного меньше ущерба от Великой депрессии и кризиса 1980-х, съевших 13% душевого ВВП страны. В Аргентине неустойчивый рост перешел в падение еще в 2011 году, и за пять лет страна потеряла 5% душевых доходов. Это лучше 22% спада эпохи потерянного десятилетия 1980-х и 20% обвала Великой депрессии, но все равно остается серьезным вызовом аргентинской экономической политике.47

Динамика искусственного освещения Южной Америки за 2012-16 годы

Любопытно, что, в отличие от Венесуэлы, Бразилия и Аргентина в последние годы не снизили свою светимость. Их мегаполисы за 2012-16 годы стали ярче, и лишь сельская местность частично потускнела. Этот феномен еще ждет своего объяснения.

Беглый взгляд на Австралию

Австралия – единственное государство, занимающее целый континент, пусть и маленький. Большая часть территории страны практически необитаема и эксплуатируется в качестве пастбищ. Основная масса населения Австралии концентрируется в пяти мегаполисах – Сиднее, Мельбурне, Брисбене, Аделаиде и Перте – которые выделяются яркими ночными огнями на общем темном фоне овечьих пастбищ и пустынь.

Световое загрязнение в Южной Америке 2015 года

Будучи высокоразвитым государством, Австралия повторила траекторию энергопотребления других стран Запада. В 1993-2003 годы оно увеличилось на 20% и, достигнув пика к 2007 году, начало плавно падать.

Динамика искусственного освещения в Австралии, 1993-2003 годы

В десятилетие, прошедшее после 1993 года, мы видим новые, пусть и небольшие огни. Они разбросаны по западной и, в большей степени, по восточной части страны. А вот светимость крупнейших мегаполисов в это время не росла. Любопытно, что на картах, показывающих динамику светимости в 2012-16 годах, ситуация изменилась: ярче стали и мегаполисы, и мелкие поселки. Такое общее осветление нетипично для развитых стран. Даже в США большие массивы земель за это время стали намного темнее, не говоря о Европе с Японией. Это нельзя объяснить темпами экономического роста, которые у Австралии выше европейских и японских, но отстают от американских.

Динамика искусственного освещения Австралии за 2012-16 годы

В заключение

В кратком обзоре невозможно в полной мере охватить все аспекты такого сложного вопроса, как спутниковые наблюдения за искусственным освещением и их связь с событиями, происходящими на Земле. Некоторые выводы очевидны: войны и экономические кризисы ведут к потускнению ночных огней, а бурный экономический и демографический рост создает новые источники светимости и повышает яркость существующих. Но другие наблюдения требуют детального анализа: в ряде стран экономический застой и кризисы не приводят к падению ночной светимости, тогда как в других неплохие цифры экономического роста сочетаются с заметным потускнением территории.

Интереснее всего выглядит быстрое увеличение светимости развивающихся стран при застое и даже потускнении ночного освещения в государствах золотого миллиарда. Возможно, это первое свидетельство перехода от глобального расхождения – начавшегося в эпоху индустриальной революции быстрого увеличения богатств промышленных государств Запада при фатальном отставании остального мира – к конвергенции и выравниванию уровней развития. Пока еще рано говорить об этом определенно, видны лишь первые ласточки этого процесса. Если глобальная конвергенция перейдет из области прогнозов в реальность, наш мир ждет радикальная перестройка экономической и политической системы, которая может обернуться непредвиденным потрясениями.

Запись Мировая экономика глазами спутников впервые появилась Рабкор.ру.

Начало творческого пути Э.В. Ильенкова.

22/11/2017

 

Рецензия на книгу: Ильенков Э.В. «От абстрактного к конкретному. Крутой маршрут. 1950-1960» / Авт.-сост. Е. Иллеш. – М.: Издательство «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2017. – 384 с.

Несмотря на то, что на обложке книги в качестве автора указан Э.В. Ильенков, в ней представлены не только его тексты. На самом деле автором-составителем книги выступила дочь Ильенкова — Е.Э. Иллеш. Книга была презентована на XIX Международной научной конференции «Ильенковские чтения», проходившей в стенах Современной гуманитарной академии (расположенной по адресу: г. Москва, ул. Нижегородская, д. 32) 20-21 апреля 2017г.

Книгу условно можно разделить на две части. К первой части следует отнести тексты, написанные исследователями творческого наследия Эвальда Васильевича. В них воссоздается атмосфера того времени, в которое работал Ильенков. Ко второй части относятся тексты, написанные самим Ильенковым в 1950-х гг., и которые до этого никогда ранее не печатались (за исключением «Космологии духа»).

Несмотря на то, что Ильенков всегда был последовательным марксистом, причем не за страх (карьеру, оклад, звания и т.п.), а за совесть, ростки его диалектических идей с трудом пробивали себе путь сквозь плотно утрамбованную и закатанную догматическим асфальтом почву официального «марксизма-ленинизма». Практически весь текст, приведенный Иллеш, представляет собой стенограммы разбирательств в партийных органах философских организаций, где работал Ильенков, на которых прорабатывались его «ошибки» относительно либо «неправильного» понимания им марксизм, либо «неправильного», «непартийного» поведения.

Это, прежде всего, «дело» об известных «Тезисах к вопросу о взаимосвязи философии и знаний о природе и обществе в процессе их исторического развития», написанных Ильенковым совместно с В.И. Коровиковым, в связи с чем авторы были обвинены в «гносеологизме». Как пишет Иллеш о партийном разбирательстве, происходившем на философском факультете в МГУ: «На стороне обвинителей выступало все факультетское руководство, на помощь которому пришла комиссия ЦК. Дело кончилось изгнанием “философских развратников” из МГУ, Коровиков получил строгий партийный выговор и на долгих десять лет был отлучен от идеологического фронта. Эвальд Васильевич в тот раз выговора избежал по той простой причине, что с 1953 года был сотрудником Института философии, в партийной организации которого и состоял»[1].

Это и «дело» Д. Лукача, который после событий 1956 г. в Венгрии (по советским источникам: Венгерский контрреволюционный мятеж 1956 г., в результате которого Лукач занял один из постов в новом министерстве Венгрии) в СССР был объявлен ревизионистом и реакционером. Ильенков же немногим ранее (совместно с коллегами) переводил книгу Лукача «Молодой Гегель и проблемы капиталистического общества», а также написал (в соавторстве) и опубликовал в журнале «Вопросы философии» на нее положительную рецензию.

     Это и «дело» о печати книги Ильенкова «Диалектика абстрактного и конкретного в научно-теоретическом мышлении» в Италии еще до того, как она была опубликована в СССР. Особенно учитывая то, что позже в Советском Союзе книга вышла в сильно урезанном варианте (философствующие партократы обнаружили в рукописи множество «ошибок», «ревизию» марксизма) и под измененным названием: «Диалектика абстрактного и конкретного в “Капитале” Маркса».

Вряд ли нужно перечислять все мытарства, через которые прошел Ильенков на своем философском пути. Их было более чем достаточно. Но, наверное, стоит согласиться со словами А.В. Лекторского, лично знакомого с Ильенковым и даже считающего себя его последователем (что, на мой взгляд, сомнительно): «Если вы сами не жили в то время, о котором идет речь в этой книге, то ее прочтение может создать не совсем точное впечатление о том, что же на самом деле тогда происходило. Может показаться, что Эвальд Васильевич был гениальным одиночкой, против которого вела борьбу несокрушимая идеологическая система, которого не понимали, предавали в критические моменты. Это впечатление на самом деле не совсем верно”[2]. У Ильенкова и в те мрачные времена было много последователей, друзей, в конце концов, просто порядочных оппонентов, способных дать конструктивную критику реальных недочетов и недоработок. Его дело живо до сих пор, о чем свидетельствуют ежегодные «Ильенковские чтения», проводящиеся с 1991г. (с 1980 г. в Институте философии Академии наук СССР ежегодно проводились семинары, посвященные творчеству Ильенкова).

Теперь перейдем ко второй части книги – текстам самого Ильенкова, написанным в 1950-х годах.

Открывает этот раздел ранняя работа Ильенкова «Космология духа. Попытка установить в общих чертах объективную роль мыслящей материи в системе мирового взаимодействия (Философско-поэтическая фантасмагория, опирающаяся на принципы диалектического материализма)». Работа крайне интересная, хотя и не вполне соответствующая основным принципам материалистической диалектики – открывать диалектику в непосредственном движении (развитии) действительности, а не накладывать ее (диалектики) схемы на действительность. Здесь Ильенков попытался показать диалектический «круговорот» материального бытия через свою противоположность – мышление. Это был «диалектико-материалистический» (с элементами «фантасмагории», о чем говориться в подзаголовке работы) ответ на проблему «тепловой смерти» Вселенной, когда, по мнению Ильенкова, именно человечество (или другие разумные существа в иных уголках бесконечной Вселенной), на очень высокой стадии своего развития (в очень и очень отдаленном будущем) посредством ядерного взрыва (вернее, его эквивалента, но с максимально элементарной частицей, для высвобождения максимально возможной энергии) попытается «перезапустить» Вселенную (в какой-то ее части). Искусственно, посредством взрыва колоссальной мощности, воссоздать первоначальные условия существования Вселенной для последующего зарождения миров, жизни, разума и т.п.

Диалектически картина получилась безупречной, но слишком уж схематичной. По-сути, Ильенков построил то, за что потом критиковал других — «онтологию», мировую систему. Особенно учитывая то, что его самого неоднократно обвиняли в недооценке онтологического аспекта. Но главное здесь, на мой взгляд, в другом. Основной мыслью, проходящей красной нитью через все произведение, выступает признание мышления атрибутом материальной субстанции. Т.е. тем, что всегда и необходимо принадлежит Вселенной, но не в качестве мирового разума, внемировой идеи и т.п., а именно в форме сообщества разумных существ. Вселенная в целом неизменна, но ее части находятся в непрерывном развитии (положительном или отрицательном), поэтому не только жизнь, но и разум (и вообще все свойства и качества) в каждый данный миг присутствует во Вселенной (в том или ином ее пространстве). Мышление, это не случайный эпизод во Вселенной, которого могло и не быть, и все бы осталось как прежде (хотя в каждой точке вселенной его появление зависит от определенных условий, в частности, от наличия мозга и определенной окружающей среды). В этой работе Ильенков очень часто связывает, хоть и не отождествляет, мышление именно с материей мозга. В последующем Ильенков отойдет от этой слишком физикалистской точки зрения в пользу социоцентристской, где более подходящей субстанции для проявления мышления окажется не мозг (хоть его роль, как необходимого, но не достаточного фактора Ильенковым никогда не отрицалась), а общество в своей жизнедеятельности (труд посредством орудий, созданных человеком). Мышление, на чем в последующем будет настаивать Ильенков, это целиком и полностью социальная форма движения материи, но не материи мозга, а членов социума во взаимодействии между собой и с природой. В указанном произведении Ильенков воспроизводит энгельсовское положение о формах движения материи, правда, определенным образом «развивая» его, завязывая в круг высшую его форму (социальная) с низшей (механическая) через ядерный взрыв. Подобные «круговороты», происходящие в различных пространствах Вселенной и в разные промежутки времени, и поддерживают ее жизнь, пульсацию, движение.

В других произведениях Ильенкова, представленных в книге, роль общественного труда (в противовес биологическим и физиологическим факторам) уже ставится «во весь рост». В работе «К вопросу о роли практики в познании» мышление, сознание, логические категории, отображающие мир и т.п. показываются не только не врожденными (физиология мозга), но даже не могущими быть выявленными в предметном мире посредством только созерцания. Именно практика, общественная практика, вычленяет эти «вещи» из окружающего мира. Как указывал Ильенков, «именно общественный труд с самого начала был той ближайшей основой, на которой человеческое сознание развилось как человеческое, т.е. приобрело все те специфические черты, которые отличают его от сознания животного»[3]. Социальный аспект делает практику человечески целесообразной, имеющей конечной целью не биологического индивида (ведь и животное «трудится»), а культурно-исторического человека. В человеческой практике физическое преобразование природы связано с сознательной, целесообразной формой его проявления. Но основой является именно деятельность в определенных условиях (общественная практика). Разделение труда на физический и умственный, где именно мышление управляет производственными процессами, породило ложное идеалистическое представление о душе и т.п. С другой стороны, как реакция на идеализм, родился «вульгарный материализм», физикализм, готовый элиминировать не только «душу», но и сознание, сводя все к физиологии мозга и слепой стихийности исследовательской практики индивида. Диалектика указывает на абстрактность, ложность каждого из указанных подходов. Стоит отметить, что в некоторых ранних произведениях Ильенков пока еще не достаточно развернуто указывает на определяющую роль орудия труда, предмета, созданного человеком, а не природой, и поэтому воплощающего в себе именно общечеловеческие культурные формы. Орудие труда ставит перед мыслителем проблему интериоризации, «окультуривания» человека посредством артефактов культуры, главными из которых и являются орудия труда.

      Только в целесообразной общественной практике вырабатываются  научные понятия. Ильенков в работах «К вопросу о соотношении представления и мысли, практического сознания и науки», «К вопросу о понятии», «Философская тетрадь (Семинар “Диалектика в “Капитале””)» и др. рассматривает соотношение таких форм сознания как представление и понятие. Он отделяет «логическое мышление, как высшую форму сознания <…> от остальных, низших по сравнению с ним форм сознания, в которых совершается “религиозно-художественно-практически-духовное освоение мира”, дающее в итоге изображение объективных условий деятельности в форме представлений»[4]. Подобную градацию необходимо понимать в гносеологическом аспекте, исходя из того, чем представление и понятие являются для познающего действительность мышления.

Заочно критикуя эмпиризм, Ильенков отмечает, что уже представление возникает не в акте пассивного созерцания. Оно, как и понятие, зарождается в активном взаимодействии с предметом, и отличается от понятия тем, что понятие характеризует предмет сам по себе, а представление, – только одну его сторону, которая дана непосредственно в данных актах субъективной деятельности с предметом. Поэтому именно представление оказывается абстрактным моментом предметности, тогда как понятие выступает в качестве конкретного, как единства многообразного (абстрактных моментов).  Но это не механическое соединение готовых частей, а «органическое» выведение частей в развивающемся, через противоречие, целом. Мышление соединяет (вернее сказать, перерабатывает) различные, и даже противоположные, представления, данные в практической деятельности с предметом, в единое понятие предмета, в котором раскрываются его необходимые, независящие уже ни от какой деятельности субъекта, свойства и отношения. Мышление «снимает» субъективность представления. Необходимо отметить, что под субъективностью представления предмета понимается не то, что оно существует «в субъекте» (его сознании), а то, что оно отображает только одну, требуемую для целей субъекта, сторону предмета. И понятие объективно не потому, что оно существует в виде платоновской идей, а потому, что отображает необходимые, сущностные свойства самого предмета, независимо от конкретных целей субъекта. Мало того, оно оказывает обратное влияние на субъекта, поскольку «понятие, как форма общественного сознания, уже приобретает объективное значение за пределами индивидуального опыта; воплощая в себе весь итог общественного отношения к предмету, оно, опираясь на индивидуальные представления, уже не просто воспроизводит в голове индивида то, что уже было в его личном созерцании, а формирует его индивидуальное сознание как частицу и представителя общественного сознания»[5]. Сумму категорий, понятий индивид воспринимает приобщаясь к общественной практике.

Понятие — это не простое обобщение, поскольку обобщение свойственно уже представлению. Причем, обобщение в гораздо большей степени свойственно представлению, поскольку оно выявляет одну сторону предмета (абстракцию) и распространяет ее на другие схожие предметы. Абстракция и есть объединение группы предметов по какому-либо одному признаку, свойству, качеству и т.п.  Как писал Ильенков: «Абстракция вообще есть синоним общего вообще»[6]. Но абстракция существует не только в виде определенного свойства предмета, но и как отдельный предмет, который является лишь частью некоторого взаимосвязанного целого. В том случае, если этот объект (предмет, свойство и т.п.) несет в себе сущностно-генетические особенности данного целого, Ильенков называет его внутренне противоречивым термином – конкретной абстракцией[7], или «клеточкой». В этом плане следует отличать абстрактно-общее, как выявление отдельного несущественного свойства или качества у всех объектов определенной группы, от конкретно-общего, или всеобщего, которое направлено на сущностно-генетическое качество или свойство группы объектов, причем, у какой-то части объектов данной группы оно может быть и не выявлено непосредственно. Например, сущностно-генетическим определением понятия «человек» является – «существо, производящее орудия труда». Понятно, что непосредственно под это определение подводится лишь незначительное число представителей данного вида существ. Особенно на более высоких стадиях развития общества, где уже произошло разделение труда. Немного отвлекаясь в сторону от текстов Ильенкова и углубляясь в культурную антропологию (этнологию), можно сказать, что изготовление орудия труда является первой формой именно человеческой, социальной, деятельности, направленной не на удовлетворение непосредственных потребностей данного индивида (как биологического существа), а даже наоборот: этот труд отвлекает человека от тех форм деятельности, которые ведут его к удовлетворению своих естественных потребностей (охота, земледелие и т.п.). Орудие является сущностно-генетически первой формой культурного артефакта. Именно из орудия труда, как «клеточки», развиваются все столь непохожие на него, и где-то даже находящиеся в противоречии с ним (произведения искусства и т.п.), предметы материальной культуры. Таким образом, в большинстве своем объекты, определяемые своим понятием, не подводятся под него напрямую, без соответствующих посредствующих звеньев. И связано это именно с развитием первоначальной «клеточки» данной объектности, происходящим через раскрытие противоположностей посредством указанных звеньев. «Всеобщая закономерность, взятая в ее чистом виде, никогда не совпадает и не может совпасть с особенным, частным случаем ее проявления. Она может быть “совмещена”, логически согласованна только путем отыскания опосредствующих звеньев»[8].

Понятие выражается в слове (термине), но не сводится к нему. Слово (языковое выражение), как форма понятия, важна для его (понятия) уяснение человеком. Но это именно форма, а не содержание. Не в языке, но посредством языка, необходимо выявлять сущность предметов окружающего мира (как и внутреннего мира самого человека). Логику мышления в понятиях нельзя уподоблять формальной (классической) логике (силлогистике, логике высказываний, логике предикатов и т.п.), которая как раз отвлекается от содержания. Диалектическая логика рассматривает сам предмет в его собственном развитии, двигателем которого является внутреннее противоречие этого предмета. Ряд работ Ильенкова, «Доклад на дискуссии по логике», «Концепция диалектики у С.А. Яновской», «О различии между “логическими” и “онтологическими” определениями», посвящен пониманию диалектической логики в ее отношении с логикой формальной, а также теми «диалектическими» концепциями, которые допускают противоречие (являющееся внутренним «мотором» диалектического развития) только по отношению к познающему мышлению, но не объективной реальности, предметному миру. Было бы интересно сделать отдельный анализ понимания диалектики Ильенковым, как характерной не только для человека (его осознанной деятельности), но и объективной реальности, с диалектическими системами западного марксизма (разрабатываемыми в то же самое время), которые диалектику, как негативность, оставляли на откуп только человеку.

Но и в Советском Союзе далеко не все представители марксистской философии понимали диалектическую логику одинаково. Диалектика зачастую понималась как абстрактная «наука обо всем». И под это «все», с одной стороны, подводятся положительные науки (физика, химия и т.п.), а с другой – мышление. Категории бытия (сущность, количество, качество, свойство и т.п.) противопоставляются категориям мышления (понятие, суждение, субъект, предикат и т.п.). Возникают «чистая онтология», занимающаяся природой, и «чистая логика»[9], исследующая «специфику» мышления. В результате чего одна часть философов, вроде С.А. Яновской, видят противоречия только в мышлении (мышление неспособно охватить весь предмет в целом, поэтому в познающем мышлении возникают отрывочные, и зачастую противоречивые, его отображения, т.е. это по сути не диалектическое, хоть и неизбежное, противоречие), исследующем непротиворечивую действительность, а другая часть, вроде В.Ф. Асмуса, как раз отказываются от противоречия в мышлении, настаивая в этой области на законах формальной (классической) логики. «Онтология» и «логика» противопоставляются друг другу и только формально подводятся под абстрактно понимаемую «диалектику». Критически сопоставляя подобное понимание «логики» и «онтологии», Ильенков указывает, что «”специфика” форм мышления заключается в том, что это всеобщие определения предметности, выражение ее всеобщих связей, в отличие от “особенных” определений предметности, раскрываемых специальными науками»[10]. Законы мышления и предметности тождественны по содержанию, но различны по форме проявления.

Наконец, несколько слов нужно сказать об указанных выше «Тезисах», которые в свое время наделали так много шума не только на философском факультете МГУ, где они обсуждались. Главная мысль тезисов относительно взаимосвязи философии с науками о природе и обществе следующая: “Исследование логических категорий, как форм, в которых и посредством которых совершается научно-теоретическое познание явлений природы и общества, идущее в философии параллельно и на основе процесса формирования и развития самих этих категорий, которое происходит всегда и везде в ходе конкретного научно-теоретического познания мира человеком, и выступает в истории философии как ее объективное содержание, как подлинный ее предмет[11]. Диалектика, как уже было сказано, распространяет свое влияние на все регионы бытия. Каждая наука, на своем уровне, вскрывая сущностные законы предмета своих исследований, неизбежно сталкивается с их диалектическим содержанием, поскольку и сам предмет диалектичен. Но только философия исследует саму диалектику, ее законы во всей их чистоте и абстрактности. Философия является наукой о научном мышлении, но тем самым и о самых общих формах и характеристиках бытия, которые и отображаются в научном мышлении. Мышление по своей сути, содержанию, не противопоставляется бытию, природе, но выявляет в ней то, что не дано в непосредственном с ней взаимодействии (созерцании, представлении, индивидуальном потреблении и т.п.) – конкретно-всеобщие и необходимые характеристики и законы (понятия). Так Ильенков подходил к раскрытию еще одного важнейшего момента материалистической диалектики – тождество диалектики, логики и гносеологии. Но это уже другая история.

Так или иначе, но в уже в своих ранних работах Ильенков не только поставил многие фундаментальные вопросы материалистической диалектики, но и наметил пути для их разрешения.

 

Дмитриевский Евгений. Магистрант философского факультета РГГУ.
[1] Ильенков. От абстрактного к конкретному. М., 2017. С. 81.
[2] Там же, С. 15.
[3] Там же, С. 167-168.
[4] Там же, С. 197-198.
[5] Там же, С. 222.
[6] Там же, С. 285.
[7] Там же, С. 292.
[8] Там же, С. 294.
[9] Там же, С. 347.
[10] Там же, С. 353.
[11] Там же, С. 246.

Запись Начало творческого пути Э.В. Ильенкова. впервые появилась Рабкор.ру.

В Луганске всё неспокойно

22/11/2017

 

 

Вы, конечно, видели в новостях картинки из Зимбабве, где местные военные на днях свергали диктатора Мугабе. А теперь вы можете сесть в автобус в Москве и меньше, чем через сутки, приехать в Зимбабве, где говорят по-русски. Луганск превратился в такую же Зимбабве. Плотницкий там у власти чуть больше трех лет, но кажется, что не меньше 40, как Мугабе.

 

Весь революционный запал, который царил в Луганске весной и летом 2014-го израсходован, зачищен, смят. То, что в эти дни происходит в центре города, — бандитские разборки. Народную Новороссию задавили, её место заняли бандитско-феодальные ЛНР и ДНР.

Я не испытываю никаких иллюзий, что Плотницкого кто-то может свергнуть. Этого не будет, потому что это не нужно Кремлю. Подпись Плотницкого под Минскими соглашениями. Соблюдение Минских соглашений – это принципиальная позиция Кремля по ситуации в ЛНР и ДНР.

Шанс свергнуть Плотницкого и избежать перехода от народной Новороссии (на создание которой надеялись, ради которой воевали и гибли местные и приезжие добровольцы в 2014-ом) к бандитской ЛНР был в январе 2015-го. Когда был убит один и полевых командиров Луганска – Александр Беднов. Убили его, видимо, российские спецслужбы, но ответственность на себя взяли силовые структуры, подчиняющиеся Плотницкому. Тогда еще были живы самые известные полевые командиры, выражавшие главные чаяния восставших жителей Донецка и Луганска, — Алексей Мозговой и Павел Дрёмов. Им нужно было проявить волю – нужно было дойти до Луганска и сместить Плотницкого, а затем и судить. Они не сделали. Позже их самих убили – вдали от передовой.

Если сегодня бандитские разборки в Луганске или Донецке вдруг будут угрожать Минским соглашениям, то обязательно вмешается Кремль, появится российская армия, чтобы эти разборки пресечь. Чтобы продолжала царить унылая постсоветская действительность.

Запись В Луганске всё неспокойно впервые появилась Рабкор.ру.

Расписание стримов

21/11/2017

 

Примерно год назад канал «РабкорТВ» начал транслировать стримы из дома Бориса Кагарлицкого. В ближайшую среду 22 ноября в 19:00 мы будем отмечать нашу маленькую годовщину. Борис Кагарлицкий, Ксения и кот Степан обсудят со зрителями развитие нашего канала, чего мы добились за год, о чем бы ещё хотелось поговорить.

 

А в пятницу 24 ноября в 19:00 гостем в офисе ИГСО будет социолог Константин Гаазе. С ним мы обсудим текущий политический момент и то, почему политтехнологии власти перстали работать.

 

Имейте в виду, ИГСО в ближайшие дни переезжает, так что нормальных стримов из офиса может теперь не быть долго. А потому, если вам нравится этот жанр, не пропустите возможность посмотреть очередное чаепитие и заочно в нем поучаствовать!

 

Канал «РабкорТВ» тут: https://www.youtube.com/channel/UCYDuWqDwzAFG4xrI5uJEWfw

 

 

 

Запись Расписание стримов впервые появилась Рабкор.ру.

Популизм в современной Африке

20/11/2017

В последнее время все чаще можно услышать о всплеске популизма: Brexit, избрание Дональда Трампа, «Движение 5 звезд» (Movimento 5 Stelle, или M5S) в Италии, «Подемос» (Podemos) в Испании, не говоря уже о восточноевропейских популистах. Надо признать, что популизм стал не просто предметом всеобщего внимания, но более того популизм как явление становится стандартом глобальной политики.

Если смотреть определение популизма в словаре, то понятие имеет довольно-таки благородное значение. Популизм – «обращение к простым людям, которые считают, что их проблемы игнорируются элитами». И как правило, выражают недовольство своим положением люди с низкими и средними доходами. Возникает вопрос: чем еще кроме экономических проблем недовольны люди, поддерживающие популистов?

      Исследователи ценностей считают, что помимо экономических причин рост поддержки популистских идей вызван культурными изменениями, сопровождающими процессы глобализации. Прежде всего, речь идет о ставшем непривычно многообразным обществе. Притоки иммигрантов делают европейские (и не только) общества все более гетерогенными как в этническом, так и в религиозном плане.

На фоне экономических потрясений (рост безработицы, неравенство, снижение рабочих мест в производственных отраслях и др.) и культурных сдвигов приходят к власти популисты. Они апеллируют к эмоциям, страхам избирателей перед переменами, обещают затормозить эти процессы или вовсе вернуться назад. Однако если популисты приходят к власти в странах с устойчивыми демократиями, то последствия окажутся менее драматичными. Иная ситуация – в менее развитых странах, где отсутствуют инструменты противодействия и не развиты демократические институты для развития популистских настроений.

Интересным в данном случае становится опыт стран Африки. Равно как и в Европе африканские популисты крайне враждебно относятся к элите, называют себя хранителями подлинного патриотизма, «голосом» обычных людей. Традиционно африканские популисты опираются на экономические проблемы и культурные факторы. Ключевым моментом в Африке является борьба против коррумпированности элит и против коррупции в целом. Например, в Кении антикоррупционная риторика стала инструментом в битве между элитами в преддверии выборов. Модель достаточно проста: апеллирование к страхам населения перед, например, разворовыванием  бюджета (социальным неравенством), соответствующая риторика, призванная для подогрева интереса и получения поддержки и в итоге борьба элит за власть. Пришедшие к власти или стремящиеся её удержать вновь апеллируют к страхам населения.

Популизм распространен в Южной Африке, где бывшие освободительные движения стали доминирующими политическими партиями. Лидеры любят напоминать людям о своей борьбе за свободу в недавнем прошлом. Африканский национальный союз Зимбабве (the Zimbabwe African National Union) действует с 1980 года, Надордная организация Юго-Западной Африки (the South West African People’s Organisation) правит в Намибии с 1990 года, а Африканский национальный конгресс (the African National Congress) сформировал все правительства Южной Африки с 1994 года. Эти стороны по-прежнему используют антиимпериалистическую риторику, но теперь она служит для отвлечения внимания масс от политических неудач правительства. Надежды народов этих стран на социально-экономические перемены практически не осуществились.

  Борьба за освобождение Африки породила своих героев и стала основанием для легитимации новых правительств. Однако борьба эта предполагала, что отстранив от власти белое меньшинство и колонизаторов, новые правящие партии смогут улучшить жизнь людей. Новые лидеры обещали обеспечить больше равенство, экономическое процветание и социальную справедливость. Увы, после обретения независимости большинство бывших освободительных движений считали, что их партии занимают государственные должности не только законно, но и бесконечно. Многие африканские лидеры несколько десятилетий находятся у власти, продлевая себе срок пребывания в должности, изменяя законы и подавляя оппозицию с помощью прямого насилия. Чтобы сохранить власть, конституции изменили под себя и Теодоро Обианг Нгема Мбасого в Экваториальной Гвинее, и Пол Бийя в Камеруне, и Роберт Мугабе в Зимбабве, и Йовери Кагута Мусевени в Уганде – все они находятся у власти больше 30 лет.

Нежелание пделиться властью стимулируется тем, что после ухода из правительства лидеры и их окружение вынуждены будут отвечать за то, что они совершили пока возглавляли страну. А поскольку речь идет как минимум о коррупции, а в большинстве случаев о куда более серьезных преступлениях, приходится продлевать свои президентские сроки пожизннно. Для того, чтобы справиться с оппозицией многие руководители прибегают к универсальному инструменту – запугиванию населения. Пугают традиционно происками развитых стран, навязанными договорами и пактами, чуждыми для народов Африки. Таким образом, народные партии, лидеры начинают занимать вакуум, эксплуатируя страх перед глобализацией и повышенную незащищенность. Это отнюдь не мешает этим же лидерам подписывать с Западом всё новые кабальные соглашения, многие из которых ставят их страны экономически в более слабое положение, чем во времена колониализма.

То, что в самом деле не нравится популистским лидерам, это не экономическое господство иностранных корпораций (западных или теперь уже нередко — китайских), но попытки внедрения западных правовых норм для ограничения коррупции и произвола власти. Один из примеров – Римский статут Международного уголовного суда. В настоящее время немалое число африканских стран задумывается о выходе из Римского статута МУС. Свое решение африканские лидеры объясняют неэффективностью МУС и его предубеждении против африканских государств и расследовании исключительно событий в Африке, игнорируя военные преступления на других континентах.

Первым, кто заявил о возможном выходе из Римского статута, был президент Бурунди – Пьер Нкурунзиза. Далее подобные заявления сделали руководители и других африканских стран. Только в 2016 году три африканских государства (ЮАР, Бурунди, Гамбия) представили письменные уведомления о выходе из Римского статута Международного уголовного суда (МУС) Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций в соответствии со статьей 127 Римского статута. В то время как выход из Римского статута набирает обороты среди африканских стран, сам Международный уголовный суд в выходе африканских стран из Римского статута видит нежелание лидеров стран отвечать за преступления, совершенные во время пребывания у власти. Стоит также учесть, что несмотря на поддержку Африканского Союза о выходе трех африканских государств из МУС, Гамбия и Южная Африка все-таки отозвали свои уведомления. Но это не останавливает другие африканские страны – Кения, Намибия, Уганда – задумываться о выходе из МУС.

Сегодня доминирующие политические партии в Анголе, Мозамбике, Намибии, Южной Африке, Танзании и Зимбабве являются бывшими освободительными движениями. Но их легитимность и доверие к ним подрываются плохим управлением, коррупцией и пустыми обещаниями.  Эти страны, образуя своего рода сеть, помогают друг другу при первой необходимости. Их сеть может быть достаточно эффективной, как, например, узнал на собственном опыте лидер оппозиции Зимбабве, глава «Движения за демократические перемены» (Movement for Democratic Change), Морган Цвангираи. За несколько дней до второго тура президентских выборов, который должен был состояться 27 июня 2008 года, Цвангираи неожиданно снял свою кандидатуру (хотя по закону уже не имел на это права), мотивируя свое решение запугиванием, ссылаясь на преследование своих сторонников. В итоге уже на безальтернативной основе во втором туре победил Роберт Мугабе, набрав 85,5 % голосов. Реакция Европейского Союза и Сообщества развития Южной Африки (Southern African Development Community) была крайне негативной. Поэтому в июле 2008 года Европейский Союз принял решении о расширении санкций против зимбабвийских чиновников и бизнесменов.

Из этого можно сделать вывод, что бессменные лидеры-долгожители любят теории заговора и воздействуют на тех, кто осмеливается критиковать их. Они не хотят быть привлеченными к ответственности – будь то избиратели или суды. В последние годы Трибунал САДК был отложен, потому что его судьи были достаточно смелы, чтобы говорить правду. Однако это хороший признак того, что публика Южной Африки не боится думать и говорить в неугодной для власти форме.

И всё же, есть ли у нас основание говорить применительно к Африке о популизме? С одной стороны, безусловно есть, поскольку именно приемы популистской демагогии применяются правящими там режимами. Но популизм это не только демагогия и обещания, но и массовые движения, которые мобилизуются снизу под лозунгами равенства и справедливости. В этом смысле популизм возникает в странах, где существуют демократические институты, а люди привыкли бороться за свои права. Появление таких движений сама по себе свидетельствует о равноправии граждан, о наличии свободы слова в стране, где можно открыто критиковать несправедливость социальной системы, разоблачать элиту и критиковать коррупцию. Только при этих условиях народные массы выступают участниками политических процессов, хотя бы и в качестве избирателей. Поэтому, можно сказать, что африканский популизм находится в зачаточном состоянии. Политический режим в Африке – автократия с элементами популизма. Южная Африка – регион, в котором политический популизм наиболее распространен во всем континенте. Именно здесь мы видим наиболее зрелые демократические институты и всё ещё живые традиции массовой борьбы. Поэтому южноафриканский вариант популизма может стать образцом для других регионов континента.

 

Киряченко Дмитрий, Овшинова Ирина

Данная статья публикуется в рамках программы сотрудничества между «Рабкор.ру» и Московским региональным представительством Совета молодых политологов Российской ассоциации политической науке, которое создано на учредительном заседании 13 июня 2017 г.

Запись Популизм в современной Африке впервые появилась Рабкор.ру.

Дзержинск продолжает борьбу

20/11/2017

В Дзержинске продолжается общественная кампания за понижение стоимости проезда в муниципальном и частном транспорте. Поводом для ее начала послужило решение ряда перевозчиков поднять плату за проезд по городу с 18 до 25 рублей. В ответ на это образовалась инициативная группа граждан, обвинившая перевозчиков в картельном сговоре и призвавшая к бойкоту маршрутов, где новая цена вступила в силу. Начало бойкота было назначено на 15 ноября.

18 ноября активисты инициативной группы добились встречи с представителями городской администрации и главой муниципальной кампании-перевозчика МУП «Экспресс» (перевозчики-частники игнорировали встречу). Власти сообщили о невозможности повлиять на решения частных кампаний и отрицали наличие сговора перевозчиков как между собой, так и с ними, властями. Вместе с тем, есть и положительные результаты диалога. Так, выяснилось, что в разработке находится новая транспортная карта, которая позволит сохранить в городе троллейбусы (второй экологичный вид транспорта, трамваи, исчез с улиц Дзержинска ранее). Также представители администрации обещали «задуматься» о снижении стоимости проезда для студентов.

Активисты приветствуют готовность властей к диалогу. Но, конечном счете, они сомневаются в эффективности методов, выбранных администрацией для улучшения работы муниципального транспорта. «Дзержинск нуждается в коренном пересмотре транспортной системы», — полагают активисты. Останавливаться на достигнутом они не собираются. Главное требование остается неизменным: 18 рублей за проезд.
Вечером 18 ноября состоялось городское собрание против роста цен на проезд. По итогам собрания составлены требования, которые будут направлены и.о. губернатора Нижегородской области и главе администрации г. Дзержинска. Начата кампания за сбор подписей под

Запись Дзержинск продолжает борьбу впервые появилась Рабкор.ру.

Российские СМИ как карательный социал-демократизатор

19/11/2017

 

Как известно, нынешняя российская социально-экономическая система характеризуется «стабильностью». Причем «стабильностью» во всех смыслах: во властно-управленческом, в социально-экономическом, в идеолого-мировоззренческом. Такой командно-административной чехарды, каковая имелась у нас в 90х годах, – уже давным-давно нет и, похоже, не предвидится. Нынче каждый третий работающий россиянин получает менее 10 тысяч рублей в месяц, зато 3,2% работающих россиян получают от 100 тысяч рублей в месяц – и больше. Около 5% экономически активного населения в России вовсе не имеет работы. Практически треть нашего населения (и это только по официальным данным) живет в кредит

, и каждый двадцатый россиянин имеет просрочки по кредитам, из которых уже фактически не в силах выбраться. При этом 64% россиян доверяют РПЦ, традиционно всячески поддерживающей любую власть и на словах проповедующей нестяжательство, но на практике держащей в своих руках банковский капитал, а также торговлю водкой, посудой, сигаретами и прочим. Главное – все живы, большинство даже здорово. Структура вроде как более-менее застыла, все всем доверяют, все всем типа как «довольны». В общем, все хорошо, все «стабильно». Но надолго ли..?

Нашей нынешней системе выгодна социал-демократическая политика, и это бесспорно. Китайская практика, при которой вороватый чиновник, а равно вороватый бизнесмен – расстреливается или сажается в тюрьму на реальный срок, – у нас категорически отторгается. Оно и понятно: ведь не для того же нынешние власть имущие персонажи выстраивали всю эту систему, чтобы их потом так грубо потревожили. Поэтому надо что-то такое придумать про «добрых» и «патриотичных» буржуинов, которые как-то так сами эволюционируют – совершенно без пинка извне. Показательно, что на думских выборах 2016 года КПРФ и «Справедливая Россия» получили суммарно более 32% голосов, да и господствующая партия «Единая Россия», получившая тогда практически половину всех голосов избирателей, – то и дело вещает о гарантиях, пособиях, грантах и проч. И сутки напролет наше население наказывают наши же СМИ. Да-да, именно наказывают. Ведь, как известно, самое ужасное наказание для человека – это отнятый у него разум. Воруй миллионами долларов, вывози все это за кордон, ори про «стабильность», «гарантии» и «патриотизм» (а если ты поп, то еще и про «богопомазанность») – и «пипл хавает», а телега едет дальше. Причем едет, похоже, гладко и без скрипа.

В доктрине нынешней российской социал-демократии все вроде бы хорошо, все вроде как оправдано, причесано, прили

зано и приглажено. Кирпичики нынешней нелепой социал-демократической конструкции вроде как плотно и ровно подогнаны – один к другому. Получилась эта конструкция, конечно, комичной, но все же получилась – и структурно весьма неплохо. Во всяком случае, здание пока что стоит и не падает – даже пока что не накреняется. Только вот с торца здания зияет-таки брешь, и ее пока не заделали. Проще говоря, непонятно, кто же «плохой», и против кого же нам дружить. Очевидно, что чиновники и буржуа (а зачастую у нас это одни и те же лица) «плохими» быть не могут, ибо именно для них и существует наша нынешняя социал-демократия. Но кто тогда? Ведь есть же в природе непреложный закон сохранения материи – стало быть, если кто-то вкалывает, получая за это свое вкалывание копейки, – значит, кому-то определенно надо открутить голову. Но кому? И где этот кто-то с наворованным добром прячется? Вопросы покамест остаются открытыми. И в публичном пространстве почему-то никто не жаждет их даже затрагивать, не то что отвечать на них по существу.

В таком случае «виноватых» обычно назначают в императивном порядке. Но так, чтобы до них, до этих самых «виноватых», нельзя было бы дотянуться: они все же еще пригодятся не раз и не два. Виноватым может быть назначен Алексей Навальный, Ксения Собчак, некий американец

Майкл Бом, некий украинец Вадим Карасев, еще кто-то – вообще без разницы, кто. Главное – показать «виноватых» по телеку, и чтоб «пипл» «понимал», кто есть «виноватый». Специально для тех, кто в бронетранспортере: автор совсем не восторгается обозначенными персонажами, автор считает, что Навальному неплохо бы посидеть в тюрьме реальный срок, и желательно приличный, а на остальных обозначенных персонажей автору абсолютно и искренне плевать. Речь идет о технологии. Чтобы разъяренный бык не пропорол тореадору пузо, необходима маячащая перед мордой быка тряпка (для визуального эффекта она непременно красная, хотя быкам, в общем-то, пофигу – они дальтоники). Вот так же и тут: нужна некая тряпка, которая бы заорала «Сталин – убийца», «Крымненаш», Путинвор» и прочее в таком духе. И все внимание и вся рефлексия – тут же на эту тряпку. Лишь бы не было революции, лишь бы не было отнято награбленное.

Изъян данной манипулятивной технологии заключается в том, что какое-то количество людей рано или поздно задумается – и задастся-таки вопросом: ну, хорошо, эти персонажи плохие, ну а деньги-то наши куда идут? Ведь не входит же ни Ксения Анатольевна, ни Алексей Анатольевич – в топ богатейших людей страны. Стало быть, если они и плохие, то вопрос-то все равно остается в силе: почему у нас такой чудовищный имущественный разрыв между «верхами» и «низами»? И из него вытекает другой закономерный вопрос: если эта система так несправедлива, то как ее в таком случае менять? В свою очередь, из этого другого вопроса вытекает третий вопрос, совсем уж страшный: если система не меняется эволюционно, то, может быть, определенных персонажей (в том числе многих из тех, кто сейчас в российском истеблишменте) надо бы реально рассадить по тюрьмам, а то и пристрелить кого-то из них? Вот эти вопросы совершенно не допустимы. У нас же капитализм с элементами социал-демократии, а значит никакие резкие телодвижения, направленные на то, чтоб потревожить буржуазию, категорически неприемлемы. Но что ж тогда делать?

Юрий Никулин (Царствие ему Небесное!) как-то рассказывал такую хохму, что-де у нас есть только два пути обустройства России: реальный и фантастический. Реальный – это ждать, пока к нам прилетят инопланетяне и все обустроят, а фантастический – это самим начать что-то делать. В этой хохме, по первому впечатлению вроде бы дурашливой, заключена на самом-то деле бездна мудрости. Действительно: воспринять НЛО куда проще, нежели воспринять необходимость работы

над собой и над окружающей нас действительностью. Так уж устроена человеческая психика, никуда от этого не деться. Причем западный человек (преимущественно человек Соединенных Штатов) уже

 

органически приучен к такому конспирологическому пониманию. На Западе буржуи уже давным-давно ни в чем не виноваты, а все проблемы – от русских хакеров, от бомбы Ким Чен Ына, от исламских террористов из ИГИЛ, а если ничего из этого и подобного не найдено, то тогда от НЛО. Все наглядно, все страшно – и, самое главное, не забунтуешь, потому что даже не понимаешь толком, где и против кого бунтовать. Остается только терпеть, бояться и осознавать собственную беспомощность. Самое главное – не бузить против реальных хозяев, генерирующих реальные кризисы.

По всей видимости, и в нашем информационно-идеологическом секторе грядут коренные изменения – также строго сообразно конспирологии и оккультизму. Разумеется, все это с необходимостью должно сопровождаться кадровыми перестановками в масс-медиа. Скажем, изрядно поднадоевшего и устаревшего Владимира Соловьева можно было бы заменить каким-нибудь задорным Игорем Прокопенко с «Рен-ТВ»: он как никто другой в курсе, что всему виной инопланетяне и рептилоиды и даже умеет это все красочно и концептуально подать. Во всяком случае, в сложившемся социально-экономическом бардаке явно виноват некий сверхразум – скорее всего, внеземного происхождения, потому как источников социально-экономических бед на Земле так до сих пор и не обнаружено. Все у нас хорошо и никто ни в чем не виноват (по крайней мере, глобально). А может быть, это Ктулху проснулся – и морит нас всех со дна Тихого океана. Черт его знает, в общем. Но факт тот, что нынешние российские СМИ (после того, как истерия с Украиной, Сирией и Трампом окончательно уляжется) должны коренным образом перестроиться и начать действовать строго в оккультно-конспирологической парадигме. Иного конструктивного пути у нашей социал-демократии, похоже, нет.

Илья Пожидаев

Запись Российские СМИ как карательный социал-демократизатор впервые появилась Рабкор.ру.

В Севастополе рабочий активист обвинен в экстремизме.

19/11/2017

Валерию Большакову, секретарю партии «Рот Фронт» в Севастополе, грозит обвинение по статье 282 УК РФ. Об этом сообщает сайт Рот Фронта, где также размещены подробности об аресте Большакова. Согласно материалам сайта, 14 ноября сотрудники Росгвардии ворвались в квартиру к Большакову, избивали и оскорбляли его, несмотря на присутствие двух понятых. В квартире был произведен обыск, задержанного увезли на допрос в Следственный отдел Нахимовского района г. Севастополя. В настоящее время Большаков находится под подпиской о невыезде. Ему грозит обвинение по статье 282 УК РФ, ч. 1: «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» (якобы к «терскому казачеству», как поясняют в Рот Фронте). Однопартийцы Большакова полагают, что поводом к преследованиям является активистская деятельность Валерия.

За день до ареста, 13 ноября, был заблокирован банковский счет Большакова. Еще двумя месяцами ранее (6 сентября) нападению и избиению подверглась в собственной квартире мать активиста.

Запись В Севастополе рабочий активист обвинен в экстремизме. впервые появилась Рабкор.ру.

Хайме Пастор: “Неспособность испанского национализма”

19/11/2017

 

  ХАЙМЕ ПАСТОР: «НЕСПОСОБНОСТЬ ИСПАНСКОГО НАЦИОНАЛИЗМА ПРИЗНАТЬ РАЗНООБРАЗИЕ ПОДТВЕРЖДАЕТ ЕГО ИСТОРИЧЕСКУЮ НЕУДАЧУ»

       События, предшествовавшие и последовавшие за проведённым региональными властями Каталонии 1 октября референдумом о независимости, надо думать, ещё далеки от завершения. Процесс продолжается, но в любом случае они показали лимиты и неудачи испанского государственного устройства. О проблематике испанского «государственного национализма» в исторической ретроспективе и на современном этапе мы беседуем с профессором Национального университета заочного образования, одним из лидеров радикального течения («Антикапиталисты») в испанской партии «Подемос» Хайме Пастором.

– Дорогой Хайме, как бы ты в исторической ретроспективе оценил испанскую государственно-политическую модель?

– Вначале я бы хотел сказать, что сам конфликт, открытый каталонским референдумом, высветил все проблемы и даже исчерпанность модели испанского «государства автономий», а также показал глубокие слабости процесса строительства нации, в котором позицию гегемонии занимают испанские политические и экономические элиты… Некогда Испания претендовала на то, чтобы рассматриваться как «первая великая держава» Европы Нового времени. Весь XIX век наша национальная история была свидетелем борьбы различных протагонистов за гегемонию в процессе национального строительства, при этом глобально в виде ведущих акторов выступали федералистский республиканизм и монархический национальный католицизм, который, казалось, добился полной победы в середине 1870-х гг., вследствие тяжёлого поражения Первой Республики в Испании. Не забудем также, что ещё в позапрошлом веке внутренние этнокультурные противоречия также присутствовали в общественной жизни, хотя общая гегемонии олигархии, касиков на всех уровнях сомнения не вызывает.

Позже, жёсткий испанский национализм при диктатуре Примо де Риверы парадоксально дал дорогу развитию периферийных видов регионализма, что в дальнейшем привело ко Второй Республике, когда хотя бы в теории искались варианты федеративного пути развития, но тогда ограничились лишь рождением некоторых статусов ограниченной автономии, включая Каталонию. И вновь столкновение республиканизма и национал-католицизма и монархистских кругов с другой стороны имеет место в годы гражданской войны, приведшей к длительному этапу господства испанского национализма в его жёсткой диктаторской форме.

С окончанием диктатуры мы познали период политического перехода, который я оцениваю как потерянный шанс для переформотирования национального государства. Если в Конституции постфранкистской Испании был вписан термин «национальности» и прозвучало «право на автономию», всё-таки эти продвижения оказались второстепенны по отношению к принципиальному конституционному положению о том, что фиксируется «неотчуждаемое единство испанской нации, общей и неделимой родины всех испанцев».  К этому добавим, что восьмая статья Основного Закона передаёт вооружённым силам миссию гарантии суверенитета и независимости, защитницы территориальной целостности и конституционного порядка государства.

Однако, в последние годы всё же были предприняты шаги, которые, скажем так, шли вразрез с традиционным, классическим унитаризмом…

            – Восьмая часть Конституции позволяет принять дополнительные положения такого рода, как, например, было в случаях с особым финансовым статусом Страны басков, Наварры или Канарских островов. В духе «государства автономий», или автономных сообществ, это позволило реконфигурировать соотношение государства и региональных идентичностей. Новые компетенции могут передаваться по взаимному соглашению и под «опекой» высшей судебной власти региональным структурам, но это всегда происходит при отсутствие федеративных институтов и механизмов.

Конфликты, связанные с желанием баскских и каталонских регионалистов или индепендентистов добиться качественно новых политических, институциональных, статусных прав для своих территорий, лишь подтверждают всю ограниченность «государства автономий». Даже если часть политической элиты (социалистическая) в Испании была готова идти на компромиссы с требованиями этих этнических регионов, Конституционный суд всё время действовал как стоп-кран.

Это справедливо и в случае с каталонским Статутом, одобренным на автономном референдуме, но в значительной степени потерявшем своё первоначальное содержание решением суда в июле 2010 г. Все эти случаи являются громкими примерами невозможности «федералистского прочтения» Конституции Испании 1978 г. В лицо этому законодательному тупику продолжение процесса давления в пользу признания их национальных прав было очевидно в баскском и каталонском случаях и оно отражало  высокий уровень влияния этих сообществах сторонников суверенитета.

Я полагаю, что «централизаторское» решение Конституционного суда, за которым стояли испанские консерваторы, резко усилило сепаратистские настроения в каталонском обществе, тогда как в Стране басков ведущая автономистская сила сделала выбор в пользу линии постепенных реформ. Но я должен добавить, что плюринациональное и плюрикультурное движение нельзя ограничивать этими двумя наиболее видимыми примерами. Такое движение развивалось в последние годы также в Андалузии, Валенсианском сообществе, Астурии, на Балеарских островах… Неспособность испанского национализма признать это разнообразие со всеми его следствиями подтверждает его историческую неудачу.

– Если говорить о контексте нынешнего «каталонского кризиса», почему в нынешних условиях мы увидели такую остроту?

            – К блокированию федерального и плюринационального пути развития в конституционных рамках добавились эффекты от системного кризиса, государственной помощи банковской системе и растущего долга автономных сообществ, а также от последовательного сокращения социальных расходов, исходивших как от правительства социалистов, так и кабинета Народной партии. Одновременно с этим мы увидели тенденцию к политической рецентрализации, победившую после возвращения Народной партии (НП) к власти в конце 2011 г., что не могло не привести к новой серии напряжённости и столкновений с регионами на культурной и лингвистической территории. Это получило продолжение в принятии Закона о финансовой стабильности, который поставил различные сообщества под прямую опеку и контроль министерства финансов, что заметно ударило по практике финансовой автономии. Но даже в такой ситуации Страна басков и Наварра имели козыри в налоговой политике, тогда как Каталония – нет.

Именно соединение чувства обиды от решений Конституционного суда, которому удалось отменить или выхолостить десятки статей каталонского Статута с отвержением консервативного эспаньолизма, идущего из Мадрида, привело в итоге к тому, что автономистские настроения в Каталонии в течение нескольких лет трансформировались в сепаратистские, ориентированные на разрыв с испанским государством. И оказалось, что нынешнее «гибридное» испанского государство (ни унитарное, ни федеративное) не является барьером на пути сепаратизма; наоборот, оно его подхлёстывает.

Я также хотел бы здесь коснуться вопроса о том, что это столкновение несёт в себе социальный заряд. Это тем более важно, если учесть, что сегодняшняя Испания является одной из самых неравных стран в еврозоне. Именно общественная тяга к равенству породило целый цикл протестов и реполитизации, одним из выражений которого стало создание и быстрый прогресс партии «Подемос».

В Каталонии индепендентисты, сколь бы разнообразны и политически далеки они не были, увидели в движении к независимости своего рода «окно возможностей» для создания более рационального, справедливого общества. Я полагаю, мы в любом случае являемся свидетелями финальной стадии становления каталонской политической нации.

– Возможно ли, на твой взгляд, в нынешних условиях создание подлинно независимого государства в стране-члене Европейского Союза?

            – Надо быть реалистом и понимать, что представляет собой ЕС и почему он и его структуры, его бюрократия поддерживают целостность национальных государств. ЕС не вмешивается, если сами страны признают свои нации, даруют им разные федеративные формулы. Другое дело, когда под вопрос ставится территориальная целостность государств. Конечно, случай с Шотландией может стать особым прецедентом, но это опять же стало возможным после «брекзита». Но я бы не обращался к советам Брюсселя, поскольку в ответ можно получить лишь продвижение «авторитарного федерализма»…

– Испанский «государственный» национализм всё ещё мощен?

            – В том виде, в котором он материализовался начиная с переходного периода, я вижу его историческую исчерпанность. С применением силы, тем более, которая и анонсирована, и осуществляется в случае с каталонским национализмом. Испанский национализм, защищаемый сегодня основными общеиспанскими политическими акторами, равно как и ведущими политико-экономическими элитами не способен ответить на вызовы подъёма периферийных национализмов; случай с Каталонией это хорошо доказывает. Только если б он разорвал с «логикой 1978 года», можно было бы поверить в возможность реформирования испанского государственного национализма.

– Сегодня в левом движении многие рассуждают о необходимости выдвижения «федералистской альтернативы», эти идеи исходят от Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП) и от «Подемос». Есть ли в их подходах некая общая основа?

            – «Подемос» защищает проект плюринационального федеративного государства, но он ещё достаточно неконкретен, тогда как ИСРП защищает федеративный проект, не ставящий под сомнение испанский национальный суверенитет. Проблема в том, что предложения «Подемос» обязывали бы провести конституционную реформу в ключевых статьях, таких, как первая и вторая. Но эту вещь руководители ни НП, ни ИСРП не готовы сделать. Значит, идеи ИСРП не могут сегодня удовлетворить суверенистов в самых разных сообществах Испании. Значит, этот каталонский конфликт будет продолжаться, поскольку большинство населения желает согласованного референдума, на котором люди смогут решить вопрос независимости.

Интервью брал Руслан Костюк

Запись Хайме Пастор: “Неспособность испанского национализма” впервые появилась Рабкор.ру.

Отнять у КПРФ Великую Победу Октября!

14/11/2017

7 ноября по стране прошла волна празднования 100-летней годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. Оказывается, что никакие подмены типа «Дня народного единства» не срабатывают: не стереть из исторической памяти народа свершений и подвигов Великого Октября. Огорчает другое: практически повсеместно празднование этого великого дня монополизировали всевозможные отделения КПРФ. Да до такой степени монополизировали, что у исторически несведущих людей могло сложиться ошибочное представление, что КПРФ-де является логическим и историческим продолжением Великого Октября. Это, мягко говоря, совсем не так. Более того, КПРФ – не то что не продолжает, а открыто предает идеалы Октябрьской революции, а посему потуги этих чинуш-псевдокоммунистов самопровозгласиться «октябрьскими преемниками» – тем более возмутительны и достойны публичной порки.

Надо понимать (и не только понимать, но и транслировать этот факт как можно чаще и как можно громче), что СССР развалили не инопланетяне, не рептилоиды, не ануннаки, не жидомасонский заговор и даже не алкаш Ельцин (который, кстати говоря, был советско-партийным функционером). СССР развалили советские чиновники – в том числе, и те, которые сейчас комфортненько околачиваются в КПРФ. И это отнюдь не скандальное заявление, а констатация исторического факта.

Все эти персонажи артистически шумно возмущаются предателем Власовым, упырем Гитлером, пьяным Ельциным, кровавыми американскими империалистами, еще уймой всяких страшных персонажей-бабаек. Но давайте все же смотреть исторической правде в глаза (с какой бы силой эта самая историческая правда ни выжигала глазные яблоки): никому из вышеперечисленных персонажей не довелось прямо и непосредственно сокрушить величайшую державу в истории. Советский Союз был уничтожен не белоэмигрантами, не предателями в годы ВОВ, не Вермахтом, не ВС США, не НАТО. Советский Союз (по крайней мере, от России) уничтожил человек, которого зовут Руслан Имранович Хасбулатов – персонаж, некогда общеизвестный, а теперь практически забытый. Верховный Совет России денонсировал Союзный договор именно при Руслане Имрановиче, 12 декабря 1991 года, – проще говоря, страну уничтожил не какой-то там вражеский Гитлер, а вполне себе системный советский чиновник. Правда, к нынешней КПРФ Руслан Имранович вроде как никакого формального отношения не имеет, но не спешите расслабляться: пакостники есть и в рядах КПРФ…

Известно, что Горбачев хотел реорганизовать и децентрализовать СССР. 17 марта 1991 года под это дело даже прошел Всесоюзный референдум о сохранении СССР (дескать, мало ли: может, люди сами все развалят, да еще и возрадуются). Но, как говорится, «что-то пошло не так»: более 77% принявших участие в этом референдуме проголосовали за сохранение Советского Союза, что, видимо, слегка обескуражило (но, как потом выяснилось, ничуть не остановило) Михаила Сергеевича. Еще в 1990 году Горбачев выдвинул проект Союза Советских Суверенных Республик, означавший фактическое уничтожение СССР. Данную идею всецело поддержал Верховный Совет СССР, Председателем которого на тот момент был Анатолий Иванович Лукьянов, ныне член КПРФ и вообще уважаемое в этой партии лицо. 23 апреля и 17 июня 1991 года проект Союза Советских Суверенных Республик был предварительно подписан. Таким образом, если бы СССР не был убит Хасбулатовым и прочими региональными лидерами, то его императивно сокрушили бы Горбачев и нынешний член КПРФ Лукьянов. Все уже было на мази. Это ли не предательство того, за что бились большевики?

Впрочем, есть кэпээрэфники, которые устроились еще более изящно и надежно. Они с пеной у рта критикуют режим, который-де «развалил страну», но сами при этом делать ничего не хотят (якобы не могут), а только «скромно» принимают все те блага, которые им дает этот якобы ненавидимый ими режим. Допустим, что значительная часть депутатов Госдумы от КПРФ действительно не в силах что-то изменить (хотя при всем при этом совесть почему-то не толкает их на баррикады, а допускает их дальнейшее комфортное протирание штанов в Думе, но это уже отдельный вопрос). Тем не менее, были ведь вполне реальные возможности и вполне дееспособные управленческие рычаги в руках у Егора Кузьмича Лигачева (еще в 80х годах) и у Геннадия Андреевича Зюганова (в 1996 году). Однако эти персоналии не воспользовались теми возможностями, которые любезно предоставила им история, а продолжили системно и обильно получать режимные блага, фактически бесконфликтно находиться в режимном лоне.

Если кэпээрэфники считают себя преемниками Великого Октября, то им, очевидно, должны быть близки и методы Великого Октября. Но, оказывается, нет, и близко не бывало. Известно ведь, что революционеры действовали подпольно, рискуя в любой момент быть убитыми или посаженными за решетку (чего греха таить, очень часто эти опасения оправдывались). Революционеры нищенствовали, голодали, подвергали свою жизнь опасности. Так, впрочем, поступают любые несистемщики – и в любые времена. Что же до депутатов от КПРФ, то некоторые из них имеют хоромы на Рублевке и многомиллионные (в рублевом выражении) доходы. Какое отношение это все имеет к Великому Октябрю?

Никто ни в коем случае не посягает на право КПРФ быть – и даже быть в Думе. В конце концов, должна же у старшего поколения быть отрада и ностальгия по великому прошлому. И все то хорошее, что сохранилось в чертогах памяти, не должно быть выдавлено, вытоптано, унижено и помещено в андеграунд. Пусть аватарой былого величия будет КПРФ – более того, многим из тех, кому сейчас крепко за 60, понятен только такой формат. Ради Бога. Но вряд ли стоит давать этим системным и зажравшимся персонажам наглеть и присваивать себе то, к чему они не имеют вообще никакого отношения.

КПРФ не надо обижать, но лишь до того момента, пока они не начинают заявлять о своей монополии на Великий Октябрь. Как только они начинают открывать рты по этому поводу – им надо смело напоминать о том, что революционеры не были трусливыми чинушами, а СССР сокрушил не враг Гитлер, а персонажи в том числе из рядов КПРФ. Грубо? А правда часто грубовата, если Вы заметили.

 

Илья Пожидаев

Запись Отнять у КПРФ Великую Победу Октября! впервые появилась Рабкор.ру.

Появилась компьютерная игра про 1917 год

14/11/2017

Игра выпущена коллективом левого сайта «Вестник бури» и называется вполне предсказуемом “Красный Буревестник. Разбуди меня в 20:17”. Ссылку можно посмотреть тут: http://2017.vestnikburi.com/.
По заявлению разработчиков, это первая игра в мире, полностью посвящённая Октябрьской революции. Самый всеобъемлющий тест на политические взгляды. Художественный сюжет, в котором правды больше, чем в псевдо-документальных кремлёвских агитках “Троцкий” и “Демон революции”.

“Красный Буревестник” – смесь визуальной новеллы и квеста, в которой главному герою нужно отправиться в “прошлое”, чтобы лично познакомиться с причинами и следствиями революции, а затем принять ключевые решения. Выгнать из Кремля Сталина или Троцкого, отдать фабрики рабочим или оставить за капиталистами, подписать Брестский договор или воевать до победного конца. Каждый шаг, каждый ответ на вопрос влияет на карму игрока и на ту политическую характеристику, которую вы получите в конце.

Играйте, делитесь с друзьями (и с врагами тоже делитесь), шарьте результаты у себя на странице. Посмотрим, кого у нас в стране больше спустя 100 лет – левых или правых.

Появились трудности и предложения? Добро пожаловать на страницу обсуждения:

https://vk.com/topic-73211733_36538513

Запись Появилась компьютерная игра про 1917 год впервые появилась Рабкор.ру.

Транспортный бойкот в Дзержинске

14/11/2017

15 ноября в городе Дзержинске начинается акция протеста против повышения платы за проезд. Организаторы бойкота выпустили воззвание, где говорится:

«Мы требовали от властей и частных перевозчиков снизить стоимость проезда, неоправданно повышенную на 40%. Мы требовали хотя бы предоставить РЕАЛЬНОЕ экономическое обоснование этой ценовой вакханалии.
Что мы получили в ответ на это? Целую карательную спецоперацию в городских школах (хоть ни один школьник и не входит в инициативную группу за снижение цены проезда), отказы в согласовании протестных мероприятий под самыми фантастическими предлогами и даже заявление в полицию на нашего координатора, написанное представителями ООО “Тройка”. В свою очередь, Администрация Дзержинска, отложив повышение стоимости проезда в муниципальном транспорте, всё же проведёт его в ближайшую среду.

Но послезавтра у каждого из нас будет возможность сделать свой плевок в сторону нерадивых перевозчиков. 15 ноября, в день повышения цен в муниципальном транспорте, мы объявляем им транспортный бойкот. Присоединившиеся к нему, в этот день пользуются лишь транспортом за #18рублей и 20 рублей (маршруты 1, 26, 27, 307), а также такси вскладчину или попросту добираются до пункта назначения пешком (говорят, это даже полезно).
Это предупредительный залп. Вероятно, в будущем бойкоты повторятся и будут уже далеко не однодневными. Тем более, что некоторые горожане и так из принципа не пользуются услугами перевозчиков, повысивших цены до 25 рублей.

Сейчас же успех дела в ваших руках. Только все вместе мы сможем добиться результатов.
Что делать?

1. Максимально распространять эту запись. Репостить её на стену, в свои группы и блоги, кидать ссылку на неё друзьям.
2. Распространять листовки. Макет листовки вы найдёте здесь: https://vk.com/bus_dzr_18?w=wall-155257343_1875. Распечатывайте её, раскидывайте в почтовые ящики в своём подъезде, вешайте на доски объявлений, раздавайте.
3. Сообщать друзьям, родственникам и знакомым о готовящемся деле. А они пускай агитируют уже своих контактных лиц.
4. Писать свои собственные материалы по теме роста цен на общественном транспорте в Дзержинске и по теме бойкота. Прикрепляйте к ним хэштег #18рублей — и самые крутые материалы будут зарепощены в нашу группу.
Необходимо максимальное распространение информации!

Все на транспортный бойкот!»

Группа сторонников бойкота в ВК: https://vk.com/bus_dzr_18

Редакция «Рабкора» следит за развитием событий.

Запись Транспортный бойкот в Дзержинске впервые появилась Рабкор.ру.

Лу Синь отвечает Г. Грефу, или о довольстве 18-часовым рабочим днём

10/11/2017

Кто только не возмущался выступлением Г. Грефа на Всемирном фестивале молодёжи и студентов? «Один из ведущих финансистов страны», как называют Грефа отечественные телеканалы, не в первый раз удивляет общественность своими идеями, что в очередной раз подтвердилось несколько недель назад.

”Спросите себя, что вы любите, и не надо заниматься тем, что вам неприятно. А вот в том, что вы любите, можно сделать все, что угодно. В нашей стране можно все поднять на принципиально новый уровень, Россия – огромное поле для возможностей, так как у нас нет конкуренции. У нас половина страны – монополия. Ничего не бойтесь, верьте в себя и делайте то, что вы любите, и делайте это с сумасшедшей страстью. Пока вы молоды, работайте 18 часов в сутки, у вас точно все получится” – советует глава Сбербанка российским и иностранным студентам.

После этих слов я случайно наткнулся на преинтересную статью великого китайского писателя и публициста ХХ в. Лу Синя и понял, что моего возмущения будет недостаточно – возмущаться будет китайская литература!

Но для начала необходимо кратко рассказать о самом авторе, к нему мы обращаться будем еще не раз. Лу Синя (鲁迅; 1881 – 1936 гг.) без преувеличения можно назвать путеводной звездой китайской литературы нового времени. Он сочетал в себе качества блестящего писателя – обличителя пороков китайского общества, острого публициста – защитника народных интересов, историка литературы и переводчика – хранителя национальной культуры и путеводителя по достояниям западной и русской литературы. Если мы говорим на пушкинском языке, то китайцы говорят на «лусиневском»: ведь именно Лу Синь боролся за отказ от недоступного простому крестьянину классического литературного языка вэньянь (文言) в пользу народного байхуа (白话), тем самым приближая народ к литературе и культуре. Как и многие китайские реформаторы начала ХХ в., Лу Синь сначала был писателем-демократом, боровшимся против общественных хвор, однако после Октябрьской революции Лу Синь увидел, чего добился своей борьбой «северный брат», и проникся марксисткой идеей. В 1930 г. Лу Синь вместе с известным писателем и публицистом, вторым Генеральным секретарем ЦК КПК Цюй Цюбо (瞿秋白; 1889 – 1935 гг.) образовал Лигу левых писателей Китая (中国左翼作家联盟), где помогал будущим выдающимся китайским писателям. Лу Синь внёс огромный вклад в развитие современной китайской литературы и языка, и все последующие поколения писателей подражали великому творцу.

Возвращаясь к Грефу. 13 августа 1933 г. Лу Синь опубликовал статью «Довольство бедностью и утешение в морали», где разбирал мысли, озвученные вновь практически век спустя «ведущим финансистом страны». Так как статья цельна и лаконична, опубликуем её полностью:

   ”Учитель не обучает своих детей сам, а приглашает к ним другого педагога. Доктор не лечит себя сам, а обращается к другому врачу. Но как стать человеком и найти своё место в жизни, можно решить только самому. Чужие рецепты – это лишь макулатура.

В старину, да и в наши дни составлялось множество таких рецептов. В них прописывалось довольство бедностью и утешение в морали – основа основ управления и усмирения Поднебесной. Но лекарства эти не всесильны и не всегда спасали от беды. Отсюда появление всё новых рецептов. Два новейших я видел недавно, но, пожалуй, и они не годятся.

Первый учит людей интересоваться своей специальностью. Увлечение любым делом несет, мол, возможность нескончаемого блаженства. Это разумно, но касается только легких профессий, а не добычи угля, вывозки нечистот и пр. Рабочие на шанхайских заводах, например, работают ежедневно не меньше десяти часов и к вечеру изнемогают от усталости. Тогда-то и происходит большинство несчастных случаев. «В здоровом теле – здоровый дух», но если людям некогда подумать о собственном теле, откуда же возьмётся у них интерес к своей профессии? Чтобы возник интерес к своей специальности, нужно любить её больше жизни. Спросите у самих рабочих, ведь интерес им и во сне не снится, а вот о сокращении рабочего дня они заговорят обязательно.

Второй рецепт – исчерпывающий. Богатый, оказывается, вынужден устраивать приёмы даже в сильную жару, когда пот течет ручьями по спине, а бедняк счастлив беспредельно: он расстилает на улице рваную циновку, снимает одежду и наслаждается прохладным ветерком. Называется это счастье – «сворачивать Поднебесную, как циновку». Это редкий по богатству поэзии рецепт нарисованный на прекрасном фоне. Стоит лишь с наступлением холодов выйти пораньше на улицу, чтобы встретить таких живых богов, «сворачивающих Поднебесную как циновку». Они хватаются за животы, их рвёт желчью. Не так уж много на земле дураков, которые не подобрали бы счастья, валяющегося у них под ногами. Если бы неприкрашенная нищета выглядела так заманчиво, богачи первыми разлеглись бы на мостовых, не оставив беднякам места для циновки.

После официальных экзаменов в средних школах Шанхая в числе лучших сочинений был опубликован шедевр на тему «Рассуждение об одежде как защите от холода и пище как средстве нас

ыщения желудка»: …Если человек редко есть и ходит с рваными локтями, но укрепился в добродетели, слава о нём будет жить в веках. Стоит ли горевать о материальных недостатках, когда так полна духовная жизнь. Ведь в ней-то и кроется истинный смысл человеческого существования…

Изложение идет еще дальше темы: даже невозможность «насытиться» не имеет значения. Но замечательный рецепт ученика средней школы не годится для студентов, не говоря уже о толпе, жаждущей работы.

Факты безжалостны, они вдребезги разбивают все пустые слова. По моему глупому разумению, как ни играй мёртвыми словами в таких блестящих сочинениях – всё равно ничему не поможешь”.

Не замечаете? Сколько же сходств! ”Спросите себя, что вы любите, и не надо заниматься тем, что вам неприятно” – что же это, если не первый рецепт, указанный Лу Синем? Еще ироничнее слова о 18 часах работы звучат сегодня, в столетие Великой Октябрьской революции, после которой официально был введен 8-часовой рабочий день. Конечно, мне сейчас скажут, мол, двадцать первый век на дворе – какой там завод! Такую категорию граждан даже в расчет не берем – они обычно дальше Москвы и Петербурга не заглядывали.

Но вот до чего же смешно отвечает иная группа, идеи которых постоянно озвучивает тот же Греф. Ответ их заключается в технологичном будущем, во всеобщей роботизации, в исчезновении труда как такового. Еще 10-15 лет, и все изменится, села не будет, заводы закроются, рабочий труд исчезнет – вообще настанет всеобщая гармония. Не буду рассуждать о сбыточности таких идей, только поставлю вопрос таким «технократам», который озвучивался уже не раз: ”В чей собственности будут находится полностью роботизированные и автоматизированные производства? Как будет распределяться продукция, произведенная на таких производствах?».

Откладывая в сторону поставленный выше вопрос, давайте посмотрим на ту веру, с которой Греф и «технократы» говорят о будущем. Не напоминает ли эта уверенность в решении всех проблем путем технологического развития утешение в морали Лу Синя? Вера китайского школьника вековой давности в добродетель и славу, которые ждут всех страждущих, страшно похожа на веру сегодняшнего «технократа» (среди, которых, кстати, немало и школьников) в новый чудный мир, где все общественные противоречия будут вмиг решены машиной. Только тут китайский школьник выигрывает: он готов (по крайней мере на словах) терпеть лишения во имя добродетели, современные же прогрессисты ждать не хотят – они верят в скорейшее наступление «нового века», практически без жертв.

Вот, уже два рецепта Лу Синя умещаются в сегодняшнюю реальность. Но кто же мог ожидать, что даже третий, самый специфичный рецепт про циновку в жаркий день – и тот пересекается с речью Грефа! На чрезвычайное беспокойство одной из посетительниц фестиваля, как руководитель Сбербанка справляется с большими потоками информации, мы слышим ответ: “Первое — я начинаю каждое свое утро с медитации, 10-15 минут. Потом я от часа до полутора трачу на спорт, и это дает возможность с какой-то более или менее свежей головой входить в рабочий день“. О, как все это похоже на «приемы, которые обязан устраивать богач в жаркое лето». «Ведущему финансисту страны» только не хватает с завистью посмотреть на простодушного студента или рабочего, который не мучается в излишних потоках информации, который обходится без медитаций и не утруждает себя полуторачасовым фитнесом в день.

Огорчает одно: на фоне всех этих насмешек практически никто, кроме нескольких журналистов и Лу Синя, не возмутился такими идеями. А ведь еще в 1933 г. Лу Синь пишет, что рецепты эти не годятся для «студентов, не говоря уже о толпе, жаждущей работы». И посмотрите на студенчество Китая вековой давности: именно студенты были рупором прогрессивной мысли, именно студенты боролись с японскими интервентами, когда гоминьдановское правительство молчало, именно студенты готовы были терпеть лишения, но не во имя загробной жизни и славы, а во имя изменений для будущих поколений.

 

Запись Лу Синь отвечает Г. Грефу, или о довольстве 18-часовым рабочим днём впервые появилась Рабкор.ру.

В Донецке отметили столетие Великой Октябрьской революции

10/11/2017

7 ноября в Донецке отметили 100-летие Великой Октябрьской социалистической революции маршем и праздничным митингом на площади Ленина. Здесь были члены компартии Донецка, участники объединения «Боротьба», беспартийные коммунисты, а также обычные дончане, для которых годовщина Революция была и остается большим праздником.

Помимо традиционных левых кричалок и лозунгов в колонне демонстрантов можно было увидеть плакаты с призывами прекратить украинскую агрессию против Донбасса.  Среди участников шествия были добровольцы-интернационалисты, в частности, известный ополченец и коммунист из Латвии Бенес Айо, чилиец Исаак Маркес и доброволец из Испании Алексис Кастилло, который из-за тяжелого ранения вынужден был передвигаться на костылях, что не помешало ему принять участие в шествии и дождаться окончания митинга. Выступала на митинге и социалистка из Германии Кристиана Кранц, поздравившая Донбасс со столетием Октября.

К сожалению, шествие согласовали только по пешеходной части улицы Артема, ведущей к площади Ленина, что явно не соответствовало масштабу отмечаемой даты. Кроме того, в городе полностью отсутствовала  информация о мероприятии – никаких объявлений и листовок не наблюдалось. Тем не менее, вопреки всему, в том числе и плохой погоде ( в Донецке в этот день шел дождь), люди собрались на площади Ленина. В частном разговоре некоторые из них отмечали, что главное достижение Революции – это социальные права,  и говорили, что ДНР есть чему поучиться у Советского Союза, чтобы называться действительно народным государством.

Запись В Донецке отметили столетие Великой Октябрьской революции впервые появилась Рабкор.ру.

Зюганов, покиньте капитанский мостик!

10/11/2017

 

Это была худшая новость в день 100-летия Октябрьской революции. Зюганов снова пойдет на президентские выборы. Профессиональный проигравший. Политический мертвец. Главный позор КПРФ с 1993-го года. Сегодня российским левым бессмысленно бороться с путинским режимом, если прежде не будет побеждён Зюганов.

Зюганов струсил в октябре 1993-его, струсил на президентских выборах в 1996-ом (победа была за ним, нужно было лишь ее отстоять), он привык быть трусом. Может ли партия под его руководством добиться каких-либо успехов? Ну, струсить пуще прежнего – единственное, в чем она способна «выйти за собственные рамки».

Громадный аппарат, громадный ресурс, которым является КПРФ до сих пор, здоровые левые силы могли бы использовать, чтобы серьезно побороться с Путиным на очередных его выборах – в марте 2018-го. Разумеется, победы не будет (невозможно переиграть шулера, играя по его правилам). Однако будет нечто более важное – мобилизация народа, который устал от путинского режима со всеми его абрамовичами, ковальчуками, ротенбергами и прочим сечиными.

Сегодня громадный ресурс КПРФ – это ржавый корабль на приколе. Вечном? Зюганов пытается сделать этот прикол вечным. Уже ходят слухи, что после успешного слива президентских выборов-2018 он передаст партию по наследству своему внуку. Своему внуку, Карл! Коммунистическую партию, Карл! Нет ничего удивительного, что главную клоунскую партию России ЛДПР Жириновский передаст по наследству сыну. Это авторский проект Жириновского – главный политический шут. Сын просто унаследует ремесло отца. Но КПРФ – это наследница КПСС, ВКП(б), РСДРП.

Да, понятно, что КПРФ – системная партия. Да, трудно оторвать её от структуры путинского режима, чтобы затем этому режиму противостоять. К тому же не один Зюганов сжимает партию мертвой хваткой, ему помогают другие «политические мертвецы». Но этот отрыв сразу же изменил бы политическую картину в России. Путинский режим до сих пор выигрывает, потому что до сих пор не имел серьезных конкурентов. Всех возможных конкурентов репрессивный аппарат «гасит» в зачатке. Даже идейные командиры донбасского ополчения Мозговой и Дремов были зачищены этими репрессивными органами – потому что становились все популярнее в России и они были внесистемны.

Кстати, по поводу Донбасса. Если бы не мертвая хватка Зюганова, КПРФ могла бы стать во главе нарождающихся народных республик в Луганске и Донецке. Местные жители вполне готовы были к этому. Компартия Украины Симоненко их бросила. КПУ отказалась от своих активистов и сторонников, когда нужно было организовать и возглавить их в борьбе против националистическо-олигархического правительства в Киеве. КПРФ могло бы заменить КПУ – например, в Луганске местные жители морально были готовы к такому повороту событий. Но КПРФ ограничилось отправкой гуманитарной помощи, в некоторых регионах местные партийные отделения координировали отправку добровольцев. На самом-то деле, это была лишь сублимация настоящего дела для гигантской партии.

Сегодня российская госпропаганда на полную катушку занимается украинофобией (кремлевские телеканалы вместо «Порошенко, националисты, олигархи, киевский режим» использует «Украина, украинское правительство, украинцы»). Зеркально режим Порошенко раскручивает русофобию на Украине (хотя в это же время «друг Петя» звонит «другу Вове» и они мило обсуждают что-то). Вы видели, чтобы Зюганов боролся с такими проявлениями ксенофобии? Нет. Правильно, потому что Кремлю украинофобия удобнее антиолигархической повестки.

Официально выдвижение политического мертвеца и профессионального проигравшего должно состояться на съезде партии в декабре. Что сегодня могут сделать адекватные левые России? Не должно быть такого съезда, не должно быть этого официального выдвижения. Надо против «трупного смрада» бороться. Зюганов не является кандидатом от настоящих живых коммунистов. Он – кандидат Путина, администрации президента, чудовищной политической системы, разъедающей Россию.

Запись Зюганов, покиньте капитанский мостик! впервые появилась Рабкор.ру.

Рабкор создал собственный Телеграм-канал

08/11/2017

 

7 ноября 2017, в столетнюю годовщину революции сайт «Рабкор» запустил свой Телеграм-канал. Там будут выкладываться как материалы сайта «Рабкор.Ру» и YouTube-канала «РабкорТВ», так и оригинальные материалы. В частности, на канале уже выложен подробный список литературы по марксизму и левому движению.

 

Адрес канала: https://t.me/rabkor

 

Публикации канала открываются обращением редакции:

 

«Всем привет!

 

Во-первых, с юбилеем Великой Революции!

 

Во-вторых, мы тут очень вдохновлены тем, как расходятся наши последние видео и проходят периодические стримы. Серьёзно, учитывая наши скромные (на данный момент) возможности, результат прямо-таки окрыляет.

 

На волне успеха хотелось бы максимально освоить самые разные информационные каналы. Нам советовали Телеграм, упомянув про всякое интересное и очень милую аудиторию — мы совету следуем.

 

Подписывайтесь на канал, собственно. Здесь будут как ссылки на любопытные статьи, материалы Рабкора, так и вполне эксклюзивный контент, знакомство с которым не отнимет у вас много времени.

Запись Рабкор создал собственный Телеграм-канал впервые появилась Рабкор.ру.

Технократам «по кочану»

03/11/2017

Неожиданную порцию медийной славы 20 октября 2017 г. получил губернатор Калининградской области Антон Алиханов. В ходе пресс-конференции об итогах обсуждения регионального бюджета на вопрос журналиста, почему правительство области отказывается возвращать жителям право на компенсацию по оплате детского сада, губернатор коротко ответил «по кочану».

В этой новости интересны два эпизода. Первый, сущностный эпизод связан с тем, предметом столь раздражительной реакции калининградского губернатора стало принятое ранее правительством области решение по секвестру социальных гарантий жителям области в части отказа в праве на выплату компенсации родителям, чьи дети посещают дошкольные учреждения. Согласно областному закону «об образовании», ранее все родители имели право на получение компенсации за оплату детского сада в размере: 20% на первого ребенка, 50% на второго, 70% на третьего и последующих детей. С 1 января 2017 г. данное право осталось только у семей, признанных малообеспеченными. Средняя плата за муниципальные детсады в области составляет 1500 – 2250 руб. Таким образом, бюджет некоторых семьи потерял до 1500 рублей ежемесячно.

В пакете законов, принятых в конце 2016 г. также значится закон «О пособиях гражданам, имеющих детей», по которому право на единовременную выплату при рождении детей остается только у семей с доходом ниже двукратной величины прожиточного минимума.

Отказ в универсальном праве на компенсацию касается 50% семей области, чьи дети посещают детские сады. По информации Министерства образования Калининградской области, указанная мера позволяет региональному бюджету сэкономить 82 млн. рублей.

Данный кейс не является уникальным. В 2015-2016 гг. мониторинг Института глобализации и социальных движений уже фиксировал тенденцию урезания регионами и муниципальными образования по всей стране своих социальных расходов, снижения качества работы социальных органов, качества оказания социальной помощи (см. статью «Кризис дошел до социальной сферы»).

Картина типовая. Региональные бюджеты проседают под тяжестью обязательств, которые в том числе спускаются на них федеральным центром. Дефицит бюджета и рост регионального долга являются основанием для жесткой критики региональных глав со стороны Министерства финансов РФ и Администрации Президента РФ с намеком на возможные кадровые выводы. Единственным выходом является урезание текущих расходов (коммунальных, инфраструктурных, на экономическое развитие и пр.), которые рано или поздно упираются в необходимость сокращения социальных расходов.

Примечательно, что прямой отказ от социальных обязательств редко практикуется в управленческой практике, хотя бывает и такое. И тут на помощь чиновникам приходит экспертно-теоретическая концепция «адресной социальной помощи» и «критерия нуждаемости». Теоретическая логика данной концепции сводится к тому, что меры социальной поддержки населения должны оказываться не всем в равной степени, а выборочно в зависимости от индивидуальной ситуации. Практическое воплощение заключается в том, что социальная помощь остается только у отдельной категории населения, признаваемой бюрократией подходящий под критерий «нуждаемости».

В России критерий «нуждаемости» максимально примитивен, он связан с отношением к прожиточному минимуму. Доходы ниже прожиточного минимума дают право на государственную социальную помощь, доходы выше предопределяют отказ. При этом, как уже приходились писать ранее, прожиточный минимум, рассчитанный по минимальной потребительской корзине, не является адекватным измерителем уровня бедности. Прожиточный минимум является значительно заниженным показателем уровня абсолютного обнищания. Так средний прожиточный минимум в Калининградской области за II квартал 2017 года в расчете на душу населения составляет 10589 рублей (для трудоспособных – 11361 руб., пенсионеров – 8720 руб., детей – 10138 руб.), или 350 рублей в день. Таким образом, например, семья из трех человек с доходом 33000 рублей уже считается обеспеченной.

         На выходе мы имеем отказ значительной части населения в социальной помощи, которая прикрывается риторикой перехода к новой «эффективной модели» адресности, но за которой стоит простая бюджетная экономия.

При этом менеджеры госуправления не замечают как один вектор их политики, введение адресности, противоречит другому – заявленной стратегии на демографический рост. Ведь детский сад, который позволяет матери выйти на работу и увеличить общие доходы семьи является лучшим стимулом для демографического оздоровления, чем пособия малоимущим семьям, материнский капитал, выдача земельных участков многодетным и прочее. Рациональное государство в первую очередь должно быть заинтересовано в строительстве новых детских садов, их доступности и  бесплатности.

Вернемся к калининградскому губернатору и его заявлению. То, что губернатора могли утомить просьбы, требования, жалобы, мольбы населения вернуть право на компенсацию расходов за детский сад всем семьям, вполне объясняет его резкую и грубую реакцию на вопрос журналиста. Вместе с тем, нужно отметить, что подобный стиль общения с гражданами абсолютно несвойственен политическим лидерам в условиях демократических режимов. Более того, это вообще не политический стиль общения. Как уже приходилось писать, политик – тот, кто представляет определенный срез общественных интересов, тот за кем стоит часть общества. Можно представить, чтобы политик допустил грубость к той или иной социальной категории, при этом говоря от имени другой социальной группы. Например, можно допустить, что губернатор, избранный при поддержке рабочих будет нападать на буржуазные СМИ и бизнес-структуры, или что право-консервативный политик будет в своих речах нападать на получателей государственной социальной поддержки, как на «лентяев» и «бездельников». Подобное случается сплошь и рядом.

Однако общение губернатора Алиханов с журналистом скорее пример другого рода. Такой тон общения мы часто слышим от мелких чиновников, которым надоело общение с гражданами. Это тон начальника, это тон барства. Это тон человека, который считает себя хозяином положения, который от нас не зависит, которому не идти к нам за политической поддержкой. Риторика калининградского губернатора обусловлена не спецификой социальных сил, стоящих за ним, не его политической позицией, это просто типовая риторика общения крупного начальника с подчиненными.

Антона Алиханова называют губернатором «новой волны», «технократом». Алиханов был переведен на работу в регион из федерального правительства только к концу 2015 г., к концу 2016 г. он назначен президентом исполняющим обязанности главы региона, в сентябре 2017 г. Алиханов победил на практически безальтернативных малоконкурентных выборах с результатом 81% голосов при 39% явки. Однако в данном примере мы видим ущербность всей стратегии насаждения технократов на региональные политические позиции. В существующих реалиях российской территориальной политики, главам региона отведена двойная роль: это местный хозяйственник, главный начальник для всех ЖЭКов региона, ответственный за трубы, дороги, дома и сети, и это ответственный за политический порядок, главный пропагандист и партийный босс, ответственный за правильное голосование населения, отсутствие массовых протестов, расколов в элите и попадание оппозиции во власть.

Большой вопрос как пришлый технократ, не знающий местной специфики, может наладить работу хозяйства региона. Но еще сложнее, будучи пришлым «варягом» организовать эффективную политическую работу с населением. Своим избранием губернатор обязан одному человеку – президенту страны. Местное население – объект управления. Фактически назначенному губернатору не нужно играть на противоречиях, апеллировать к социально-групповым интересам, становиться лидером общественных требований. В такой ситуации легко наладить одностороннюю коммуникацию, спускать поручения и требовать показатели.

Общественный ущерб от такого подхода заключается в том, что для чиновника секвестр социальных обязательств такое же бюрократическое решение, как экономия на трубах или асфальте. У него нет связи с теми, кем он управляет, он не видит социальных запросов снизу. Политик мог бы просто обойти опасное для себя решение, посчитаться с мнением населения. С точки зрения макроуправления, политик, способный апеллировать к различным слоям населения, различным запросам идущим снизу, может нивелировать эффект от непопулярных и сложных решений. Политик может убеждать, формировать ценности. Чиновник действует напролом и создает новые политические проблемы. Как правило, ему просто «по кочану».

В российских реалиях «технократы» это чиновники, которые назначены на место политиков. Новая стратегия президентской кадровой политики едва ли представляет прогресс, скорее это определенная деградация ранее существовавших практик. Когда глава государства остается единственным политиком в стране, это имеет ощутимые преимущества сейчас, но может создать дополнительные проблемы и противоречия завтра.

Запись Технократам «по кочану» впервые появилась Рабкор.ру.

Повестка дня сдвигается вправо

01/11/2017

Граждане России теряют интерес к выборам. Это можно было бы считать главным итогом политических событий последних полутора лет, результатом избрания и работы очередной Государственной Думы, борьбы властей против попыток разворачивания президентской кампании Алексея Навального. Всё, что могло придать смысл выборам и сделать их интересными, важными для публики, устранено и подавлено. Всё меньше людей собираются идти голосовать весной 2018 года.

Правящие круги не видят в этом дурного предзнаменования. Для них приятной новостью является падение интереса россиян к «левым» или социальным по риторике партиям. Публика одинаково утомлена «коммунистами» Геннадия Зюганова (КПРФ), «Справедливой Россией» и ЛДПР. Постаревший Владимир Жириновский уже не воспринимается как пугало для нерадивых чиновников. В глазах массового обывателя он стал говорливым артистом из телевизора, к которому никак нельзя относиться серьезно. Впрочем, серьезно относиться более не имеет смысла ко всей «системной оппозиции».

Официальная оппозиция при всех ее социальных лозунгах была лишь отформатирована в «нулевые годы». Тогда Владислав Сурков строил узкую малопартийную систему. Избиратель должен был видеть в ней базовые цвета идеологии, тогда как для власти были бы исключены политические сюрпризы. До кризиса эта ситуация устраивала и россиян, выбор которых был не только ограничен, но по большому счету лишен смысла. Одни из них выпускали свой пар, отдавая голоса «бойцам» из КПРФ или ЛДПР, а другие искали помощи тихих «реформистов» из СР. Большинство же людей отдавало предпочтение «Единой России» – партии реальных дел, «партии президента».

Экономический рост и рост реальных доходов в 2000-2008 годах, а после их частичное восстановление в 2010-2012 годах обнадеживали общество. Это поддерживало официальную партийную систему.

Столичные протесты 2011-2012 годов внесли мало изменений. Напротив, в ответ на либеральное бурчание в Москве власти взяли патриотические ноты, которые, как многим казалось, были весной 2014 года подтверждены реальным делом – воссоединением Крыма с Россией. Однако уже со второй половины 2012 года шло повышение тарифов ЖКХ, а также сокращение социальной сферы. Снижалась социальная защищенность россиян. Власти действовали осторожно и их осторожность даже возросла, когда экономику в 2013-2016 годах накрыла Вторая волна кризиса. Кризис нанес целую серию ударов, которые заставили общество ощутить бесполезность системной оппозиции и сильно разочароваться в кабинете Дмитрия Медведева.

Стабилизация экономики в 2016-2017 годах не привела к росту реальных или даже номинальных доходов трудящихся. Зато верхи поверили, что настает подходящий момент для новых неолиберальных реформ. Они оценили разочарование людей в официальной оппозиции, как шанс для правого поворота в политике. Первоначальный успех кампании Алексея Навального (сумевшего на первых порах заполнить политический вакуум, вызванный отсутствием реального левого движения) рассматривался чиновниками как неприятность, с которой можно справиться не меняя общего курса. А когда кампания Навального осенью забуксовала, стало ясно, что можно и вовсе не считаться с мнением и настроением большинства.

Симптомом этого поворота стало выдвижение кандидатом в президенты Ксении Собчак. Да, всё было исключительно бездарно оформлено, и ведет лишь к разочарованию в политике среди изрядного числа избирателей, ещё недавно лояльных власти. Но это не важно. Важно не то, что думает публика, а то, о чем официально будут говорить в ходе выборов. Повестка избирательной кампании сдвинута вправо. Вправо сдвигается и вся официальная политика.

Собчак явно поручено веселить публику и заменить либо подстраховать старых унылых клоунов – Зюганова и Жириновского. Впрочем, они едва ли годны для решения главной задачи выборного процесса – повышения явки избирателей. Теперь на неё будут работать официальные масс-медиа (парадоксальным образом выбивая почву из под кампании самого Путина), одновременно продвигая повестку радикального либерализма.

В последних роликах Навальный не может скрыть разочарования. Его решено убрать из игры как политика с почти левой риторикой. Такой поворот не столько наносит ущерб ему, сколько ломает планы стоящих за ним сил и разрушает едва полученное единство либеральных течений.

По замыслу кремлевских политтехнологов Путин должен выглядеть относительно умеренным кандидатом, которого в гонке поджимает справа либеральная лошадь. Возникает новая ситуация, так как в 2012 году соперником Путина считался не человек, а лишь воображаемый либеральный Майдан. Ранее же ему оппонировали кандидаты с левой риторикой (Зюганов и Харитонов). Но на прошлых выборах он взял эту роль себе, в глазах провинции оппонируя угрозе радикального либерализма. Только вот беда: кабинет Дмитрия Медведева воплотил именно ту программу, против которой голосовали сторонники Путина. Именно это является главным основанием для всеобщего разочарования в выборах.

Продолжающееся движение вправо призвано завершить реставрацию дореволюционных порядков и создать «гранитный фундамент» власти олигархии. Правящие круги должны быть избавлены от необходимости делиться с рабочим классом полученными доходами. Планируется приватизация наиболее ценных государственных пакетов акций. Система должна приобрести черты «чистого» капитализма: богатым – прибыли и привилегии, бедным – налоги и обязанности, одной из которых должна стать оплата так называемых государственных услуг.

Идеологический сдвиг вправо является необходимым прикрытием усиления неолиберального курса. В Думе появляются деятели клерикально-монархического толка, к которым приковано внимание прессы. Более всего на виду Наталья Поклонская и Виталий Милонов. Их бурные призывы запретить что-либо оскорбляющее поклонников «убиенного царя» или православных верующих подаются как главные события дня, недели, месяца, года. Обществу навязывается мысль, что подобные запреты (художественных фильмом, спектаклей, картин или книг) нужны, так как этого желает большое количество россиян.

В стране формально остающейся республикой эти призывы карать и запрещать не вызывают никаких преследований правоохранительных органов, столь чутких к деятельности оппозиции. Доброжелательно воспринимают власти и требования дать клерикалам больше позиций в системе образования, и привести его в соответствие с их средневековыми представлениями. В худших советских традициях всё это подается как удовлетворение «желаний граждан». Примером подобной практики может служить серьезное рассмотрение чиновниками проекта школьного курса «Нравственные основы семейной жизни», придуманного монахиней из РПЦ.

Инициативы правых консерваторов пропагандируются масс-медиа, а им самим пытаются создать образ новой политической силы, якобы жаждущей отодвинуть либералов и вернуть страны к истокам – завершить реставрацию, вернуть общество в дореволюционную эру.

Россияне не слишком верят в миф о святости Николая II. Многие инициативы клерикально-монархических правых из фракции «Единая Россия», всевозможных монахинь, «матушек», «общественников» или «экспертов» вызывают недоумение или отвращение. Окружающая же россиян реальность никак не напоминает о временах до 1917 года: страна по большому счету была создана в советскую эпоху. Тогда было пущено большинство промышленности, возникли научные и образовательные центры, были построены жилые кварталы, общественные здания, инфраструктура, включая системы отопления и водоснабжения. Тогда же возникла пенсионная система и современная медицина, гарантированная каждому. Образование стало всеобщим, бесплатным и качественным.

В советскую эпоху сложилась новая культура и потребительские запросы масс, развивались спорт и искусство. На культурном уровне дореволюционный мир оказался вытеснен и почти стерт. Никакие плачущие бюсты последнего императора или иконы с «невинно убиенным семейством» не в состоянии отменить факт модернизации, связанный с Революцией 1917 года и СССР. Однако именно ее успех сделал возможной реставрацию капитализма и переход его в «нулевые годы» к корпоративной форме – сложившейся вопреки усилиям многих либералов-реформаторов.

Капитал стремится завершить реставрацию в форме культурного, политического и социального триумфа. И если неудачи его усилий по реакционному одухотворению обывателя выглядели комично, то это прямое следствие неприятия обществом неолиберальной экономической практики – атаки против социальных гарантий (коммерциализация медицины и образования, а также лишения доступа к пенсии) и постоянного роста тарифов и налогов при отсутствии политики создания хороших рабочих мест для граждан. Этот курс властей исключает диалог с обществом, которое не могло бы одобрить его ни в какой форме. Для среднего класса России полная реализация такого плана означает гибель. Без социальной опоры он обречен на нищету.

Власти не понимают, на краю какой пропасти они находятся и упорно двигаются вперед, пытаясь тащить за собой всех нас. Государство пытается спастись от последствий собственных неудач, претендуя на то, чтобы в сознании масс придать себе сакральную форму, отказаться от остатков современной демократической легитимности, заменив её средневековыми ритуалами и верованиями. Политика символически все более поворачивает вправо, чтобы повернуть после выборов 2018 года вправо еще сильнее практически. Это способно погубить то слабое оживление в экономике, которым так гордятся. Тем более будет немыслим экономический подъем. Конструирования же правого фланга российской политики здесь ничего не даст. Бесполезны будут все отсылки к иконам и правильности дореволюционного порядка. Перенеся удар по своему материальному положению в 2008-2009 и в 2013-2016 годах, россияне вряд ли будут безмолвно реагировать на третье разорение менее чем за десять лет.

Сдвиг вправо российской политики обречен. Призванный поставить точку в процессе реставрации, он, в самом деле, может это сделать. Только смысл этого финала будет совсем не таким, как на это надеются его заказчики и организаторы.

Запись Повестка дня сдвигается вправо впервые появилась Рабкор.ру.

Северокорейские ракеты: современная история. Часть 3.

31/10/2017

Международное сотрудничество

Во второй половине 1990-х был заключен ряд новых ирано-корейских соглашений; согласно оным, закупка Ираном новых образцов «Хвасон» сопровождалась поддержкой северокорейской стороны в создании производственных площадок и отладки системы обслуживания на месте. Уже в январе 1991-го разведке США стало известно о первых пусковых установках, направленных в Иран. Точное число отправленных ракет не известно, но оценивается примерно в 60 единиц (в самом Иране эти ракеты называются «Шехаб-2»). В мае 1991-го американские спутники засекли пуск вблизи Кума. Весьма вероятно, что испытание проводилось с участием северокорейских советников. Пролетев 500 километров, ракета взорвалась вблизи Шахруда, где расположен испытательный полигон. Станция слежения в Табасе и полигон были построены с участием северокорейских экспертов. Иран получал ракеты вплоть до 1995-го.

За иранскими контрактами вскоре последовали соглашения с Сирией. В течение нескольких лет Дамаск безуспешно пытался приобрести Р-400 «Ока» (SS-23 Spider) у Советского Союза, и наконец обратился к КНДР. Соглашение получило финансовую и материальную поддержку со стороны Ирана и КНР. Получив около 60 ракет в период 1991-1995 годов, впоследствии сирийская сторона неоднократно обращалась к Китаю за помощью в отладке и замене систем наведения. Северная Корея, в свою очередь, с помощью Китая и Ирана построила производственные площадки возле Алеппо и Хамы. В 1994-м и 1997-м имели место единичные испытания.

Египет был скорее покупателем технологии, нежели участником разработки. После провала египетского ракетного проекта «Кондор-2» («Вектор») в 1989-м, Каир приобрел отдельные компоненты и технологию производства «Хвасон-6». В 1998-м или 1999-м, несколько ракет приобрел Вьетнам; Ливия приобрела технологию, параллельно развивая свою собственную ракетную программу. Вследствие улучшения ирано-суданских отношений, в 1998-1999 годах велись переговоры о продаже в Судан технологии производства, однако итоги переговоров неизвестны. По разным оценкам, в 1987-1992 годах, В Египет, Иран, Ливию и Сирию северокорейской стороной было продано 250 ракет и сопутствующие технологии на сумму $580 млн.

Нодон («Родон-1», «Хвасон-7»)

Разработка того, что позже на Западе стало известно как «Нодон», предположительно началась в 1988-м, вслед за «Хвасон»-6. При разработке этого образца преследовались три цели: во-первых, конкретное изделие должно было доставлять боеголовку весом до 1500 кг на расстояние до 1500км (в зону поражения, таким образом, попали бы Япония и военные базы США, расположенные на Окинаве), во-вторых создать задел для производства носителей большого радиуса, и в-третьих, создать первый носитель, способный доставлять ядерное оружие первого поколения. Чтобы достичь этих целей, автоматически возникала необходимость увеличить размеры предыдущего «Хвасона» в полтора раза. Но здесь же возникала проблема с двигателем и системой наведения. Двигатель удалось доработать, прибегнув к помощи инженеров ОКБ Макеева (ныне АО «ГРЦ Макеева»)*. Система наведения была уже традиционно взята у предыдущих моделей и переделана – предположительно, более поздние ее версии использовали GPS. Достоверных сведений о вероятном круговом отклонении, тем не менее, сегодня не существует. Довольно сильно разнятся оценки максимального веса боеголовки. Согласно открывшейся в 1998-м информации, боеголовка могла весить 1200кг и могла быть химической, биологической, составной (кластерной) и с усиленным взрывателем (high explosive). При испытаниях 1993 года, о которых уже упоминалось выше, «Нодон» покрыл расстояние в 500км. Вероятно, дистанции пуска могли быть сокращены, чтобы проверить точность на меньших расстояниях, либо проверить иные параметры ракеты в полете. Учитывая небольшое число тестов «Нодона», весьма интригует полное отсутствие данных телеметрии. В 1994-м, была замечена активность на пусковой площадке в Мусудане. Но, в связи с переговорами по ядерной программе, шедшими в тот момент в Женеве, испытания не состоялись.

К 1999-му, по разным оценкам, в КНДР было произведено от 75 до 150 единиц, из которых между 24 и 50 было отправлено на продажу, пять единиц участвовало в испытаниях, и от 50 до 100 остались в запасе. Наиболее опытные кадры были переведены в новый батальон из прежних полков, на вооружении которых стояли пятые и шестые «Хвасоны». Вместе с новым подразделением, эти воинские части подчинялись напрямую Генеральному штабу.

Пакистан: Гаури/Гаури-2

В декабре 1993-го, будучи переизбранной на пост премьер-министра Пакистана, Беназир Бутто отправилась с государственным визитом в КНР и КНДР. Последующие события доказали, что визит также имел целью сотрудничество в сфере боевых ракетных технологий (что она сама отрицала), в особенности систем, спсобных поражать цели на территории Индии. Вскоре после этого в Пакистане началось производство ракет «Нодон» под название «Гаури» (Hatf V). В соответствии с соглашениями, пакистано-корейское сотрудничество стартовало как в сфере политики, так и в научной сфере, и в сфере ракетных программ. В сентябре 1994-го, делегация во главе с председателем Государственной научно-технологической комиссии Чо Ху Чонг посетила  Пакистан. В конце 1995-го, делегация высших армейских чинов во главе с маршалом Чо Кван, заместителем председателя Государственного Комитета обороны, совершила еще один государственный визит в Пакистан, где имела место встреча с президентом Сардаром Легари, а также с руководством Министерства обороны, объединенным комитетом начальников штабов, командованием флота и ВВС. Вероятно, Чо Кван также посетил Файсалабад и Лахор, и возможно, даже Джелум, где впоследствии и испытывали «Гаури». При непосредственном участии маршала были окончательно оформлены соглашения о предоставлении Пакистану ключевых компонентов «Нодона», 25 ракет и одно транспортировочное шасси. Обусловленные соглашениями изделия были произведены корпорацией «Чанван Синьон» (Управление развития геологической промышленности и торговли)**, после чего переданы Кханской исследовательской лаборатории (Khan Research Laboratories). В апреле 1998-го государственный департамент США наложил санкции на обе компании; ранее в список уже был добавлен Департамент логистики и государственных закупок Министерства обороны Ирана, с которым «Чанван Синьон» сотрудничала в середине 1990-х.

В апреле 1998-го, впервые были проведены испытания «Гаури», и, по утверждению пакистанской стороны, показавшие дальность в 1500км. По факту это был второй запуск «Нодона», произведенного в КНДР и теперь осуществленный с мобильной пусковой установки. На испытаниях присутствовали представители Северной Кореи. Ровно год спустя, результаты очередных испытаний показали (согласно заявлениям пакистанских военных) дальность в 2000 км. Степень вовлеченности северокорейских экспертов в последующие пакистанские проекты – «Газнави», «Абдали» и «Шахин» – достоверно неизвестна.

Иран: Шехаб-3

Иран участвовал в создании «Нодона» с самого начала, что и привело к развертыванию программы «Шехаб-3» в 1988-м, почти в одно время с КНДР. Общее количество предоставленных единиц оценивается номинально в 150 (по условиям соглашения двух стран), но оспаривается как завышенное. Основные поставки имели место в 1995-1997 годах; иранскую сторону не устроило качество некоторых компонентов, в результате чего технологию в итоге было решено приобрести в России. Первый, практически полностью собранный в Иране «Шехаб» был испытан 22 июля 1998-го и взорвался спустя 100 секунд после старта. Несмотря на то, что взрыв мог быть связан с северокорейскими запчастями, иранцы, тем не менее, приняли систему на вооружение. Как и в случае с «Гаури», на испытаниях в Иране присутствовали наблюдатели от КНА.

На протяжении 1990-х «Нодоном» в разное время интересовались Ливия, Сирия и Египет. Информация о продажах готовых ракет отсутствует, однако делегации всех трех стран в разное время посещали Пхеньян в рамках сотрудничества по ранее подписанным соглашениям.

Тэпходон (Taep’o-dong)

На основании добытого опыта, в середине 1990-х были инициированы работы по созданию еще двух образцов нового поколения: «Тэпходон-1» (способный доставлять боеголовку массой 1000-1500кг на расстояние от 1500 до 2500 км) и «Тэпходон-2» (дальность полета от 4000 до 8000 километров с тем же весом боеголовки). Предполагалось, что эти модели будут иметь больше одной ступени в основе своей конструкции. Подготовительный опытно-конструкторский период при проектировании был самым долгим по сравнению со всеми предыдущими: здесь сказались и экономические трудности, последовавшие за исчезновением Восточного блока, и затянувшаяся, стартовавшая до этого разработка «Нодона», и технические затруднения в создании инноваций (многоступенчатой конструкции, корпуса, двигателей каждой из ступеней). Эти вопросы были решены позже, посредством найма специалистов из бывшего СССР и отправкой собственных команд заимствовать опыт в Китай. В феврале 1994-го, разведка США обнаружила два макета, исполненных в натуральную величину; после этого транспортировку образцов стали маскировать гораздо тщательнее, и отслеживать прогресс, соответственно, стало гораздо сложнее.

В конце 1993-го, в ходе собрания ЦК Трудовой партии Кореи, Ким Ир Сен выдвинул идею о необходимости запуска космического спутника. Явной причиной тому стал успешный запуск Сеулом спутника «Уриболь-2» в сентябре того же года. Так было положено начало космической программы КНДР; возникла потребность в передвижной пусковой установке космического запуска (space launch vehicle, SLV). «Тэпходон-1» в результате стал трехступенчатым снарядом, использующим производную «Нодона», «Хвасона» и твердотопливный ускоритель от С-75, а проект спутника получил название «Кванменсон-1» («Путеводная звезда»). Западные эксперты предполагают, что проект спутника был закончен при участии Академии баллистических технологий КНР. Первые реальные прототипы «Тэпходон-1» и его SLV были произведены в начале 1996-го.

Первое испытание изделия прошло 31 августа 1998-го. В течение примерно пяти минут полета успешно произошло отделение первых двух ступеней, но третья из-за технического сбоя развалилась – обломки разлетелись по 4000км линии, не сумев вывести спутник на орбиту. Эсминцы и патрульные вертолеты Японских сил самообороны не смогли ничего обнаружить, потому как обломки затонули на глубине 5000 метров. В КНДР, несмотря на это, провал не признали, и в сентябре ряд ученых, рабочих и инженеров получили государственные награды.

Существование третьей ступени и связанных с ее применением технических новшеств стало сюрпризом для разведки США, хотя дату испытаний удалось правильно спрогнозировать. Более поздние подсчеты показали, что ракета с тремя ступенями и весом боеголовки в 100-200кг может поразить цель в центральных районах США и даже достичь округа Колумбия (тот самый Washington DC) – но с низкой аккуратностью.

Как и в случае с «Хвасон-7», имел место обмен командами и технологиями с Пакистаном и Ираном. Последний с самого начала был еще и спонсором. О сотрудничестве с Ливией, Египтом и Сирией в деле разработки «Тэпходона» ничего не известно. В то же время, в ходе развития военно-дипломатических контактов с этими странами, были получены обломки «Томагавков» (после войны в Персидском заливе), а также приобретены тактические «Точки», противокорабельные П-35 «Редут», П-20 «Рубеж-А» и Exocet, переносные противотанковые «Фагот», «Удар», переносные «Стрела» и «Игла», Stinger.

 

Продолжение следует

Илья Гетман

 

Occasional Paper No. 2

A History of Ballistic Missile Development in the DPRK

Joseph S. Bermudez Jr.

CENTER FOR NONPROLIFERATION STUDIES, 1999

*  ссылка автора в оригинальном тексте:

Vladimir Gubarav,

“Miass Missile Center Designer on Industry Development,”

Segodnya, January 25, 1995, p. 9, in JPRS-TAC-95-004-L;

Bermudez, “North Korea’s Ballistic Missile Programme;”

Andrei Kolesnikov, “Russian Scientists Accused of Wanting

to Help North Korea Become a Nuclear Power,” Moscow

News, April 2, 1993, p. 9, in JPRS-TND-93-O13 (May 10,

1993), pp. 5-7.

Запись Северокорейские ракеты: современная история. Часть 3. впервые появилась Рабкор.ру.

Северокорейские ракеты: современная история. Часть 2.

30/10/2017

Первые баллистические ракеты, 1979-1989

Прекращение программы по доводке DF-61 стало серьезной неудачей, но не остановило северокорейцев в стремлении к обладанию технологиями производства баллистических ракет. Прямые пути к достижению этой цели, однако, были ограничены: только Китай и Советский Союз могли оказать необходимую помощь и поддержку. В условиях, когда технологии от Китая не были получены в полном объеме, а Советский Союз полностью прекратил экспорт технологии по политическим причинам, у руководства Северной Кореи не осталось иного выбора, чем создать собственную, подконтрольную себе отрасль.

В связи с этим, в 1979-м исходная программа была реорганизована. Но в реализации нового плана еще предстояло преодолеть трудности – в основном, в КНДР не было достаточно подготовленных инженерных кадров и технологий, чтобы организовать ракетостроение «с нуля», а уже наработанная экспертиза была применима лишь к зенитным, противокорабельным и артиллерийским ракетам. КНДР вновь обратились к Египту, заключив несколько новых соглашений о сотрудничестве. Их стержнем стала переработка Р-17Е (Scud-B) в качестве промежуточного шага к разработке следующих моделей с большим радиусом и улучшенной точностью. Частично соглашениями был предусмотрен обмен инженерами. Египет, давно испытывавший необходимость в баллистических ракетах большой дальности, вскоре после Октябрьской Войны 1973 года инициировал испытания улучшенных образцов Scud-B. Каир таким образом использовал сотрудничество с Пхеньяном как средство сохранения ресурсов для создания своих собственных ракет. В дополнение к сотрудничеству с Египтом, была получена ограниченная поддержка от КНР в части металлургии и корпусной инженерии.

В это же самое время ракетные разработки в Республике Корея находились под сильным влиянием конкурентов с Севера, хотя сопоставимые с Хвасон-5 и Р-17 образцы не имели высокого приоритета. Основной упор был сделан на «Черном оружии» (Hyonmu), ракете класса «земля-земля» и следующей модели после «Белого медведя». Hyonmu была успешно испытана в 1987-м и принята на вооружении, спустя три года после начала проекта. Когда в США стало известно о новом оружии, на Южную Корею было оказано значительное давление с целью ограничить функционал (дальность полета) снарядов и количество произведенных единиц. В США всерьез опасались, что, будучи производимой в больших количествах, система будет воспринята Китаем в качестве угрозы. Уступив давлению, РК уменьшило радиус полета с 250 до 180 км и оставило на вооружении всего один взвод с 12 транспортными платформами. Взамен со стороны США был возвращен и вновь расквартирован ракетно-артиллерийский полк, вооруженный MGM-52 Lance. Хотя система была неспособна нанести удар по Пхеньяну из-за радиуса всего в 120 км, ее снаряды могли нести ядерные боеголовки. Уже в ответ на размещение упомянутого КНДР стала разрабатывать свою первую баллистическую ракету Хвасон-5 на основе ранее закупленной Р-17.

Р-17Е (Scud B)

Наиболее значительным аспектом египетско-корейских соглашений стала поставка в 1979-1980 годах корейской стороне ограниченного количества образцов Р-17Е с транспортными шасси и сервисным оборудованием. Соглашениями были также предусмотрены обмены инженерами, техниками и военнослужащими. Вскоре северокорейская сторона принялась за разработку аналогов. Доступные сведения подтверждают, что оригинальные египетские ракеты не допускались для использования при испытаниях, а вместо этого использовались в качестве исходных прототипов и для подготовки военно-инженерного состава. В 1981-1982 годах из подготовленных команд сформировали оценочно-пусковой дивизион с целью контроля постановки баллистических ракет на боевое дежурство под командованием КНА. Неизвестно, имел ли дивизион собственный командный пункт, однако именно он стал первым ракетным подразделением в КНДР.

Одновременно с этим, было положено начало созданию соответствующей промышленной инфраструктуры, с постройкой и конверсией Пхеньянского завода №125, военного научно-исследовательского центра Санумдон (в 25 км к северу от Пхеньяна), пусковой комплекс Мусудан-ри (в 30 км от Кильчу) и ряда связанных с ними производящих заводов.

Хвасон-5, Прототип (модель ScudA)

Работы по созданию прототипа продвигались в 1982-1983 года согласно плану, и в начале 1984-го северокорейскими инженерами были завершены первые образцы. Будучи произведен совсем небольшой серией, именно этот образец считает наиболее точной копией Р-17Е. Предназначение этого изделия заключалось в выяснении предела возможностей местного производства и возможности инженерам «набить руку» в ходе копирования. Ни одна из ракет той партии не была в связи с этим введена в строй и поставлена на боевое дежурство.

Примерно в этот же период к Китаю и КНДР обратилось правительство Ирана с целью приобретения ракетных технологий. В октябре 1983-го, премьер-министр Ирана Хусейн Мусави и министр обороны [полковник] Мухаммед Салими прибыли в Пхеньян с визитом. Очевидно, именно технология Хвасон была основным предметом переговоров.

В апреле и сентябре 1984-го прошли испытания прототипа, по итогам которых три признано успешными, и столько же – провальными. Логично предположить, что запущенные экземпляры имели корпуса и топливные баки северокорейского производства, но системы наведения и двигатели были взяты от оригинальных Р-17Е. Вероятно, что представители Ирана также присутствовали на учениях. О других испытаниях Scud-A в те годы больше ничего неизвестно. Время испытаний было, судя по всему, выбрано в ответ на испытания уже упомянутого Hyonmu.

ScudB

Хвасон-5 по сравнению с оригиналом был переработан довольно незначительно, однако имел пусковую дальность на 10-15% выше «родительской» модели, что составляло 320 км с нагрузкой в виде 1000-килограммовой боеголовки и круговым отклонением от 500 до 800 метров. В ходе производства в конструкцию были внесены очевидные изменения – в частности, в систему наведения и в двигатель Исаева 9Д21. Одновременно с «проработкой» Хвасона, для ракеты создавались боеголовки высокой мощности, кластерные, химические, и вероятно биологические. Мелкосерийное производство началось в 1985-м, годом позже масштаб производства вырос. В первые два года производилось порядка 4-5 ракет ежемесячно. Учитывая потребности КНА и некоторое количество экспортных экземпляров, к 1988-му производилось уже 8-10 ракет ежемесячно. Теперь в зоне поражения были уже 2/3 территории Южной Кореи. К концу 1989-го Хвасон-6 вытеснил из производства предыдущую модель.

Сведений о воинских частях, в которых «пятерки» несли службу, довольно мало. Предположительно в 1984-1985 годах по приказу Министерства народных Вооруженных Сил в подчинении командования артиллерии был создан ракетный полк, укомплектованный составом уже упоминавшегося оценочно-пускового дивизиона. Полк располагался возле Пхеньяна, но позже был передислоцирован в Чихари, юго-западнее столицы и примерно в 50 километрах от демилитаризованной зоны. Информация о расквартированной в Кильчу-Чонджин (провинция Хамген-пукто) части позволяет предположить одно из трех:

– батальоны полка были разбросаны по стране;

– сначала ракеты ставили на дежурство в батальоне, а не в полку;

– еще одним оценочно-пусковым звеном был Мусудан-ри.

С марта по июнь 1985-го в ирано-иракской войне имела место так называемая «Война Городов», в которых Тегеран и Багдад атаковали друг друга ракетами и авиацией. Нуждаясь в технологиях, Иран заключил соглашение о сотрудничестве с КНДР, в рамках которого профинансировал северокорейскую ракетную программу в обмен на поставки систем ПВО.

В июне 1987-го был подписан договор о закупке оружия на сумму $500 млн, Ирану были переданы порядка 100 единиц Хвасон-5, а также предоставлена помощь в организации производства на территории Ирана. В 1989-м бал подписан $160-миллионный контракт с Объединенными Арабскими Эмиратами, согласно которому КНДР поставляла 25 ракет, артиллерийские снаряды, пусковые установки. В этот раз, однако, арабская сторона оказалась недовольна качеством ракет. Довольно быстро «пятерки» в ОАЭ были списаны, и на рубеже девяностых-двухтысячных находились на складах, тогда как командование обсуждало способы их утилизации.

Версия о причастности Советов к разработке северокорейских баллистических ракет не выдерживает критики, нет никаких доказательств помощи СССР в разработке «Хвасонов» и боеголовок. К тому же, с 1975-го по 1984-й советская сторона не поставляла вообще ничего связанного с ракетной инжинерией. Взаимодействие по части вооружений оживилось лишь после визита Ким Ирсена в Москву в мае 1984-го. Стороне Северной Кореи удалось получить более современные зенитные ЗРК (С-125 «Печора», С-200 «Ангара»), однако «скадами» Москва побоялась делиться, опасаясь роста напряженности в регионе.  Несколько позже, образцы ПВО HJ-73 (одна из производных «Малютки») и HN-5A были приобретены в КНР.

Полноценные ракеты малого радиуса. 1990-1999

Реорганизация 2.0

«Хвасон-5» не соответствовал лишь одном требованию – поражать цели на оставшейся одной трети Юга, ввиду чего потребность в очередном вооружении сохранялась. В 1989-м сложилась комбинация следующих факторов:

– окончание Ирано-иракской войны позволило высвободить занятые для «Хвасон-5» ресурсы для других проектов;

– Ирак занялся собственным ракетостроением, Иран ощутил потребность в ракетах большего радиуса;

– сохранялась необходимость поражать базы США в Японии и цели в южной части РК;

– продолжающееся сотрудничество с Египтом по проекту улучшения Р-17Е;

В Пхеньяне осознали престижность обладания баллистическими ракетами и потенциальную возможность уничтожения американских баз в Восточной Азии. Так КНДР последовала примеру Китая, в котором задачи ракетостроения ставились, исходя из расстояния до предполагаемых к поражению целей. Начиная с 1990-го, развитие ракетных систем пошло по четырем отдельным, и в то же время логически взаимосвязанным направлениям.

«Хвасон-6» был самым простым и технически исполнимым в коротки сроки, поскольку не требовал существенных доработок. Долгосрочные, более сложные проекты требовали иных, совершенно новых решений, которые были позже воплощены в моделях «Тэпходон-1» и «Тэпходон-2». Иран на этом этапе выступил основным спонсором разработок. Батальоны, составленные из обоих образцов «Луны», в начале 1990-х были объединены под началом артиллерийского командования, хотя это не обязательно могло быть напрямую связано с внедрением нового подхода к ракетостроению.

«Хвасон-6» (SCUD-C)

Доработать «Хвасон» удалось довольно быстро, уменьшив вес боеголовки до 700кг с 1000 и облегчив корпус посредством применения советской (позже российской) нержавеющей стали. В результате, новая модель, почти идентичная предыдущей по габаритам, могла поражать цели в радиусе 500 километров, включая южнокорейский остров Чеджудо. Боеголовка могла быть химической или нести взрыватель повышенной мощности – но еще не ядерной. Известно, что модификаций «Хвасон»-6 было несколько. С 1990-го по 1993-й было произведено пять запусков, и все они оказались очевидно успешными. Последние три из них, прошедшие в мае 1993-го одновременно с первым пуском «Нодона», стали наиболее значимым событием на том этапе развития новой программы; в Сирии (1992-й, 1994-й) и Иране (1991-й) также прошли испытания. Интересно, что время испытаний в Северной Корее совпало и с иракскими («Аль-Хуссейн», также являвшийся модификацией Scud B). Вероятнее всего, что обломки были предоставлены иранцами после «войны городов». Однако, информация о применении технологии «Аль-Хуссейн» при создании нового поколения «Хвасон» не является корректной, как и транспортировочные шасси, собранные на основе китайских образцов с китайской же помощью.

К 1999-му, в совокупности было произведено от 600 до 1000 единиц «Хвасон-5» и «Хвасон-6». Из них, между 300 и 500 единицами было продано во исполнение торговых контрактов, 25 задействовано в испытаниях, от 300 до 600 единиц оставлено на хранении. С 1991-го ракетные полки были напрямую подчинены Генеральному штабу и передислоцированы в Чиха-ри (провинция Кангвон), что в 50 километрах от демаркационной линии. Кроме того, с середины-конца 1980-х начинается строительство укрепленных ракетных бункеров и шахт.

Илья Гетман

Продолжение следует

Запись Северокорейские ракеты: современная история. Часть 2. впервые появилась Рабкор.ру.

Борис Кагарлицкий

Популярные материалы:

Лента новостей Рабкор.ру

23/11/2017 - 02:34

Еще до того, как 4 октября 1957 года Советский Союз запустил первый в мире космический спутник, военные изучали перспективы применения...

22/11/2017 - 23:54

 

Рецензия на книгу: Ильенков Э.В. «От абстрактного к конкретному. Крутой маршрут. 1950-1960» / Авт.-сост. Е. Иллеш...

22/11/2017 - 12:04

 

 

Вы, конечно, видели в новостях картинки из Зимбабве, где местные военные на днях свергали диктатора Мугабе. А...

21/11/2017 - 22:14

 

Примерно год назад канал «РабкорТВ» начал транслировать стримы из дома Бориса Кагарлицкого. В ближайшую среду 22 ноября в 19:00 мы...