Лента новостей Рабкор.ру | Борис Кагарлицкий
24.11.2017
Добавить в избранное Лента новостей Напишите нам

Лента новостей Рабкор.ру

RSS-материал
Адрес: http://rabkor.ru
Обновлено: 38 мин. 12 сек. назад

Расписание стримов

30/08/2017

6 сентября в 19:00 в офисе ИГСО Борис Кагарлицкий беседует с Александром Батовым о предстоящем в Сочи Всемирном фестивале молодежи и студентов.

 

Материалы для предварительного ознакомления с темой можно посмотреть тут:

http://rabkor.ru/columns/interview/2016/03/16/world-festival-of-youth/

http://rabkor.ru/columns/events/2017/05/11/batov/

 

7 сентября 19:00 гостем Борис Кагарлицкий пьет чай с Сергеем Удальцовым и обсуждаем будущее левого движения в России.

 

За прошедшее время «Рабкор» публиковал столько текстов на эту тему, что трудно сделать выборку, однако несколько текстов мы всё же рекомендуем.

 

http://rabkor.ru/columns/editorials/2017/08/20/stable-pause/

http://rabkor.ru/columns/events/2017/08/11/udaltsov_plan/

http://rabkor.ru/columns/editorial-columns/2017/07/15/navalny-and-the-left/

http://rabkor.ru/columns/editorial-columns/2017/03/15/restoration/

http://rabkor.ru/columns/editorial-columns/2016/12/30/2016/

http://rabkor.ru/columns/editorial-columns/2016/09/26/zeitgeist/

http://rabkor.ru/columns/analysis/2017/05/15/the-second-great-depression/

 

 

8 сентября гостем ИГСО будет Александр Рыбин, антрополог, журналист, левый активист и путешественник.

 

Публикации Рыбина на «Рабкоре»:

http://rabkor.ru/author/alexander_rybin/

Запись Расписание стримов впервые появилась Рабкор.ру.

Сказка о потерянной молодёжи

29/08/2017

Молодежная политика в России не умерла, ибо умирать было нечему. Молодежной политики в России нет как категории. Нет, «молодежная» была, а молодежной не было.

Последние лет 20 молодежью в принципе никто не занимался. Вся политика государства была направлена на старшие категории населения, на пенсионеров и людей среднего возраста. Для молодых, правда, были открыты некоторые пути – поисковые отряды, клубы реконструкторов, масса спортивных и танцевальных секций. Увы, танцы, спорт и поисковые отряды – не столь интеллектуальное занятие, как советские клубы авиаконструкторов, юных историков, писателей, поэтов, художников и тому подобное. Молодежь сознательно выводили из общественного дискурса.

По телевизору активно крутили «Кривое зеркало», сериалы про ментов, бандитов, чеченскую войну, семейные мыльные оперы. И только к концу нулевых стали появляться «Универ», «Реальные пацаны» и прочие не особо качественные телепродукты, которые в какой-то мере еще можно отнести к молодежной категории. Все они были наполнены штампами, присущими старшему поколению.

Созданные для подрастающего поколения общественно-политические лифты вроде «Молодой гвардии», «Комсомола» и прочих подобных объединений работали не как рекрутинг новых кадров, а как подспорье для власти, как ширма, с помощью которой власть могла создавать образ работы с молодежью. Причем, как недавно отметил Владимир Коваленко в своей статье в журнале «Пульс», втянутая в провластный дискурс молодежь теряет свое «молодое» качество, юные партийцы и общественники становятся еще более консервативными и более косными, чем уже занимающие посты чиновники.

Происходящий параллельно с вычеркиванием молодежи процесс девальвации и разрушения образования создал огромную пассивную массу абсолютно неграмотных, неинициативных и люмпенизированных молодых людей.  В то же время еще работающая по инерции советская модель образования создавала фрагментарно образованную и амбициозную молодежь, которая стихийно создавала собственные дискурсы, нарративы, объединения – научные, поэтические, творческие, книгоиздательские и т. п.

В итоге необразованные юноши и девушки ведутся на банальную софистику откровенно демагогичного Навального, а власть не знает, что делать. Активизировавшаяся в последнее время «Росмолодёжь» громко, со свистом и улюлюканьем, салютом и троекратным «ура» проваливается.

«Территория смыслов» 2017-го года тоже провалилась. По всем фронтам объективно это фиаско. Самый большой молодежный форум страны не набрал должного количества участников. Комитет форума была вынужден обзванивать людей и приглашать их, в университетах создавались специальные добровольно-принудительные делегации, чтобы заполнить бреши. Не сработало. Огромная часть молодых людей просто не поехали жить неделю в палатке и слушать откровенно глупые вещи от «больших дядь».

Чтобы ни писали про Всемирный фестиваль молодежи и студентов, то там поступили еще хуже. По крайней мере в Петербурге всех непартийных, всех самостоятельных участников просто не пропустили, проигнорировав результаты тестирования. Да и что могут предложить данные форумы? Вся эта «молодежка» болеет одной болезнью вместе со всей политикой в РФ – тупым акционизмом. Вместо реальных дел мы выходим с флагами, ленточками и пр.

Раздача грантов на поддержку КВН в Саратове, фотографии на фоне Клязьмы и селфи с Медведевым – это не то, чего хочет прогрессивная и думающая молодежь. Она хочет будущего. Молодежь хочет знать, что в будущем она сможет найти работу не по знакомству, купить квартиру без грабительской ипотеки, ездить отдыхать с детьми за границу. Молодежь хочет будущего, ибо настоящее весьма ужасно – нищенские стипендии, отвратительное образование (за исключением пары вузов), наплевательское отношение от всех прочих страт, огромная социальная депривация, трудности в устройстве на работу.

В сухом остатке:

  • Огромное море маргиналов среди молодежи, которые пока еще ни к кому не примкнули;
  • Так называемые мгеровцы и прочие комсомольцы, которые ждут преференций за лояльность. Иногда такое случается – вспоминаем Василия Власова (21 год – депутат ГД);
  • Навальнята, сторонники движения «Весна» и прочие. От категории №2 отличаются мало.
  • Образованная, талантливая молодежь, которая занята своими делами, которая может артикулировать свои запросы и реально собой что-то представляет. Эдакая «контрэлита» по Парето.

 

И над этим всем нависает косный аппарат власти, который только сейчас понимает, что момент упущен, а что с этим делать, он не знает и не может знать, ибо сидит в высочайшей башне.

 

Евгений Змеев

 

Запись Сказка о потерянной молодёжи впервые появилась Рабкор.ру.

Яблоко раздора в Свердловской области

29/08/2017

Предполагаемый кандидат в губернаторы Свердловской области Евгений Ройзман так и остался предполагаемым, так как свердловский избирком не зарегистрировал его, ссылаясь на недостаточное число подписей муниципальных депутатов. Событие, прямо-таки скажем, не исключительное, учитывая всех яблочников, в разное время не допущенных на выборы… если бы не стороны, вовлеченные в эту историю.

Проблемы у Ройзмана начались уже при процедуре выдвижения. Григорий Явлинский, как всегда мастерски вытащенный «Яблоком» из нафталина перед президентской компанией, публично обещал выдвинуть в кандидаты именно Ройзмана. В апреле Ройзман встречается с полпредом президента по Уральскому федеральному округу Игорем Хованских, который, по слухам, предлагает мэру Екатеринбурга отказаться от идеи бороться за губернаторское кресло. В прессе сразу появилась информация, что местные чиновники, посовещавшись чуть ли не с аппаратом президента, решили не пускать Ройзмана.

Действующий глава области Евгений Куйвашев закономерно был выдвинут партией «Единая Россия» и считается одним из лидирующих кандидатов, как и все врио во всех регионах. Из битвы компроматов стали известны не особо значительные вещи. Первое, Куйвашев подозрительно часто в процессе своих должностных перемещений оказывался рядом с бизнесменами Биковым и Бобровым. Второе, журналистка печально известного портала «Ура.ру» обвиняет команду губернатора в неких преследованиях. И наконец, обвинение в неправильном расходовании денег, а именно выделении чрезмерно больших сумм на поддержку СМИ, в чём некоторые видят бесплатный самопиар. Но грозы вокруг Куйвашева утихли, и, несмотря на весеннею отставку, он сумел сохранить поддержку центра. Тем временем вся свердловская область активно готовится к выборам, судя по количеству плакатов на улицах. По слухам, региональная власть решила всеми силами поднять явку и даже, кроме обычной ещё с советского времени продажи дешёвой продукции и концертов, придумала проводить лотереи. На одном из участков обещают разыграть квартиру.

Комментирует руководитель Московского представительства Совета молодых политологов РАПН, главный редактор интернет-портала New Political Studies Review Руслан Зариев:

 

– Как такового электората у Ройзмана нет, и тому есть несколько причин. Во-первых, невыполнение предвыборных обещаний 2013 г. Ройзман очень многое обещал, но де-факто за все время руководства городом ничего не сделал. Он, впрочем, и не мог ничего сделать, так как его должность главы Екатеринбурга – Председателя Екатеринбургской городской думы ничего, кроме обсуждения и принятия незначительных распоряжений, не предполагает. Во-вторых, его не знают в области – Ройзман известен только в Екатеринбурге, а область живет в совершенно другой реальности. Единственный источник информации там – это областное телевидение и областная газета, которые существуют на деньги Правительства Свердловской области, и, конечно, там не пишут ни о ком, кроме Куйвашева. Пробить эту информационную стену в области довольно сложно. В-третьих, скандальные истории в Фонде «Город без наркотиков» и, в-четвертых, обвинения в принадлежности к уралмашевской группировке.

 

Ройзман, рассчитывая на поддержку «Яблока», пытается выдвинуться от этой внезапно полюбившейся ему партии, но свердловское правление партии отказывается его выдвигать, взамен выставляя кандидатуру местного главы союза предпринимателей. Ройзман заявляет о давлении на партию, для разрешения ситуации в Екатеринбург приезжает Явлинский, чтобы своим авторитетом купировать все страхи и недовольства. С большим скандалом и выходом большей части президиума Ройзмана всё-таки выдвигают, причём делает это одно лишь поредевшие бюро. Стоит заметить, что Ройзману как достаточному видному политику в области сразу после первого провала выдвижения свои услуги предложил ПАРНАС, готовый оперативно выдвинуть его в течение двух дней, но Ройзман в тот момент решил не менять знамёна. Как позже выскажется сам мэр Екатеринбурга в интервью «Медузе», выдвигаться от ПАРНАСа для него было бы равносильно политическому самоубийству. Заметно, что Ройзман сам отказался от слишком жёсткой радикализации, оставшись в лоне старой партийной оппозиции, каковой в Екатеринбурге является «Яблоко».

Выдвинувшись, Ройзман планомерно начинает бороться с жёсткой преградой в виде муниципального фильтра. В Свердловской области этот механизм особенно изощрён, так как мало собрать определённый процент подписей от муниципальных депутатов, надо ещё обеспечить определённое процентное соотношение подписей от сельских и городских депутатов. Однако деревня Свердловской области, ревнуя к Екатеринбургу, временами упрекала его в излишней любви к урбанизации и невнимании к проблемам села. И, по подсчётам самого Ройзмана, у него уже к моменту выдвижения не получилось бы собрать достаточное число голосов сельских депутатов. 18 июля Ройзман дал интервью, которое журналисты интерпретировали как заявление о снятии кандидатуры. Через неделю Ройзман заявляет о том, что он совсем не это хотел сказать, а имел в виду то, что «скорее всего, его не пустят», а снимать свою кандидатуру он не будет, пусть это делают чиновники.

 

Комментирует Руслан Зариев:

 

– Основная причина невыдвижения Евгения Ройзмана довольно банальная – он не прошел муниципальный фильтр в 130 подписей. Однако это, скорее, следствие. К причинам можно отнести излишнюю самоуверенность Ройзмана, нежелание администрации президента работать с ним как с губернатором, консолидация свердловских региональных элит вокруг Е. Куйвашева, отсутствие реальных выборов губернаторов в России, внутрипартийная борьба в «Яблоке», а также роль Ройзмана в деле экс-депутата Екатеринбургской городской думы О. Кинева. Ройзман очень самоуверенный человек. Для политика это важное качество; без некоторой доли веры в себя, в свои идеи, политик не политик, но не стоит забывать про политические реалии. На протяжении последнего года Ройзман говорил, что, если действующий губернатор Куйвашев пойдет на выборы, то он тоже пойдет и выиграет на выборах, так как он выигрывал все выборы. Только Ройзман забыл уточнить, что он всего лишь два раза участвовал в выборах, и да, довольно успешно, но он прошел в Государственную Думу в 2003 году, когда парламент уже перестал быть парламентом, и занял должность Главы Екатеринбурга – Председателя Екатеринбургской городской думы в 2013 г., которая является не управленческой должностью, а всего лишь представительской. Реально у Ройзмана нет никакой власти в Екатеринбурге, так как вся она сосредоточена у сити-менеджера (главы администрации Екатеринбурга) А. Якоба. Выборы губернатора области – это не выборы Главы Екатеринбурга – Председателя Екатеринбургской городской думы. Не знаю, осознает ли Ройзман, что он стал «мэром» только потому, что городским элитам было легче «выбрать» его на эту должность, чем работать со ставленником Куйвашева, который эти «мэрские» выборы проиграл.

Следующим витком эпопеи становится словесная дуэль между Эллой Панфиловой и мэром. Сначала Ройзман обвиняет ЦИК в чинении препятствий, на что Панфилова ответила, что Ройзману следовало быть расторопнее и не лениться, а съездить в отдалённые сёла за подписями. Ройзман парирует, что было бы у него 24, а не 23 подписи сельского депутата, это бы ничего не решило, так как из-за проволочки в выдвижении у него нарушился план кампании. Панфилова заявляет, что, так как екатеринбуржец был выдвинут без партконференции, его выдвижение может считаться незаконным. Ройзман опять говорит о давлении на партию и притеснениях со стороны избирательных комиссий. Панфилова заявляет, что избиркомы ни на каком уровне никому не препятствуют, и вообще договорилась до того, что «слабых не бьют, а «Яблоко» переживает не лучшие времена».

Ройзман, страдая от невозможности преодоления муниципального фильтра, едет в Москву, и там, ещё раз заручившись поддержкой Слабуновой и Явлинского, делает смелое заявление о возможных уличных протестах в Екатеринбурге. В последующих интервью Евгений Вадимович избегал этой темы, но намекал, что, скорее, поддерживает эту идею. Здесь появляется новая фигура в виде Алексея Навального, который открыто заявляет о поддержке Ройзмана. В одном из своих видео он сказал, что не понимает, почему у Ройзмана возникают препятствия, разве только из-за преднамеренного умысла не пускать мэра на губернаторские выборы.

Навальный покритиковал пресловутый муниципальный фильтр, назвав его недемократическим институтом. Ссылаясь на то, что, раз Ройзман мэр, значит, его кто-то поддерживает, лидер Фонда борьбы с коррупцией продолжил критиковать недостатки современной избирательной системы. Навальный попытался развить тему Ройзмана и сделать его своим кандидатом, как говорили некоторые аналитики, апробировать модель поведения в случае недопуска его самого к президентским выборам. Но тут случилось неожиданное, Ройзман сам если не дистанцировался, то не стал развивать тему связи с Навальным, то есть не стал примешивать к своей кампании нотки навальновского протеста. Интервью по этому поводу Ройзман ещё не давал, но, рассматривая ситуацию, можно сказать, что здесь он поступил так же, как и с ПАРНАСом. В общем, несмотря на криминальные ошибки молодости, Ройзман выглядит очень перспективной фигурой и даже в случае фиаско на этих губернаторских выборах обещает вернуться в большую политику.

Рассматривая феномен Ройзмана, можно также отметить, что невыдвижение мэра Екатеринбурга произошло из-за кризиса внутри самой партии «Яблоко», а не только из-за административного давления и муниципального фильтра. Аналогичные проблемы наблюдаются в Краснодаре и ряде других городов. Это вызвано проблемой с высшим руководством партии, где формально есть руководитель, но Явлинский давит всех своим авторитетом. Явлинский здесь связан им самим же сочинённым уставом партии, где лицо не может занимать должность руководителя более двух раз ни при каких обстоятельствах, а контроль над партией терять не хочется. Кроме того, другая часть спектра проблем начала кристаллизироваться на уровне региональных бюро, где произошёл конфликт умеренных и радикально настроенных членов партии. Взятый Митрохиным курс на радикализацию партии привёл к внутреннему раздору. Если раньше в провинциальных городах попадались демонстрации бабушек с плакатами «долой воров», то сейчас эти бабушки не могут понять идеологическую основу партии и отходят от неё. «Яблоко» теряет рейтинги и поддержку. Можно также предположить неэффективное руководство партией, так как явная победа «Яблока» – снятие главы республики Карелия — практически не была освещена. Что, вероятно, было сделано, чтобы рейтинг Эмилии Слабуновой, которая в Карелии много лет боролась против регионального начальства, не поднялся выше рейтинга Явлинского, дабы сохранить его роль отца партии.

А неудача уже совсем близко подобралась к Евгению Вадимовичу, так как 28 июля 2017 г. ЦИК отказал ему в официальной регистрации кандидатом в губернаторы Свердловской области. Исполнит ли он свои обещания насчет уличных протестов, остаётся непонятным. К примеру, куда менее оппозиционный кандидат — коммунист Мархаев из Бурятии осмелился на этот шаг. К слову сказать, ему тоже отказали в регистрации кандидатуры, на что он сейчас подал жалобу в ЦИК. Ещё заметим ту разницу, что в Бурятии более тонкая игра, так как там удалось пробиться кандидату-спойлеру от «Коммунистов России». Скорее всего, Ройзман в ближайшее время напишет аналогичную жалобу в ЦИК. Вопрос, что это ему даст, пока остаётся без ответа.

Антон Арутюнов

Запись Яблоко раздора в Свердловской области впервые появилась Рабкор.ру.

Не стреляйте в соцработника

29/08/2017

Долгий сбор справок и документов, бесконечное хождение по кабинетам, общение с бюрократами, унылое просиживание в очередях – так выглядит стандартное общение россиян с органами государственного социального обеспечения. И итог этого общения не всегда радует: не хватает одного документа – отказ, нужный документ просрочен – отказ, документ не заверен нотариально – отказ и все по-новой. Кто из нас не проклинал все на свете, просиживая в бесконечных очередях поликлиники, собеса, отделения пенсионного фонда? Кто не костерил последними словами врача в регистратуре, сотрудника соцзащиты… Первая мысль в такой ситуации, она же самая наивная и неправильная – во всем виноват этот вот конкретный чиновник, который не любит тебя и всех простых граждан страны, который специально гоняет тебя за справками, создает очереди и злорадствует отказам по тем обращениям, с которыми ты приходишь в государственные органы.

В социальных органах работают разные люди, в том числе и откровенные социопаты, снобы, грубияны, однако, их меньшинство, большая часть вполне себе обычные люди, доброжелательные и гуманные. Никто специально не готовит из людей злыдней-чиновников. Видеть в каждом бюрократе врага общества глупо, их функцию кто-то выполнять все равно должен.

И здесь мы переходим к ключевому вопросу: так почему же социальные органы работают так неэффективно, откуда берутся очереди, бумажная волокита и в итоге – постоянные отказы в социальной помощи от государства?

Даже самые честные из людей, приходя на государственную службу, быстро сталкиваются с любопытной метаморфозой – в этой профессии все нужно делать обоснованно и по инструкции. Вы должны четко обосновывать каждое ваше действие: оказали медицинскую помощь, выдали пособие, дали право на льготу, назначили пенсию – почему, на каком основании? Презумпции невиновности нет, чиновник перманентно обвинен в неэффективности и коррупции. Делая что-то, чиновник должен постоянно держать в голове: «Как я обосную это, когда приедет проверка из прокуратуры?» При этом слов мало, нужны документы, официальные, подписанные и проштампованные. Только документы могут быть свидетельством вашей невиновности в случае проверки. Не прикрывая свои действия официальными поручениями, согласованиями, справками и иными нормативно-правовыми актами вы не продержитесь в этой системе и трех месяцев. Одно необоснованно выданное пособие, назначенная пенсия, принятый пациент, не оформленный должным образом, могут стать концом карьеры или, по крайней мере, большими проблемами (минус премия, выговор с записью в личное дело и прочее). Система работает так и не иначе. Крайним в этой системе становится гражданин, которого обязывают представлять новые справки, сдавать их в госорганы лично, заверять их у нотариуса и пр.

Но это только часть проблемы. Наверняка вам не раз приходилось слышать из уст высших руководителей нашей социальной политики последних лет: министров труда и социальной защиты, главы правительства, президента фразы «об адресном подходе к оказанию социальной помощи населению», внедрению критерия «нуждаемости», эффективной социальной политики. Логика проста, де нерационально раздавать социальные выплаты просто так, нужно сосредоточиться на оказании помощи только тем, кто очень в ней нуждается. Такая логика подкрепляется доводами, что бюджет тратит на социальную политику большую часть своих доходов, нужно экономить, давать пособия тем, кто мог бы прожить и без них, значит расхолаживать граждан, тратить деньги зря. Следствием такой логики является строительство в России системы социальной защиты населения, где гражданин, прежде чем получить от государства социальную помощь должен убедить это государство в лице конкретных чиновников, что он действительно бедный, ему действительно нужна помощь, он ее действительно заслужил, что его доходы меньше прожиточного минимума. Кошмар для системы, работающей по такой логике, это ситуация, когда гражданин с доходом на 5 рублей выше прожиточного минимума, получает от государства социальные пособия и прочую помощь. Государственные органы охвачены настоящим психозом от того, что граждане могут получать социальные выплаты необоснованно и тут может быть замешана коррупция.

Идеологической поддержкой такой логики служат многочисленные экспертные доклады об эффективности адресного подхода к социальной помощи населению, написанные в неолиберальной ключе неприятия социального государства.

Однако вся эта возня: заключения экспертных докладов, постановления государственных органов социальной защиты населения, законы, принимаемые законодательными собраниям – все это для простого человека остаются невидимой частью айсберга. Он видит лишь конкретных чиновников низового уровня, которые вынуждены запрашивать пакеты документов, скрупулезно их проверять (оттуда нехватка сотрудников и очереди), и выдавать бессердечные отказы в оказании социальной помощи людям, которые в ней реально нуждаются, но не могут подтвердить это на бумаге.

Цинизм ситуации в том, что каждый раз, когда правительство проводит очередной демонтаж институтов социального государства, как это было с массовым увольнением медицинских работников в Москве в 2014 г., оно как раз таки заигрывает на этой бытовой нелюбви населения к низовым чиновникам, с которыми им приходится регулярно общаться. В итоге система работает все хуже, растет бюрократизм, очереди, волокита, отказы и это служит алиби для очередного витка наступления на систему государственной социальной политики.

Каков выход из ситуации? Должно быть очевидно, что он заключается в реформе самой системы социальной сферы, принципах, по которой она работает, ее внутренней логике. Вектор реформ уже был описан мной в статье «Социальная защита населения в России: актуальные проблемы и системные противоречия»1. Помимо первостепенного – требования повышения социальных выплат до уровня прожиточного минимума, важно изменить процедуру получения социального обеспечения. Насущным политическим требованием становится упрощение и облегчение порядка получения гражданами социальной помощи. Процедура получения социальной поддержки не должна занимать у человека более одного дня, а количество запрашиваемых документов должно быть ограничено. Основанием для оказания социальной поддержки должно стать заявление гражданина вместе с одним или несколькими подтверждающим документами (но не более 3-4). Нужно расширить практику самостоятельных запросов госорганами требуемых документов, чтобы разгрузить граждан от повинности собирать их самим. Целесообразно форсировать вопрос перевода государственных органов на работу в бесконтактном формате, когда послать заявление и все необходимые документы (сканы) можно просто на официальную электронную почту того или иного ведомства без необходимости личного посещения. Также требуется отменить плату за получение справок, требуемых госорганами, и их заверение, так как получается, что граждане оплачивают их дважды – в виде налогов и непосредственно.

Нужно развернуть логику работы социальных органов.

Отказаться от фобии необоснованных социальных выплат гражданам. Давайте признаем очевидное, что обогатиться на необоснованном получении государственных социальных пособий невозможно. Мошенничество с социальной помощью вероятно, но вред от него государству в разы меньше вреда от, скажем, бизнеса, уходящего от налогов, или банальной коррупции при закупках. Механизмы контроля за обоснованностью оказания социальной помощи не должны выливаться в усложнение процедур получения этой помощи и практику массовых отказов в помощи людям. Нужна простая, понятная и доступная, основанная на доверии к людям, система социальной поддержки граждан, социального и пенсионного обеспечения, медицинской помощи. Если бы я мог дать совет тем, кто столкнулся с нынешними реалиями работы системы социальной политики, он бы заключался в призыве объединиться за эффективную реформу системы социальной политики.

Запись Не стреляйте в соцработника впервые появилась Рабкор.ру.

Митинг в Челябинске

28/08/2017

    В начале августа коммунисты Челябинского РОТ ФРОНТа вместе с ОКП и ВКПБ провели запланированное протестное мероприятие – митинг с заявленной темой «Против дорожно-транспортного произвола».

    В своих выступлениях коммунисты и приглашенные говорили о сложившейся в последние годы неудовлетворительной ситуации с состоянием дорог, тротуаров и работой общественного транспорта. Большинство дорог Челябинска и междугородних трасс покрыты колдобинами и выбоинами, люки колодцев провалены или перекошены. Дорожную обстановку усугубляют разбитые трамвайные переезды, превратившиеся в труднопреодолимые препятствия. Пешеходные дорожки во многих местах либо отсутствуют вообще, либо находятся в таком состоянии, что по ним невозможно ходить. Из-за такого неудовлетворительного состояния дорожно-транспортной инфраструктур происходят многочисленные дорожные аварии, в результате которых люди нередко получают травмы, гибнут.

    Дорожно-строительные и ремонтные работы характеризуются низким качеством. Так, накануне митинга на одной из дорог Челябинска ливнем было смыто только что уложенное асфальтовое покрытие.

Огромные нарекания вызывает работа общественного транспорта. Ликвидируются маршруты, сокращается количество рейсов. Из-за нарушений расписания движения транспорта люди нередко часами маются на остановках.

Реакция всех ответственных лиц, как и прежде, нам хорошо знакома: городские власти обещают исправить ситуацию, но пока только повысилась стоимость проезда, увеличились налоги, ввелись новые сборы по типу «Платона», увеличились акцизы и цены на горючее, а положение трудящихся и пенсионеров только ухудшается.

Поэтому участники митинга в своем единогласно принятом заявлении к губернатору Челябинской области и главе городской администрации выдвинули ряд требований, направленных на обеспечение надлежащего содержания и своевременного, качественного ремонта дорог и тротуаров, налаживание работы общественного транспорта таким образом, чтобы он удовлетворял потребность горожан в пассажирских перевозках, замораживание приватизации общественного транспорта и др.

Материал заимствован у сайта http://www.rotfront.su

Запись Митинг в Челябинске впервые появилась Рабкор.ру.

Грозное “православие”?

27/08/2017

рисунок Сергея Ёлкина

В последнее время в нашем «православном отечестве» набирает популярность строительство памятников Ивану Васильевичу Грозному. Вот и в Москве недавно появился очередной (в столице первый). При этом ни для кого не остаётся большим секретом, что Иван Васильевич был человеком не только высокообразованным, но и довольно суровым, и с его позволения, если не по его непосредственному приказу, был убит митрополит Филипп Колычев. Филипп II впоследствии «прославлен для всероссийского почитания», не говоря уже о том, что он возглавлял какое-то время не много ни мало всю русскую православную церковь. В убийстве особо сомневаться не приходится: множество упоминаний об этом встречается у самых разных историков, включая Костомарова и Карамзина. Историки церкви – Макарий Булгаков и Антон Карташев – тоже не отрицают случившегося убийства и причастности к нему Грозного.

Так вот в Москве поставили памятник человеку, инициировавшему убийство главы русской православной церкви. Как на это реагируют официальные православные, столь заметные на всех телеэкранах страны? Где неутомимый борец с гей-угрозой и почитатель «отца Пигидия» Милонов, где царелюбивая Поклонская? Они, насколько я понимаю, скромно молчат. Святейший патриарх высказался по поводу памятника, установленного в прошлом году в Орле, — у него тогда возражений не возникло. Во всяком случае, такие сведения появлялись СМИ (см: http://www.interfax.ru/russia/521490), и пресс-служба московского патриархата их вроде бы не опровергла. Церковный чиновник рангом пониже — митрополит Орловский и Болховский Антоний также не нашел тогда в установке памятника ничего крамольного.

Зато по поводу груди балерины Матильды Кшесинской и вообще показа её отношений с Николаем II православная общественность спешит разразиться праведным гневом, не посмотрев даже само кино, в котором эта грудь и эти отношения демонстрируются. Архиправославный Никита Сергеевич Михалков с иконой на заднем фоне, опять же, ещё в прошлом году решил устроить по поводу установки всё того же памятника Грозному в Орле дискуссию с либеральнейшим Николаем Сванидзе. Логику Михалкова можно представить приблизительно так: или уж совсем не умываться, или умываться кипятком. Почему-то, если Борис Ельцин — бездарнейший правитель, натворивший немало бед, то из этого обязательно, с неумолимой логикой должно следовать, что памятники Ивану Васильевичу устанавливать можно. С тем же успехом можно было сказать: если те, кто любит Ельцина, против массовых расстрелов, то я за. В случае Михалкова его позиция кажется ещё более странной, так как наш Никита Сергеевич вроде бы выступает с осуждением всяческих «нетрадиционных» сексуальных практик и форм брака. Я не особо интересовался интимной жизнью Ивана IV, но если память мне не изменяет и если верить историку Андрею Юрганову, свою бисексуальность царь и великий князь особо ни от кого не скрывал.

В общем, всем господам «православным» хочется сказать: любите царя пламенной любовью, если вам так нравится, можете даже установить несколько позолоченных кольев на Красной площади, но тогда уж не называйте себя православными. Определитесь – с кем вы, мастера креста и епитрахили, проявите некоторую долю честности.

И не надо говорить, что в истории церкви случалось всякое, что апостол Павел был причастен к убийству Стефана Первомученика. Павел, как-никак, тогда ещё не был христианином, а после обращения постарался всей жизнью убийство искупить. Иван Васильевич же на момент убийства был крещён и после смерти Колычева церквей в его честь не строил. Короче, не надо прикрывать православием свои политические амбиции и говорить о «традиционных ценностях» – вы к ним имеете весьма опосредованное отношение.

Сколько бы иконок ни стояло у вас за спиной, сколько бы молебнов вы, господа «православные», ни провели, вы ради угождения даже эфемерному «кесарю» уже заранее готовы отказаться от «богова». Если же вам нравится «производство» мучеников, то что ж вы так не любите революцию 1917?

Запись Грозное “православие”? впервые появилась Рабкор.ру.

Стабильность как пауза

20/08/2017

Российским властям то и дело везет. После шока 2014-2015 годов экономическая ситуация в стране наконец стабилизировалась на продолжительное время. Успокоение 2016 года продолжается и в нынешнем году, который уже перевалил за середину. Цены на нефть колеблются в районе 50 долларов за баррель, не желая дальше сдвигаться вниз. С лета этому способствует блокада Катара, агрессивное поведение США в отношении Венесуэлы и Северной Кореи, а также иные политические события. Соединенные Штаты заинтересованы в сохранении повышенных цен на углеводороды и не желают вновь увидеть минимум января 2016 года – 32 доллара за бочку, поскольку не хотят возобновления спада на рынках.

Надежда Дональда Трампа увидеть разрыв финансового пузыря в США пока так и не реализовалась. Сам он не решился мобилизовать сторонников на бой за обновление Конгресса. Подписав закон о новых санкциях против России, Ирана и Северной Кореи, президент борется лишь за сбыт американского сжиженного газа в ЕС, а также за сохранение приемлемых для производителей цен на углеводороды и условий добычи. В заморозке нынешних цен на нефть заинтересованы все страны-производители, включая Россию, а также Китай, чья экономика становится все более уязвимой.

Стабилизация в российской экономике держится не сама по себе. Нет роста и нет падения во всем мире. Вторая волна кризиса пройдена. Она поднималась в 2012-2013 годах и обрушивалась на рынки в 2014-2016 годах. Но теперь она миновала. Подготовляется новая – Третья волна, о чем предупреждают эксперты ИГСО и Лаборатории международной политической экономии РЭУ им. Г.В. Плеханова. Увы, определить точно, когда кризис вновь обострится, невозможно. Зато ясно, что Третья волна – неочевидная угроза для большинства россиян, а правящие круги верны старому курсу.

Однако на сей раз российское общество уверено: кризис в экономике сохраняется. Это принципиально отличает текущий момент от периода после шока 2008-2009 годов. Потребительская активность в 2017 году повысилась, наступило некоторое успокоение. Исследовательский холдинг «Ромир» фиксирует: в июле общие расходы отечественных потребителей увеличились относительно июня на 0,6%. Растут они третий месяц; годовой рост – 8,1%. Потребители избавились от страхов – это верно. Но им также приходится больше тратить из-за повышения цен. Имеет значение и отложенный спрос. Означает ли это, что у людей становится больше денег? Может быть, есть реальный рост заработной платы?

Чиновники правительства отчаянно ищут признаки повышения доходов населения. До заветной весны 2018 года, когда будет переизбран президент, им нужны позитивные сдвиги, на которые можно будет сослаться. Потом легко будет списать новые проблемы в экономике и непопулярные реформы на западные санкции. Потребуется ужесточение бюджетной политики, поскольку резервы государства достигают 412 млрд долларов. Дефицит бюджета регулярно выскакивает за 3%, и пополнять его все труднее. Климат в экономике оценивается как стабильно не инвестиционный. Летом вновь вырос отток капитала. Выросло и кредитование граждан.

Проблемы ощущаются на рынке труда. Хороших рабочих мест с белой, достаточной для жизни зарплатой становится все меньше. Плохих рабочих мест остается немало, хотя занимают их нередко иммигранты. Власти оценивают ситуацию как неплохую; молодые специалисты – как проблематичную, поскольку даже за год найти место по профилю бывает невозможно. Однако в крупных городах остается множество рабочих мест офисного типа с сомнительной эффективностью, занятых молодыми россиянами.

Увольнения прокатились в банковской сфере, а сфера услуг в целом сумела адаптироваться к кризису (факт, который отрицают, кажется, лишь министры экономического блока). В мегаполисах в этой сфере находят работу и пенсионеры, которые не могут прожить и купить лекарства без дополнительного дохода.

Стабилизация ситуации не исключает умеренных падений на мировом рынке и медленного ухудшения ситуации в России в ближайшие 8-10 месяцев. Тем не менее, даже если мировые цены на нефть опустятся до 40 долларов за баррель, а за доллар станут давать 70 рублей, это мало что меняет. Как отмечает Центр экономических исследований ИГСО, для начала Третьей волны кризиса может потребоваться куда большее падение. Деструктивные процессы должны выйти из-под контроля властей в одной из крупных экономик, например, в Китае, США, ЕС или Индии. Выпуск облигаций правительствами стран полупериферии и периферии должен достичь пределов. Когда власти потеряют контроль над ныне растущими долгами, кризис получит новое основание, а стабильность лишится подпитки.

Относительно спокойные условия дают российским руководителям шанс тихо провести президентскую кампанию, ничего не меняя. Перемен не жаждет и большинство россиян, не без основания опасаясь, что они могут лишь ухудшить их дела. Власти играют на этом. Они убеждают массы: кризис миновал и ситуация медленно начинает улучшаться, и только США и ЕС не желают нам добра – вводят новые санкции. Чиновникам очень хочется переложить на санкции ответственность за застой в экономике, но они понимают, что до переизбрания президента людям нужно сообщать обнадеживающие новости.

В первой половине 2017 года Алексей Навальный заставил Кремль волноваться. Он выиграл полугодие по очкам. Однако в июле пошла в атаку власть, а сам он раскрылся как либерал. Дебаты с Игорем Стрелковым оказались для Навального не очень удачными. Он оттолкнул многих граждан или, по крайней мере, не смог пока развеять их опасения. Строящееся вокруг него движение притормозило рост. Правящие круги надеются сохранить этот эффект. Поэтому они отложили планы новых неолиберальных реформ, сосредоточившись на поддержании курса рубля и низкой инфляции.

Текущая стабильность – не более чем пауза, не облегчающая жизни народа, но и не усложняющая ее резко. Она также не снимает его недовольства, которое продолжает нарастать, хоть и постепенно. Об этом пишут даже официальные социологи из ВЦИОМа, заявляющие, что «запрос на перемены» сменил «запрос на стабильность». Вместе с тем первый порыв активного возмущения, похоже, уже выдохся. Массы тоже взяли паузу на размышление.

Власти ошибаются, если полагают, что стоит паузе продлиться до лета 2018 года – проблема роста оппозиционных настроений будет снята. Включение патриотических политиков и «героев улицы 2011 года» в борьбу с Навальным также не снимет ее, если это вообще произойдет (что не слишком вероятно на данный момент). Кремль избавляется от многих хлопот, но лишь временно. Общество же делает новые выводы о делах в экономике и способности верхов вывести страну на путь развития с ростом уровня жизни и перспективами для молодежи.

Медленно хуже или медленно лучше – так видят экономическую перспективу многие россияне. Они с недоверием относятся к речам высших сановников, но опасаются, что в случае радикальных перемен ситуация ухудшится еще больше. Потому президентская кампания имеет шанс пройти тихо. Власти верят, что люди проголосуют за Путина. Пусть и эмоционально пассивно, без веры в благополучную «цифровую экономику» и рост достатка. Явка в этом случае окажется низкой, но кого это волнует?

Уязвимая сторона этого сценария в том, что стабилизация конечна. В 2018 году кризис, вероятно, сойдет с паузы. И кто бы ни был избран президентом, дела его пойдут плохо. Очень плохо. Для удержания контроля над бюджетом рубль девальвируют. Коммерциализация социальной сферы пойдет решительнее. Налоги, цены и тарифы будут повышаться. Заработная плата — нет. Молодому поколению будет еще больше не хватать рабочих мест. Давление США и ЕС на Россию будет работать против ее верхов, поскольку они не желают отказываться от неолиберального капитализма, не хотят развивать внутренний рынок и возрождать индустрию. Быстро вниз, в худшую сторону – так массы будут ощущать перемены в экономике.

Из этого уже надо будет делать прямые политические выводы. Пока же россияне встретят осень за своими обычными хлопотами. Пока еще они в состоянии терпеть паузу и слегка надеяться на лучшее.

Запись Стабильность как пауза впервые появилась Рабкор.ру.

Сталин, современник Путина

20/08/2017

В нынешнем году исполняется 80 лет трагическим событиям 1937 года. Массовые репрессии в Советском Союзе имели место и раньше, да и соратников по партии, оказывавшихся в оппозиции к руководству, регулярно преследовали и ссылали. Но именно в тот год репрессии не только достигли кульминации, но обрушились на головы множества людей, вообще не имевших отношения к политике, или партийцев, совершенно лояльных к генеральной линии.

Неудивительно, что либеральная общественность реагирует на данную годовщину потоком статей об ужасах тоталитаризма, доказывающих неразрывную связь между коммунистическими идеями и террором. Удивительно другое. Несмотря на три десятилетия постоянных разоблачений и бессчетное множество публикаций о сталинских преступлениях, популярность генералиссимуса постоянно возрастает.

Либеральные публицисты признают это и призывают друг друга опубликовать ещё больше разоблачительных текстов и рассказать ещё больше ужасов. По вполне понятным причинам, результат оказывается обратным ожидаемому. Если за всё это время они достигли лишь роста популярности Сталина, то откуда уверенность, будто, тупо продолжая делать именно то, что они безуспешно делали раньше, можно добиться иного результата?

Однако в чем причина того, что популярность советского вождя не просто растет, но перекрывает популярность кого-либо из живых и действующих политиков? Собственно, всерьез говорить о позитивном рейтинге у кого-либо из официальных лиц, кроме Путина, не приходится. Но и с Путиным всё как-то неважно. Ведь как бы ни раздували его рейтинг прикормленные социологические службы, в сравнении со Сталиным он проигрывает. Случись в стране выборы, на которых покойный генералиссимус баллотировался бы против действующего президента, первый победил бы второго с разгромным счетом.

Несложно догадаться, что популярность Сталина есть оборотная сторона непопулярности существующего социального и политического порядка среди граждан России. А также отторжения народом идеологии и практики либерализма. Тут связь самая прямая. Чем больше либеральная публика увязывает пропаганду своих идей с разоблачением сталинизма, тем более позитивным становится отношение масс к «вождю народов». Выражая ему позитивную оценку, люди одновременно оценивают то, что видят вокруг, и тех, кто раз за разом произносит речи об ужасах тоталитаризма. Ведь более чем понятно, что постоянные рассказы о прошлых преступлениях есть не что иное, как попытка оправдать и даже идеологически обосновать преступления нынешние, происходящие буквально у нас на глазах. И формула Иосифа Бродского «ворюги мне милей, чем кровопийцы» превращается теперь в прямое прославление и пропаганду воровства как единственного способа защитить общество от тоталитарного кошмара.

Однако в обществе зреют совершенно иные настроения.

Мысль о необходимости жестокого наказания воров становится настолько распространенной, что в перспективе тянет на новую национальную идею. И если двадцать лет назад можно было защищать Сталина, утверждая что он велик несмотря на репрессии, то сегодня изрядное число людей начинает думать, что он велик именно благодаря им.

Это, конечно, не имеет ничего общего с пониманием исторической роли Сталина и трагических противоречий советской истории. Но и речь у нас идет не о реально существовавшем человеке, умершем 5 марта 1953 года, а об идеологическом образе, функционирующем сегодня в нашем массовом сознании и являющемся не только совершенно живым, но, как и всё живое, развивающемся и меняющемся. Вряд ли большинство из тех, кто сегодня отдают предпочтение Сталину перед Путиным, хотели бы сами жить в 1937 году или желали бы повторения тех событий сегодня. Мало кто из нынешних людей был бы готов оказаться в застенках НКВД на месте «старых большевиков», но и на место Ежова или Берии тоже вряд ли кто желает сегодня попасть. Однако с ещё большей уверенностью можно сказать, что люди, с ностальгией думающие про 1930-е годы, категорически не хотят продолжать жить так, как они живут ныне, их явно не устраивает то, в каком состоянии находится страна сегодня. И это более чем рационально. Что бы ни говорили либеральные публицисты, стоит за этим не мифическая «любовь народа к палачам», а трезвая оценка сложившейся в начале XXI века социально-политической и культурной ситуации.

И тут, пожалуй, мы подходим к самому главному. Растущая популярность Сталина по сути своей отражает как стремление массы людей к социальным преобразованиям, так и неготовность за эти преобразования бороться, организовываться снизу, действовать по собственной инициативе. Сталин в их понимании — вождь, который не только вел за собой, но и добивался результата. Идти за таким вождем, даже если он жесток и непредсказуем, имеет смысл, ибо можно верить в его прошлые успехи. Однако такого вождя в нашей сегодняшней реальности нет, он существует лишь в нашем воображении.

Парадоксальным образом, на ту же воображаемую нишу в течение долгого времени претендовал и Путин. По большому счету, воображаемый Путин всегда был даже менее реален, чем воображаемый Сталин. Ибо успехи генералиссимуса так или иначе были историческим фактом, причем достигались в борьбе с мощными враждебными силами и драматическими обстоятельствами, тогда как успехи Путина в основном сводились к удачному пиару, опиравшемуся на благоприятные обстоятельства. И, в конечном счете, именно эти обстоятельства, а не пиар, были решающими.

Путин воспринимался как лидер, который вывел нас из ужаса 1990-х. Он таковым никогда не был.

Если кто-то и мог присвоить себе эту заслугу, то лишь Евгений Примаков, сумевший за время своего короткого премьерства переломить некоторые экономические и социальные тенденции. Но до тех пор, пока положение улучшалось, повышался и рейтинг Путина — реальный, а не нарисованный. Для этого даже не нужен был пиар, достаточно было просто закрепить в сознании людей ассоциацию между действующим президентом и положением дел в стране. Что говорил и делал реальный Путин, не имело никакого значения. Его речь в екатеринбургском Ельцин-центре, где он восхвалял своего предшественника и восхищался достижениями 1990-х, должна была бы стоить ему его политической репутации, если бы он в самом деле был участником политической жизни. Но воображаемый Путин продолжал существовать в массовом сознании как ни в чем ни бывало, потому что на самом деле большинству людей совершенно безразлично, чем занимается реальный человек с той же фамилией, занимающий кабинет в Кремле.

В конечном счете рейтинг Путина тождественен вере в то, что положение страны и её жителей будет как-то само собой улучшаться безо всякой борьбы и безо всякого нашего участия. Однако эта вера с каждым днем становится всё слабее, улетучивается и сменяется раздражением. Оборотной стороной популярности Путина как символической фигуры, олицетворяющей существующее на данный момент государство, является то, что никакие слова и действия уже не помогут, если доверие к государству подорвано. А оно подорвано — не только у активистов, политизированной молодежи или сторонников каких-либо оппозиций, но именно, и в первую очередь, у обывателей. В такой обстановке Путин может сколько угодно ловить щук и даже целовать лягушек, это ему не пойдет на пользу. Если раньше президенту прощали даже откровенно неудачные, комичные и сделанные невпопад высказывания или поступки, то сейчас даже самый гениальный пиар, четко сфокусированный и виртуозно исполненный, не даст ожидаемого результата. Скорее, он будет иметь обратный эффект. Но даже если людям будет искренне казаться, что их раздражает видео президента со щукой, на самом деле их раздражает совершенно иное — уровень цен, положение дел с зарплатой, развал медицины и, главное, отсутствие личных перспектив для улучшения ситуации.

Символическая (и по определению пассивная, аполитичная) поддержка власти опирается на обывательский индивидуализм, восторжествовавший среди жителей России после краха надежд на позитивное преобразование СССР в ходе перестройки. В тот момент, когда власть убедительно демонстрирует неспособность поддержать хотя бы стабильность, обеспечить хотя бы устойчивое неухудшение ситуации для аполитичного индивида, его пассивный патриотизм из прокремлевского превращается в антикремлевский. А на место виртуального Путина приходит виртуальный Сталин, воплощающий представление о реальных и утраченных успехах прошлого. Эта идеализация генералиссимуса ещё не означает ни поворота людей к социализму, ни понимания необходимости классовой борьбы. И то, и другое придет лишь тогда, когда люди перестанут ждать магического спасителя, начнут действовать сами, когда начнут учиться на собственном опыте, становясь — постепенно — из обывателей гражданами.

В этот момент им уже не понадобится виртуальный Сталин в качестве альтернативы виртуальному Путину. Потому что они сами — своими действиями — породят новых, своих собственных, реальных героев и лидеров.

Запись Сталин, современник Путина впервые появилась Рабкор.ру.

Забытый вердикт “Контрпроцесса”

20/08/2017

Лев Троцкий

Нет, наверное, более удручающего занятия, чем попытаться найти в современном книжном магазине хорошую книгу, посвященную отечественной истории, особенно если речь идет о событиях прошлого столетия. Вместо этого там полно псевдоисторической макулатуры как либерального, так и сталинистского толка. Авторы таких шедевров чаще всего преподносят читателю какую-нибудь замшелую конспирологическую агитку, которая ровным счетом ничего не проясняет, но зато создает у несчастного потребителя иллюзорное ощущение собственной просвещенности. Попыток провести объективный анализ и уж тем более попытаться заставить человека думать самого почти не предпринимается.

Даже при публикации вполне себе исторических документов отечественный издатель не упускает возможности дать слово какой-нибудь «интересной личности», которая, в свою очередь, не преминет изгадить книгу своими чрезвычайно уместными и неповторимо оригинальными комментариями. В качестве примера можно вспомнить изданный в 2015 году «Процесс антисоветского троцкистского центра (23-30 января 1937 года)», снабженный предисловием Николая Старикова.

К счастью, такое происходит не всегда, и порой судьба улыбается тому, кто хочет познавать историю отечества адекватно, без ссылок на вездесущих англосаксов или масонов. Такому человеку, безусловно, будет интересна вышедшая в этом году книга «Контрпроцесс Троцкого. Стенограмма слушаний по обвинениям, выдвинутым на московских процессах 1930-х гг.»

Переоценить ее значение трудно. В отечественном информационном пространстве еще со сталинских времен укрепился очень мощный стереотип ненависти ко Льву Троцкому, основанный в большей степени на откровенных фальсификациях, выдумках и очевидном бреде, который десятилетиями распространяли несчетные сонмы крикливых и бестолковых бумагомарателей. Эта тенденция продолжилась и в наши дни, но, как и прежде, почти никто из обличающих этого «врага России и всего русского» не удосуживается читать самого Троцкого. Многочисленные полуобразованные пустозвоны предпочитают с упоением цитировать друг друга и этим ограничиваются[1].

В этой связи «Контрпроцесс», вышедший под редакцией замечательного отечественного экономиста Солтана Дзарасова, оказывается чрезвычайно полезным пособием для людей, изучающих историю СССР первой половины XX века и особенно период т.н. «Большого террора». И вот почему. В наши дни, когда реальные цифры, касающиеся масштабов репрессий наконец-то стали достоянием общественности, выяснилось, что они значительно ниже тех сумасшедших «десятков миллионов», о которых без умолку трещала либеральная пропаганда в конце 80-х и начале 90-х. Разница оказалась сталь велика, что, по закону маятника, люди стали склоняться к мысли, будто сталинские репрессии по своему масштабу и жестокости были не таким уж страшным явлением. Эту тенденцию подхватили многочисленные публицисты, ринувшиеся убеждать массы в том, что едва ли не все репрессированные при Сталине люди были виновными, а те, кто пострадал безвинно, стали жертвами не благодаря, а вопреки сталинской политике. Отдельные фрики даже договорились до того, что Большой террор развязали троцкисты, которые на протяжении нескольких лет с упоением уничтожали самих себя, чтобы настроить советский народ против Сталина.

Закономерно стал вновь и вновь подниматься вопрос о так называемых «московских процессах», на которых бывшие первые лица советского государства, вроде экс-главы правительства Рыкова, признавались в том, что они, будучи скрытыми троцкистами и действую по указанию Троцкого, всячески вредили советскому государству. Это по их вине обваливались шахты, взрывались котлы, ломались станки, а рабочие травились некачественной едой.

Нелепость выдвинутых обвинений была чудовищна, и она вкупе с почти полностью отсутствующей доказательной базой поражала тех, кто следил за этими процессами. Защищавшие сталинскую Фемиду потратили море чернил, тщетно стремясь доказать ее беспристрастность, но в итоге все их доводы сводились к одному: «Подсудимые, имевшие опыт подпольной работы, могли заниматься вредительской деятельностью, а раз могли, значит, виновны». Похожие методы применяются и сегодня отечественными сталинистами, не оставившими попыток доказать, что репрессии 30-х годов были не борьбой с внутрипартийной оппозицией, а истреблением пятой колонны[2]. Сам Троцкий по поводу таких обвинений писал:

 

«В результате серии московских процессов оказалось, что из девяти человек, которые при жизни Ленина были в Политбюро, т.е. в верховном учреждении партии и государства, все, за исключением Сталина и своевременно умершего Ленина, оказались агентами иностранных государств. Во главе Красной армии стояли лишь изменники: Троцкий, Тухачевский, Егоров, Якир, Уборевич, Гамарник, Муралов, адмирал Орлов и пр. Важнейшие советские дипломаты: Раковский, Сокольников, Крестинский, Карахан, Юренев, Богомолов и другие оказались врагами народа. Во главе промышленности, железных дорог и финансов стояли организаторы саботажа: Пятаков, Серебряков, Смирнов, Лифшиц, Гринько и другие. Во главе Коминтерна случайно оказались агенты фашизма: Зиновьев, Бухарин и Радек. По приказу Троцкого, отделенного тысячами километров, становились иностранными шпионами глава правительства Рыков и большинство народных комиссаров: Каменев, Рудзутак, Яковлев, Розенгольц, Чернов, Иванов, Осинский и другие. Агентами империализма оказались все без исключения главы трех десятков советских республик, руководители ГПУ в течение последних 10 лет, наиболее выдающиеся рабочие-революционеры, выдвинутые большевизмом за 35 лет (Томский, Евдокимов, Смирнов, Мрачковский), члены правительства Российской Советской Республики (все они состояли в заговоре против советской власти, когда она находилась в их руках). Наконец, заведывание жизнью и здоровьем вождей правительства было поручено отравителям. Глава политической полиции Ягода, которой поручена была высшая охрана государства, оказался организатором всех преступлений. Под этой картиной нужно поставить подпись мастера: Иосиф Сталин».

 

Этим он, впрочем, не ограничивался. При его активном участии была создана т.н. Комиссия Дьюи, названная так по имени ее председателя, американского философа и педагога Джона Дьюи. Данная комиссия должна была разобрать выдвинутые против Троцкого на московских процессах обвинения и установить имеют ли они под собой хоть какие-то основания. Даже не будучи официальным государственным органом и лишенная судебной власти, комиссия смогла привлечь к своей работе внушительное число свидетелей из разных стран мира.

Советская сторона, в свою очередь, сделала все возможное, чтобы затруднить работу комиссии и дискредитировать ее участников. Во-первых, посольство СССР, а вместе с ним и компартия Мексики, отказались принять участие в работе комиссии, в том числе и в перекрестном допросе. Во-вторых, через своих сторонников сталинизм развернул целое движение, выступавшее против работы этой комиссии, которая, мол, состоит исключительно из одних троцкистов[3]. Кульминацией стало появление в США манифеста, подписанного в числе прочих Теодором Драйзером, в котором «всех людей доброй воли» призывали бойкотировать работу комиссии Дьюи, так как, по мнению авторов этого манифеста, критики «московских процессов» вмешиваются во внутренние дела СССР, помогают фашизму, подбадривают его и «наносят удар по силам прогресса».

Справедливости ради стоит отметить, что защитники сталинской юстиции в 30-х годах могли позволить себе ошибку. Ни Ромен Ролан, ни Бертольд Брехт (оба активно оправдывавшие Большой террор) не знали, к примеру, о сталинских шифротелеграммах с разрешением пытать подследственных. Не могли они себе представить и того, что государство, которое они так рьяно защищают, после заключения пакта будет выдавать Гитлеру бежавших в СССР противников фашизма. У современных сталиноидов такого права нет. Как, впрочем, и совести.

Итогом работы этого контрпроцесса стало заключение, что на московских процессах истину никто не искал, а сами показания содержат такие внутренние несоответствия, что не могут быть признаны правдоподобными.

Оснований для такого заключения было более чем достаточно. Например, на московских процессах обвинение приписывало подсудимым (при полном одобрении последних) многочисленные встречи, на которых они якобы получали от Троцкого указания, касающиеся диверсий, убийств, шпионажа и прочего. Звучали имена и фамилии, в том числе тех, кто на тот момент в принципе не мог находиться в названных Вышинским местах. Оклеветанные советским прокурором люди предстали перед комиссией Дьюи и категорически опровергли приписываемые им контакты с подсудимыми, зачастую с неопровержимыми документальными доказательствами в руках.

Однако же наиболее интересным и скандальным стал эпизод с отелем «Бристоль». На сегодняшний день это, наверное, самый яркий пример той грубости, с которой организаторы московских процессов стряпали свои обвинения. В полном объеме с этой историей читатель сможет ознакомиться на страницах «Контрпроцесса». Вкратце же она такова: один из подсудимых первого московского процесса – Эдуард Гольцман – заявил, что в 1932 году он, будучи в Копенгагене, встречался с сыном Троцкого в холле отеля «Бристоль», после чего они оба отправились к самому Льву Давидовичу, который…  угадайте, что?… Правильно – дал инструкцию об устранении Сталина.

После того как Гольцмана расстреляли, стали всплывать весьма неприятные для сталинской Фемиды факты. Во-первых, оказалось, что в 1917 году отель «Бристоль»  закрылся и не открывался больше никогда. Сталинисты попытались выкрутиться, и заявили, что в Копенгагене хотя и нет отеля «Бристоль», но есть кондитерская с таким же названием, которая примыкает к зданию «Гранд-отеля». Гольцман, мол, просто перепутал кондитерскую и отель из-за вывески «Бристоль», которая висела рядом с отелем[4]. Троцкий по этому поводу ехидно заметил:

«Пресса Коминтерна сделала спасительное открытие: в Копенгагене нет, правда, отеля «Бристоль», но зато есть кондитерская «Бристоль», которая одной стеной примыкает к отелю. Правда, отель этот называется «Гранд Отель Копенгаген», но это все же отель. Кондитерская, правда, не отель, но зато она называется «Бристоль». По словам Гольцмана, свидание произошло в вестибюле отеля. Кондитерская не имеет, правда, вестибюля. Но зато у отеля, который не называется «Бристоль», имеется вестибюль. К этому надо прибавить, что, как явствует даже из чертежей, напечатанных в прессе Коминтерна, входы в кондитерскую и в отель ведут с разных улиц. Где же все-таки происходило свидание? В вестибюле, без «Бристоля», или в «Бристоле», без вестибюля?»

От себя добавим, что в своих показаниях на процессе Гольцман заявил, что заранее договорился с Седовым о встрече в Копенгагене в гостинице «Бристоль». Как он мог перепутать два здания, еще даже не видя ни того ни другого? Загадка!

Подобными интересными историями, проливающими свет на то, как именно действовала сталинская юстиция, как фабриковались дела и уничтожались люди, книга изобилует. Это исторический первоисточник, особенно ценный на постсоветском пространстве, где люди о Троцком знают мало, а уж о его контрпроцессе и вовсе ничего. К безусловным плюсам книги также можно отнести и ценные комментарии ее редактора, раскрывающие и проясняющие некоторые неизвестные читателям исторические фрагменты. То же самое можно сказать и о предисловии Солтана Сафарбиевича.

Если же что и портит удовольствие от чтения этой книги, так это небольшая вступительная заметка «От издательства». В ней ее авторы, словно извиняясь, поясняют, что рекомендовали автору предисловия написать более сдержанный текст, а в этом же, по их мнению, «много личных оценок». Подобная ремарка по меньшей мере удивительна, так как в действительности статья Дзарасова представляет собой качественный аналитический материал на интересную историческую тему, и в ней уж точно нет такого количества личных оценок, чтобы ради этого предварять книгу лукавым самооправданием издателей. Скорее всего, последних смутило именно отсутствие традиционной для нашего общества троцкофобной риторики, что они и попытались коряво исправить.

К счастью, их ценные пояснения занимают всего одну страничку и могут быть легко пропущены. Приятного чтения!

 

 

[1]
[1] В свое время особенно ярко эта тенденция проявилась в статье одного из изданий БСЭ, посвященной троцкизму, автор которой долго и трескуче бранил троцкизм (обвиняя его даже в победе Пиночета в Чили!), но при этом ухитрился ни разу Троцкого не процитировать, а в списке использованной литературы не привести ни одной из его работ, ограничившись ссылкой на таких же хулителей, как и он сам.

[2]
[2] Яркий образец такой логики можно увидеть например здесь (https://kprf.ru/history/party/136591.html). Любопытная иллюстрация сталинистского способа доказательств, в частности, представлена рассуждением о том, что, вводя сравнительные коэффициенты мирового хозяйства и отечественного, Троцкий, оказывается, стремился осуществить капиталистическую реставрацию.

[3]
[3] В составе комиссии был лишь один сторонник Троцкого – Альфред Росмер.

[4]
[4] Эту же точку зрения отстаивает современный ревизионист Свен-Эрик Холмстром и новозеландский неонацист Керри Болтон.

Запись Забытый вердикт “Контрпроцесса” впервые появилась Рабкор.ру.

Александр Соколов осужден на 3.5 года

12/08/2017

Журналист РБК, экономист и общественный деятель Александр Соколов признан виновным в организации деятельности экстремистской организации и приговорен к трем годам шести месяцам колонии Тверским районным судом города Москвы.

Также была сочтена доказанной вина и других фигурантов дела — Юрия Мухина, Кирилла Барабаша и Валерия Парфенова.

Мы связались с бывшим научным руководителем Александра, доктором экономических наук Русланом Дзарасовым и попросили прокомментировать принятое решение:

Я считаю, что это судебная ошибка, этот обвинительный приговор и реальные сроки, потому что никакого состава преступления суд не сумел подтвердить. Экстремизм Инициативной Группы по Проведению Референдума доказан не был. Что такое экстремизм? Это борьба за те или иные общественные цели с применением насилием, попытка заставить общество принять те или иные ценности. Ничего подобного ИГПР ЗОВ делать не пыталась, никаких доказательств подготовки насильственного изменения государственного строя мы не увидели. Они не закупали оружие, не тренировали боевиков. Наоборот, стало понятно, что они придерживались строго законных методов, ведь они хотели добиться проведения референдума,и если они  будут нарушать нормы закона, референдум организовать не удастся.

На суде было сказано, что насильственных изменений планировалось достичь “под благовидным предлогом” проведения референдума. Было высказано и следующее обвинение — если вы хотели добиться референдума, то почему вы его за несколько лет деятельности не организовали? Ответ прост — закон о референдуме носит такой характер, что реально добиться его проведения без поддержки властей невозможно. В одном из своих выступлений Юрий Мухин сравнил наш закон о референдуме с другими странами. У нас требуется собрать два миллиона подписей за 45, зарегистрировать инициативные группы в 50 с чем-то субъектах РФ, множество дополнительных деталей. Заданы такие параметры деятельности, которые выполнить практически невозможно. Они посчитали, что им требуется не менее 20 тысяч сторонников в разных регионах страны, чтобы собрать требуемые подписи. Получается, что все рассуждения о “благовидном предлоге” ничем не подтверждаются.

В заключении судья перечислил показания десятков свидетелей — интеллектуалов, общественных деятелей, политиков и т.п., в том числе, известных своей принципиальной позицией, хотя и разделяющих разные взгляды. Все они отвергали обвинение и приводили аргументы в пользу того, что никакого экстремизма в работе ИГПР ЗОВ не было. Судья разделался с этим просто — заявив, что суд внимательно изучил показания и они никак не опровергают сути обвинения.

А кто были свидетели обвинения? Это какие-то секретные агенты, которые якобы были внедрены в организацию ранее. Не называются их подлинные фамилии, только псевдонимы Власов и Пономарёв. Никакие материальные доказательства вины подсудимых не были предоставлены, свидетели предлагали судить обо всём с их слов, сами находясь в тайной комнате, вещая с тёмного экрана искажённым голосом. Судья вышел из зала, вернулся, познакомился со свидетелями, проверил документы и во всём убедился.

Показания таких странных свидетелей считаются убедительными (хотя мы даже не знаем, кто это такие и можно ли им доверять), а показания публичных деятелей — нет. Как вообще этих сотрудников можно считать независимыми свидетелями?

Я считаю, что решение о показательном наказании критиков авторитарных черт нашего строя было принято в инстанциях более высоких, чем суд.

Наше общество переживает серьёзный кризис, та модель периферийного капитализма, которая утвердилась в России после развала СССР, нежизнеспособна. Она подчиняет всю логику развития страны интересам транснационального капитала. Основа этого строя — передача западному капиталу значительной части прибавочной стоимости, созданной трудом нашего народа. Такая экономическая основа и интересы правящего класса препятствуют созданию демократию и развитию гражданского общества.

Для подобного строя характерен высокий уровень коррупции и имущественного расслоения — ведь не существует эффективного народного контроля за представителями власти, а контролирующие органы склонны злоупотреблять имеющимися полномочиями. Также характерные и невысокие темпы научно-технического развития, что обусловливает и невысокий уровень жизни.

Такая ситуация не может не порождать борьбу с несправедливой системой, даже борьбу абсолютно легальную, которую мы и видели со стороны осуждённой группки интеллигенции. Подобная реакция властей говорит о том, что несмотря на то, что наш общественный строй находится в состоянии глубокого кризиса, правящий класс не желает осуществлять никакие масштабные реформы. Так как подобные реформы могут быть осуществлены как раз за счёт доходов текущей правящей элиты, поэтому предпочитают просто подавлять небольшие группы критиков.

Никогда в истории кризис не удавалось подавлять кризисы за счёт авторитарного подавления инакомыслящих, никогда не удавалось подавить социальный протест, называй его хоть “экстремизмом”, хоть рассуждай про “лимиты на революцию”. Если правящий класс направлен только на подавление недовольных, то кризис будет углубляться. Я категорически несогласен с приговором, убеждён, что когда произойдёт неизбежная смена нашего правящего класса, все эти решения будут пересмотрены, равно как осуществится отход и от типичных заклинаний периферийного капитализма — о недопустимости пересмотра итогов приватизации и тому подобное

Запись Александр Соколов осужден на 3.5 года впервые появилась Рабкор.ру.

Удальцов поделился планами

11/08/2017

Сергей Удальцов, отбывший 4,5 года в колонии общего режима по политическому делу об организации «Болотных протестов», 8 августа вышел на свободу и уже 10 августа дал пресс-конференцию в агентстве «Росбалт».

Оппозиционер рассказал о собственных планах:

«Для себя я вижу ближайшие задачи: максимальную активизацию левого движения, в первую очередь непарламентского, чем и занимался «Левый фронт»».

Для осуществления задач Удальцов в ближайшие дни встретится с левыми организациями, а осенью организует конференцию. Сергей считает возможным объединение левых сил, в том числе и парламентских. Он много сказал о возможности выдвижения единого левого кандидата на президентских выборах 2018 года. Оппозиционер понадеялся на парламентские силы в плане проведения праймериз, однако отметил, что у них должно хватить мудрости на выдвижение «свежего, сильного кандидата, более молодого».

С этим предложением координатор «Левого Фронта» обратится к Геннадию Зюганову и Сергею Миронову, лидерам КПРФ и «Справедливой России». Сам Сергей Удальцов президентских амбиций не имеет из-за судимости.

Оппозиционер отметил, что не изменил политических взглядов во время тюремного заключения и остаётся «жёстким критиком» действующей власти. Главная задача, которую он ставит, на предстоящий период — осуществление «левого поворота», на который уже «есть запрос во всём мире».

Удальцов скептически настроен в отношении Алексея Навального, который не поддержал его во время судебных разбирательств по поводу беспорядков на Болотной площади. Тогда Алексей, как и другие оппозиционеры, с которыми Удальцов шагал рука об руку в течение всех крупных событий «болотных протестов», на суде прикрылся 51 статьёй Конституции. Навальный не помогал Удальцову и во время заключения. Однако Сергей свидетельствует, что о помощи и не просил.

Член руководства партии РОТ-Фронт Александр Батов прокомментировал выступление Удальцова на пресс-конференции:

“Сергея Удальцова я знаю более полутора десятилетий, и был даже короткий период, когда мы считались однопартийцами: некоторое время Сергей был сопредседателем партии РОТ ФРОНТ. Однако с ним пришлось расстаться, в том числе и из-за его хождения к тогдашнему президенту Медведеву. Когда случились “болотные” события, мы уже не были даже попутчиками…

На пресс-конференции 10 августа Сергей Удальцов показал себя как вполне умеренный, системный левый политик. Основным лейтмотивом его выступлений было объединение всех левых (парламентских и непарламентских), а также грядущие президентские выборы. Если бы об этих вещах говорил какой-нибудь новичок, я бы сказал, что этот человек питает иллюзии. Но Сергей не новичок; это, безусловно, грамотный и прагматичный политик. Он не может не видеть, что в парламенте давно уже не осталось левых; КПРФ, до сих пор использующая “коммунистическую” вывеску, растеряла последние признаки оппозиционности и вместе с “ЕдРом” штампует антинародные законопроекты. Удальцов не может не знать даже по своему опыту, что объединение всех левых невозможно. И уж конечно, он прекрасно знает, что такое “честные выборы” в России и как они проводятся… И тем не менее, Сергей уверенно заявляет об этих иллюзорных целях.

Всё это даёт основания относиться к прошедшей пресс-конференции как к политтехнологическому ходу, имеющему целью занять свою нишу на политической арене. Вероятно, Удальцов постарается реанимировать “Левый Фронт” как движение сугубо лидерского типа, чтобы затем, набрав медийные очки, потеснить политических тяжеловесов.

Впрочем, не будем спешить с выводами; Удальцов сделал лишь первый ход. Одно ясно: к задачам развития классовой борьбы эти политтехнологии отношения не имеют”.

Комментарий также предоставил директор ИГСО Борис Кагарлицкий:

“Идея общих праймериз для левых – очень позитивна. Это действительно механизм, который бы позволил обновить и оживить движение. Но для этого требуются огромные ресурсы. Не только деньги, но и инфраструктура, технические кадры и т.д. У внесистемных левых таких ресурсов на данный момент нет. Потому логично, что Удальцов обращается к лидерам системных партий. Непонятно другое – зачем это Зюганову и Миронову. Ведь результатом таких праймериз неминуемо окажется не только исчезновение старых лидеров, как неспособных к работе по таким правилам, но и разрушение самих этих партий, которые давно утратили (или, в случае с СР, никогда не имели) черт, необходимых для реальной политической борьбы. Беда данных структур не только в том, что они на самом деле не левые, но и в том, что это давно уже не партии. Там жизни нет. Странно, что Сергей надеется на подобное политическое самоубийство с их стороны. Или он знает что-то чего не знают все остальные?”

Запись Удальцов поделился планами впервые появилась Рабкор.ру.

Последнее слово Александра Соколова

10/08/2017

полный текст последнего слова Александра Соколова на суде по «делу о референдуме»

 

Уважаемые участники! Дорогие друзья!

Завершается процесс по делу против Инициативной группы по проведению референдума «За ответственную власть» (ИГПР «ЗОВ»), по которому уже длительное время я вместе с известным публицистом Юрием Мухиным, подполковником ВВС Кириллом Барабашом, журналистом и инженером Валерием Парфеновым лишены свободы. Оказался этот процесс, мягко скажем, уникальным и по-оруэлловски антиутопичным.

Впервые в истории России и демократических стран уже 2 года безнаказанно пытают тюрьмой и собираются дать ещё 2 года лагерей за инициативу референдума, на котором предполагалось поставить вопрос об установлении механизма прямой ответственности власти перед народом.

Впервые преследуют за мысль о принятии закона «Об оценке президента и депутатов народом России», согласно которому избиратели могли бы наградить органы власти.

Впервые хотят осудить по совершенно неадекватному обвинению в экстремизме, тогда как собранные по делу доказательства говорят о том, что тяжкое экстремистское преступление (по ст. 141 УК РФ – воспрепятствование референдуму) и другие злодеяния совершаются как раз против преследуемых.

Кто в реальности экстремисты? Мы или те т.н. “правоохранители”, которые путем фабрикации уголовного дела и лишения свободы воспрепятствуют подготовке и проведению референдума, а также журналистской деятельности? Думаю, всем, кто внимательно следил за процессом, ответ на данный вопрос очевиден.

Собственно, и начать я хочу с выражения искренней признательности всем тем, кто на протяжении 2 лет следил за нашим делом, переживал за нас и поддерживал.

Один за всех, и все за одного!

В первую очередь, я благодарен нашим родным и близким, которые переживают эту пытку тюрьмой вместе с нами. Держитесь и берегите себя! Мне повезло встретить любимого человека, который, несмотря на мой арест и наступившую неизвестность, стала моей женой. Оказывается, даже длящаяся 5 минут свадьба может сделать человека самым счастливым. Столь высокая честь и оказанное доверие укрепило в уверенности, что совесть моя чиста.

Благодарю своих товарищей за стойкость и выдержку, готовность всегда поддержать и словом, и делом. Горжусь быть плечом к плечу рядом с настоящими патриотами России и по-настоящему свободными людьми – с теми, кого не удалось, да и невозможно сломить.

Большое спасибо нашим защитникам, которые, в условиях жесткого противодействие, с риском для карьеры и за копейки защищали нас эти годы. Несмотря на то, что спустя неделю после ареста т.н. “следователь” Наталья Талаева беззаконно и под нелепым предлогом отвела выбранного нами защитника Алексея Чернышева, он не бросил нас и продолжил бороться за возвращение в процесс. В итоге Верховный суд и Мосгорсуд признали данный отвод незаконным и нарушающим наше право на защиту, и спустя 10 месяцев Алексей вновь был допущен к защите. Примечательно, что добытые в этот период (с 3 августа 2015 по 9 июня 2016) доказательства (в первую очередь, экспертизы) оказываются недопустимыми, так как были получены с нарушением закона, и уже по этой причине обвинительный приговор будет незаконным.

В отместку нас решили лишить возможности платить своим защитникам.

Банковские карты были заблокированы, сбор средств для юридической помощи подло объявлен следствием “финансированием экстремистской деятельности”, и даже возбуждается дело по ст. 282.3 УК РФ в расчете на то, что люди испугаются делать пожертвования. Но несмотря на все это, наши защитники продолжили практически на голом энтузиазме защищать нас в суде, выдерживая вместе с нами  издевательства, в т.ч. попытки незаконных отводов (как в случае с Николаем Курьяновичем) и даже избиения (как в случае с Алексеем Сухановым). Это пример не только профессионализма, но и гражданского мужества.

Благодарю участников и сторонников Инициативной группы по проведению референдума «За ответственную власть» (ИГПР «ЗОВ»), которые прибывали со всех концов страны, с Урала и Камчатки, поддержать нас или выступить в суде в качестве свидетелей. Несмотря на фабрикуемое параллельно уголовное дело по ч.2 ст.282.2 об участии в экстремистской организации и запугивания со стороны «полиции мыслей», не побоялись дать честные показания и подтвердили на суде факт абсолютной законности деятельности инициативной группы референдума десятки участников ИГПР «ЗОВ». В связи с этим ещё больше активистов были лишены судом возможности выступить с показаниями.

Рад был встретить на судебных заседаниях и познакомится в письмах с массой новых общественно активных граждан, которые оказались неравнодушны к беззаконию. Спасибо вам!

Нашли свободное время и не побоялись выступить на суде ряд специалистов и известных политиков со своим независимым профессиональным мнением: лингвисты Елена Борисова и Ирина Левонтина, политолог Степан Сулакшин, один из лидеров партии РОТ Фронт Александр Батов, активисты Михаил Аншаков и Николай Тишин, публицисты Борис Миронов и Максим Калашников, бывшие депутаты Госдумы Сергей Бабурин, Юрий Болдырев, Дарья Митина, кандидат в президенты Алексей Навальный и многие другие. Все они также полностью опровергли ложь обвинения о каком-либо экстремизме в деятельности ИГПР «ЗОВ» или подсудимых.

Также благодарю за поддержку бывшую уполномоченную по правам человека, а ныне председателя ЦИК РФ Эллу Памфилову, которая выступила против содержания Юрия Мухина в тюрьме, спасая его тем самым от верной гибели, а также выступила против незаконного лишения нас защитника. В разное время в нашу поддержку или с  солидарностью также выступали депутат Госдумы Сергей Шаргунов, кандидат на пост главы Новороссии Игорь Стрелков, лидер партии «Другая Россия» Эдуард Лимонов, партии РОТ Фронт, Великая Россия, Русская коалиция действия, общественный деятель Яков Джугашвили, правозащитники Совета при Президенте по правам человека, центра Мемориал, СОВА, Открытой России а также Елена Рохлина, Людмила Алексеева, Лев Пономарев и многие другие. Спасибо за это!

Отдельно хочу также поблагодарить своего научного руководителя Руслана Дзарасова, также Романа Баданина, Елизавету Осетинскую и других бывших и нынешних руководителей, редакторов и сотрудников РБК. Несмотря на длительное преследование они не оставили в беде и продолжают помогать чем могут. Как мне сообщили, 282 (а впоследствии более 300) журналиста по инициативе Профсоюза журналистов выступили в нашу поддержку с обращением. Благодарю их за гражданскую смелость и профессиональную солидарность. Столь широкая общественная поддержка со стороны людей, профессионально занятых в сфере информации, явно говорит о неадекватности обвинения в распространении каких-либо экстремистских материалов. Все мои или моих товарищей публикации в открытом доступе, и любой может с ними ознакомиться и убедиться в отсутствии в них какого-либо экстремизма.

Также выражаю признательность коллегам из Медиазоны, Дождя, газеты Завтра, РОД-Право, ОВД-Инфо, Медузы, Форума-мск, Snob, МК, Коммерсанта, Ведомостей, Новой газеты, Эхо Москвы, Colta, Рабкор, РОЙ-ТВ и многих других изданий и ресурсов, которые участвовали в заседаниях, следили за процессом и старались объективно освещать его.

Столь широкая и разнообразная общественная поддержка, мне кажется, говорит о том, что никакой общественной опасности со стороны инициативной группы «За ответственную власть» или подсудимых не было и нет.

Наоборот, общественная опасность исходит как раз от действий преследователей, нагло попирающих свободу слова и мысли и конституционные права граждан выражать свою волю на референдуме и оценивать органы власти. Путем осуждения нас четверых хотят не только объявить потенциальными экстремистами множество общественно активных граждан, но и признать экстремистскими целый ряд гражданских прав и свобод. Если сегодня бросают в тюрьму за мысль об ответственности власти и инициативу референдума (итогом которого к тому же могло стать  награждение президента), то это говорит о том, что на пути к установлению фашистского режима мы уже зашли слишком далеко: посадить, значит, уже могут по обвинению в чем угодно, за любые мысли. Отрадно, что гражданское общество осознает, что остановить такое сползание в бездну произвола и безнаказанности полиции мыслей можно только всем вместе, вне зависимости от личных убеждений.

Голое обвинение

Каков бы ни был формальный приговор по этому заказному делу, полагаю, что можно констатировать одержание полной моральной победы, причем еще на стадии следствия. Почему?

Вспомните, уголовное дело было возбуждено и расследовалось по факту организации деятельности ИГПР «ЗОВ» по подготовке референдума. Предлогом послужило то, что эту заведомо законную инициативу референдума преследователи сочли похожей на заведомо законную инициативу референдума межрегионального общественного движения «Армия Воли Народа» (МОД «АВН»), запрещённого в октябре 2010 года как экстремистская организация. Сотрудники Центра «Э» и СК по ЦАО оказались настолько “компетентны”, что даже не удосужились почитать текст решения Мосгорсуда и посмотреть, за что именно суд запретил «АВН». Эти “юристы” на полном серьезе полагали, что Мосгорсуд мог запретить «АВН» за подготовку референдума. Поэтому продолжением деятельности запрещенной организации и преступлением по ч.1 ст.282.2 УК РФ они и сочли подготовку якобы похожего референдума, и год собирали доказательства (заказывали экспертизы, допрашивали свидетелей, писали рапорта и т.д.) по обвинению именно в этом. Сторона защиты год объясняла этим горе-правоохранителям, что инициатива референдума не является экстремизмом, а запретили МОД «АВН» по совершенно другому основанию – за распространение неугодной листовки, а не за его программную деятельность. За год всё-таки дошло, само следствие признало деятельность ИГПР «ЗОВ», а значит и подсудимых по подготовке референдума «благовидной», то есть законной [т. 19 – л.д. 177, 198, 223, 251].

Казалось бы, должно быть тут же закрыто дело, принесены извинения, а следователь СК по ЦАО Наталья Талаева, надев на себя наручники, должна идти сдаваться по факту преступления по ст. 141 УК РФ. Ведь она сама собственными руками собрала более 450 документов, являющихся доказательствами нашей невиновности и ее собственного экстремизма!

Но вместо извинений следствие, словно фиговым листком, прикрывается голословными домыслами о якобы «осознавании» подсудимыми в качестве «истинной» цели стремления распространять экстремистские материалы. Мол, ладно, инициатива референдума – это хорошо, но на самом деле вы хотели другого – распространить запрещенные материалы, то есть совершить аж целое административное правонарушение. Правда, более чем за 4,5 года ни одного такого материала  распространено не было («преступный умысел… не доведен до конца…»), а все основные «доказательства обвинения» свидетельствуют именно о подготовке референдума, то есть реализации законной («благовидной») цели… Но  ведь в суде по привычке дело никто смотреть не будет, и прокуроры, судьи и официальные СМИ тупо протиражируют без всякой проверки любое вранье, что им подсунут. Зачем стараться? И так сойдет! Посадить на 4 года!

То есть осознавая преступность своих действий по воспрепятствованию референдуму и заведомую невиновность своих жертв, сторона преследования решила ещё более рьяно и нелепо фабриковать заказное уголовное дело, будучи уверенной в своей безнаказанности.

Рассмотрим подробнее, что из этого вышло.

Фабрикуй не фабрикуй…

Обращаю внимание на следующие ключевые основания, требующие вынесения оправдательного приговора:

1) Доказано ли, что имело место быть событие преступления?

Нет. Уже хотя бы потому, что сторона гособвинения сама не знает, в чем преступление преследуемых, и многократно уклонялась от разъяснения существа обвинения. В первую очередь, от разъяснения: 1) в организации деятельности какого именно объединения обвиняются подсудимые, 2) какие именно экстремистские деяния, предусмотренные ч.1 ст.1 №114-ФЗ, нам вменяются. Это лишило сторону защиты возможности защищаться, заставило гадать о том, в чем именно нас обвиняют юридически безграмотные мыслеследователи и мыслепрокуроры, вынудило самим доказывать свою невиновность во всем, в чем бы ни заключалось обвинение.

Например.

2) Если подсудимые обвиняются в организации деятельности Межрегионального общественного движения «Армия Воли Народа» (МОД «АВН») после вступления 21.06.2011 в силу решения Мосгорсуда о ее запрете, то суду не представлено ни одного доказательства того, что подсудимые продолжили или возобновили деятельность, за которую запретили МОД «АВН», – распространение экстремистских материалов – или даже какую-либо иную законную деятельность МОД «АВН» от его имени или в её интересах.

Наоборот, суду представлены никем и ничем не опровергнутые доказательства того, что деятельность «АВН» была прекращена в соответствии с требованиями закона в результате общего голосования в феврале 2011 года. Это следует даже из свидетельств агентов полиции, а также заключения специалиста №2241/10/4 с данными голосования. Так, 96% бывших участников проголосовали за роспуск «АВН», после чего организация прекратила свою деятельность и самораспустилась, о чем было объявлено публично на пресс-конференции и на сайте «АВН» armiavn.com.

3) Может быть, подсудимые обвиняются в организации деятельности Инициативной группы по проведению референдума «За ответственную власть» (ИГПР «ЗОВ»)? Именно на это более, чем в 150 документах дела прямо указывает следователь. Именно это фактически следует из собранных по делу материалов и даже текста обвинительного заключения: в них говорится только о деятельности от имени или в интересах ИГПР «ЗОВ», а не «Армии Воли Народа» после запрета МОД «АВН».

Но дело в том, что ИГПР «ЗОВ» не запрещалась каким-либо судом, даже несмотря на инициирование такого запрета следователем Талаевой Н.А. в сентябре 2015 года [т.2 – л.д.210-212]. То есть данное объединение по определению не является экстремистской организацией, а значит, деятельность данного объединения в принципе не образует состава преступления по ст. 282.2 УК РФ.

4) Может быть, преследуемые обвиняются в организации деятельности ИГПР «ЗОВ», которая “на самом деле” является “формально переименованной” «Армией Воли Народа» или, с чьей-то субъективной точки зрения, чем-то “похожим с «АВН» объединением?

Но, во-первых, самим следствием представлено суду в материалах дела более 300 документов, доказывающих, что ИГПР «ЗОВ» и МОД «АВН» – это разные объединения, а уголовное дело возбуждено и расследуется по обвинению в организации деятельности именно ИГПР «ЗОВ», а не МОД «АВН». Ещё около 40 доказательств и свидетельств различия этих организаций представлено стороной защиты.

Во-вторых, диспозиция ч.1 ст.282.2 УК РФ предполагает организацию деятельности именно той организации, которая запрещена судом и внесена в Федеральный список экстремистских организаций после запрета, а не “формально переименованных”, чем-то схожих и т.п. структур.

В-третьих, и самим следствием, и стороной защиты представлены неопровержимые доказательства того, что ИГПР «ЗОВ» была организована не подсудимыми, а зарегистрированным 27.06.2008 Межрегиональным общественным движением «За ответственную власть» (МОД «ЗОВ» – ОГРН 1087799027700) уже в июле 2009, то есть ещё за 2 года до вступления в силу решения о запрета «АВН». Следовательно, никакого “формального переименования” «АВН» в «ЗОВ» никогда не было и быть не могло, поскольку данные объединения продолжительное время действовали параллельно. МОД «ЗОВ» – это материнская организация для ИГПР «ЗОВ». Причем каких-либо претензий со стороны правоохранительных органов или Минюста к ИГПР «ЗОВ» (МОД «ЗОВ») никогда не было.

5) Обвиняются ли подсудимые в массовом распространении неких экстремистских материалов?

Если обвинение в этом, то, во-первых, это не является экстремизмом. Поскольку в соответствии с п.10 ч.1 ст.1 №114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» экстремизмом является распространение лишь заведомо экстремистских материалов, то есть уже запрещенных судом и размещенных в специальном Федеральном списке.

Во-вторых, ни одного признанного судом экстремистским материала подсудимыми не было ни создано, ни распространено в рассматриваемый следствием период с 2010 года. Ни в обвинительном заключении, ни в материалах дела суду не представлено никаких сведений об этом: ни названия, ни места, ни времени, ни иных обстоятельств распространения кем-либо каких-либо экстремистских (запрещенных) материалов не выявлено.

Более того, согласно представленным справкам Роскомнадзора и Минюста, ни одного материала моего авторства никогда не запрещалось, ни одному СМИ претензий в связи с публикацией моих статей не выносилось.

В-третьих, из представленных суду более 138 доказательств и свидетельств (103 из которых собраны самим следствием) следует, что единственной целью деятельности ИГПР «За ответственную власть», а значит, и подсудимых в рамках данного объединения, является реализация инициативы проведения референдума по вопросу принятия поправок в ст.ст. 93 и 109 Конституции и ФКЗ «Об оценке Президента и членов ФС РФ народом России».

Даже использовавшиеся участниками ИГПР «ЗОВ» символы в виде двух разнонаправленных стрелок, кулаков, изображений звезды-двери-наручников («Достойны поощрения» – «Заслуживают наказания») обозначили именно эту законную («благовидную») цель по проведению референдума с установлением права граждан оценивать, в том числе награждать органы власти.

6) Может быть, подсудимые вели сайт какой-то экстремистской организации или распространяли в сети Интернет какие-либо экстремистские материалы?

Но никаких сведений о том, что кто-либо из подсудимых администрировал сайт запрещенной «АВН» (если речь идёт о ней) armiavn.com или какой-либо сайт иной запрещенной организации суду не представлено. Это даже не предъявляется!

Также в материалах дела нет объективных данных об администрировании кем-либо из подсудимых сайтов igpr.ru, igpr.info, igpr.net, упоминающихся в обвинительном заключении, или размещении на этих сайтах каких-либо материалов, дате, месте, времени, обстоятельствах их размещения.

Впрочем, это и не имеет значения, поскольку, во-первых, данные сайты не являются ресурсами какой-либо экстремистской организации, запрещенной судом. В частности, сайты igpr.ru, igpr.info, igpr.net даже не упоминаются в решении Мосгорсуда о запрета МОД «АВН».

Во-вторых, согласно представленным суду справкам Роскомнадзора и Минюста, ни одного экстремистского материала на упомянутых сайтах igpr.ru, igpr.info, igpr.net никогда не размещалось, ни одной страницы данных сайтов не внесено в Единый реестр заблокированных страниц (с запрещенной информацией) Роскомнадзора, ни один материал сайтов не запрещался. Наоборот, продемонстрировано добросовестное ведение данных сайтов, ответственное управление информацией, кто бы это ни выполнял. К примеру, как следует из сообщения Роскомнадзора, даже незаконное требование этого органа по удалению незапрещенной вступившим в законную силу решением суда информации (книги Ю.Мухина «За державу обидно!») было выполнено беспрекословно, практически сразу после получения соответствующего оповещения.

В-третьих, протокол осмотра сайта igpr.ru и другие материалы дела показывают, что базовый раздел сайта («О нас») посвящен единственной цели ИГПР «ЗОВ» по подготовке и проведению референдума, то есть совершенно законной деятельности.

Мы — обвинители, вы — преступники!

7) Так может быть, подсудимые обвиняются в том, что готовили референдум, который показался кому-то похожим на заведомо законную инициативу референдума МОД «АВН»?

Более 138 представленных суду материалов дела, в том числе все т.н. “доказательства обвинения” (экспертизы, свидетели) говорят о том, что подсудимых преследовали и обвиняют именно за инициативу референдума. В частности, в обвинительном заключении об этом говорится прямо («упоминание о Соколове А.А. как организаторе референдума ИГПР «ЗОВ»). То есть, похоже, это так.

Но, во-первых, участие в подготовке референдума не является ни экстремизмом, ни каким-либо правонарушением. Наоборот, это воспрепятствование участникам ИГПР «ЗОВ» и подсудимым в праве на реализацию инициативы референдума путем заведомо незаконного преследования и пытки тюрьмой, учитывая положения п.11, 12 ч.2 ст.4 №5-ФКЗ «О референдуме РФ», является наглым попранием ст.ст. 3, 32 Конституции РФ и уголовным преступлением по ч.2 ст.141 УК РФ.

8) Совершено ли преследуемыми хоть какое-то экстремистское деяние?

Нет, ни о какой экстремистской деятельности, предусмотренной ч.1 ст.1 №114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» даже не говорится в обвинении. Упоминающееся и как бы вменяемое распространение неких неизвестных экстремистских материалов не является экстремизмом (повторим, согласно п.10 ч.1 ст.1 №114-ФЗ, экстремистской деятельностью является лишь распространение заведомо экстремистских материалов).

Зато в отношении преследуемых, участников ИГПР «ЗОВ» и многих других граждан России как раз совершается тяжкое экстремистское преступление. Поскольку в соответствии с п.6 ч.1 ст.1 №114-ФЗ, воспрепятствование праву на участие в законных действиях по подготовке и проведению референдума, соединенное с насилием путем пытки тюрьмой либо угрозами такого насилия, – это и есть самый настоящий экстремизм.

9) Совершено ли подсудимыми хоть какое-то правонарушение в рамках деятельности в ИГПР «За ответственную власть»?

Нет, каких-либо сведений об этом суду не представлено. Наоборот, и подсудимые, и участники ИГПР «ЗОВ» всегда осуществляли подчеркнуто законную деятельность. Начиная с того, что требования закона в связи с беззаконным запретом МОД «АВН» были выполнены, деятельность организации была прекращена. Заканчивая тем, что в период с 2010 года мною и другими подсудимыми не было совершено даже административного правонарушения по ст. 20.29 КоАП РФ (распространение экстремистских материалов), о чем в частности суду была представлена справка ЗИЦ МВД. Ни один материал ИГПР «ЗОВ» не признавался экстремистским. При этом личные выступления подсудимых по каким-либо вопросам, не связанным с подготовкой референдума (например, о приобретении в рамках закона оружия), само по себе не относимо к позиции или деятельности всей группы «ЗОВ», а значит, и к остальным подсудимым, и к уголовному преследованию.

Зато как было показано в прениях, в отношении подсудимых экстремистским сообществом, организовавшим и осуществлявшим заведомо незаконное преследование и пытки тюрьмой, за 2 года совершен целый ряд преступлений, предусмотренных ст.ст. 210, 282.1, 141, 144, 128, 136, 275, 285, 285.1, 286, 299, 301, 302, 303, 305, 307 и др. статьям УК РФ, максимальный срок по которым в совокупности превышает 100 лет заключения.

Материалы дела ни суд, ни прокуратура практически не исследовали, ограничившись пролистыванием бумаг. А зря! Как уже отмечалось, в материалах дела самим следствием собраны более 463 документов, свидетельствующих о фабрикации уголовного дела и заведомой невиновности подсудимых. Ещё 50 материалов и свидетельств в копилку доказательств незаконности нашего преследования внесено защитой. Всего таких доказательств суду представлено более 510, каждое из которых в отдельности является основанием для оправдания и немедленного привлечения самих преследователей к ответственности.

В злодеяниях указанного организованного преступного сообщества оказались замешаны мыслеполицаи, мыслеследователи, мыслепрокуроры, мыслесудьи, продажные эксперты – всего более 130 лиц, которые в угоду своих алчных карьерных интересов преступно подорвали проведение референдума об ответственности власти.

Примечательно, что некоторые из членов этого экстремистского сообщества (как-то начавший преследование следователь Бычков, начальство следователя СК по ЦАО Талаевой в лице Крамаренко, Хурцилавы, Никандрова) оказались замешанными в коррупционном скандале вокруг освобождения из-под стражи за взятку в €1 млн криминального авторитета «Итальянца».

10) Может быть, кто-либо из подсудимых не выполнял профилактических требований правоохранительных органов? Согласно №114-ФЗ профилактические меры по предотвращению экстремизма (требования, предупреждения и пр.) необходимо проводить в первоочередном порядке. Однако никаких подобных мер никогда не применялось ни к подсудимым, ни к ИГПР «ЗОВ» (МОД «ЗОВ»), что доказывает заведомо законный характер их деятельности.

 

Награждение президента – это экстремизм?

11) Представляет ли деятельность ИГПР «ЗОВ» и преследуемых какую-либо общественную опасность?

Ничего подобного установлено не было. Даже базовые “доказательства обвинения” (экспертизы и показания агентов полиции), однозначно показывают, что единственной целью ИГПР «ЗОВ», а значит и подсудимых в рамках данного объединения является реализация инициативы референдума по установлению механизма ответственности органов власти перед избирателями. О необходимости подобных механизмов неоднократно заявляли высшие лица государства, в том числе президент и премьер-министр. Введение предлагаемого ИГПР «ЗОВ» законопроекта об оценке гражданами органов власти позволило бы укрепить российское государство, повысило бы легитимность президента и Госдумы, снизило бы риски коррупции. Это подтвердили в суде свидетели обвинения, это доказывается заключениями экспертов и специалистов.

Более того, никакой общественной опасности не нашло и само следствие, признав программную цель ИГПР «За ответственную власть» «благовидной» (то есть законной) деятельностью [т. 19 – л.д. 177, 198, 223, 251]. «Благовидными» тем самым признаны и использовавшиеся участниками ИГПР символы обратной связи и шкалы оценки органов власти в виде двух стрелок или кулаков.

То есть никакой общественной опасности не было и нет. Наоборот, запрет референдума ИГПР «ЗОВ» под предлогом борьбы с экстремизмом как раз и является общественно опасным злодеянием, попирает конституционные права граждан, подрывает легитимность органов власти и референдумов в Крыму и на Донбассе.

12) Наконец, какое событие предлагает пресечь гособвинение? От чего именно гособвинение предлагает исправлять подсудимых 4-мя годами лагерей?

Формально сторона преследования как бы предотвратила готовившееся, но так и не совершённое якобы намерение подсудимых распространить некие экстремистские материалы, то есть “доблестно” предотвратила аж целое административное правонарушение по ст. 20.29 КоАП, за которое полагается 5 тыс. руб. штрафа или до 15 суток ареста. Предлагается исправлять меня и других от этого? Но само следствие признаёт, что ни одного материала, запрещённого судом, распространено не было («преступный умысел… не доведён до конца» – [т.19 – л.д. 228, 256]. Исправляться не от чего, даже такого правонарушения не совершено!

Может быть, предлагается исправлять от участия в деятельности МОД «Армия Воли Народа»? Но на суде было доказано, что преследуемые ещё 23.02.2011 приняли публичное решение прекратить деятельность «АВН», и эта деятельность была прекращена. От чего здесь исправлять?

Или же сторона преследования хочет исправить меня и других подсудимых от мысли, что народ России является высшим источником власти, что народ России имеет право выражать свою волю на референдуме по любым вопросам, что народ России имеет право и даже обязанность не только выбирать, но и оценивать работу своих избираемых слуг, президента и депутатов, по итогам их правления? Исправить от мысли, что выборы должны быть честными, коррупционеры, какую бы должность они ни занимали, наказываться по закону, а высшие органы власти – нести ответственность перед народом за результаты правления?

Видимо, от этого нас хотят исправить, от этих мыслей. Ведь фактически сторона преследования и гособвинения предотвращает принятие на референдуме в том или ином виде механизма оценки народом органов власти. По опросам случайных прохожих на улицах, более 80% граждан поддержали бы установление подобного механизма на референдуме, то есть законопроект ИГПР «ЗОВ» «Об оценке президента и членов ФС РФ народом России» был бы наверняка принят.

Но дело в том, что, если верить официальным рейтингам ВЦИОМ, около 85% граждан России положительно оценивают деятельность президента РФ В.В. Путина, а примерно 50% одобряют работу Госдумы. То есть в случае оценки народом деятельности власти в соответствии со ст. 6, 7 проекта закона ИГПР «ЗОВ» «Об оценке…» большинство избирателей выставили бы оценку «Достоин поощрения». А значит, фактически наиболее вероятным конечным итогом реализации единственной цели ИГПР «За ответственную власть» в нынешних условиях стало бы награждение президента и даже депутатов Госдумы званиями Героев. И именно это гособвинение хочет признать преступлением и экстремизмом. В реальности именно награждение нынешних президента и депутатов по итогам всенародной оценки “героически” предотвращает сторона преследования. Это значит, что обвинительный приговор против нас будет явным попранием не только закона и совести, но и здравого смысла.

Присвоение жизни

Возникает вопрос: почему власти готовы плевать на подрыв своей легитимности и ликвидируют не только законные, но и полезные для государства инициативы? Мне видятся следующие причины.

Во-первых, в результате уничтожения Советского союза и расстрела Верховного совета в октябре 1993 года удалось провести  преступные реформы, лишившие народа национальных богатств в пользу узкой группы олигархов, обслуживающих интересы западных стран. Этот факт является общепринятым, не буду на нем подробно останавливаться. Отмечу только, что  принятие закона об ответственности власти, сформулированного ещё в 1993 году, позволило бы как раз не допустить подобного развития событий. Менее очевидным является то, что для сохранения своих богатств компрадорская элита выстроила  систему, призванную  сохранить присвоенные капиталы под контролем узкой группы лиц и стабильность обслуживания интересов метрополии. Для реализации этой задачи нынешний режим не побоялся запятнать себя даже расстрелом из танков парламента, что уж там говорить о таких “мелочах”, как систематическое подавление гражданских прав и свобод, преследование политически активных граждан, манипуляция массовым сознанием и т.д. Примеры других полуколониальных зависимых режимов Латинской Америки или Азии показывают, что им также свойственно силовое подавление власти народа и любых форм его самоорганизации и выражения воли.

Во-вторых, взамен плановой была установлена  периферийно-сырьевая экономическая модель, основанная на краткосрочных целях присвоения, то есть, грубо говоря,  паразитировании на национальных богатствах. Особенность такой модели в том, что принцип присвоения  распространяется в других сферах жизни общества. Особенно опасно, когда ренториентированное поведение воспроизводится в сфере государственного управления и тем более в системе правоохранения. Здесь объектом рентоориентированного поведения становятся жизни и имущество граждан, а механизмом –  производство и администрирование такого специфического продукта, как уголовное дело. Формы паразитирования на обществе здесь могут быть как полукриминальные (когда дела фабрикуется просто ради званий, премий, “палок” в отчетах), так и абсолютно криминальные (когда замешивается дополнительно прямая коррупция).

Мы же наблюдаем это уже 2 года, встретили массу живых свидетельств. Так, грубо скажем, в Москве 1 год жизни стоит примерно 0,5 млн руб при задержании, 1 млн руб. – на стадии следствия, и превышает 2,5 млн руб. в судах. Именно таких порядков  требуется взятка, чтобы избежать лишения свободы. То есть, к примеру, если  тебе грозит преследование или уже завели дело, по которому светит 3 года лишения свободы, то чтобы избежать наказания, будь добр занеси соответственно 1,5, 3, и 7,5 млн руб. И может быть дадут условный срок. Если ты предприниматель, то аппетиты т.н. следователей, прокуроров, судей   возрастают  пропорционально объему ваших активов. С подобной коррупцией сталкиваются, на мой взгляд, не менее 10% преследуемых.

Господствует не только система коррупционного кругооборота, но и неформальной ведомственной поруки. Честно доказать свою правоту в судах невозможно, так как судей нет.

Есть цех штамповки нужных, заранее заданных решений, не более того. Ваши доводы, даже самые безупречные, просто никому не интересны. Представьте теперь, какого качества служащие набиваются на эти паразитические должности!  Но именно такая корпорация  “правосудия” и нужна нынешней власти. Ведь она позволяет легко фабриковать заказные дела и осуждать по ним неугодных  невиновных людей.

В-третьих, безответственность правоохранителей перед обществом и смещение вектора подчинения с интересов граждан и требований закона на требования начальства также приводит к деградации госслужбы. В результате госструктура начинает способствовать или сама выполнять роль того зла, с которым, по идее, призвана бороться. Это мы видим на примере нашего дела, когда группа “правоохранителей” под предлогом противодействия экстремизму сама оформилась в экстремистское сообщество, сама совершает тяжкое экстремистское преступление по воспрепятствованию референдуму путем фабрикации уголовного дела и пытки тюрьмой. Причем экстремизм этой группы прогрессирует.

Нынешний режим в России часто  использует либеральную, патриотическую или просоветскую риторику в целях, мягко скажем, воздействия на массовое сознание. Обвинительный приговор против ИГПР «ЗОВ» заставит полагать, что это в реальности полицейско-олигархический режим, глубоко антидемократичный, антинародный и антисоветский, “достойный” отпрыск кровавого расстрела Верховного совета и защитников Конституции в октябре 1993 года.

Итак, началось все с ликвидации совершенно мирного и законного движения «Армия Воли Народа», добивавшегося единственной цели по проведению референдума по своему вопросу. Заканчивается все ликвидацией самих участников референдума.

Речь идёт именно о ликвидации, то есть впору говорить о дополнительном злодеянии организованного преступного сообщества, к тем, что уже упоминались выше,  – покушении на убийство (ст. 105 через ст.30).

Так, к Кириллу Барабашу в камеру на 12,5 м2 подсадили человека с туберкулезного корпуса “Матросской тишины”. Валерий Парфенов за 2 года тюрьмы уже полностью ослеп на один глаз, зрение второго продолжает падать. Юрию Мухину собираются дать 4,5 года тюрьмы, прекрасно зная, что он инвалид-сердечник, перенесший клиническую смерть и тяжелую операцию, и в свои почти 70 лет может просто умереть в тюрьме, где всем глубоко плевать на твоё здоровье. Это именно подготовка убийства, медленного и подлого убийства мыслеполицаями патриотов России.

Ну что же, я наверное выражу солидарную позицию. Если для того, чтобы народ России скорее осознал своё право как высшего источника власти не только выбирать, но оценивать работу своих избираемых слуг, нам суждено быть принесенными в жертву, пусть так оно и будет.

Власть должна быть ответственной перед народом!

Истина дороже

Наконец, поговорим о такой возможной причине преследования, как антикоррупционная и иная журналистская деятельность подсудимых, которая могла задеть высоких чиновников и оказаться неугодной полиции мыслей.

Многие считают, что уголовному преследованию способствовали написание диссертации на тему рентоориентированного поведения в госкорпорациях Ростех, Росатом, Роснано, Олимпстрой, а также антикоррупционные  расследования в РБК,  в частности по теме строительства космодром «Восточный». Нисколько не хочу преувеличивать значение своих трудов, но, у меня сложилось такое же мнение ещё после первых обысков в начале 2014 года, а в дальнейшем оно только укрепилось. Тогда были изъяты все материалы диссертации, сотрудники «Центра Э» дали прямо понять, что повод силовых мер именно в этом, а моего научного руководителя начали таскать на допрос как свидетеля «свидетеля» для выяснения обстоятельств исследования на такую тему.

В связи с этим часто возникает вопрос, сожалею ли я, что взялся за неугодные темы, и что бы сделал, зная о последствиях.

С моей точки зрения, смыслом научной деятельности и журналистики является, соответственно, поиск и донесение истины. Долгом журналиста является не обслуживание алчных репутационных интересов бюрократии, олигархии и т.п., а обеспечение граждан актуальной, объективной и основанной на фактах информации, даже если она неугодна этим лицам. Иначе общество лишается возможности принимать объективные жизненно важные решения, становится «стадом, которое могут повести на убой». То, что наблюдается в телевизоре, говорит о тотальный деградации СМИ, их превращении в инструмент самой примитивной пропаганды. К этому состоянию, судя по всему, ведут и Интернет-СМИ, устраиваются одна зачистка за другой, напоминающие по духу сожжение нацистами на ритуальных кострах неугодных книг. Не удивительно, что согласно опросам ВЦИОМ, уровень доверия граждан к СМИ едва ли не меньше, чем к полиции и даже судьям!

В таких условиях вполне естественно ожидать противодействие любому независимому слову и мысли, которые бы одним своим существованием были бы упреком пропаганде официальных СМИ.

Пасование перед страхом потери работы, тюремного заключения или физической расправы, является, пожалуй, шагом в сторону предательства правды и самокоррумпирования. В поисках истины не должно бояться лишения свободы.

Поэтому отвечу так: написал бы снова все ровно в том же виде. Более того, основные положения исследований были впоследствии только подтверждены дополнительными фактами. Скажем, в тюрьме удалось встретить менеджеров компаний, связанных с реализацией проекта по строительству космодрома «Восточный», и, как оказалось, все гораздо хуже, чем описывалось в последнем расследовании.

Не сожалею ни об одном написанном слове. К тому же, и диссертация о госкорпорациях, и исследования в РБК были продуктом коллективной работы. И я очень рад, что мне повезло встретить такого научного руководителя и работать в такой команде журналистов, где поощрялось самостоятельное и творческое мышление. Без этого, думаю, чего-либо значимого создать было бы невозможно.

Единственное, о чем можно сожалеть, так это утрата ценной информации и времени. Данные с расчетами по новым темам оказались под замком у следователя, так как были изъяты все жёсткие диски (имевшие в итоге нулевое значение для уголовного дела).

Будет ли развитие без ответственности?

Поскольку по понятным причинам не ясно, вернут ли мне выкраденные данные и когда выйду на свободу, предлагаю экономистам и исследователям следующие важные темы и наработки для дальнейшего изучения:

25 лет периферийного капитализма. Если на основании данных статистики провести сравнение масштабов демографических, экономических, социальных и иных альтернативных потерь России в период 1941-1945 и 1991-2016 гг., то выводы выглядят устрашающими: 25 лет олигархического капитализма нанесли нашей стране во многом больше потерь, чем гитлеровская оккупация. Несмотря на многократный рост цен на нефтересурсы, до сих пор не достигнут уровень производства 1990 года.   В чем основная причина столь масштабных потерь “мирного” времени?

Олигархичность экономики и полицейский режим. Если сравнить страны мира по степени олигархичности экономики (отношение совокупного состояния группы миллиардеров к ВВП страны), то оказывается, что этот показатель в СНГ один из самых высоких в мире. Так, состояние топ-40 миллиардеров в России достигало на 2014 год примерно 15% ВВП. Для сравнения, насколько я помню, в Китае – 3%, США – 6%, Тайланд и Саудовская Аравия – 22%, Украина – 30%. Причем более 80% российских миллиардеров являются именно олигархами в полном смысле слова, поскольку, в отличие, например от китайских или западных богачей, нажили богатства преимущественно за счёт преступной приватизации и неформальных связей с высшими чиновниками. Социальное расслоение в России также на уровне латиноамериканских и азиатских стран: доходы 10% самых богатых в 15 раз превышают доходы самых бедных. Насколько данные факторы наряду с сырьевой ориентацией экономики способствуют формированию полицейского режима, подавлению народовластия и рискам революционных потрясений?

ЧМ-2018. Средняя стоимость строительства футбольных стадионов в мировой практике составляет около $4-6 тыс./место вместимости (в ценах 2014 года) (данные на основе анализа более 50 объектов). Однако стоимость строительства футбольных стадионов к ЧМ-2018 в России превысила $10 тыс./место, а по некоторым объектам – $15-20 тыс. С одной стороны, в мировой практике стадионы могут получаться и дороже, например, сложные объекты с раздвижными крышами. С другой стороны, российские объекты не отличаются высокой степенью сложности. В чем же основная причина перерасхода бюджетных средств и какова степень влияния на перерасход неформального (инсайдерского) контроля над финансовыми потоками, сопровождающегося неконкурентными закупками, “откатами” и фиктивными сделками.

Керченский мост. Средняя стоимость строительства мостов в мировой практике составляет около $6-12 тыс./м2 (в ценах 2014 года) (данные основаны на анализе стоимости более 60 современных объектов). Бывают очень сложные и дорогие объекты (висячие мосты), стоимость которых в 2 и более раз дороже. В то же время строящийся в Крыму мост не отличается сверхсложностью, однако его стоимость уже составляет $17 тыс./м2, а строительство также сопровождается коррупционными скандалами. Львиная доля связанных с проектом закупок также  являются неконкурентными, а фирмы – фиктивными и сомнительными.  Почему даже при реализации важнейших государственных проектов не удается избежать потерь от неформального контроля и извлечения инсайдерской ренты?

Применение опыта планирования. Прискорбно, но ещё не так давно благодаря системе планирования и контроля реализация даже по-настоящему масштабных инвестиционных проектов и государственных программ не составляла серьезной проблемы. Даже несмотря на ряд недостатков, удавалось в кратчайшие сроки достигать выдающихся результатов. Более того, и западные корпорации, и Китай, и многие другие страны активно перенимали у нас опыт. Может быть, и нам есть смысл поучиться у самих себя и найти формы и пути применения опыта советского государственного планирования и контроля для повышения эффективности реализации мегапроектов.

Правда, и здесь мы возвращаемся к самому началу – вопросу прямой ответственности органов власти перед народом за результаты правления. Ведь только по-настоящему ответственное руководство будет заинтересовано в долгосрочном планомерном развитии России.

Соколов Александр

20.07.17

Запись Последнее слово Александра Соколова впервые появилась Рабкор.ру.

Количество учителей, довольных своей работой, упало за год вдвое

09/08/2017

Количество учителей, довольных своей работой, упало почти вдвое. В 2015 году на долю полностью удовлетворенных своим положением приходилось 43% педагогов, тогда как в 2016 году этот показатель упал до 22%. При этом число учителей недовольных своей зарплатой, выросло с 28 до 34%. Это следует из опроса, проведенного Высшей школой экономики и Левада-центром.

Согласно данным этого опроса, половина педагогов получает зарплату менее 20 тыс. рублей в месяц, еще 25% получает от 20 до 27 тыс., и 25% — более 27 тыс. рублей.

45% опрошенных пожаловались на рост внеучебной нагрузки, связанный с подготовкой большого количества документации и отчетности.

Вместе с этим, большое количество учителей заявили о своей неготовности отказаться от дополнительных заработков и полностью сосредоточиться на работе в школе. Так, 64% опрошенных заявили, что для этого их зарплата должна подняться вдвое, по сравнению с текущей.

Сейчас, вместе со всеми подработками, средний заработок учителя составляет порядка 27 тыс. руб., однако эта цифра варьируется от региона к региону и зависит от размера населенного пункта и престижности учебного заведения.

Отметим, что по данным Росстата, средняя зарплата педагогов общеобразовательных школ на 2016 год составляет 33 338 руб. Однако при проведении исследования они называли сумму, которую получают после вычета налогов и платежей, тогда как официальная статистика учитывает начисленную зарплату.

Источник: РОТ-ФРОНТ

Запись Количество учителей, довольных своей работой, упало за год вдвое впервые появилась Рабкор.ру.

Сергей Удальцов вышел на свободу

08/08/2017

SONY DSC

Лидер «Левого Фронта» Сергей Удальцов, приговоренный по ч. 1 ст. 212 УК к четырем годам и шести месяцам лишения свободы якобы за организацию массовых беспорядков на Болотной площади в 2012 году, освободился из ИК-3 Тамбовской области. Об этом в фейсбук сообщает его жена Анастасия.

«Он передает всем огромный привет и благодарит за поддержку, полон оптимизма и позитивных эмоций. На все интересующие вопросы он ответит на пресс-конференции 10 августа», — написала она.

Удальцов был приговорён к четырем с половиной годам колонии за организацию массовых беспорядков, якобы имевших место на Болотной площади в Москве 6 мая 2012 года, а также подготовку к организации массовых беспорядков в других городах России.

В октябре 2012 года против Удальцова было возбуждено дело о подготовке к организации массовых беспорядков после вышедшего на НТВ фильма «Анатомия протеста-2», в котором утверждалось, что он вместе с Леонидом Развозжаевым и Константином Лебедевым в июне 2012 года обсуждал с главой комитета парламента Грузии по обороне и безопасности Георгием Таргамадзе финансирование массовых беспорядков в России.

В январе 2013 года Следственный комитет объявил об объединении дела «Анатомия протеста-2» и «Болотного дела» в общее производство, Удальцов, по версии следствия, является одним из организаторов массовых беспорядков, якобы имевших место на Болотной площади 6 мая 2012 года, и организовывал их также на деньги Таргамадзе.

Приговорил к заключению Удальцова Московский городской суд в июле 2014 года. Удальцов подавал на УДО, но ему отказали. В 2016 году Европейский суд по правам человека коммуницировал жалобу политика на приговор Замоскворецкого суда.

Запись Сергей Удальцов вышел на свободу впервые появилась Рабкор.ру.

Борис Кагарлицкий

Популярные материалы:

Лента новостей Рабкор.ру

24/11/2017 - 00:54

 

Выдвижение Путина для участия в выборах-2018 порядком затянулось. Уже масса шуток появилась вокруг этой темы. 11 ноября...

24/11/2017 - 00:08

 Возможно, тут есть злая усмешка истории: события, связанные с отстранением Роберта Мугабе от  власти в Зимбабве, произошли именно в...

23/11/2017 - 02:34

Еще до того, как 4 октября 1957 года Советский Союз запустил первый в мире космический спутник, военные изучали перспективы применения...

22/11/2017 - 23:54

 

Рецензия на книгу: Ильенков Э.В. «От абстрактного к конкретному. Крутой маршрут. 1950-1960» / Авт.-сост. Е. Иллеш...