Лента новостей Рабкор.ру | Борис Кагарлицкий
23.04.2017
Добавить в избранное Лента новостей Напишите нам

Лента новостей Рабкор.ру

RSS-материал
Адрес: http://rabkor.ru
Обновлено: 1 час 1 мин. назад

Убийством Вороненкова должно помочь Порошенко вернуть поддержку Запада и одолеть других олигархов

07/04/2017

Петр Порошенко использует убийство в Киеве беглого бывшего депутата КПРФ Дениса Вороненкова для подавления олигархической оппозиции. Но это позволит ему сохранить власть и увеличить собственное состояние, только если его линия будет поддержана Евросоюзом и политика США. К такому выводу пришли в лаборатории Международной политической экономии при кафедре политической экономии и истории экономических учений Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова. Пока Порошенко не сумел наладить отношения с новой администрацией США и теряет влияние в Брюсселе. Потому, убийство Вороненкова дает ему повод, чтобы вернуть интерес западных элит к Украине и поддержать ее президента вне зависимости от его неуступчивости в экономике.

Политическая обстановка на Украине продолжает накаляться. «Курс Порошенко зашел в тупик. Ассоциация с ЕС не смогла компенсировать экономические потери от разрыва торговых отношений с Евразийским экономическим союзом, а безвизовый режим с ЕС до сих пор остается под вопросом. Экономической катастрофой обернулись реформы МВФ, — отмечает руководитель Лаборатории Руслан Дзарасов. — ВВП на душу населения упал на Украине вдвое за последние три года. Минские соглашения сорваны и гражданский конфликт на Востоке по-прежнему продолжается. Порошенко не смог выполнить всех желаний ЕС и МВФ. Он также вызвал недовольство олигархов. На его провалах начинают играть оппозиционные силы, за которыми стоят такие восточноукраинские олигархи, как Ринат Ахметов, Вадим Новинский и Сергей Тарута».

Именно поэтому Порошенко не препятствовал блокаде Донбасса, инициированной якобы исключительно активистами-националистами. Целью ее является экономическая изоляция бизнеса неявных противников Порошенко.

Порошенко понимает, что добиться успеха он сможет только при поддержке иностранных союзников. «Консолидация оппозиционных сил в лице наиболее крупных олигархических кланов не оставляет шансов действующей власти в случае проведения досрочных выборов, – полагает аналитик Лаборатории Дмитрий Заворотный. — Порошенко остро необходимо внешнее финансирование и моральная поддержка Запада. Чтобы обратить на себя внимание, Киев продолжает раскручивать тему «агрессии» со стороны России. Убийство бывшего депутата Госдумы от КПРФ, якобы являвшегося ценным свидетелем по делу Виктора Януковича, также чрезвычайно полезно».

Оно преподносится как вмешательство «руки Кремля» и яркое проявление экспансивной политики Москвы в отношении Украины, с чем последовательно борется один Порошенко. Но Запад пока не оказал Киеву материальной поддержки, поскольку формирование его новой стратегии только идет.

Запись Убийством Вороненкова должно помочь Порошенко вернуть поддержку Запада и одолеть других олигархов впервые появилась Рабкор.ру.

Евросоюз в поисках выживания

07/04/2017

© focus.de

Канцлер Германии Ангела Меркель вскоре должна посетить Москву. Её встреча с Владимиром Путиным оценивается как чрезвычайно важная. Для немецких властей, господствующих в Европе, это действительно так. В Евросоюзе нарастает хаос, взаимное раздражение и вражда. А США играют на ее усиление, раз уж экономического блока с ЕС не возникло и не будет.

Власти ФРГ и еврочиновники по-прежнему не любят российское начальство и призывают бороться против него, но именно с ним обстоятельства вынуждают вести диалог. Что получится, неизвестно, но очевидно, что элиты ЕС хотят от Путина неучастия в разрастающемся там конфликте. И уж тем более они не хотят, чтобы Москва открыла «второй фронт» против Берлина и Брюсселя –  работала на развал Евросоюза с Востока. Впрочем, российские чиновники ничего этого делать и не хотят, потому они с радостью встретят Меркель в Москве. Она же вряд ли гарантирует им скорую отмену санкций, поскольку экспансии ЕС на Восток никто не отменял. Это вообще единственный кажущийся ей возможным план спасения этого неолиберального Союза и перезапуска роста его экономики.

На этом фоне примечательно, что США перестали быть невидимым, но очень влиятельным членом ЕС. Они отныне с «Объединенной Европой» в ссоре и хотят её распада. Во всяком случае, такова линия команды Дональда Трампа.

Дошло до того, что председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер недавно пригрозил потребовать независимости для американских штатов Огайо и Техас. Он поставил условие президенту США Дональду Трампу – прекратить агитацию за выход из ЕС, то есть следование британскому примеру. Слова эти прозвучали на острове Мальта, где проходил конгресс Европейской народной партии. В этот момент британские власти официально сообщили ЕС о начале Brexit, формального выхода из состава Евросоюза. Видимо, это и вызвало бурю в душе еврочиновника.

В мыслях Юнкера, вне сомнения, соединились два страха – за свое и европейское будущее. Можно сколько угодно говорить: Великобритания никогда не была частью Европы, это вообще группа островов, а не континентальная страна, и ее выход ничего не меняет. Но в реальности меняется слишком многое. Франция вот-вот может привести к власти Марин Ле Пен, которая хочет разрыва с ЕС. А США вместо того, чтобы помочь Евросоюзу, идут с ним на конфликт. Это и заставило осмотрительного ранее в высказываниях Юнкера пригрозить Америке отколом Огайо и Техаса, а, может быть, и других мест, вроде Гавайских островов.

Сомнительно, что угроза Юнкера кого-либо напугает в США. Она нелепа, хотя бы потому, что еврократия не имеет за океаном такого же влияния, как в Шотландии или Каталонии. Да и сам выход некоторых штатов из США был бы им невыгоден. С кем они будут торговать, и куда поедет работать местная молодежь? Угроза Юнкера отчаянная и пустая. Это даже не угроза, а горький и растерянный упрек, как бы твердо ни звучал голос политика. Что же в нем главное? Юнкер понимает: США больше не друг, больше не союзник. И хотя перелом произошел не в 2017 году, шок от него остается чрезвычайно сильным. Причина в том, что США не распадется, а Евросоюз уже разваливается, а развалить его вообще не трудно.

Такие люди, как Юнкер, сами виновны в запуске распада ЕС. Но они никогда не признают, что именно насаждение неравенства стран-членов Союза, подавление суверенитета, навязывание «экономных» антисоциальных реформ, финансовая и экономическая эксплуатация богатыми странами более бедных сделали ЕС столь уязвимым. Непросто объяснить и то, как «Объединенная Европа» в отношениях с США дошла от тесного сотрудничества до конфликта.

Разве не сообща они бомбили города Сербии, боролись за Украину, а после водили санкции против России? Однако раскол был неминуем, и начался он до победы Дональда Трампа.

США обиделись на ЕС еще при Бараке Обаме. Бывший президент США верил, что еще в 2014 году сможет вовлечь Европу в свой Трансатлантический проект, сделать частью американской зоны влияния на новых правилах. К 2016 году стало понятно: Германия стала гегемоном «Объединенной Европы» и сотрудничать с США не спешит, поскольку не желает делиться с ними ресурсами. Вовлечь ЕС в Трансатлантическое партнерство не удалось. И если бы президентом США не был Трамп, то, возможно, кто-то иной отказался бы тоже пожать руку Ангелы Меркель. И кто-то другой на секретном совещании в Вашингтоне говорил бы: мы очень слабо влияем на Украину, тогда как Евросоюз – гораздо сильнее; потому он, а не мы рано или поздно получит все самые ценные ресурсы этой страны.

Чтобы у США что-то начало получаться на европейском пространстве, ЕС должен быть ослаблен. Тут солидарны Трамп и его противники во власти. Но чтобы ЕС стал не столь сильным, нужно подталкивать его членов к выходу, не приветствуя их возможное объединение. Стратегия США при Обаме состояла в том, чтобы навязать Европе некий «План Маршала» наоборот. После Второй мировой войны США открыли европейским партнерам свой рынок. Во время второго срока Обамы они возжелали, чтобы ЕС открыл свой рынок для американских компаний в самом широком смысле – дал им привилегии и обеспечил их господство в Европе.

Американский план для Европы не понравился Берлину, поскольку посягал на немецкую гегемонию в ЕС. С этого начались разногласия. Они являются более глубокими, чем конфликт против Москвы. И хотя от борьбы против России никто не отказывается, противоречия между странами Запада дошли до уровня взаимных угроз.

Конфликт больше невозможно скрывать, как это было ранее. Он созрел. А это означает, что единый фронт против России вряд ли удержится.

Не менее важно, что распад ЕС обернется вовсе не переподчинением стран США. Не будет так, что контроль, потерянный Берлином, перехватит Вашингтон. Ему нечего предложить европейским партнерам, кроме поддержки их борьбы против ЕС. Да и эта поддержка не особенно ценна. Франции она, например, ничего не дает.

Европейским раскольникам нужна взаимная – континентальная поддержка. Но от американского одобрения они тоже не отказываются. Оно ослабляет ЕС, а значит, работает на успех сторонников другого типа интеграции в Европе и иной политики. Они уже почувствовали ветер в своих парусах, и в нем есть американская струя. Просто ветер этот не несет народы Европы в сторону Нового Света. США ведут борьбу с ЕС, но поражение этого блока не будет равнозначно успеху Вашингтона. Что же касается дипломатических игр Меркель и еврократии, то они не спасут ЕС. Хотя Москва, заигрывая с противниками ЕС в Европе, может пойти на сделку с Берлином и Брюсселем. Вот только, что они предложат нашим чиновникам?

 

Запись Евросоюз в поисках выживания впервые появилась Рабкор.ру.

Последний великий жрец советского марксизма

06/04/2017

Теодор Ильич Ойзерман © svoboda.org

Несколько лет назад среди бесконечного повтора марксистских формул, среди хорового восхваления и столь же хорового ниспровержения Маркса едва слышным контрапунктом прозвучали слова о необходимости самокритики или внутренней ревизии марксистского учения. Их произнес старейший российский философ и историк философии Т. И. Ойзерман.

Этот общий подход к учению Маркса сформулирован глубоко и верно, в согласии с ним.

«В своем рациональном виде», — однажды заметил классик, характеризуя свой исследовательский метод, — диалектика «критична и революционна».

Но грош цена критике, если она не включает в себя как существенный момент самокритику. Такой поворот марксистской мысли давно уже назрел и стал необходимым: следуя ему, марксисты отнимут у идеологов власть имущих исторически почетную роль критиков марксистского учения.

Однако в своих оригинальных, масштабных историко-философских исследованиях (в таких, как, например, «Оправдание ревизионизма» или «Марксизм и утопизм») Ойзерман не сформулировал критерия различия между ревизией научной и ревизией искажающей. Поэтому ему не удалось провести разницу между ревизией как научной процедурой и ревизией как идеологией «рабочей аристократии» и партийной номенклатуры (в целом справедливо подвергнутой критике В. И. Лениным, Р. Люксембург, ранним К. Каутским и другими марксистами революционного крыла). Игнорирование разницы между ними привело к фальсификации Марксовой теории отчуждения, отказу от трудовой теории стоимости и к утопии «капитализма с человеческим лицом».

Таким образом, стало непонятно, что же должно сохраниться от самого марксизма в провозглашенной Ойзерманом марксистской самокритике и в чем состоит непреходящее научное значение марксизма (о котором пишет сам Ойзерман), включающего в себя критику капитализма как необходимую и существенную часть. Получившаяся теоретическая конструкция стала выглядеть как приспособление марксизма к потребностям пореформенной номенклатуры, пытавшейся капитализироваться, но вместе с тем соблюсти приличия, и не желавшей резко рвать со своим интеллектуальным прошлым. А её прошлое было связано с советским марксизмом. Теперь ей нужен был марксизм не революционный, не марксизм «Манифеста» или «Что делать?», и даже не «марксизм» социал-демократических компромиссов, а просто набор наукообразных гуманистических штампов, прикрывающих новые формы классового господства, но осененных авторитетом Маркса.

К сожалению, мы никогда уже не узнаем, как стала бы развиваться мысль Ойзермана дальше. Возможно, он и сам исправил бы свои ошибки. Теодор Ильич скончался 25 марта сего года в возрасте 103 лет.

Вниманию же читателей представляется интервью, взятое нами у профессора, доктора философских наук, бывшего декана философского факультета УрГУ имени А.М. Горького Константина Николаевича Любутина, который поделился с нами воспоминаниями о Теодоре Ильиче.

Как вы познакомились с Теодором Ильичом?

Я поступил в МГУ на философский факультет в 1952 году. Мне читали лекции такие блестящие знатоки своего предмета, как Асмус, Дынник, Ильенков… И среди них – Теодор Ильич Ойзерман, который тогда заведовал кафедрой Истории зарубежной философии. Студенты тогда его называли «Озер».

В чем его значение как историка философии?

Надо отдать должное Ойзерману: он первым предложил градацию всего развития марксизма.

Где?

В монографии «Формирование философии марксизма». Это была умнейшая книга! В ней он показал, что означают философские работы Маркса в “Рейнской газете”, в “Немецко-французском ежегоднике”, что такое Рукописи 1844 года. Ойзерман дал текстологический анализ этих работ. Кроме того, он был выдающимся лектором. Студенты были в восторге от его лекций.

Он умел доходчиво объяснить, что такое, скажем, отчуждение, чем оно отличается от опредмечивания – у Гегеля это одно и тоже.

Что это было за время?

Жизнь, конечно, тогда была нелегкая. Постоянно случались… наскоки. Рядом была Старая площадь, ЦК КПСС, рядом Лубянка, КГБ. Чего стоит, например, история с Ильенковым – бывшим аспирантом Ойзермана! Это история, от которой пострадали Ильенков и Коровиков, который позже ушел из философии и стал собкором «Правды» сначала в Индии, потом в Африке. Он до сих пор жив. Но философ он был слабый…

А что Ильенков?

Ильенков окончил войну в Германии, блестяще знал немецкий. Он – сын писателя, которого ценил Горький. Все началось с того, что он раздал тезисы студентам. По тем временам это был смелый поступок: как можно машинописные тезисы раздать – без цензуры? Что ты! Страх божий! А он дал.

Что там было?

Там было написано, что на философском факультете МГУ отсутствует адекватное понимание предмета философии вообще и предмета марксистской философии в частности. Предмет философии растворяли тогда в общественном сознании.

А Ильенков стал доказывать, что по Марксу философия есть теория познания. К сожалению, он свел философию Маркса к одной лишь гносеологии. Для Ильенкова не было проблемы человека у Маркса – вот в чем беда.

Чью сторону занял Ойзерман в факультетской критике Ильенкова?

На ученый совет, на котором того разбирали, Теодор Ильич не пришел. Заболел. Но поскольку Ильенков был его аспирантом, тут и говорить нечего. Я не хочу оценивать характер Теодора Ильича, сейчас это было бы грешно. Он не ввязывался в эти дурацкие споры. В них большого смысла и не было, который им сейчас приписывают.

А шли дискуссии в то время?

Распространен миф будто советский марксизм – это единое целое, и в нем не было никаких противоборствующих направлений, никакой борьбы, а царило лишь идейное согласие. При этом те, кто говорит об этом, любят вспоминать гонения на того же Ильенкова, не замечая собственного противоречия. Он же тоже был марксистом, как и его гонители! На самом деле не было в то время никакого однообразия! Сколько было дискуссий в науке в то время! По космогонии, по биологии, по языкознанию.

Ойзерман участвовал в них?

Нет, не участвовал. Что он знал в космогонии или генетике? Ничего. О его участии в философских дискуссиях не знаю. Сфера его научных интересов – история философии, в том числе и марксистской. Именно он поднял уровень марксистских исследований в 50-е годы. Его общая, не только философская, эрудиция была огромной. Ею он и покорял студентов.

Особое значение имел читаемый им два семестра курс по истории марксистской философии, в котором впервые было разъяснено значение ранних работ Маркса, показано значение младогегельянцев, в чем разница между идеями братьев Бауэров – Бруно и Эдгара, чем отличается Штирнер от Штрауса и т. д.

До Ойзермана никто об этом не рассказывал. В заслугу Ойзерману я поставил бы еще реабилитацию Бернштейна и критику Ленина. Но это уже позже.

А. А. Коряковцев и П. Н. Кондрашов

Запись Последний великий жрец советского марксизма впервые появилась Рабкор.ру.

Панда возвращается

05/04/2017

© newdelhitimes.com

Избрание 45 президента Соединенных Штатов сопровождалось острыми дискуссиями. У одних появилась надежда, что американцы перестанут вмешиваться в чужие дела, другие стали опасаться непредсказуемости нового американского лидера.

Между тем для Китая начали вырисовываться весьма не радужные перспективы. В своей предвыборной кампании Дональд Трамп заявлял, что в случае победы планирует ввести 45-процентные пошлины на ввоз китайских товаров. С одной стороны, мы можем рассматривать данное обещание как протекционистскую меру, ведь программа Трампа рассчитана на возвращение в Штаты производств, на стимулирование реального сектора экономики. С другой стороны, это может оказаться способом повлиять на экономику в других странах Азии, не подпадающих под протекционистские меры. Как, например, Вьетнам.

Первые новости в китайских СМИ после вступления нового президента в должность практически ничего не проясняют. Ни отношения китайцев и? В частности, официального Пекина к воцарившемуся в Белом доме республиканцу, ни того, какие меры Китай намерен предпринять в ответ на американский протекционизм.

Нужно отметить, что у Поднебесной назревали проблемы и без Трампа. Во-первых, налицо проблема перепроизводства товаров. В условиях мирового кризиса их уже просто некому покупать. Во-вторых, изменились и сами китайцы.

Рядовой житель Китая уже не готов работать за миску риса, а ждет весьма немалую плату за свой труд.

Как минимум среднестатистическая зарплата повысилась в полтора, а то и в два раза с 2003 года, и сейчас она составляет 750 долларов в месяц.

Что касается мер, предпринимаемых Пекином, то тут мы можем увидеть, что Китай экономически решил переориентироваться с США на Россию, о чем нам говорит встреча элит Китая и РФ, проведенная 15 февраля 2017 года. Тут мы видим и обещания посла КНР в России о качественном изменении сотрудничества, и информацию о выходе известного бренда «Маотай» на рынки регионов РФ.

Но вернемся к американо-китайским отношениям. Ответная мера Китая оказалась весьма необычна.

Китайцы вместо того, чтобы искать выходы из сложившийся экономической ситуации решили пойти на открытую конфронтацию с США, но в своем уникальном стиле. Они вывезли на историческую родину панду из зоопарка Вашингтона.

Пожалуй, весьма жесткая мера, учитывая что Пекину всего лишь перекрывают рынок сбыта. Однако крыть американцам нечем. Импортозамещения не будет. Своих панд в США нет.

Конечно, дело не ограничивается одной лишь только пандой. К примеру, уже прошли телефонные переговоры руководителей Китая и Соединенных Штатов. Самый показательный из них — разговор Трампа и Си Цзиньпина. Никаких конкретных заявлений не было, однако можно предположить, что имело место обсуждение тайваньского вопроса. Напомним, что особое негодование китайской стороны спровоцировала телефонная беседа нового президента Америки с властями Тайваня.

В любом случае следует полагать, что Тайвань вряд ли станет главным вопросом во взаимоотношениях Вашингтона и Пекина. Как мы помним, Трамп неоднократно заявлял о том, что Китай «жульничает» на мировой экономической арене и что искусственно занижает курс своей валюты. Так что основная борьба развернется на поле экономическом.

Михаил Соколов

Запись Панда возвращается впервые появилась Рабкор.ру.

Фредерик Савицки: «Большая часть левых избирателей укрылась в абсентизме»

04/04/2017

Фредерик Савицки

Менее чем через месяц во Франции пройдёт первый тур президентских выборов. Пожалуй, впервые двумя ведущими кандидатами от левого спектра являются политики, относящиеся в европейской «системе координат» к «левосоциалистической галактике» – Бенуа Амон от Социалистической партии (СП) и Жан-Люк Меланшон от Левой партии (ЛП) и движения «Непокорённая Франция». О том, что объединяет и разделяет эти кандидатуры мы беседуем сегодня с профессором кафедры политических наук Университета Париж 1 – Пантеон-Сорбонна Фредериком Савицки.                                    

Почти все опросы показывают, что левые кандидаты сегодня могут сегодня в совокупности рассчитывать на чуть более 25% голосов. Это чёткое отступление по отношению не только к результатам национальных выборов 2012, но также по отношению к более недавним департаментским и региональным выборам. В общем, «левый народ» покидает свой лагерь. Почему?

Начиная с 2012 г. Социалистическая партия, партия Франсуа Олланда, которая сама одна обладает абсолютным большинством мест в Национальном Собрании, проиграла все промежуточные выборы. Но этим не воспользовались левые силы, остающиеся вне большинства. Согласно фактам, большая часть левых избирателей укрылась в абстентизме, что требует оставаться осторожным к мотивам их разочарования. Это чересчур, на мой взгляд, думать, что все эти потерянные избиратели сожалеют о том, что Франсуа Олланд не проводил более левую политику: сильное повышение безработицы, но также налогов, плохо воспринятые реформы в национальном образовании и в административно-территориальных образованиях (силой перегруппированных и лишённых части их финансовых ресурсов), неспособность изменить европейский Пакт стабильности, военные действия Франции в Мали и Ираке, скандалы, которыми усыпан пятилетний срок мандата, неспособность Франсуа Олланда дать курс своей политике предложения в пользу предприятий и вписать лишение гражданства для авторов террористических преступлений в Конституцию, в неравной мере сбили с толку левых избирателей.

Некоторые избиратели считают, например, что правительство экономически потерпело неудачу потому, что оно не имело смелости произвести настоящие реформы, другие считают, что оно должно было разорвать с политикой жёсткой экономии, навязанной Брюсселем и т. д. Одни рассматривают, что правительство не достаточно жёстко по отношению к радикальному исламизму, другие – что оно заклеймило мусульман и не сделало достаточно, чтобы бороться с дискриминациями…

Разнородный характер левого электората объясняет, что наиболее либеральная в социально-экономическом, а также в нравственном плане его часть поворачивается сегодня к Эмманюэлю Макрону, который перехватывает 50% избирателей Франсуа Олланда 2012 г.

Для части этих левоцентристских избирателей боязнь Национального фронта и отвержение либерал-консерватора Фийона являются мощным стимулом.

Очевидно, что во время этой кампании два главных левых кандидата представляют видение «левого социализма», критичного по отношению к правой социал-демократии. И в то же время видения «посткапиталистической» перспективы Жан-Люка Меланшона и Бенуа Амона, идентичны ли они?

Ни один, ни другой реально не выступают, с моей точки зрения, с «посткапиталистическим» видением, если не рассматривать его как форму экономики, менее разрушающую природу и более солидарную. Жан-Люк Меланшон более вдохновляется левым популизмом, теоретезированным Лакло и Муффе и пущенным в ход некоторыми латиноамериканскими левыми лидерами (особенно Чавесом в Венесуэле и Эво Моралесом в Боливии). Он противопоставляет народ элитам, угрожает  денонсировать европейские договора,  намеревается выйти из НАТО, чтобы Франция более не ввязывалась в войны. Это национал-пацифизм (он говорит, что желает, со странной формулой, «вернуть Францию французам») его противопоставляет Бенуа Амону, который хочет провести новые переговоры по европейским договорам, чтобы усилить и демократизировать европейские институты (создать парламент еврозоны, повысить европейский бюджет, роль Центрального банка…) и который мирится с ролью Франции как военной державы и отныне единственной европейской страны в Совете Безопасности.

Если говорить о социальных и экономических предложениях, каковы сходства и отличия между Ж.-Л. Меланшоном и Б. Амоном?

В социально-экономической области, принципиальное расхождение касается вопроса об универсальном доходе, который Б. Амон желает предоставить сначала молодым и бедным трудящимся, с тем, чтобы в последующем расширить его на совокупность населения. Ж.-Л. Мелашон ставит на первое место перераспределяющий налог и особенно повышение социальных пособий.  Там, где Бенуа Амон рассматривает, что цифровая экономика и роботизация вскоре сократят число рабочих часов для одного и того же производственного уровня и что нужно, следовательно, распределять труд и обложить налогом роботов, чтобы дать всем достойный доход, Жан-Люк Меланшон не верит в разрушительные эффекты технического прогресса.

Два кандидата, напротив, находятся в кейнсианской логике – произвести массированную политику оживления через вложение 100 миллиардов евро за пять лет в виде общественных инвестиций в «расходы будущего», позволяющие, в особенности, произвести энергетическую экономию.

В программах Б. Амона и Ж.-Л. Меланшона они оба высказываются в пользу Республики нового типа. Но понимание этой VI Республики, близко ли оно?

Содержание VI Республики в версии Меланшона более расплывчато, поскольку он желает предоставить Учредительному Собранию, вышедшему отчасти в тираж, участь составить новую Конституцию. Тем не менее, он уже и сейчас он уже принял позицию, что является немного противоречивым, в пользу принципа лишения полномочий всех избранных лиц, как предусматривала Конституция 1793 г.!  Для Бенуа Амона изменение Республики проходит через усиление полномочий парламента и возможность, данную 1% избирателей обязать парламент рассмотреть законодательное предложение или организовать референдум. Оба оно, впрочем, благосклонны введению пропорциональных выборов, чтобы избирать депутатов.

Уважаемый коллега, опросы на данный момент показывают, что два «чемпиона» французских левых сил имеют почти равный уровень поддержки: он можно ли сказать, что имеется какое-то отличие между  электоратами (социальное, поколенческое и т. д.) кандидатами СП и «Непокорённой Франции»?

Есть достаточно важные социологические отличия. Б. Амон нравится в два раза больше сельскохозяйственным производителям, управленческому составу и лицам из высших интеллектуальных профессий, чем Ж.-Л. Меланшон. Этот последний, напротив, обольщает немного больше рабочих.  Два кандидата делают хороший результат у государственных служащих. Меланшон в лидерах у наёмных работников национальных предприятий  (EDF, SNCF в особенности),  Амон – у преподавателей, служащих административно-территориальных образований и больниц. Но у мелких государственных служащих наблюдается подъём Национального фронта, что не равномерным образом является столь беспокоящим в случае «промежуточных» и высших государственных служащих.

Запись Фредерик Савицки: «Большая часть левых избирателей укрылась в абсентизме» впервые появилась Рабкор.ру.

Путин едет к друзьям в Киеве

04/04/2017

© news-front.info

На Донбассе снова бессмысленная мясорубка. Друг друга с помощью современных вооружений истребляют русские, украинцы, белорусы, представители других народов бывшего СССР, иностранные добровольцы. Слава Порошенко! Слава Путину! Слава олигархии и ксенофобии!

Война на Донбассе в своем нынешнем виде самая бессмысленная из войн на постсоветском пространстве с момента развала Советского Союза. Это просто кровавая картинка, дополняющая русофобскую пропаганду на Украине и украинофобскую пропаганду в России. В эту ксенофобскую кашу активными ингредиентами лезут леволибералы и радикальные националисты в обеих странах. С диванов или из телестудий они, словно зазывалы на базаре, голосят о борьбе с шовинизмом и нацизмом. Им очень удобно на диванах или в телестудиях – это ж не окопы и не дом в километре от передовой.

Весь смысл этой мясорубки – переложить ответственность за проблемы внутри России, внутри Украины, внутри Донбасса – на «украинский режим Порошенко» или «русский режим Путина». Причем, на словах «украинский» и «русский» в телеэфирах и на страницах газет делается особый акцент, основной акцент даже. Хотя без какой-либо национальной окраски (это наносное, это от лукавого пропагандиста) режим Путина и режим Порошенко – братья-близнецы. И в общем-то их периодические встречи, дружеские улыбки друг другу и рукопожатия выглядят вполне гармонично. Не хватает, пожалуй, только дружеского визита Путину к «уважаемому партнеру Петру» в Киев, а того – к Путину в Кремль. Подобные визиты обязательно будут сопровождаться тысячами принудительно согнанных местных бюджетников, которые будут размахивать российскими флажками в Киеве и украинскими в Москве.

Два олигархических режима. Два абсолютно полицейских государства. Два государства, додавивших реальную, внесистемную оппозицию до состояния кухонных разговоров и словометательства в «закрытых чатиках».

С разницей лишь в том, что у Порошенко можно отстреливать «врагов государства» гораздо свободнее, чем в России.

Однако именно путинский режим сделал все, чтобы уничтожить ту идейную Новороссию, которая родилась в результате восстания весной 2014-го года. Та Новороссия страшна для него не меньше, чем для Порошенко. Она угрожала потрясению основ сформированных неолиберальных аппаратов. После Приднестровского восстания 1989-1992 годов, Новороссия стала самым прогрессивным явлением на постсоветском пространстве. Теперь умерла, убита. Все превратилось в фарс «войны в Донбассе». Заглядывать в глубинные причины происходящего стало «идиотизмом».

А ведь именно Путин одним из первых признал «выборы президента Украины», происходившие 26 мая 2014-го года, в результате чего Петр Порошенко был легализован, в качестве президента Украины. После чего президент Порошенко начал широкомасштабные военные действия на Донбассе (ирония Истории – летом 2014-го, когда террористы Исламского государства наступали в Ираке и Сирии, армия Порошенко наступала на Донбассе). Данный факт выпадает из памяти киевских и московских пропагандистов. Оно, в принципе, и понятно – им это совершенно не нужно, когда они верещат о «русской угрозе» или «украинском национализме». Но об этом не вспоминают и левые по обе стороны фронта. Предпочтительнее позиционировать себя, как «сторонника России», если ты живешь в Киеве или «сторонника Украины», если живешь в Москве или около.

Но нет никакой России и нет никакой Украины – в сущности. Есть олигархические кланы, захватившие власти в разных частях бывшего СССР и провоцирующего конфликты на этнической или религиозной почве, чтобы управлять «быдлом» было легче.

В целом война на Донбассе превратилась в своеобразный локальный аналог Первой Мировой. И логичное её окончание следует из тех исторических аналогий. Пока существуют режимы Путина и Порошенко – это война не закончится.

Совершенно бессмысленно рассуждать, который из этих режимов-близнецов лучше. Оба хуже. Кайзер Петр и стоящий за ним западный империализм против царя Владимира и стоящего за ним российского либерализма – одна гигантская болезнь, ныне переживаемая на Украине и в России. Лекарство от болезни известно и понятно. Но отсутствие партии или мощного движения, подобного большевикам, пока не позволяет приняться за лечение. Поэтому кровь на Донбассе будет литься, будут гибнуть мирные жители и оболваненные пропагандой военнослужащие ЛНР-ДНР и Украины, будет гибнуть грандиозная инфраструктура Донбасса, созданная благодаря Октябрьской революции.

Запись Путин едет к друзьям в Киеве впервые появилась Рабкор.ру.

Стрим: Террор, Навальный и компот

04/04/2017

9-го апреля, в воскресенье, на ютуб-канале Рабкор-ТВ состоится стрим Бориса Кагарлицкого “Террор, Навальный и компот”, посвящённый последним событиям в российской общественной жизни, а также их ближайшим последствиям.

Запись Стрим: Террор, Навальный и компот впервые появилась Рабкор.ру.

Министр Временного правительства

03/04/2017

Алексей Васильевич Пешехонов

В последнее время в связи с наступившим столетним юбилеем Великой русской революции наблюдается рост интереса к наследию социалистической общественной мысли России конца ХIХ — начала ХХ века, в том числе и той ее части, которая обращала наиболее пристальное внимание на специфику России или даже выступала за самобытный путь ее развития.

Такой идеологией по праву считается народническая традиция. Идеология революционного народничества возникла и сформировалась в 60-70-е годы ХIХ века. Основы ее были заложены Александром Герценом и Николаем Чернышевским, а дальнейшее развитие народнических идей связано с именами таких мыслителей и пропагандистов, как Петр Лавров, Петр Ткачев и Николай Михайловский. В начале ХХ века с возникновением политических партий продолжателями народничества выступили социалисты-революционеры, трудовики и народные социалисты.

Одним из создателей и ведущим идеологом партии народных социалистов возникшей в ходе событий первой русской революции 1905 года был Алексей Васильевич Пешехонов. Именно о нем вернувшийся летом 1917 года в Россию Лев Троцкий сказал следующие примечательные слова:

«Если бы Временное правительство состояло из двенадцати Пешехоновых, то большевики не вели бы с ним борьбы».

Алексей Васильевич родился в 1867 году в Тверской губернии в семье священника. В 1885 году был исключен из духовной семинарии, занимался самообразованием, работал учителем, землемером, земским статистиком. Работая в Орле, сблизился с революционными народниками. В 1894 году был арестован по делу народнической партии «Народное право», провел полгода в «Крестах» в одиночной камере, хотя даже не состоял в той организации.

Известность Пешехонов получил как постоянный автор и сотрудник одного из солиднейших журналов России «Русское богатство» Николая Михайловского. В этом журнале Пешехонов сотрудничал с 1899 года вплоть до его закрытия в 1918 году. Этот прогрессивный журнал был основан в 1876 году, пропагандировал либеральные идеи, а затем и религиозно-нравственные взгляды Льва Толстого, а в 90-е годы, когда его возглавил Николай Михайловский, он принял народническое направление. Михайловский был одним из идеологов либерального народничества. После смерти Михайловского в 1904 году его место занял писатель Владимир Короленко.

Пешехонов активно включился в полемику между марксистами и народниками. Он был уверен, что в такой крестьянской стране, как Россия, будущее за обновленным народничеством. В тоже время он признавал и критиковал ошибки «старого» народничества, идеализировавшего натуральное хозяйство, считавшего крестьянина социалистом по природе и не признававшего необходимости политической борьбы за гражданские свободы. Краеугольным камнем этой исторической полемики был вопрос о роли пролетариата и крестьянства.

В своих ранних статьях в «Русском богатстве» Пешехонов не соглашался с социал-демократами, зачислявшими крестьянство в разряд мелкой буржуазии, и рассматривал его как трудовой класс, составлявший основную часть трудового народа наряду с рабочими и интеллигенцией. Именно такая широкая трактовка трудящихся слоев была отличительной чертой либеральных народников и социалистов-революционеров, тогда как Владимир Ленин считал народничество выразителем интересов мелких производителей, мелкой буржуазии, «которая занимает промежуточное положение среди других классов современного общества», рассматривая народников как представителей крестьянской демократии.

Однако когда большевики пришли к власти в октябре 1917 года, они использовали эсеровскую программу по земельному вопросу (крестьянский наказ) для реализации Декрета о земле, а также предложенную эсерами идею создания федеративного государства.

Также Пешехонов активно сотрудничал с революционным подпольем, печатался в эсеровской газете «Революционная Россия» как автор не только статьей, но и политических прокламаций. В тоже время Пешехонов не разделял некоторые программные положения социалистов-революционеров, и особенно тактику индивидуального политического террора. 8 января 1905 года накануне «Кровавого воскресенья» Пешехонов в составе депутации известных общественных деятелей среди которых был и Максим Горький, посетил председателя Комитета министров, графа Сергея Витте. Их целью было предотвратить возможное кровопролитие и убедить власти отказаться от преграждения войсками намеченного шествия рабочих к Зимнему дворцу во главе со священником Георгием Гапоном для передачи петиции царю. После расстрела рабочих 9 января почти вся депутация была арестована, а Пешехонов выслан из Петербурга.

После издания Николаем II Манифеста 17 октября Пешехонов вернулся в Петербург и принял участие в первом съезде партии социалистов-революционеров состоявшемся в декабре 1905 года в Финляндии. Именно на нем стали окончательно ясны расхождения между группой журнала «Русское богатство» и эсерами. А. Пешехонов, В. Мякотин, Н. Анненский, С. Мельгунов выступали за создание в новых условиях легальной народнической партии. За эту позицию Ленин назвал Пешехонова и его единомышленников «эсеровскими оппортунистами». Отказавшись объединиться с эсерами, они в 1906 году создали Трудовую народно-социалистическую партию.

Программа партии предусматривала национализацию земли, в отличие от эсеровского лозунга социализации (передачи земельных угодий в ведение местного самоуправления), участие рабочих в управлении промышленными предприятиями. В Первой Думе Трудовая группа выступила с земельным законопроектом, разработанным Пешехоновым, известном как «записка 104-х». В программе ТНСП также подчеркивалась задача «создать такие общественные формы, которые обеспечивали бы полноту жизни каждой личности» в духе идей Николая Михайловского о понимании прогресса как борьбы за индивидуальность, права личности, реализации ее потребностей и разумных наслаждений.

В тоже время Пешехонов, как идеолог «энесов», выступал за создание партии социалистов-государственников, и это существенно отличало ТНСП от программных установок других российских социалистических партий. «Мы должны, будем и останемся государственниками» – подчеркивал Пешехонов. По форме государство должно быть народным, по своим внутренним тенденциям – трудовым. Только социалистическое государство, считал Пешехонов, могло вполне обеспечить интересы труда и сплотить всех трудящихся в одно солидарное целое. Сам же переход к социализму мыслился как длительный, постепенный и эволюционный процесс.

Столыпинскую аграрную реформу с ее установкой на ломку поземельной общины Пешехонов решительно осудил.

Он считал непозволительным сгонять крестьян с веками обрабатываемых ими участков, рушить привычный уклад жизни. В 1907 году Пешехонов попал на скамью подсудимых по обвинению в намерении ниспровергнуть существующий строй посредством уничтожения частной собственности на землю. В суде Пешехонов доказывал, что истинное ниспровержение строя – уничтожение крестьянской общины, что и делает правительство Столыпина, политику которого он назвал «революцией наоборот». На убийство Петра Столыпина в сентябре 1911 года Пешехонов откликнулся статьей с характерным названием «Не добром помянут».

После победы февральской революции 1917 года Пешехонов в мае становится министром продовольствия во Временном правительстве князя Львова, а затем Александра Керенского. Стержнем продовольственной политики Временного правительства было введение хлебной монополии, через изъятие у сельхозпроизводителей (помещиков и крестьян) продукции по твердым ценам в условиях воины. Пешехонов выступал не только за введение твердых цен на хлеб, но и на промышленные товары, чтобы посредством государственного вмешательства организовать снабжение ими деревни.

Также Пешехонов на посту министра проводил линию на централизованное распределение товаров первой необходимости. Так по его инициативе было организовано управление для снабжения населения хлопчатобумажными тканями. Для реализации этой политики были созданы соответствующие продовольственные органы, а частный капитал отстранялся от торговли хлебом. Состоявшийся в начале августа второй всероссийский торгово-промышленный съезд осудил хлебную монополию как «меру антигосударственную».

Ленин резко критиковал министров-социалистов и в частности Пешехонова за сотрудничество с «капиталистическими акулами» и призывал их раскрыть неслыханные прибыли капиталистов.

Столкнувшись с сопротивлением торгово-промышленной буржуазии проводимой им политике, в августе 1917 Пешехонов ушел в отставку, после того как 27 августа правительство, невзирая на противодействие Пешехонова, удвоило твердые цены на хлеб.

Вот как писал о нем А. Ф. Керенский:

«Алексей Васильевич – человек, которого привыкла любить и ценить вся культурная Россия; его привыкла слушать и если не всегда соглашаться, то всегда считаться – демократическая интеллигенция. Для целой традиции народнического социализма он был вождем и знаменем чести».

Пешехонов также большое внимание уделял воссозданию Трудовой народно-социалистической партии, в состав которой вошли и трудовики во главе с Николаем Чайковским, и был одним из ее лидеров. «Энесы» в целом разделяли курс Керенского на коалицию социалистов (революционной демократии) с так называемыми цензовыми элементами, то есть кадетами и другими буржуазными либералами.

Несмотря на личный негативный опыт взаимодействия с либералами в правительстве, выступая на Всероссийском демократическом совещании в Москве, созванном по инициативе ЦИК Советов 16 сентября Пешехонов высказался за сохранение коалиционного характера правительства с участием кадетов, поскольку, по его мнению, одной трудовой демократии не под силу столь тяжелое время удержать государственную власть.

Октябрьскую революцию Пешехонов, как и все «энесы», встретил враждебно. Он входил в состав Комитета спасения Родины и революции, а затем в состав Союза защиты Учредительного собрания. В ходе избирательной кампании в Учредительное собрание Пешехонов решительно осудил лидера эсеров Виктора Чернова за то, что по партийным спискам социалистов-революционеров проходят представители левых эсеров, входивших в состав Совнаркома. На выборах в Учредительное собрание народные социалисты получили 0,8 % голосов, в основном представителей городской интеллигенции «левее кадетов». Не был избран и Пешехонов. Это был политический крах умеренного направления народничества. Широкие крестьянские массы предпочли проголосовать за социалистов-революционеров как признанных представителей их интересов. Сами выборы в Учредительное собрание, по словам Пешехонова, проходили в «исключительной и совершенно невозможной обстановке», он даже сомневался, правомерно ли называть его «всероссийским».

В начале 1918 года Пешехонов переезжает в Москву, работает в редакциях газет народно-социалистического направления, в феврале принимает участие в торжественном заседании, посвященном полувековому юбилею журнала «Русское богатство». В период «красного террора» был задержан ВЧК, но вскоре освобожден по ходатайству поэта Демьяна Бедного. В апреле 1918 года был создан антисоветский Союз возрождения России, который возглавил соратник Пешехонова В. Мякотин и в который входили народные социалисты, кадеты и некоторые правые эсеры. Во время гражданской войны Пешехонов перебрался на юг России, участвовал в периодических изданиях СВР. Несмотря на это, Пешехонов критически относился к военному режиму установленному генералом Антоном Деникиным и критиковал в печати проект земельной реформы, подготовленный его правительством. На одном из частных собраний эсеров Пешехонов в ходе острого спора так полемически сформулировал изменение своей позиции:

«Почему вы так гневаетесь на большевиков – ведь они осуществляют то, о чем вы мечтали. Диктатура пролетариата, которая вас так раздражает – пункт социалистической программы, который вы успели забыть».

После окончания гражданской войны Пешехонов не стал эмигрировать из страны, работал статистиком в кооперации, а затем был назначен в Центральную комиссию помощи голодающим при украинском ЦИКе и числился совслужащим высшей категории, ему было предложено переехать в Москву для работы в Наркомзем.

В июле 1922 года Пешехонов был неожиданно арестован и в сентябре выслан из страны, несмотря на его протесты, с группой в 70 человек. В начале 1923 года в Риге выходит книга Пешехонова «Почему я не эмигрировал?», которая вызвала острую реакцию в эмигрантской среде.

Пешехонов считал, что пользу родине можно принести только живя в России, и весьма критически оценивал роль белой эмиграции.

Резко критикуя большевиков и сравнивая их деспотизм с царским, он, тем не менее, признавал, что «большевики, по моему убеждению, сделали большое дело… они восстановили российскую государственность». Хотя Пешехонов не жалел жестких выражений для осуждения методов большевистского режима, его примиренческие нотки вызвали возмущение среди многих представителей белой эмиграции. Решительно осудил Пешехонова его соратник по партии, историк Сергей Мельгунов, автор вышедшей в 1924 году книги «Красный террор».

Затем в пражском журнале «Воля России» Пешехонов публикует цикл статей под названием «Родина и эмиграция» и становится фактически одним из идеологов движения «возвращенчества», за что подвергся травле в белоэмигрантской печати. Знаменитый поэт Дон Аминадо (Шполянский) в либеральной газете Милюкова «Последние новости» посвятил Пешехонову сатирическую пародию «Кому живется весело». В консервативной газете «Возрождение» Петра Струве был опубликован обличительный «Романс Пешехонова». Проживая в Праге, Пешехонов работал в институте изучения России и занимался исследованиями статистических данных экономики СССР в ходе реализации политики НЭПа.

В 1925 году Пешехонов окончательно разошелся во взглядах с товарищами по партии и послал председателю ЦК ТНСП В. Мякотину заявление о своем выходе из Центрального Комитета «в связи с существенным расхождением с большинством ЦК в отношениях к современной России». Последним аккордом стал цикл его статей «Опыт национализации» в пражском журнале «Воля России», который был расценен в эмигрантской среде как окончательное принятие большевистской политики.

«Идея национализации, даже в большевистских руках, блестяще себя оправдала» – писал он.

В Париже русскими эмигрантами было устроено публичное собрание под лозунгом «Ответ Пешехонову». Газетные отчеты печатались под заголовком «Против Пешехонова». В 1926 году Пешехонов подал повторное заявление об истечении срока высылки в советское полпредство в Праге. Его ходатайство было удовлетворено. Пешехонов получил должность заведующего экономическим отделом в советском торгпредстве в столице Латвии Риге. Из Праги Пешехонова и его жену провожали члены «Союза возвращенцев» – эмигрантской организации, созданной при содействии советских властей.

В свой отпуск он посещал Россию, плавал по Волге, без которой не мог существовать. Историк и лидер кадетов Павел Милюков писал, что «за границей он чувствовал себя как рыба, вынутая из воды: он мог дышать только воздухом родины, и туда он стремился всеми силами души». Со времени перехода на советскую службу Пешехонов совершенно прекратил свою публицистическую деятельность. Ни в советской печати, ни вне ее не появилось ни одной его строки, хотя власти с удовольствием предоставили бы ему возможность для публикации покаянных и апологетических статей о советской действительности, как делали многие вернувшиеся на родину эмигранты.

В 1931 году Пешехонову предложили переехать в Москву для работы в Госплане, но в конце года он серьезно заболел, был поставлен неутешительный диагноз: рак легкого. Сказались последствия сильнейшего воспаления легких, перенесенного в тюрьме в 1905 году. Алексей Васильевич Пешехонов скончался в Риге 3 апреля 1933 года. Советское правительство выполнило последнюю волю покойного. Он был похоронен в Ленинграде на Волковом кладбище рядом с могилой его учителя Николая Михайловского. Его идейный оппонент Павел Милюков писал на смерть Пешехонова, что «перед его могилой с чувством особого уважения должен преклониться каждый».

Запись Министр Временного правительства впервые появилась Рабкор.ру.

Демонтаж цивилизации

30/03/2017

© John McCann

Вот уже без малого сорок лет по всему свету идёт демонтаж социального государства. Далеко не всегда речь идёт о непосредственно разрушении. Многие институты регулируемого капитализма на Западе и «реального социализма» на Востоке сохраняются, но в преобразованном под нужды олигархии виде. Параллельно идёт атака на гражданское общество в его истинном смысле — то есть на формы низовой, горизонтальной самоорганизации. Рано или поздно это вызвало резкий рост числа и усугубление последствий всевозможных чрезвычайных ситуаций — как природных, так и техногенных. Недавний взрыв на складе боеприпасов в Балаклее под Харьковом в этом плане, увы, не уникален. Поиски виновников этой катастрофы нужны сейчас только нечистым на руку идеологам — что в Киеве, что в Москве. Гораздо важнее взглянуть на неё как на пример бессилия власти и общества перед лицом катастрофы.

Балаклея — город очень провинциальный даже по украинским меркам. Получить какую-то информацию в обход официальных украинских и российских каналов было довольно сложно. Но даже того, что удалось найти, вполне хватает, чтобы сделать некоторые выводы.

Местные власти лишний раз показали, что большинство институтов украинского государства фактически развалилось.

Сразу же не было организовано централизованной эвакуации, многие люди покидали город пешком или на личном транспорте. Более или менее организованно эвакуировать население начали только в 10-11 часов утра, спустя 7 часов после начала взрывов.

Очень показательно поведение некоторых местных депутатов — сначала эти почтенные граждане озаботились спасением своего имущества и родни, а уже потом занялись всеми остальными. При этом, если своих эти люди размещали в хороших гостиницах, остальным приходилось сидеть на голом полу в каких-то бараках без еды и питья. Тем временем в Балаклее началось мародёрство. В частности, по сообщениям местных жителей, был разграблен магазин.

Не менее важно и то, что тушение пожара было организованно крайне медленно. По словам местных жителей всё началось с чёрного пороха и фейерверков. И уже утром следующего дня начали взрываться артиллерийские снаряды, а вслед за ними начали самопроизвольно запускаться ракеты. Последнее было особенно страшно — многие люди, которые не смогли или не захотели покинуть город, прятались от ракет в подвалах и бомбоубежищах. Даже спустя два дня продолжались одиночные взрывы, а население Балаклеи продолжало сидеть без газа.

Когда официальная власть оказывается бессильна, её место часто занимает гражданское общество.

Так произошло, например, во время знаменитого наводнения в Крымске. Точно так же во многих глухих уголках Северного Кавказа местные жители сами ремонтируют дороги, не полагаясь ни на государство, ни на частный бизнес. Но в Балаклее налицо было также полное отсутствие даже примитивной самоорганизации снизу. На первый взгляд это даже странно — ведь городок-то маленький, где все друг друга знают. Но тридцать тысяч балаклейцев оказались отчуждены друг от друга не меньше, чем жители любого мегаполиса.

Ещё более безответственным можно назвать поведение украинских СМИ. Вместо того чтобы помогать пострадавшим найти своих родных и близких, они занимались дилетантскими поисками виновников взрыва или обманывали население, прикрывая откровенную некомпетентность властей. Потерявшихся в общем хаосе людей их родственники — как на Украине, так и в России — искали сами, на свой страх и риск.

За всё сказанное выше с удовольствием ухватятся многие наши ура-патриоты. Мол, такое бывает только у них, на «майданутой» Украине. А в нашем богоспасаемом отечестве такой хаос невозможен! А вот и нет, господа! Такие ситуации вполне типичны и для российской глубинки. Вымирающие деревни, отрезанные от железнодорожной ветки, страшные лесные пожары, с которыми наша проржавевшая система уже не способна эффективно бороться. Список можно продолжать бесконечно. Как бы в насмешку над нашими квасными патриотами буквально через пару дней после взрыва в Балаклее произошёл пожар на заводе взрывчатых веществ в Казани.

Главное мерило цивилизованности состоит вовсе не в усвоении каких-то духовных ценностей и даже не формальном уровне благосостояния. Всё это — лишь вторичные признаки. Первична же способность человеческого коллектива защитить себя от разрушительных сил — как природы, так и самого общества.

Неолиберализм нанёс сокрушительный удар по двум главным механизмам, которые обеспечивали такую защиту — социальному государству и гражданскому обществу.

Цинизм ситуации в том, что неолиберальная контрреволюция использовала противоречия между этими двумя системами. Чтобы это понять, нужно вспомнить историю социального государства. Дело в том, что как на Западе, так и на Востоке социальное государство сложилось под мощным, в том числе вооружённым давлением гражданского общества с рабочим движением во главе. Но сложившееся государство оказалось на порядок сильнее того, с которым доселе боролось гражданское общество.

Более мощная и совершенная бюрократия с лёгкостью подчинила себе наиболее опасные институты гражданского общества — профсоюзы, студенческие и молодёжные организации, левые политические партии. Наиболее рельефно этот процесс протекал в Советском Союзе, но и на Западе он шёл, хотя и со своими особенностями. По мере того, как социальное государство всё больше порывало со своими корнями, нарастал гнев и разочарование в обществе.

На фоне этого процесса правящий класс оправился от поражения и вооружился новой, свежей, наступательной идеологией. Большим преимуществом неолиберализма было то, что стоявший за ним эгоизм жалкого меньшинства умело прикрывался апелляцией к интересам всего общества в целом. Удары по старому миру наносились попеременно. Сначала неолибералы поддержали стремление немалой части гражданского общества существенно умерить аппетиты государства. Заручившись шумной поддержкой активного меньшинства общества, господа-реформаторы били вовсе не по бюрократии или полиции, а по системе образования, здравоохранения и социального обеспечения.

На другом этапе эти же господа сделали резкий поворот, поддержав стремление бюрократии ограничить «излишнюю» свободу гражданского общества. При этом борьба шла вовсе не с разгулом преступности, межэтническими конфликтами или бесконтрольностью частного бизнеса, а с независимыми профсоюзами, социальными движениями, некоммерческой культурой и прочими подобными явлениями.

Надо заметить, что правящая олигархия переформатировала под себя не только выжившие институты социального государства, но и некоторые элементы гражданского общества. Современное «гражданское общество», как его понимают буржуазные идеологи, привело бы в ужас старика Гегеля, который, собственно, и ввёл этот термин в научный оборот. Марионеточная партийная система, всевозможные «общественные палаты», банды консервативных погромщиков и либеральных эксгибиционистов, порабощённые рынком субкультуры, насквозь криминализованные этнические диаспоры — это ещё не полный список обитателей того зоопарка, который у нас по ошибке принимают за гражданское общество.

Уничтожая социальное государство и гражданское общество, правящая элита и её ближайшая обслуга фактически демонтируют цивилизацию.

Наш обыватель не хочет этому верить. Тех же, кто прямо об этом говорит, он обзывает паникёрами. Да, среди тех, кто озабочен сегодняшним мировым кризисом, немало действительных паникёров, кричащих «О ужас, мы все умрём!». Но не меньше и тех, кто просто хочет быть готов к грядущим потрясениям. Встречаются среди них и те, кто уже осознал необходимость остановить и повернуть вспять процесс разрушения цивилизации. Именно за этими людьми будущее. Просто потому, что если они не возьмут ситуацию в свои руки и не организуют под своими знамёнами большинство общества, то будущего у нас не будет никакого. Слова Розы Люксембург «Социализм или смерть в варварстве» из красивого лозунга превращаются в насущное требование сегодняшнего дня.

Внимательный читатель тут же спросит — а неужели нет другой, не социалистической альтернативы всеобщему одичанию? Неужели не придумано больше ничего, что способно не только восстановить основные функции цивилизации, но и дать импульс к их дальнейшему развитию? Ответ на этот вопрос даёт сама история. Регулируемый капитализм — как в западном, так и в восточном варианте, изжил сам себя и вполне закономерно сменился неолиберальной контрреволюцией. Соответственно, возрождение кейнсианского социального государства в его историческом виде возродит и те противоречия, которые привели к его падению и неолиберальной контрреволюции. Получается сказка про белого бычка.

У истории даже есть свежий пример такой попытки — взлёт и падение «красной волны» в Латинской Америке. Как только успокоенное реформами большинство ослабило давление на ещё не добитую олигархию, неолиберальный капитализм вновь показал свою звериную пасть. Хуже того, у капиталистической реставрации находились новые союзники из числа «поднявшейся» за время реформ мелкой и средней буржуазии, чиновничества, интеллигенции и коррумпированных профсоюзных вожаков. Протекционизм в экономике при сохранении крупного капитала приводил лишь к тому, что местные «национально-ориентированные» капиталисты за какие-то десять лет превращались в самых обыкновенных компрадоров. Ничем не лучше тех, что сейчас растаскивают по кусочку Россию и Украину.

Следовательно, простое перераспределение прибыли без действительного обобществления всех функций производства в лучшем случае лишь ненадолго притормозит скатывание современной цивилизации в постиндустриальное варварство. В худшем же случае оно создаст эдакий мафиозный феодализм, основанный на отношениях клиентской зависимости.

Развращённые подачками сверху, низы отучаются от политической самостоятельности, а верхи получают в свои руки отличный инструмент для упрочения своей власти.

И, что немаловажно, такое примитивное общество только и способно, что проедать достижения предыдущих эпох. Оно слишком атомизировано, слишком пассивно не только для того, чтобы строить что-то новое, но и сохранять достижения прошлого. Собственно, на позднем этапе своего развития такие паразитические общества сложились как на Западе, так и на Востоке.

Собственно, пассивность, неорганизованность и узкий эгоизм современного обывателя есть продукт именно такого общества. Дети брежневской «золотой пятилетки» способны к активной солидарности даже меньше нынешней молодёжи, выросшей в условиях дикого капитализма. А ведь именно это старшее поколение сейчас господствует в обществе, начиная от мелкого провинциального чиновника или депутата и заканчивая верхушкой олигархии.

Нынешний системный кризис судит не только всю систему в целом, но и это поколение мелких стяжателей и эгоистов.

Пытаясь хорошо устроить своё личное существование на развалинах социального государства, эти люди спокойно прохлопали действительно важные процессы, угрожающие не только их личному благополучию, но и будущему их детей и внуков. Хуже того, когда дело дошло до настоящей катастрофы, эти «основательные дамы и господа» оказались не прочь заняться мелким мародёрством и вандализмом.

Молодое поколение, выросшее на руинах, должно порвать со своими отцами вовсе не для того, чтобы свести какие-то мелкие личные счёты. Мы должны отказаться от бесперспективной и преступной стратегии личного выживания, мы должны отказаться от принципа «умри ты сегодня, а я завтра» — всего того, что некогда впитали с молоком матери. Иначе будущего не будет не только у нас, но и у всего человечества.

Владимир Афиногенов

Запись Демонтаж цивилизации впервые появилась Рабкор.ру.

Идеология термидора («и хочется и колется»)

29/03/2017

© youtube.com/watch?v=fcBazXJJ5WE

Являются ли монархические высказывания ряда околовластных персон свидетельством того, что наш политический режим эволюционирует согласно «логике реставрации»? «Логика реставрации требует максимального возврата к старому режиму если и не по сути, то хотя бы по форме», – пишет Б. Ю. Кагарлицкий. На наш взгляд, это утверждение весьма спорно, поскольку считать «реставрацией» события начала 1990-х можно только в весьма ограниченном и самом общем смысле.

Да, наша страна вернулась в лоно мирового капитализма. Однако этот возврат трудно назвать «реставрацией», поскольку не могло быть и речи о восстановлении российского капитализма формата до 1917 года. Не вернулись дореволюционные купцы и промышленники, большая часть населения не стала снова крестьянами и т. д. Капитализм в постперестроечной России формировался при наличии совсем иной социальной структуры и политической культуры, сложившихся за советские годы. События 1990-х были революцией, главным бенефициаром которой стала номенклатура. Она хотела сохранения своего положения и передачи обеспечиваемых ей преимуществ по наследству – она это получила. Она хотела при этом сохранения свои прежних привилегий, обусловленных положением в государственных структурах, она это получила, и в гораздо большей степени, чем в советское время.

Наконец, она желала в полной мере пользоваться благами «западного образа жизни», обеспечиваемыми богатством, ей удалось и это путем присоединения России к мировой экономике на правах периферийной страны. Все это не было никакой «реставрацией» капитализма. Произошло становление иной, нежели дореволюционная, версии капитализма на российской почве. Поэтому и на уровне идеологического обеспечения это становление не смогло стать «реставрацией». Поползновения в эту сторону были, но они ограничились в основном уровнем политической символики – флагом, гербом, тогда как уже музыку гимна вскоре вернули советскую, а главным праздником России фактически стал советский же День Победы.

Первоначально революция 1990-х некоторыми своими чертами напоминала «буржуазно-демократические».

Она тоже кое-что обещала народу – права, свободы, возможность стать собственниками («демократический капитализм»), но, главное – приобщиться к западному уровню потребления. При этом молчаливо подразумевалось, что новая версия капитализма будет «с человеческим лицом», то есть все позитивное из советского наследия сохранится. С потреблением поначалу не ладилось, насчет свобод было получше, а о правах, как и о «человеческом лице» нового капитализма можно было поспорить (и это мягко говоря). Демократический капитализм обернулся разгулом криминала и разграблением страны.

Политическая жизнь била ключом, к власти рвались молодые да ранние олигархи, которые некоторое время испытывали иллюзии насчет того, кто остается хозяином и в новой России; «красно-коричневая» оппозиция пыталась повернуть время вспять. Однако примерно к концу 1990-х – началу 2000-х постепенно создавшая себе удобную конфигурацию политических и экономических институтов номенклатура добилась сравнительной стабилизации своего доминирующего положения. Олигархи хотя и приобрели свои состояния при поддержке номенклатуры или прямо из нее вышли, некоторое время могли претендовать на политическую самостоятельность. Но в итоге они срослись с номенклатурой; те из них, кто не пошел на это, очутились в тюрьме или за границей. Затем благоприятные цены на нефть позволили новому бюрократически-олигархическому классу сгладить процесс развала социального государства. Да и в целом поток нефтяных денег в течение десятилетия способствовал ощутимому росту благосостояния большинства населения. Конечно, в это время шла постепенная деградация промышленности и сельского хозяйства, но люди находили себе рабочие места в росшей как на дрожжах сфере услуг.

Так укрепился режим, который, если использовать исторические аналогии, можно назвать термидорианским – по отношению к революции 1990-х, во время которой как широкие массы, так и олигархи-нувориши некоторое время всерьез считали, что эта революция совершается для них.

Тут надо отметить еще один немаловажный аспект, касающийся политической формы нашего термидорианского режима. Французский термидор завершился установлением империи еще и потому, что таким образом он мог на уровне формальных политических институтов приспособиться к господствовавшим тогда в мире монархическим формам правления – чтоб разговаривать с ними на одном языке, вступать в династические союзы и т. д. Российский термидор давно уже выполнил эту свою задачу адаптации к мейнстриму, сымитировав «демократию», пусть и управляемую. Впрочем, как современные ему монархи не перестали считать императора Наполеона узурпатором, так и российская демократия среди истеблишмента Европы и Америки не считается «настоящей».

Вернемся к монархическим реверансам не в меру услужливых депутатов и чиновников. Итак, их устами озвучивается вовсе не логика реставрации – ибо реставрировать нечего. Термидорианский режим не нуждается в «реставрации». Да и, как замечает, Борис Кагарлицкий, сами «реставраторы» весьма слабо ориентируются в реалиях дореволюционной России; она для них — какое-то сказочное царство. Мы имеем дело скорей с логикой термидора, когда революционный по своему происхождению режим сталкивается с новыми внутри- и внешнеполитическими вызовами, которые выявляют всю хрупкость достигнутого равновесия.

Под идеей реставрации монархии в этой ситуации обнаруживается подоплека, которую можно выразить словами «и хочется и колется». «Хочется» — потому что правящая бюрократия («государство-дворец», по меткому выражению И. Глебовой) не прочь бы освободиться от обязательств перед населением страны, формально накладываемых на нее либерально-демократической конституцией. «Колется» — потому что в таком случае возникает большая проблема с легитимностью, главным источником которой сейчас считается воля народов и которой сейчас нет равноценной альтернативы. Сколько бы ни мироточил бюст Николая II, в России начала XXI века этого мира не хватит, чтобы помазать на царство нового царя. Попытаться решить проблему можно с помощью компромисса, предложенного первым замглавы комитета Госдумы по государственному строительству Михаилом Емельяновым, который заявил, что «предложение главы Крыма Сергея Аксенова о введении в России монархии неактуально, но можно подумать об избрании президента не на прямых выборах, а в русских традициях, например, на земском соборе». Правда, и тогда получится, что президент утрачивает изрядную часть своей легитимности, становясь президентом не всех граждан, а только «лучших людей».

Конечно, термидорианские устремления некоторой части российской бюрократии получить своего Наполеона неслучайно облекаются в реставрационную риторику мечтаний о царе. Кромвель и Наполеон были по-своему прогрессивными лидерами, «мировым духом верхом на коне». Путина трудно назвать таковым. За ним нет никакой новой мироустроительной идеи, кроме не совсем ясного консерватизма, туманного традиционализма и желания прийти к «многополярному миру». Потому что Путин – лидер термидорианского периода революции, которая совершалась в пользу отнюдь не прогрессивного класса, несущего со своим торжеством какой-то новый порядок общественных и экономических отношений. Наша революция 1990-х была революцией для явного меньшинства и, в отличие от революций эпохи Модерна, не запустила, а заблокировала для большинства социальные лифты. Понятно, что для «Наполеона», выросшего из такой революции, в чем-то более привлекательна традиционная шапка Мономаха, обшитая мехом побитых молью традиций, нежели императорская корона, украшенная  портретами великих исторических личностей. Но «хотеть» – не значит «мочь».

Всем указанным выше и обусловлено в целом скептическое отношение нашей правящей элиты к идее реставрации монархии.

У нее не может быть «настоящего» Наполеона, какими бы военными подвигами кандидат на эту роль ни прославил себя в Чечне или Сирии. «Настоящий» Наполеон мог позволить себе соединить в титуле императора «традиционную» монархическую легитимность с новой буржуазно-демократической, потому что для него монархическая форма легитимности являлась необходимой политической уступкой международному окружению и все еще сильной традиции. При этом все отлично понимали, что именно за буржуазно-демократической легитимностью будущее, а принимаемые ею политические формы были не так и важны. В случае с нашим кандидатом в наполеоны (и даже с нашим «коллективным наполеоном») ситуация иная. Для него демократическая легитимность – альфа и омега. Она является как следствием революции 1990-х, так и необходимым условием адаптации российского политического режима к международному окружению.

«Настоящий» Наполеон мог уступить международному окружению, приняв императорскую корону, и все равно остаться прогрессивным, не потеряв при этом своей новой легитимности. Но у Наполеона явно непрогрессивного, лидера революции для меньшинства, нет такого пути для отступления. В силу своей непрогрессивности он мог бы втайне помечтать о «настоящей» царской короне, но не может себе ее позволить.

Потому что если для Наполеона демократической революции международное окружение ограничивало его прогрессивность (не отменяя ее в целом), то для «Наполеона» революции номенклатурной оно, как ни парадоксально это звучит, ограничивает его реакционность.

Иными словами, «идеология реставрации» со всеми мечтаниями о царе на самом деле является неадекватно выраженной версией «идеологии термидора». То, что внешне выглядит как желание какой-то части нашего правящего слоя «реставрировать» монархию, вызвано нуждой в дополнительном укреплении уже существующего «императорского» политического режима с единственно доступной ему версией «Наполеона» во главе. И именно по причине этой «единственной доступности» российский политический режим не может себе позволить «настоящего» царя, пусть его хоть трижды изберут на Соборе «лучшие люди» страны или даже вся страна в едином порыве. Ибо тогда вся ответственность за «все хорошее» открыто ложится уже не народ, а на царя и «лучших людей». А от этого уже недалеко до «Бога нет, царя не надо, губернатора убьем». Да и 17-й год на дворе.

Леонид Фишман (доктор политических наук, профессор РАН)

Запись Идеология термидора («и хочется и колется») впервые появилась Рабкор.ру.

Обсерватории — быть!

29/03/2017

© whoiswho.dp.ru

Вынося обвинительный приговор преступлениям капитализма в России, не надо забывать, что либерально-рыночные реформы нанесли и до сих пор наносят огромный вред отечественной науке, как фундаментальной, так и прикладной. Среди самых свежих примеров, подтверждающих это, ситуация, сложившаяся вокруг Пулковской обсерватории (ГАО РАН «Пулково»). Ради прибылей строительных магнатов под угрозу поставлено будущее уникального научного объекта.

В конце декабря прошлого года стало известно о подписании директором Пулковской обсерватории Назаром Ихсановым согласования на застройку трёхкилометровой защитной зоны вокруг обсерватории объектами коммерческой недвижимости, что ставит под вопрос существование Пулковской обсерватории в её нынешнем виде.

Астроклимат как совокупность атмосферных условий, влияющих на качество астрономических наблюдений, является важнейшим условием для нормального функционирования любой обсерватории. Негативное влияние засветки, вибрации, «антропогенного» тепла, сжигание топлива, пыль и грязь, не говоря уже о взвеси, которая появляется в атмосфере при многомесячном строительстве, ставят под вопрос чистоту наблюдений.

Во избежание подобных последствий 11 марта 1945 года Совет народных комиссаров СССР издал распоряжение, согласно которому вокруг территории Пулковской обсерватории выделяется трёхкилометровая защитная зона, в ней запрещено промышленное и крупное жилищное строительство. Это распоряжение действует и поныне.

Для контроля за соблюдением данной нормы в декабре 2015 года в Пулковской обсерватории была создана группа по оценке качества астроклимата, а все согласования на застройку было решено проводить с ведома ученого совета обсерватории. Обе эти структуры о подписанном согласовании узнали постфактум. В случае если наблюдения Пулковской обсерватории окажутся под угрозой, Военно-космические силы РФ и Роскосмос станут заложниками данных зарубежной астрометрии, а это прямая угроза суверенитету и национальной безопасности нашей страны. Средств на перенос обсерватории из Пулково нет, и вряд ли они появятся.

К тому же при переносе оборвется вся статистика наблюдений, и на новом месте придется начинать сначала, потеряв предыдущие полтора века работы. Некоторые объекты появляются раз в 100 лет и реже. И ловить их надо на одном и том же телескопе из одного и того же места на протяжении сотен лет. Поэтому нельзя ради прибылей девелоперов  фактически закрыть лучшую в РФ и в Европе, одну из лучших в мире астрометрическую обсерваторию. Тем более, что в настоящее время в России нет производства, способного изготовить линзу более 500 мм. У государства нет средств на новую обсерваторию, на перемещение туда телескопов, на жилье астрономам.

Второй такой обсерватории высокоточной астрометрии, как Пулковская, в России нет.

Эта самая северная действующая обсерватория в мире и единственная обсерватория высокоточной астрометрии в РФ ведёт наблюдения по количеству на уровне лучших обсерваторий мира и по точности, не сильно уступающей космическому телескопу. Расположенный в ГАО РАН «Пулково» 26-дюймовый рефрактор является единственным прибором такого рода в нашей стране, обеспечивая непрерывный ряд наблюдений, а чем длиннее непрерывный ряд наблюдений из одного и того же места на одном и том же инструменте, тем расчёты астрономов точнее. По данным, приведенным на Всероссийской астрометрической конференции «Пулково-2015», «средние значения и среднеквадратичные ошибки наблюдений в Пулкове, ставшие доступными недавно, меньше, чем для наблюдений, полученных в обсерватории Flagstaff, несмотря на то, что условия наблюдений в последней обсерватории значительно лучше».

Сотрудники обсерватории, выступающие за сохранение её как структуры, ведущей наблюдения, провели серию одиночных пикетов на месте строительства, митинг на Марсовом поле, в резолюции которого отмечается, что «Пулковская обсерватория, исследования которой… имеют огромное значение как в масштабах страны, так и в мировой астрономической науке, может прекратить своё существование из-за сомнительных бизнес-проектов. Главная астрономическая обсерватория, героически восстановленная после Великой Отечественной войны, может рухнуть сегодня под натиском нечистоплотных инвесторов и недобросовестных администраторов». Астрономы, в частности, требуют «немедленной остановки строительства первой очереди жилого комплекса «Планетоград», немедленной заморозки всех текущих строительных проектов на территории защитно-парковой зоны обсерватории». Их справедливые требования разделяют коммунисты. По сообщениям печати, против застройки охранной зоны выступает руководство Федерального агентства научных организаций (ФАНО), в ходе публичных мероприятий астрономов поддержали научная общественность, градозащитники.

Кампания публичной критики застройки трёхкилометровой защитной зоны, публичные протесты возымели действие. Под давлением руководства ФАНО директор Пулковской обсерватории Назар Ихсанов был вынужден признать, что согласование на строительство ЖК «Планетоград», которое он ранее выдал застройщику, «не имеет достаточной юридической силы». Основания для подобного заявления очевидны. Это и отсутствие действующих нормативных актов, определяющих процедуру согласования заявлений на строительство в 3-километровой защитной зоне ГАО РАН «Пулково», и письмо заместителя руководителя ФАНО Александра Степанова в администрацию Петербурга, в котором говорится о временном моратории на выдачу согласований на строительство в защитной зоне ГАО РАН «Пулково», и решение администрации президента РФ о создании рабочей группы для рассмотрения развития территорий в трехкилометровой защитной зоне ГАО РАН «Пулково». Всё это пока ещё не означает, что согласование будет аннулировано, а стройка прекращена. Борьба продолжается, но первые успехи уже налицо.

История со строительством вокруг Пулковской обсерватории лишний раз показывает, что в условиях периферийного российского капитализма власть и деньги имущим не нужны научное знание, образование, подготовка новых научных кадров, что для них главное — извлечение сверхприбылей, пусть и в ущерб интересам большинства граждан нашей страны, в ущерб её национальным интересам и престижу.

И лишь массовые протесты могут заставить власть отступить.

Все мы убеждены: Пулковской обсерватории — быть!

Запись Обсерватории — быть! впервые появилась Рабкор.ру.

Появится ли на карте Социалистическая Каталония?

28/03/2017

© links.org.au

Противостояние между Каталонией и центральным правительством Испании по вопросу о проведении референдума о независимости обостряется. Действующая исполнительная власть каталонской автономии функционирует только благодаря парламентской поддержке со стороны объединения «Кандидатура народного единства» (КНЕ), с одним из представителей которого в каталонском парламенте Сержи Саладие мы и беседуем.

Итоги сразу двух выборов в парламент Испании в прошлом году, если говорить именно о каталонской автономии, показали, сколь сильны в вашем регионе левые пристрастия избирателей.

Это при том, я добавлю, что наше движение не выставляло своих кандидатов. Действительно, если брать широкий левый спектр, то результаты одни из самых впечатляющих по всей Испании.

О чём это говорит? В частности, о том, что кризис, который ударил и по моей родине, изменил мнения очень многих людей. Но также и о том, что каталонская ментальность во многом левая, социальная.

Наоборот, у нас почти нельзя найти крайне правую реакцию. Если вам когда-нибудь захочется отдохнуть от крайне правых, переезжайте в Каталонию, здесь они вам не будут мешать. У нас здесь богатые социалистические традиции; не удивительно, что здесь так много кооперативов, социальных структур и организаций.

Очевидно, что каталонский Женералитет во главе с Карлесом Пуиджмонтом работает сегодня благодаря голосам вашей депутатской группы. В этой связи – мой вопрос – как вы сами оцениваете своё место в каталонском индепендентистском движении?

У этого движения давняя история, и оно как в политическом, так и в социальном плане неоднородное. В этом его сила, но одновременно и уязвимость. В отличие, например, от Страны Басков, где твёрдо за независимость выступает лишь баскская национальная левая, тут ситуация иная. «Кандидатура» вот уже более тридцати лет работала на проект независимой Каталонии. Это видят избиратели, и это в конечном счёте принесло нам поддержку простых людей во время парламентских выборов 27 сентября 2015 г.

Однако даже если наши отдельные активисты участвуют в общественных широких движениях за независимость, как, например, в Каталонской национальной ассамблее, мы не готовы отказаться от собственного представления о независимости, о том, каким должно быть наше государство в будущем.

Но тогда в чём заключается стратегическая цель «Кандидатуры»?

В независимости. Но она бывает разная. Когда я представляю, чего добились бывшие советские республики, балтийские страны или Украина за четверть века государственного суверенитета, мне откровенно становится печально. Зачем стремиться к независимости, чтобы потом значительная часть населения уехала бы со своей родины на заработки, а политическая элита выпрашивала благосклонность у НАТО или ЕС?!

Я не хотел бы бороться за такую независимость. Нам конечная цель видится в создании условий для подлинно суверенной и социалистической Каталонии.

В такой Каталонии должна царить демократия участия, демократия не для элит, но для народа.

Это должна быть солидарная и справедливая Каталония, для общества, не для толстосумов и корпораций. Многие поколения каталонских антикапиталистов боролись за освобождение. За что? Неужели за то, чтобы стать заложниками национальной буржуазии, даже если сегодня мы видим в её прогрессивной части своих союзников в борьбе за государственный суверенитет. Но я всегда говорю своим: даже если я горячий поборник свободной Каталонии, тут уж ничего не поделаешь, но астурийский горняк и крестьянин из Андулусии по духу ближе мне, чем финансист из Барселоны.

Какова специфика социально-экономических предложений КНЕ?

Если мы говорим, что наша конечная цель заключается в достижении справедливой и равноправной Каталонии, «Кандидатура народного единства» выступает за новое, свободное от неравенств и эксплуатации общество. КНЕ выступает за социализацию экономики, уточняя, что мы не имеем в виду огосударствления. Я с уважением отношусь к истории Советского Союза, но, думаю, ты не оспоришь моё мнение, что в советскую эпоху не было создано по-настоящему эффективной и полностью справедливой экономической системы.

Я глубоко убеждён, что в «Восточном блоке» так и не поняли ценности самоуправления, народных и коллективных предприятий. Но у нас, в Каталонии, кооперативы, народные предприятия в деревнях и небольших городах имеют давние традиции, это прекрасная база социализации. Социализм в любом случае будет творческим и открывающим согражданам новые возможности в социальной жизни. Здесь я веду речь о гендерном равноправии, «чистом социализме», о новой природоохранной политике, сокращении рабочего времени, интеграции иммигрантов-трудящихся в социальную жизнь Каталонии.

В каких отношениях «Кандидатура» с другими ведущими левыми формациями Каталонии?

Мы самостоятельное и самодостаточное объединение ассемблеистского и конфедералистского плана, мы не нуждаемся в электоральных комбинациях ради получения мандатов на каком бы то ни было уровне.

Мы готовы сотрудничать с республиканской левой и теми политическими движениями, которые участвуют в борьбе за независимую Каталонию, не забывая об их мелкобуржуазных предрассудках.

КНЕ готова к серьёзному диалогу с конфедеративным движением, стоящим за мэром Барселоны Адой Колау. Мы можем критиковать её подход к независимости, но отдаём должное ее энергичной социальной деятельности. Что касается нашего отношения к социалистам, признавая их роль в каталонской политической истории, я рискну сказать, что если они сохранят свою «унию» с ИСРП, их ждёт тупик. Но я ещё раз хочу сказать: мы более озабочены собственной деятельностью и практикой, чем поиском каких-то политических союзов.

Испанская и каталонская пресса немало пишет о ваших конфликтных отношениях с партией К. Пуиджмонта.

Они не могут быть иными по простой причине: эта партия недавно стала частью движения за независимость, а прежде долго защищала подход «прогрессирующего автономизма». Это они, а не мы, защищают интересы либеральной каталонской буржуазии и получают от неё финансовую помощь.

Конечно, нынешнее судебное преследовании экс-президента Женералитета Артура Маса отвратительно, поскольку его обвиняют в том, что он хотел дать каталонской нации слово высказаться о своём будущем. Но когда именно благодаря фракции КНЕ кандидатура Маса была отведена, мы говорили этим «нет» практике клиентелизма, фиктивных должностей, взяток, ассоциируемых с бывшими Конвергенцией и Союзом. Главный вопрос в том, пойдут ли они до конца. Если насчёт левых республиканцев лично я уверен, то в случае с «демократами», увы, нет.

У КНЕ, безусловно, имеются свои идеи относительно внешней политики будущей независимой Каталонии.  

Правда в том, что наши партнёры по «индепендентистскому» большинству в каталонском парламенте боятся дискуссий на эту тему. Они говорят: сейчас не время, неактуально, давайте отложим на будущее. И в то же время все члены Женералитета тратят бюджетные деньги на поездки в Брюссель, Париж или Берлин. Пустые и провальные поездки, потому что они не дали до сих пор ничего.

Более того, Брюссель и Берлин явно показывают, на чьей они стороне. Господин Юнкер и фрау Меркель на стороне испанской короны и Рахоя. Но наш народ очень долго стремится к освобождению, и мы не нуждаемся в каких-то опекунах. Если ЕС и НАТО сейчас продолжают «играть» на стороне Мадрида, мы должны извлечь соответствующие выводы.

Запись Появится ли на карте Социалистическая Каталония? впервые появилась Рабкор.ру.

Парламентские выборы в Болгарии

28/03/2017

© alternativeeconomics.co

Болгарский президент Румен Радев назначил техническое правительство, которое подготовило досрочные парламентские выборы, назначенные на 26 марта 2017 г. Задача довольно тяжелая на фоне давления со стороны мигрантов с Ближнего и Среднего Востока и Северной Африки (демографической катастрофы для болгарского большинства в сочетании с демографическим взрывом среди мусульманских меньшинств), политической нестабильности и перспективы новых выборов в Македонии, где у большинства населения болгарское происхождение, эмиграции молодого, образованного поколения в страны Запада и исламистской террористической угрозы.

Состав нового служебного правительства внушает оптимизм. В нем назначены специалисты-технократы, которые уже наводят порядок. Они не должный допустить, чтобы втечение переходного периода были перечеркнуты успехи кабинета премьера Бойко Борисова. Тем более что результаты выборов могут завести политическую жизнь страны в тупик и довести до новых досрочных парламентских выборов осенью.

Символом является фигура служебного премьер-министра: профессора, доктора юридических наук Огняна Герджикова. Он почти четыре года был председателем парламента в период 2001-2005 гг. и был вынужден покинуть свой пост незадолго до очередных парламентских выборов. Огнян Герджиков – один из тройки профессоров юридического факультета Софийского университета «Святой Климент Охридский»: вместе с коллегами Пламеном Панайотовым и покойным Георгием Петкановым он стоял в основе создания монархистской политической партии «Национальное движение Симеон Второй» (НДСВ). Ее единственной задачей было возвращение в страну из Испании коронованного в 1943 г. болгарского царя Симеона Второго Саксен-Кобург-Готского. НДСВ завоевало симпатии около половины имеющих право голосовать граждан Болгарии. На парламентских выборах эта партия могла бы получить свыше 50%, если бы не были созданы две фальшивые монархистские партии с теми же фотографиями и символами царя, которые вместе собрали около 6% голосов избирателей.

Таким образом НДСВ не смогло составить однопартийного правительства и заключил коалицию с «Движением прав и свобод» (ДПС), которое объединяет болгарских турок и остальных мусульман (цыган-мусульман, помаков, арабских и афганских переселенцев).

Этот союз многого стоил царской партии: в результате она растаяла за счет других со сходными платформами. Туда преимущественно и перешли основатели и лидеры НДСВ.

Летом 2001 г. Огнян Герджиков стал председателем парламента, а Пламен Панайотов – парламентской группы НДСВ. Георгий Петканов был назначен министром внутренних дел, а в следующем правительстве, правившем в период 2005-2009 гг. – министром юстиции.

Министром обороны назначен генерал Стефан Янев, биография которого повторяет биографию президента Румена Радева: трудовая семья, Высшее военно-артиллерийское училище в Шумене и потом военные академии в Софии и США, генеральское звание, владение русским и английским языками. Оба дружат и будут управлять армией в тандеме. Стефан Янев будет и вице-премьером по внутреннему порядку и безопасности. Нет сомнений, что он справится с вызовами миграции с Востока и проникновением в Болгарию исламских террористов.

Министром иностранных дел стал Ради Найденов: был послом в Германии и в Австрии. Во время правления царя Симеона Второго был заместителем министра обороны.

Оба министра, и обороны, и иностранных дел, являются атлантистами, однако ни в коем случае не русофобами. Наоборот, они стремятся к быстрому восстановлению отношений с Москвой.

Вице-премьер по социальным вопросам и министр здравоохранения Илко Семерджиев занимал этот пост в правительстве Ивана Костова (1997-2001), которое чуть не разорвало дипломатические отношения между Софией и Москвой. Вице-премьер по еврофондам Малина Крумова закончила лоббистский Американский университет в Благоевграде.

Четвертый вице-премьер по вопросам председательства Болгарии в Совете Европы в 2018 г. Деница Златева — международный секретарь Болгарской Социалистической Партии (БСП). Ее позиция будет пророссийской. Происхождение из коммунистической семьи, дискурс будет сочетаться с еврооптимизмом функционеров Партии Европейских Социалистов (ПЕС).

Кроме самого Румена Радева и Деницы Златевой, от членов технического кабинета нельзя ожидать демонстрации пророссийских симпатий. Однако они не мешают инициативам нового президента по нормализации отношений с Москвой, испорченных его предшественником Росеном Плевнелиевым и бывшими министрами иностранных дел Даниэлем Митовым и обороны Николаем Ненчевым.

По социологическим прогнозам, 26 марта 2017 г. в следующий парламент однозначно пройдут 5 партий и коалиций, которым удастся преодолеть 5-процентный барьер.

Еще у двух есть шанс набрать нужное количество голосов, если они смогут мобилизовать электорат.

«Граждане за европейское развитие Болгарии» (ГЕРБ) и его меньшие коалиционные партнеры, скорее всего, сохранят позиции лидера в болгарской политической жизни. На форуме 4 февраля 2017 г. лидеры молодежной организации партии (МГЕРБ) назвали ее «единственной работающей партией в Болгарии» и выразили уверенность в предстоящей победе. Хотя отрыв от преследователей из БСП будет, скорее всего, незначительным. Поэтому уже имеют место спекуляции о возможной «большой коалиции» между двумя ведущими политическими силами. На этом этапе такой компромисс между ними выглядит очень маловероятным, но ни в коем случае не невозможным. Хотя на партийном конгрессе председатель БСП Корнелия Нинова обозначила в качестве самого вероятного партнера в новом парламенте «патриотов» — основные две партии в «Патриотическом союзе» (ПС), «Внутренняя македонская революционная организация» (ВМРО) и «Национальный фронт спасения Болгарии» (НДСВ) — евроскептики и выступают за приоритет национальных интересов перед интересами ЕС.

ДПС уже не сможет быть регулятором болгарской политической жизни, отступив на четвертое место. Несколько сегментов уже отделилось от него, и за голоса болгарских мусульман развернется острая борьба. Больше голосов на этот раз получит ПС. К нему летом 2016 г. присоединилась и крайне правая, пророссийская партия «Атака», которую противники называют «партией русских националистов». Это означает усиление правоконсервативной, националистической риторики в болгарской политической жизни. Конкретно, будет много требований об ограничениях в отношении мусульманских меньшинств и мигрантах с Ближнего и Среднего Востока и Северной Африки. Если ПС войдет в правительственную коалицию,  эти требования быстро перейдут в действия. В противном случае коалиция растеряет свою электоральную базу и уступит место в политической жизни другим популистским партиям.

Такая уже есть: «Воля» бизнесмена-хулигана, хозяина сети аптек и бензоколонок Веселина Марешкого. По социологическим данным, она будет пятым участником работы следующего парламента. На фоне непредсказуемости формирования будущей коалиции ее роль в политических интригах нельзя недооценивать. В руководство и предвыборный штаб «Воли» вошли, мягко говоря, очень интересные люди. Многие из них давно знают друг друга и имеют долголетний опыт совместной работы: профессор, д.м.н. Любомир Иванов – бывший председатель «Атлантического клуба» и на этом посту официально считался натовским лоббистом номер один. В его команде бывшие долголетние служащие министерства обороны Болгарии подполковник Себастиан Добрев и Калинка Ковачева. Оба профессионалы, в связи с чем были приглашены в «Атлантический клуб».

В Варне преподает и другой ученый из руководства новой партии «Воля»: профессор, дважды доктор (социологических и экономических наук) Владимир Чуков. Он, без всякого сомнения, самый выдающийся специалист по арабской и исламской проблематике в Болгарии. Также специализируется на постсоветских исламских республиках Центральной Азии и российских автономиях с большинством мусульманского населения.

Впечатляет также присутствие в руководстве партии матерого юриста, депутата двух парламентов, бывшего министра юстиции Василя Гоцева. Он самый последовательный антикоммунист и русофоб, и не совсем понятно, как он сможет ужиться с вышеупомянутыми деятелями – выходцами из семьей военных и коммунистической номенклатуры. Во всяком случае, его статус будет гарантировать ультраправый и антироссийский уклон во внутренней и внешней политике.

Непонятно также, как будет работать с новыми коллегами и известный болгарский историк и политик Спас Ташев. Он был функционером (дошел до заместителя-председателя) ВМРО и входил в число основателей движения граждан «Радко» в Скопье, созданного 27 октября 2000 г. выступающего за возрождение болгарского духа в Македонии и болгаризацию македонской культуры.

Есть в руководстве новой партии и несколько актеров и шоуменов, которые никак не смогут вписаться в политический пейзаж, зато были полезными в предвыборной пропаганде.

Видимо, все эти люди дали свое согласие на включение в состав «Воли» из-за серьезных обещаний финансово-экономического плана. Однако есть серьезные сомнения, что даже такой богатый человек, как Веселин Марешкий сможет удовлетворить их требования. На фоне слухов о том, что налоговая инспекция, следствие, прокуратура копают под этого бизнесмена, непонятно, сможет ли он долго содержать парламентскую партию.

Следующие по рейтингу социологов политические формации: «Альтернатива за болгарское возрождение» (АБВ) и «Движение XXI век» сами по себе не смогли бы пройти барьер в 4% и попасть в парламент. Однако в начале февраля они заключили коалиционный договор, который дает им возможность выступить вместе на выборах и объединить голоса. По мнению социологов, они как раз должны составить 4% от общего числа голосующих.

На предвыборных встречах их лидеры легко успевают доказать избирателям свою правоту и быстро увеличивают число желающих проголосовать за настоящую левую коалицию.

В таком случае в болгарском Парламенте появится по-настоящему левая формация, которую новый, молодой председатель АБВ Константин Проданов (блестящий финансист) сравнивает с «Подемос» в Испании и с фракцией Берни Сандерса в Демократической партии США. А лидер «Движения XXI век» Татьяна Дончева давно заслужила уважение своими разумными социальными программами. Если они пройдут в парламент, он станет похожим на парламенты других средиземноморских стран с сильной левой партией.

Ультраправая коалиция «Реформаторский блок» (РБ) тоже имеет шанс преодолеть барьер в 4%. Однако она была ослаблена выходом из нее двух самых русофобских партий, которые самостоятельно пойдут на эти выборы. Они точно не пройдут в парламент, зато могут помешать РБ.

Голосование 26  марта 2017 г. даст ответ на все вопросы о будущей политической жизни Болгарии. Главный из них: будет ли составлено работающее правительство, или техническое будет править до осени, когда состоятся очередные досрочные парламентские выборы. В таком случае в Болгарии будет разыгран прошлогодний испанский политический сценарий.

Второй по важности вопрос: выбор болгарского еврокомиссара. Если здесь будет заминка, то Болгария может лишиться председательства ЕС в 2018 г.

В социально-экономическом плане, вне всякого сомнения, первая по важности задача – перезапуск проекта «Южный Поток» на фоне перспектив улучшения отношений с Москвой.

Запись Парламентские выборы в Болгарии впервые появилась Рабкор.ру.

Насколько опасны ракеты КНДР?

27/03/2017

© jpgazeta.ru

Благодаря СМИ у нас складывается впечатление о Северной Корее как о неадекватной стране, «размахивающей своими ядерными боеголовками». Но кто может сказать, кому КНДР угрожает и зачем?

О внутренних процессах нам известно мало: мы всего лишь располагаем информацией из разведданных спецслужб США и Республики Кореи, которые, разумеется, отнюдь не заинтересованы в создании позитивного образа Пхеньяна. Также можно провести анализ, основываясь о манере поведения политической элиты КНДР. А для того, чтобы понять опасность ядерной угрозы со стороны КНДР, покопаемся в истории.

После войны 1945 года мир разделился на две системы: на приверженцев «свободного мира» во главе с США и гордо носящих красный флаг социалистов во главе с СССР. Такой расклад на мировой политической арене затронул Корейский полуостров, вызвав кровопролитную войну 1950-1953 года. Корея поделилась на две части: Север встал под крыло восточного «красного лагеря», а Юг — под крыло «западной свободы».

После окончания войны КНДР узнает, что США хотели сбросить ядерные боеголовки на Пхеньян, и в 1959 году подписывает договор с СССР о создании ядерного исследовательского центра в Ненбене. С 1974 года КНДР входит в МАГАТЭ (Международное агентство по атомной энергии).

С 1985 года под давлением СССР КНДР стала участником ДНЯО (Договора о нераспространении ядерного оружия). В честь такого «праздника» СССР начала помогать ей в строительстве новых ЛВР (легководных реакторов).

В 1994 году произошел конфликт с МАГАТЭ, который чуть не закончился военным столкновением. Правящая элита КНДР заявила о выходе из ДНЯО, но все обошлось. В Женеве был заключен «рамочный договор» между США и КНДР об урегулировании ядерного кризиса. Обе стороны пошли на компромисс: Пхеньян отказался от плутониевой ядерной программы, а Вашингтон обязался построить два ЛВР.

Когда в январе 2001 года пришел к власти Дж. Буш-младший, администрация Вашингтона оскорбила КНДР отказом от «рамочного договора» и причислением КНДР к «Оси зла».

Это привело к окончательному выходу КНДР из ДНЯО в 2003 году. Агрессивная политика по отношению к КНДР, конечно же, пугала Северную Корею и вынуждала как можно скорее создать свое оружие массового поражения.

28 сентября 2004 года МИД КНДР на сессии Генеральной ассамблеи ООН заявил, что КНДР превратила обогащённый уран в ядерное оружие.

С 2003-2005 годов проводились шестисторонние переговоры о денуклеаризации корейского полуострова при участии КНДР, Южной Кореи, США, России, Японии и КНР. Пхеньян в основном требовал пакта о ненападении с США, установления с КНДР дипломатических отношений, подписания экономических соглашений с Японией и Южной Кореей и предоставление ЛВР. Переговоры проходили в четыре раунда, и только на четвёртом, 18 сентября 2005 года, КНДР пообещала не только заморозить свои проекты по созданию оружия массового поражения, но и уничтожить имеющиеся запасы.

9-5 ноября 2005 года обещание было подтверждено, но США заморозила счета северокорейских компаний, обвинив КНДР в отмывании денег и производстве фальшивых денег. 10 февраля 2005 года МИД КНДР официально подтвердил создание атомного оружия.

3 октября 2006 года МИД КНДР завил о первом испытании ОМП, оправдываясь тем, что США постоянно давит на Корею санкциями и угрозами нанесения превентивного удара. 9 октября 2006 года прошло первое испытание ОМП. Всего же было пять испытаний: последние состоялись 9 сентября 2016 года. Последовала реакция: от КНДР требуют денуклеаризации. Республика Корея, Япония и США настроены радикально: они сторонники жестких методов типа санкций и спецопераций. КНР и Россия склоняются к мирным решениям и договорам.

Также, говоря о ядерной угрозе, стоит рассмотреть отдельно доктрину КНДР.

Северная Корея, взяв за основу идеи «социалистических друзей» (КНР и СССР), создала свою идеологию — чучхе. Идеология чучхе была спроектирована первым руководителем Ким Ир Сеном, который таким образом хотел показать независимость КНДР от КНР и СССР и готовность решать свои проблемы самостоятельно.

Термин «чучхе» подразумевает, что человек сам себе хозяин.

В конце ХХ века начинает набирать оборот новая идеология сонгун. Сонгун переводится с корейского как «приоритет армии». В 1991 году Ким Чен Ир становится Верховным главнокомандующим КНА (Корейской Народной Армии). С 1993 года возглавляет ГКО (Государственный Комитет Обороны).

Окончательное формирование политики сонгун относят обычно к 1994-1995 году, после смерти Ким Ир Сена, когда перед его преемником встал выбор: опираться либо на партию, либо на военную мощь. Юридически приоритет армии был закреплён в 1998 году. В его основе лежат:

1) превращение страны в мощную военную державу;

2) ориентация всего народного хозяйства на военное дело;

3) превращение страны в неприступную крепость, создание милитаризованного общества;

4) армия — показатель процветания страны;

5) культ армии.

При такой роли, которую играет КНДР на мировой политической арене, сонгун и чучхе находятся в симбиозе. Чучхе обеспечивает роль Северной Кореи как суверенной державы, в дела которой никто не имеет права лезть, а доктрина сонгун жесткими мерами помогает сохранить самобытность КНДР.

Из всего вышесказанного можно сделать несколько выводов.

Северная Корея — не простой «товарищ». Именно давление со стороны стран, поддерживающих США, и самих США создало еще одну ядерную державу. Америка как мировой гегемон хочет, чтобы все играли только по ее правилам. КНДР же не готова идти на уступки США.

КНР и Россия занимают нейтральную позицию. Китай не поддерживает санкции, понимая, что ему нужен союзник в лице Северной Кореи, который не даст разместить военные базы США на своей границе. Однако, поддерживая политику денуклеаризации, он не идет на прямой конфликт с гегемоном.

Россия не вмешивается во внутреннюю политику Северной Кореи, но пытается наладить активный контакт. Были достигнуты соглашения в экономической и технической сфере.

КНДР признала присоединение Крыма, Россия признала КНДР как государство, но, также поддерживая демократические принципы, осуждает политику КНДР в области испытания ОМП. То есть в лице России и КНР Пхеньян видит союзников.

Никто не оправдывает поведения КНДР: всем известно о похищении японских граждан, нарушении прав человека, публичном расстреле двух чиновников Хван Мина и Ли Ён Чжина и многое другое. Но кто не без греха? Не все деяния спецслужб мы знаем. Можно сделать вывод, что такой всеобщий ажиотаж вокруг ядерной угрозы со стороны КНДР навеян СМИ Америки, заинтересованной во влиянии на всей планете.

Илья Хорьков

Запись Насколько опасны ракеты КНДР? впервые появилась Рабкор.ру.

Утиные истории

27/03/2017

 

«Ничто не предвещало»… Так всегда говорят.

На самом деле социологические замеры демонстрировали критически высокий уровень недовольства в обществе уже осенью прошлого года. Недовольство, однако, было пассивным и аполитичным. Власть имела шанс обеспечить подконтрольный и управляемый процесс политизации через выборы в Госдуму. Этим шансом она не воспользовалась. Наоборот, организовали всё таким образом, что парламент получился однородно-казенным, а официальная оппозиция полностью утратила остатки притягательности. Хотя, как показывает история, такой состав Думы в перспективе ничего не гарантирует — набрав целую палату депутатов, лишенных политического лица и политического прошлого, кремлевская администрация может и тут нарваться на неприятные сюрпризы. Но это — в будущем.

А пока мы видим, как антикоррупционная инициатива Алексея Навального, несколько недель развлекавшего публику кляузными видео про виллы и виноградники премьер-министра, внезапно обрела самостоятельную жизнь, превратившись в серьезный политический вызов для власти. То, что началось с шутк про построенный Дмитрием Медведевым домик для уточки, может завершиться падением кабинета министров. Тысячи людей, вышедшие на улицы 26 марта, продемонстрировали, что общественная ситуация резко меняется.

Неприятных новостей для власти сразу несколько. Начнем, конечно, с Москвы. Дело даже не в численности протестующих, а в их составе. Как показал оппозиционный марш, посвященный годовщине гибели Бориса Немцова, в столице всегда найдется полтора десятка тысяч людей, готовых ходить на шествия и митинги либералов. Но на сей раз народ на Тверской улице был совершенно иной. Вместо обычных «людей с прекрасными лицами», появилась толпа молодежи, которая вчера ещё не проявляла ни малейшего интереса к политике. События в Донецке и Луганске 3 года назад показали, что массовая политизация может происходить очень быстро. Сейчас мы видим ту же динамику.

Между тем протесты развернулись не только в столице. И это особенно важно. После 2005 года, когда одновременные выступления пенсионеров заставили правительство отступить и пересмотреть программу монетизации льгот, власти старались не допускать событий, которые ведут к синхронизации протестных акций. В 2011-12 годах столичные либералы призывами к честным выборам смогли не надолго вызвать политическое оживление в регионах, но оно быстро сошло на нет. На сей раз митинги и шествия не только развернулись по всей России, но и благодаря разнице часовых поясов начались в регионах раньше, чем в Москве, а главное были во многих городах беспрецедентно массовыми.

В отличие от 2011 года это движение в провинции вряд ли угаснет так же быстро, как в прошлый раз. Одно дело абстрактный лозунг «честных выборов» в условиях, когда и выбирать-то не из кого, другое дело — тема коррупции, за которой открывается целый спектр лозунгов социального характера.

Надо отдать должное Алексею Навальному или тем, кто за ним стоит: премьер-министр Дмитрий Медведев — очень удачный объект атаки. Его мало кто любит, зато очень многие ненавидят. Публика может по-разному относиться к Путину, но правительство крайне непопулярно даже среди тех, кто обожает президента. Оно вызывает в равной степени раздражение московских студентов и провинциальных чиновников. Оно несет непосредственную ответственность за управление экономикой.

Все прекрасно понимают, что отставка Дмитрия Медведева повлечет за собой как минимум переформатирование правительства. Нет оснований ожидать, что новый кабинет министров будет хоть сколько-нибудь лучше, но нынешний его состав должен ответить за провальное управление на протяжении пяти последних лет. Домик для уточки, вилла в Тоскане и неизвестно кому принадлежащие виноградники, всё это скорее смешно. Но требование отставки правительства, неминуемо порождаемое логикой нынешних протестов, безусловно будет поддержано огромным большинством населения. Да и многими внутри самой власти. А потому борьба будет нарастать.

Тема борьбы с коррупцией для либералов — единственная, которая дает им возможность получить массовую поддержку. Данный лозунг может быть подхвачен и левыми, и просто аполитичными обывателями, даже частью низового чиновничества. А когда выяснится, что происходящее — всерьез, то и думские депутаты обернутся злыми критиками премьер-министра.

Требование отставки правительства привлекательно тем, что не предполагает непосредственного нападения лично на президента Путина. В конце концов, он же теоретически может присоединиться к народу в этом антикоррупционном восстании. Или у нас президент за коррупцию?

Политическая «вилка», в которую попадает Путин при подобных обстоятельствах, в самом деле оставляет его перед лицом крайне неблагоприятного выбора. Либо прикрыть премьера и его окружение, жертвуя уже собственной репутацией и поддержкой в преддверии предстоящих президентских выборов, или пойти на уступки массовым протестам, пожертвовав премьером, но тем самым и положив конец той самой «стабильности», о которой так печется не только он сам, но и его сторонники из числа благонамеренных консерваторов. Причем репутационные издержки в данном случае могут обернуться очень серьезными политическими проблемами. Высокий рейтинг первого лица в основном инерционный. Это наследие прошлых десятилетий, а не результат его текущей деятельности. Кроме того рейтинг обеспечивается не столько одобрением власти, сколько отсутствием альтернатив, когда вообще нет других деятелей, с которыми можно президента сравнивать, а люди вообще не знают и не помнят других «политических» имен, кроме Путина. В такой ситуации падение популярности, раз начавшись, может стать обвальным.

В общем, несмотря на то, что призыв бороться с коррупцией в интерпретации либералов и Навального совершенно осознанно уводит общество от понимания наших системных проблем и противоречий, возобновление массовых протестов — как жанра — новость в целом хорошая. Если люди приходят к выводу о возможности личного участия в общественной жизни, это многое меняет. Сегодня одни выйдут против коррупции, завтра другие — против ЕГЭ, против социальной политики правительства, в защиту образования, за национализацию нефтяных компаний, энергетики, транспорта и банков. Либералам такое вряд ли понравится, но это и есть демократия, господа. Та самая демократия, от которой нас (и вас, дорогие либералы) трогательно оберегает действующая власть.

Всё лучше, чем гробовое молчание. Общество должно проснуться. И если его даже разбудят таким, довольно нелепым способом, как делает Навальный, это, скорее, к лучшему.

Запись Утиные истории впервые появилась Рабкор.ру.

«Московские сезоны»: визитка современной Москвы

23/03/2017

© regnum.ru

Вот уже который год московские улицы расцветают: с 2013 года «Московские сезоны» – новая традиция столицы – зимой и летом, весной и осенью поражают горожан и гостей города своим размахом, креативом и красочностью. Традиция берёт начало с 20 декабря 2013 года, когда в Москве открылись ворота первых рождественских ярмарок. Тогда в столице заработали сразу 34 площадки, которые позиционировались как отличное место, где «можно найти самый лучший подарок для ваших близких».

На вопросы «для чего?» и «для кого?» создавались и создаются «Московские сезоны» ответил Алексей Немерюк, глава Департамента торговли и услуг1: основная цель – это привлечение туристов, как из других городов России (даже из ближайшего Подмосковья), так и из других стран. По статистике, только за время проведения последнего фестиваля «Путешествие в Рождество» Москву посетило порядка 4 миллионов человек2.

Какими способами организаторы привлекали туристов, можно посмотреть на официальной публичной странице в соцсети «Вконтакте», посвящённой «Московским сезонам». Так, посты о самом первом фестивале пестрят картинками европейского зарубежья и красочного убранства ярмарочных экспериментальных площадок. Деревянные шале – это отличный способ привлечь людей. Они «сделаны мастерами из Эльзаса» и напоминают деревянные домики со склонов Альпийских гор, чтобы россияне погрузились в атмосферу размеренного и уютного европейского загородного отдыха. (Отметим, что, помимо Альп, россияне смогли побывать в таких странах, как Франция, Австрия, Бельгия, Чехия, Дания, Швейцария и Латвия благодаря Ярмарке Городов Европы, которая проходила в 2013 году на Манежной площади). Организаторы фестиваля приготовили также и места для репрезентации аутентичных русских городов: Великий Устюг, Тула, Гжель, Кострома… В каждом из этих тематических шале можно было попробовать себя в кузнечном или в кондитерском деле или приобрести сувениры из городов России.

Надо сказать, что организаторы достигают сразу двух целей: позволяют россиянам «побывать» в других городах страны и позволяют иностранным туристам погрузиться в атмосферу русского народного гуляния.

Обратимся к статье Сергея Ромашко «Монумент — сувенир — улика: временная ось мегаполиса»3. В ней автор пишет о том, что во время новоевропейской трансформации на смену монументальности построек приходит такое понятие, как «достопримечательность». Конечно, и раньше грандиозные сооружения притягивали путешественников, однако сегодня, когда посещение этого памятника архитектуры становится массовым, «познавательная ценность знакомства с ним опускается на уровень чисто личных переживаний». Сейчас фотографии Колизея без человека, который эти фото сделал, практически не несут с собой никакой ценности, разве что только для самого фотографа.

© северная-линия.рф

Слово «монументальность» совсем не подходит по смыслу к личным ощущениям путешественника. Поэтому появилось слово souvenir, которое первоначально означало тоже самое, что и monumentum: «память, воспоминание, напоминание». В XVII веке сувенирами французы называли памятники, но позже сувениром стало то, что можно унести с собой. Как заметил Вальтер Беньямин, город со своими монументами «становится прозрачным», он легче и мимолётней, чем личные монументальные (сувенирные?) воспоминания человека4.

Сегодня городские впечатления – это сувениры, которые можно взять на память. Туристов много, и поэтому в игру вступают растиражированные копии: массовое сувенирное производство заменяет количеством качество.

«Вот деревянный петух в связи с годом петуха. Маленький, может уместиться на ладони. Сделан грубо, раскрашен аляповато. Почему-то поставлен на полукруглые полозья, как кресло-качалка. Тронешь, и он закачается. Зачем нужно это свойство – неясно. Стоит семьсот рублей»5, – такие комментарии можно найти в Интернете.

И дело касается не только сувениров, которые продаются в ярмарочных палатках. В целом создание фестивалей уже поставлено на поток, и об этом открыто заявляет заместитель мэра Москвы Наталья Сергунина. Она сказала, что уже готов календарь ставших популярными сезонных фестивалей, поэтому задача воссоздания на улицах Москвы сказки уже не представляется такой сложной и неохватной6. Единственное, народ требует хлеба и зрелищ, и если традиционные русские (или европейские) блюда остаются неизменными и всё такими же популярными среди гостей ярмарок, то в случае с декорациями, убранством и развлекательными программами требуются перемены. Организаторы пристально следят за реакцией людей на фестивальные новшества и для этого они используют, например, соцсеть Instagram. Она работает на них не только в качестве популяризатора «Московских сезонов» (на сайте Правительства Москвы в разделе «Проекты» ярким пятном выделяется хэштег фестиваля #московскиесезоны»), но также и в качестве собирателя информации:

«Но мы можем оценить уже сложившиеся тенденции. Например, отслеживаем публикации в социальных сетях. Так, о московских зимних праздниках за прошедший месяц рассказали более 750 тысяч фотографий, собравших около 11 миллионов отметок. Самый главный посыл снимков и высказанных людьми пожеланий — это стремление видеть то, чего нет в их городах и странах», – Алексей Немерюк7.

Надо сказать, что Московские службы работают оперативно относительно общественного мнения. В 2016 году в рамках «Московской весны» инсталляция «Юность весны», которая располагалась изначально в центре столицы на Пушкинской площади стала, по сути, самым главным событием фестиваля. Горожане отреагировали на неё неоднозначно, и большинству она не понравилась так сильно, что властям пришлось отправить её «в ссылку» в Тушино.

© meduza.io

Кризис идей начал активно проявляться как раз с весны 2016 года, когда декорирующие улицы разукрашенные пластиковые пасхальные яйца вызвали также шквал негатива со стороны горожан. Ещё много вопросов про декорации возникает у людей, когда они натыкаются на сметы, показывающие, сколько денег было потрачено на всё это праздничное оригинальное убранство. Самый последний эпизод из новостей и социальных сетей был про бюджет в почти 7 миллиардов рублей, ушедших на обновление праздничной иллюминации, световые инсталляции и прочие украшения. Героями расследования стали фонари на Тверской улице, которые обошлись московской казне в более чем 2 миллиона рублей за каждый (а их было 64!)8.

И тем не менее горожанам продолжают нравиться праздники. Около 12 миллионов горожан, например, посетило весенние московские фестивали. Оные оказались отличным способом оживить серые московские улицы, ведь тут и «задекларированный» сообществом в соцсети «Вконтакте» уют, и красивые украшения, и народные гуляния и, конечно же, наиболее логичная площадка для сувениров и тематической еды (будь то глинтвейн, имбирные пряники, мороженое или блины). Тем самым на площади и скверы привлекаются ещё и жители самой столицы.

Но «за всей этой мишурой» не стоит забывать о том, что, как говорил Вальтер Беньямин, массовое производство начинает производить людскую массу9. И вся монументальность и массивность модернизированного города заключается в сувенирах человеческих воспоминаний, в человеческой массе, отчего последняя становится несущей силой современного города. Масса безликая и анонимная и поэтому опасная.

Представим себе типичного москвича: его ритм жизни подчинён формализованным отношениям, заключённым в экономическую, контрактную и социально-ролевую рамки. Чтобы как-то совладать с постоянным напряжением и скоростью городской жизни, москвич, может быть, даже не осознанно, из всех своих повседневных движений создаёт рутину, то есть доводит свои действия до автоматизма. Надо сказать, все свои повседневные действия, а не только рабочие моменты. И такая рутинизация совершенно не подразумевает какие-либо тесные контакты и личные отношения (вспомним «Макдональдс» – образец формальной рациональности, подобный модели бюрократии на ранних этапах развития современного общества и пронизывающий собой все сферы его жизни10). И люди, взаимно безразличные, тем временем не хотят мириться со стандартизацией. Они хотят выделяться и привлекать внимание блазированных горожан яркими костюмами и автомобилями, однако в своём жёлтом жакете и в жёлтой машине человек снова встанет в глухой пробке на МКАДе.

«Идеальный горожанин является существом, зарегламентированным настолько, что ему критически требуется разгрузка. Нужен «мораторий на повседневность» — как назвал это немецкий философ Одо Марквард. «Формой такого моратория является праздник», – сказал Виталий Куренной11.

К нашему кейсу это подходит как никогда. На время фестивалей столица преображается: москвичам нравится движение, им нравится, что можно попробовать что-нибудь новое и посмотреть на что-нибудь интересное. Некоторые говорят, что им «нравится, когда украшают улицы, потому что можно ходить по старым маршрутам, но словно впервые». В этом и есть смысл: рутина прерывается и благодаря этому горожане ведут себя спокойно и прогнозируемо. И слом образа жизни и/или политические катаклизмы не происходят12.

© typical-moscow.ru

Сегодняшняя ситуация в больших городах даёт людям возможность (или вынуждает) перемещаться вполне самостоятельно и на более длительные расстояния. За счёт таких перемещений стили жизни горожан из разных социальных групп перемешиваются. Этому способствуют не только специализация центральных улиц Москвы, где размещаются дорогие флагманские магазины, правительственные институты, секретные круглосуточные спиртные ларьки, но также и свободные от face control & dress code пространства праздничных ярмарок.

Известно, что на этих площадках можно приобрести товары, которые на прямую влияют на социальное самовыражение горожан, определяют их эстетическое восприятие, способы развлечений и отдыха. То есть, «обслуживают главным образом духовные, а не утилитарные запросы потребителя»13. И как говорилось выше, сегодня городские впечатления – это сувениры, которые можно взять себе на память. И производство таких сувениров (читай, впечатлений) является одной из наиболее динамичных отраслей экономики современного капитализма. Культурная экономика городов становится крупномасштабной площадкой для капиталовложений в индустрию артефактов коллективного культурного потребления, организуемого в интересах урбанистического обновления14.

Запись «Московские сезоны»: визитка современной Москвы впервые появилась Рабкор.ру.

«Дело о цианиде» или скандал в святом семействе

23/03/2017

Патриарх всея Грузии Илья II © yodnews.ru

После выборов в парламент Грузии, которые состоялись в октябре прошлого года, политическая жизнь вернулась в обычную колею, со своими радостями и огорчениями. Самым приятным для жителей страны было, пожалуй, то, что Евросоюз наконец-то разродился резолюцией о безвизовом въезде и передвижении в странах Шенгена для граждан Грузии. Иллюзий по поводу того, что это решение серьезно повлияет на рост благосостояния населения (т. е. что наши соотечественники свободно смогут ездить работать в Европу и зарабатывать деньги) уже почти не наблюдается. Тем не менее данное событие встретили с энтузиазмом – Европа, в сторону которой на протяжении многих веков смотрела измученная борьбой с азиатскими завоевателями страна, всё же стала ближе.

Кроме того, многие надеются, что это может послужить дополнительным мостиком в деле урегулирования отношений с отколовшимися регионами – Абхазией и Южной Осетией, т. к. данная мера распространяется и на жителей этих самопровозглашённых государств, но, естественно, только в том случае, если они обзаведутся грузинскими паспортами. Были, конечно, и разочарования, но история, которая началась примерно месяц назад и продолжается по сей день, неприятно поразила всех – как людей религиозных, так и атеистов. Так что же всё-таки произошло?

Второго февраля сего года Католикос – Патриарх всея Грузии Илья II с многочисленной свитой отбыл на лечение в Германию. Ему предстояла не очень сложная операция, но ввиду того, что он находится в весьма преклонном возрасте и состояние его здоровья оставляет желать лучшего, врачи опасались, что он не сможет перенести её. Общественность с сочувствием следила за вестями из Германии, искренне желая нашему патриарху выздоровления и благополучного возвращения на родину. Нужно заметить, что Илью Второго народ любит. Даже люди неверующие относятся к нему с очевидной теплотой.

По результатам всех общественных опросов, Грузинская Православная Церковь уже много лет подряд занимает первое место среди институтов, заслуживающих доверие населения.

Несомненно, что в значительной степени это обусловлено авторитетом патриарха.

Итак, патриарх отбыл, а через несколько дней, а точнее 10 февраля генпрокуратура Грузии заявила, что правоохранительные органы оперативно пресекли попытку покушения на жизнь «высокого духовного иерарха». Далее нам сообщили, что в тбилисском аэропорту был задержан протоиерей Георгий Мамаладзе, который направлялся в Германию, чтобы присоединиться к окружению патриарха, и что он пытался тайно провезти в своём багаже некое количество цианида, которое и должно было стать орудием убийства. Сразу после брифинга прокуратуры в прямом эфире выступил премьер-министр Георгий Квирикашвили, который поведал нам, что лично контролировал операцию и с целью обеспечения безопасности патриарха поручил начальнику своей охраны сопровождать его в поездке.

Нетрудно представить, какую реакцию вызвала эта невероятная новость. Несмотря на то, что из недр церкви постоянно сочатся слухи об идущей внутри неё борьбе между различными группировками за влияние и власть, такого поворота событий никто не ожидал. Всё это больше смахивало на детективную историю в стиле Агаты Кристи и Чейза. И всё-таки, кому предназначался яд, кто тот «высокий духовный иерарх», которого собирались отправить на тот свет? Само собой напрашивалось заключение, что им является сам Илья II. С учётом нынешней ситуации в ГПЦ это казалось самым логичным, да и заявления прокуратуры и премьера, казалось, тоже намекали на это. Но на другой день последовали дополнительные комментарии со стороны прокуратуры.

Нам сообщили что предполагаемой жертвой являлся не патриарх, а «одно из высокопоставленных лиц его окружения». Имя данной персоны «в интересах следствия» не разгласили. Это, разумеется, подлило масло в огонь, и почти сразу же возникла версия (как позже оказалось, небезосновательная), что отравить собирались секретаря патриарха Шорену Тетруашвили. Она уже много лет является правой рукой главы Грузинской Православной Церкви и, по всеобщему мнению, играет при нём роль серого кардинала. Поговаривают, что г-жа Шорена поддерживает одного из кандидатов на патриарший престол, который станет вакантным после того, как господь призовёт к себе Илью Второго. Но впрочем, воздержимся от сплетен и вернёмся к фактам.

Задержанный протоиерей упорно отрицал свою вину и уверял, что «все подстроено». До ареста он был кем-то вроде распорядителя всего хозяйства ГПЦ, и, по его словам, выявленные им серьезные финансовые нарушения настроили против него тех, кто наживался на этом и он стал жертвой их козней. Это звучало вполне правдоподобно, ведь ни для кого не секрет, что Церковь владеет весьма и весьма значительным имуществом – землями, зданиями, лечебными и учебными заведениями и т. д. Она официально освобождена от уплаты налога на недвижимость, да и государственные финансовые органы не особенно тревожат её проверками, но несколько дней назад, «учитывая высокий общественный интерес» к этому делу, прокуратура выступила с новым заявлением.

Она обнародовала тайные видеозаписи бесед протоиерея со своим родственником, журналистом Ираклием Мамаладзе, который является одним из главных действующих лиц в «деле о цианиде». Именно он поставил правоохранительные органы в известность о готовящемся покушении.

В этих видеозаписях отчётливо видно и слышно, что протоиерей просит родственника помочь ему приобрести цианид для устранения «некоторых лиц». Упоминает он секретаря патриарха Тетруашвили и говорит, что она «должна отправиться на тот свет». В результате осуществления этого дьявольского плана он – Георгий Мамаладзе должен будет занять одну из главных должностей при патриархе. Попутно он заметил, что претендовал бы на большее, будь он постарше. В ходе разговора он произносит загадочную фразу:

«Они стараются из-за всех сил, чтобы я попал туда…»

Совершенно очевидно, что протоиерей Мамаладзе – не убийца-одиночка, но кто эти загадочные лица, которые всеми силами пытались протолкнуть его поближе к патриаршему престолу, пока неизвестно. Вообще в этой истории вопросов пока больше, чем ответов. Полагаю, что дальнейшее расследование прояснит многое. Сегодня можно сказать только одно – всё это нанесло серьезный ущерб авторитету церкви. Та часть населения, которая наивно полагала, что служителям господа чужды мирские страсти и искушения, пребывает в унынии. В стане скептически настроенных граждан радости тоже не наблюдается, ибо история эта слишком уж неприглядна и ещё неизвестно какие сюрпризы преподнесёт нам «Дело о цианиде».

Запись «Дело о цианиде» или скандал в святом семействе впервые появилась Рабкор.ру.

Будни лагеря «Махмур»

22/03/2017

© AFP 2017/ YASIN AKGUL

«Сейчас еще слабо дымит, – говорит мне товарищ Кендаль, сопредседатель администрации лагеря беженцев «Махмур». – Три месяца назад горели 36 нефтяных скважин. Сейчас – только 4». Горящие скважины расположены в 20 километрах к западу от лагеря, за рекой Тигр, возле города Кайара. В конце октября 2016-го, когда началась операция по освобождению Мосула, район Кайары контролировали боевики «Исламского государства» (ИГ, организация запрещена в России). Они подожгли нефтяные скважины, чтобы черные непроглядные шлейфы дымы закрывали их позиции от авиации противника. «Осенью и зимой дышать было нечем. Достаточно было выйти на улицу на несколько минут, и одежда, руки и лицо покрывались черным налетом сажи», – продолжает рассказывать Кендаль.

Объединенные силы иракской армии, вооруженных сил Иракского Курдистана пешмерги, отрядов Рабочей партии Курдистана (РПК) и коалиции, возглавляемой США, сравнительно быстро отогнали боевиков ИГ от Кайары. Взяли под свой контроль этот район за пару недель. Пожарные сразу же занялись тушением скважин. Применялись различные средства. Из скважин, продолжающих гореть до сих, по словам жителей «Махмура», нефть сочится, «словно кровь из открытой раны». Поэтому потушить их не удается. В марте на севере Ирака наступает сухой и жаркий сезон. Это значит, что остановить горение скважин будет в разы сложнее.

В последние дни февраля в лагере «Махмур» начинался футбольный турнир между школьными командами. Школьники гоняли мяч на фоне темных шлейфов, поднимающих с противоположной стороны Тигра.

В небе время от времени гудят самолеты и тарахтят вертолеты, участвующие в операции по освобождению Западного Мосула. Но это совершенно не вызывает интереса у жителей лагеря. Около двух лет они жили практически на передовой. Летом 2014-го им даже пришлось уходить в близлежащие горы, из-за наступавших со стороны Мосула отрядов ИГ. Так что несколько горящих скважин и пролетающая дружественная военная авиация абсолютно безразличны.

История

Мулла Али бежал из Турции в 1992-м году. До того он жил в городе Силопи, на границе с Ираком. Глава одного из крупнейших местных родов. Часть его родственников были участниками и сторонниками Рабочей партии Курдистана. Поэтому однажды его вызвали в турецкую военную разведку.

«Они мне сказали: у тебя три варианта, – рассказывает мулла Али, – либо будешь работать на нас, либо покинешь страну, либо тебя убьют рано или поздно. Работать на них я совершенно не хотел. Пришлось уехать в Ирак».

За ним последовала часть родственников. К ним присоединились другие турецкие курды, которые подвергались гонениям со стороны турецкого правительства за связи с РПК. В 1994-м в местечке Эртуш, недалеко от турецкой границы, они основали два лагеря беженцев. Жили в палатках. Связей своих с РПК не прерывали поэтому подвергались периодическим нападениям турецких спецслужб и протурецких сил, действовавших на севере Ирака. Во время очередного нападения один из лагерей был полностью сожжен. Пришлось уходить дальше – вглубь иракской территории.

Таким образом, в 1998-м году курды-беженцы оказались возле городка Махмур, населенного 20 тысячами иракских курдов. Этот район, в отличие от некоторых районов на севере страны, стабильно контролировался режимом Саддама Хусейна.

«Саддамовские чиновники сказали нам: либо тут будете жить, либо нигде, – вспоминает мулла Али. – Место они нам предложили между Махмуром и горами: пустыня – ни воды, ни земли, которую можно было бы возделывать».

Воду первое время привозили иракские военные в цистернах. Ее не хватало. Еще беженцы брали воду из старого водохранилища – ее использовали, в том числе, как питьевую, хотя она годилась только для хозяйственных нужд. Сначала привычно жили в палатках. Потихоньку занялись строительством саманных домов. Это были первые капитальные дома для беженцев за четыре года. Важное достижение. Фотография постройки первых саманных домов теперь висит на стене в администрации лагеря. Импровизированная галерея в администрации – хронология местных курдских беженцев. Единственная наглядная хронология.

Идеология РПК

С самого основания лагеря беженцев «Махмур» ключевую роль в его организации и функционировании играла идеология РПК. То, из-за чего им пришлось покинуть родину, помогло им создать фактически автономию на иракской территории. Сторонники РПК пытались создавать параллельные институты власти, аналоги российских советов, не только в Турции, но и в Сирии. И в Турции, и в Сирии их за это преследовали местные власти.

Когда курды-беженцы оказались возле Махмура опыт формирования советской власти помог им быстро организоваться и заняться решением насущных проблем. Правительство Саддама строить для них дома и подводить необходимую инфраструктуру не собиралось. Советы наладили управление почти 9 тысячами беженцев. Поэтапно стали проводиться необходимые строительные и прочие работы. Иракское правительство фактически признало советы органами управления лагерем. Например, если кто-то из иракских чиновников собирался посетить лагерь, они предварительно согласовывали свой визит с советами.

Были организованы и свои силы правопорядка и самообороны, но они носили неофициальный характер. «Из тени» они вышли в 2003-м после того, как режим Саддама был свергнут коалицией во главе США и Ирак оказался под оккупацией коалиционных сил.

Район города Махмур фактически стал буферной зоной между правительством Иракского Курдистана, базировавшегося в Эрбиле, и арабским правительством в Багдаде.

Власти лагеря умело лавировали между Багдадом и Эрбилем. И курдское, и арабское правительства хотели контролировать данную территорию. Благодаря этому лагерь беженцев получал финансовую и материальную помощь одновременно от Эрбиля, и от Багдада. Например, часть персонала Центра здоровья (единственного медицинского учреждения в лагере) получали зарплату из бюджета Ирака, другая часть – из бюджета Иракского Курдистана. Для плановых осмотров приезжали врачи как из Мосула (формально Махмур входил в состав провинции Мосул республики Ирак), так и из Эрбиля (с точки зрения Иракского Курдистана Махмур был частью области Эрбиль).

При этом в лагере сохранялась своя советская система власти. Раз в два года проходят выборы сопредседателей местной администрации.

Совершеннолетние жители голосуют за одного кандидата из женщин и одного из мужчин. И мужчины, и женщины выбирают двух кандидатов. Нет разделения, что мужчины выбирают только мужчину, а женщины – только женщину. В составе администрации функционируют несколько комитетов, занятых определенными сферами внутренней жизни лагеря. Администрация подчиняется совету всего лагеря – высшему органу власти лагеря. Данная система власти была создана в соответствии с идейными принципами РПК.

Наступление ИГ

В июне 2014-го после триумфального захвата Мосула отряды ИГ двинулись в сторону Махмура – город находится в 70 километрах к югу от Мосула. Пешмерга, подчиняющаяся правящей в Иракском Курдистане Демократической партии Курдистана (ДПК), охранявшая в тот момент Махмур, за два часа эвакуировалась в сторону Эрбиля. Среди горожан началась паника. До 90 процентов из них так же бежали в сторону Эрбиля. Другие решили укрыться в лагере. Руководство лагеря решило уйти в ближайшие горы. Они не были уверены, что имевшегося в лагере количества бойцов РПК будет достаточно для эффективной обороны. В горах обороняться значительно проще, благодаря условиям рельефа. Лагерь к тому времени насчитывал 12 тысяч жителей.

Террористы попытались штурмовать горы, но, потеряв двоих убитыми, отступили. Через два дня из гор Кандиль (район Иракского Курдистана, пограничный с Турцией, там расположены основные военные базы РПК) подошли отряды РПК. Вместе с силами самообороны лагеря они довольно быстро и легко отогнали ИГ от лагеря и города. Боевики отступили на 20 километров к западу, за реку Тигр, к городу Кайара, и на такое же расстояние к югу, к городу Бакирт. Наступать дальше не имело смысла – это районы, где проживают преимущественно арабы-сунниты. Следующие два с лишним года неподалеку от Махмура происходили периодические стычки между РПК, вернувшимися из Эрбиля силами пешмерги и отрядами ИГ.

В октябре 2016-го город Махмур стал отправной точкой операции по освобождению Мосула. Там расположился координационный центр иракской армии, полиции, пешмерги, РПК и возглавляемой США международной коалиции.

«Женология»

«Мы общались с несколько женщинами и мужчинами, бывшими на стороне ИГ. В общем-то, идеология ИГ вполне вписывается в современный либеральный миропорядок, – рассуждает товарищ Юлия.

Она преподает в Академии (единственное среднеспециальное образовательное учреждение в лагере «Махмур») предмет под названием «женология». – Смысл большинства идеологий при либеральном миропорядке – доминирование, навязывание своей элиты. Вот и террористы из ИГ хотят быть новой мировой элитой. Заменить собой нынешние правительства и олигархов. Так что ничего особо нового они не придумали».

Академия функционирует в лагере с 2011-го. Срок обучения – 2 года. Три специализации – медицина, педагогика и журналистика. Первый год студенты изучают социологию – она базируется на трудах теоретиков коммунизма и, конечно, лидера РПК Абдуллы Оджалана. Получив необходимые знания о картине современного мира, следующий год студенты изучают одну из узких специальностей. Дипломы Академии правительство Иракского Курдистана не признает, поэтому найти себе применение студенты Академии могут только в лагере. Товарищ Саид, организатор учебного процесса, говорит, что даже в автономии Рожава на севере Сирии, которая так же функционирует на основе идей РПК, выпускники Академии не смогут трудоустроиться.

«Там свои стандарты документов об образовании. Если наши выпускники получат соответствующие документы, то смогут работать в Рожаве. Просто при наличии нашего диплома у них этого не получится», – поясняет Саид.

Если же студент получил образование на территории Иракского Курдистана, то прежде чем заняться работой в лагере, ему (или ей) придется изучать социологию в Академии. Картины мира в университетах и колледжах Иракского Курдистана и лагеря «Махмур» кардинально различаются. В рамках социологии преподается «женология». «Жена» по-курдски «женщина». «Логос» – слово греческое, означающее «знание». «Женология» – наука о гармоничных отношениях между мужчинами и женщинами, – объясняет товарищ Юлия. – Мы стремимся к тому, чтобы между мужчинами и женщинами существовали сбалансированные отношения».

Спрашиваю ее: «А как же быть с феминизмом? Он не оправдал себя?» Товарищ Юлия отвечает совершенно серьезно, без какой-либо иронии:

«Не оправдал. Феминизм – тот же продукт либерализма. Современный феминизм стремится подменить власть мужчин, патриархат, властью женщин, матриархатом. РПК против чьего бы то ни было доминирования. Это не является решением проблем в глобальном масштабе. РПК выступает за равноправие – настоящее, а не декларируемое».

Религия без опиума

В лагере «Махмур» действуют две мечети. Суннитские. До 90 процентов религиозных курдов (проживающих в Ираке, Турции, Сирии и Иране) исповедуют суннизм. Лишь немногочисленные их меньшинства исповедуют иные ответвления ислама и такие специфические религиозные течения, как езидизм.

«Вот Эрдоган в Турции сейчас использует суннизм для укрепления своей диктатуры. ИГ используют ислам для оправдания убийств и террора. Но по своей сути ислам не является террористической или диктаторской идеологией. Он призывает любить ближнего, помогать нуждающемуся. Это очень мирная идеология», – говорит товарищ Джамиль, учитель курдского языка в средней школе лагеря.

Абдулла Оджалан призывает в своих трудах воспринимать религии в их изначальной версии. Без налета появившихся позже религиозных институтов, которые сделали из религий фундамент для множества громадных корпораций, обогащающихся на поклонении тому или иному богу. «Религия без опиума», – таким образом можно охарактеризовать отношение РПК к верованиям. «Верить или не верить в того или иного бога – личное дело каждого. Главное, чтобы этого бога не использовали для дискриминации или убийств», – продолжает товарищ Джамиль.

С муллой Али, нынешним лидером религиозной общины лагеря, я обсуждаю опыт построения коммунизма в Советском Союзе. «Ленин был молодец. Ленин – действительно революционер. А Сталин – диктатор. Он предал революцию, – говорит мулла Али. – Настоящего коммунизма никому в мире до сих пор построить не удалось. Хотя именно коммунизм – последний шанс для человечества. Если человечество не сможет создать настоящего коммунистического общества, оно погибнет».

Лагерь беженцев «Махмур», февраль 2017

Запись Будни лагеря «Махмур» впервые появилась Рабкор.ру.

Идеология эпохи реставрации

16/03/2017

Столетний юбилей революции 1917 года удивительным образом оказался поводом для реакционного идеологического шабаша по всем медийным каналам, хоть как-то связанным с действующей властью. Такое впечатление, что отмечаем мы не годовщину события, положившего начало грандиозным социальным преобразованиям, а вспоминаем про какую-то исключительную неприятность, случившуюся в одном отдельно взятом городе по вине нескольких злоумышленников. Единственный урок, который правящие круги готовы извлечь из отечественной истории, состоит в том, что народу надо при любых обстоятельствах слушаться начальство, а начальству — всеми силами избегать революций. Как тут не вспомнить Уильяма нашего Шекспира: «чтоб это нам сказать, не стоило вставать из гроба».

Впрочем, даже и урок относительно избегания революций российские элиты, похоже, не усвоили. По крайней мере ностальгические вопли о погибшей православной монархии свидетельствуют об обратном.

Называть Россию начала ХХ века, управляемую немецкой династией, для приличия сохранявшей фамилию Романовых, православной империей, это значит ничего не знать про историю, культуру, экономику и быт той реальной страны, в которой развернулись революционные потрясения. Могущественная, но всё же отсталая держава, возглавляемая космополитической элитой, заимствовавшей на Западе всё — от технологий до моды и кулинарных пристрастий, страна, государство, получавшее финансовые ресурсы из Франции и Бельгии и расплачивавшееся за кредиты жизнями своих солдат. Православной империей была Византия, но отнюдь не монархия, разместившая свою столицу в Петербурге, специально построенном как образцовая европейская столица, своего рода градостроительная утопия, воплощение передовых архитектурных концепций XVIII века.

Взгляды, на основе которых сегодня строится образ утраченной великой монархии, в предреволюционной           России показались бы дикими, архаичными и просто мракобесно-невежественными не только противникам самодержавия, но и его сторонникам, которых вопрос о внедрении передовой немецкой и бельгийской техники занимал куда больше, чем сохранение православной святости и русской «особости». Другое дело, что и с технологическими задачами развития российский правящий класс того времени не справился.

Если вернуться к современной России, то православно-монархическая идеология, пропагандируемая близкими к власти кругами, вполне логично отражает общую идейную динамику реставрации.

Иными словами, вполне соответствует общей логике политического процесса, с той лишь разницей, что на уровне слов и образов пытаются доделать то, что не удается совершить в реальности. Политическая дискуссия 2017 года по-своему подтверждает правильность той интерпретации событий 1917 года, которую давали В. И. Ленин и Роза Люксембург, доказывая, что стабилизировать либеральный режим Временного правительства не было никакой возможности. После падения монархии выбор был исключительно между развитием революции, что и было обеспечено приходом к власти большевиков, и скатыванием в откровенную реакцию, имеющую своим неминуемым результатом развал страны. На идейном уровне мы повторяем ту же динамику сто лет спустя. Идеологический режим буржуазной реставрации не удалось консолидировать в рамках либерального и прогрессивного западничества, инерция антисоветизма и антикоммунизма неминуемо привела к торжеству взглядов откровенно варварских и фундаментально неверных.

Логика реставрации требует максимального возврата к старому режиму если и не по сути, то хотя бы по форме. Но со времени революции 1917 года прошло слишком много времени, чтобы подобный возврат мог состояться в реальности. Именно поэтому он происходит в сфере идеологии, в сфере политических доктрин и пропагандируемого приближенными к власти мировоззрения. Однако здесь возникает уже новая психологическая ловушка, из которой идеологам вряд ли удастся вырваться. Запоздалая волна реакционных идей и настроений в реальности начала XXI века выглядит уже откровенно неадекватной. В конечном счете пропаганда идеи православной империи в нашу эпоху выглядит не более адекватной, чем попытки спустя несколько столетий после Коперника доказать, что земля плоская.

Если бы речь шла об обычной постмодернистской игре, это бы ещё куда ни шло. Но идеологи российской реакции столь же серьезны, сколь и невежественны. Образ мысли и образ жизни, продвигаемый этой публикой, настолько противоречит всем нормам современного общества и даже требованиям теперешнего капитализма, что носители официально одобряемой идеологии неминуемо оказываются маргиналами.

Это специфическая особенность идейных дискуссий нашего времени, делающая его по-своему уникальным. Общество далеко не всегда верит в официальную идеологию. К концу брежневского периода не так уж много народу всерьез было проникнуто коммунистическими идеями в их официальной партийной интерпретации. Но даже не принимая идеологию всерьез, общество относилось к ней достаточно терпимо или хотя бы равнодушно принимало её как жизненный факт, а люди, жившие в соответствии с её требованиями отнюдь не выглядели идиотами или безумцами.

Напротив, в современной России всякая попытка жить и действовать в соответствии с принципами, которые нам проповедуют с телевизионных экранов, превращает человека в посмешище.

Ряженные казаки, депутатки, призывающие лечить детей прикосновением к бюсту покойного царя, хоругвеносцы, священники, ведущие войну против музеев, активисты, призывающие защитить Путина от назначенного им же правительства и прочие подобные персонажи вызывают в лучшем случае иронию, в худшем — раздражение. И хуже того, политическая пропаганда разбивается пропагандой коммерческой, тоже являющейся необходимой и важной частью повседневной идеологии при капитализме — призывы к сексуальному воздержанию гробятся потребительско-эротическими образами, распространяемыми теми же медийными структурами по тем же каналам, а патриотическое кино, снятое по худшим лекалам Голливуда, демонстрирует свою полную несостоятельность при столкновении с американскими оригиналами, демонстрируемыми на тех же экранах.

В конечном счете политико-идеологическая и коммерческая пропаганда ставят перед собой одни и те же задачи, обслуживая воспроизводство современного российского капитализма, но, вступая в диссонанс между собой, они его не столько стабилизируют, сколько подрывают, демонстрируя всю остроту и непреодолимость возникающих в обществе и в его идеологии противоречий.

Проигрывает, как всегда, именно политическая идеология, которая несмотря на свой официальный или полуофициальный статус является — по отношению к обществу — маргинальной.

А правящие круги в своем увлечении пошлой реакционной романтикой становятся всё более похожи на французских Бурбонов, которые, как известно, «ничего не забыли и ничему не научились».

А ведь сто лет спустя после революции русской неплохо бы вспомнить и уроки французской революции.

Бурбоны неважно кончили…

Запись Идеология эпохи реставрации впервые появилась Рабкор.ру.

Борис Кагарлицкий

Популярные материалы:

Лента новостей Рабкор.ру

21/04/2017 - 13:21

© stopfake.org

Для позднего (или всё-таки среднего?) путинизма, динамика развития средств производства заметно...

21/04/2017 - 12:59

Пять главных кандидатов в президенты Франции: (слева направо) Франсуа Фийон, Бенуа Амон, Марин Ле Пен, Эмманюэль Макрон и...

20/04/2017 - 12:56

© провэд.рф

То, что либерально-рыночная политика буржуазной власти угрожает науке, образованию нашей страны,...

20/04/2017 - 12:46

© italiantribune.com

22 февраля 2012 года Маттео Ренци посчитал, что должность премьер-министра Италии – это «...