Лента новостей Рабкор.ру | Борис Кагарлицкий
26.09.2017
Добавить в избранное Лента новостей Напишите нам

Лента новостей Рабкор.ру

RSS-материал
Адрес: http://rabkor.ru
Обновлено: 4 часа 6 мин. назад

Неожиданный и закономерный успех Джереми Корбина

13/06/2017

© ibtimes.co.uk

Британские парламентские выборы 8 июня 2017 года закончились вничью. Строго говоря, не победил никто. Ни одна партия не набрала большинства, чтобы сформировать правительство. Тори, потеряв 13 мандатов, по-прежнему остаются крупнейшей партией и сохранят пост премьер-министра, пусть и на недолгое время. Тем не менее победители и проигравшие известны. И речь идет не только о главе консерваторов Терезе Мэй, назначившей эти досрочные выборы, чтобы окончательно добить лейбористскую оппозицию и задавить критиков внутри собственной партии, но получившей прямо противоположный результат. Однако всё по порядку.

Начнем, конечно, с консерваторов.

Желание Терезы Мэй решить все свои проблемы одним ударом более чем объяснимо. И сколько бы ни писали о слабой избирательной кампании консерваторов, главной причиной неудач было отсутствие ясного политического ответа на вопрос, каким путем пойдет Британия после развода с Евросоюзом. Премьер-министр пыталась превратить выборы в повторный референдум о Brexit, надеясь получить поддержку тех, кто уже проголосовал за выход. Но выяснилось, что гражданам Соединенного Королевства сейчас нужно другое. Почти все, даже большинство их тех, кто год назад хотел оставаться в Евросоюзе, сейчас понимают, что вопрос решен и выход состоится в любом случае. Но тем более важен вопрос о том, что дальше. Британия пойдет своим путем, но куда она намерена прийти? И кого она хочет повести за собой? На эти вопросы у тори ответа не было.

Консервативная партия далека от единства. В отличие от лейбористов, привыкших открыто обсуждать свои разногласия, превращая даже межличностные столкновения в идейное противостояние, тори, как старая партия элиты, никогда не выносят сор из избы.

Но все хорошо знают, что на самом деле в партии идет постоянная борьба между традиционным аристократическим крылом и мелкобуржуазными выскочками, представителями которых были Маргарет Тэтчер и Тереза Мэй.

Ситуация, впрочем, осложняется тем, что Мэй, пытаясь подражать железной леди, использовала совершенно иную риторику, апеллируя к традиции «красных тори». Она обещала защищать промышленность и поддерживать рабочего человека, противопоставляя его жадным представителям финансового капитала. Увы, это сработало скорее против премьер-министра. Буржуазным кругам эти разговоры не понравились, даже несмотря на то, что звучали только общие слова, за которыми никакая политическая программа не вырисовывалась.

А низы общества резонно сделали заключение, что если уж назрел поворот влево, то разумнее поддержать настоящего социалиста Джереми Корбина, чем «красных тори».

Потеряв голоса, Тереза Мэй продолжает настаивать на том, чтобы остаться в кресле премьера, но аристократическое крыло партии открыто дает понять, что не смирится с этим. Выходцы из Итона и Оксфорда согласны терпеть премьера-плебея при условии, что этот лидер гарантирует им успех. Но при первой же неудаче они готовы поставить на место выскочку. Бывший канцлер Джордж Осборн уже обозвал Терезу Мэй «ходячей мертвячкой» (dead woman walking). А тут ещё предложение о коалиции с ольстерскими юнионистами. Эти ребята из Северной Ирландии имеют очень плохую репутацию в приличном лондонском обществе. По большей части это грубые выходцы из протестантских рабочих кварталов Белфаста. У них ужасные манеры. Их считают в Лондоне хамами и гомофобами. В прессе уже появляются иронические заметки о том, как отнесется королева к новым членам правительства, совершенно не знающим этикета. Но депутаты-ирландцы тоже не лыком шиты. Понимая, что тори без них не устоять, они упорно набивают себе цену, затягивая переговоры и выдвигая всё новые и новые условия.

Впрочем, даже больше, чем тори, проиграли на выборах шотландские националисты.

В прошлый раз они добились полной победы в округах к северу от английской границы. И почти победили на референдуме о независимости. Эти успехи были интерпретированы лидерами партии как мандат на то, чтобы приступить к развалу британского государства. Но реальные шотландские избиратели рассуждали иначе.

Значительная часть из тех, кто отправил депутатов-националистов представлять Шотландию в Вестминстере и голосовал за отделение на референдуме, вовсе не стремились к независимости. Они просто использовали эти возможности, чтобы выразить своё возмущение политикой Лондона. Когда же шотландская националистическая партия взялась за дело всерьез, люди испугались. Шутливая игра в борьбу за независимость грозила не только затянуться, но и принять серьезный оборот.

Поразительным образом шотландский национализм до мелочей повторил риторику национализма украинского. Мало того, что гражданам упорно внушали, что «Шотландия — не Англия», в ход пошла и формула «Шотландия це Европа». Англичан объявляли дикарями-островитянам, которым противостоит настоящая европейская страна Шотландия, у которой Лондон коварно украл «незалежность». Картину дополняет совсем уже украинская тема «безвиза». Шотландские националисты пугали своих сограждан тем, что после выхода Британии из ЕС обиженные правительства континентальных стран введут визовый режим для жителей острова, а единственный способ избежать этого для себя — это срочно отделиться от Англии.

Но Шотландия — не Украина. Здесь это не сработало. Хуже того, дало обратный эффект. Настолько, что жители ряда округов внезапно проголосовали за тори.

Партия консерваторов в наибольшей степени ассоциировалась теперь с принципом «единой и неделимой» Британии. И самый лучший способ поставить на место националистов состоял в том, чтобы послать в Вестминстер от Шотландии именно тори. Националисты потеряли 21 мандат, больше, чем даже консерваторы в Англии. А журналисты шутили, что кабинет Терезы Мэй спасли именно не любящие её шотландцы. Ведь без нескольких мандатов, полученных к северу от границы, у тори даже при поддержке североирландских протестантов не хватило бы депутатов для вотума доверия.

Главными победителями из борьбы вышли лейбористы Джереми Корбина. И не только потому, что выиграли 30 депутатских мандатов, проведя в парламент новых молодых политиков с радикальными взглядами. Ещё несколько месяцев назад все комментаторы дружно заявляли, что Корбин с его левой программой не сможет получить поддержку избирателей. Партии прочили не просто поражение, а разгром. Вместо этого лейбористы резко увеличили свою поддержку — не только там, где выигрывали округа, но и там, где им победить не удалось. Среди молодежи партия Корбина однозначно вышла в лидеры, причем среди избирателей моложе 25 лет её перевес стал подавляющим.

Энергичная кампания Корбина, безусловно, сыграла немалую роль. Хотя на первых порах все говорили, что в Шотландии на фоне господства националистов ничего сделать не удастся, он проводил немало времени к северу от границы — и результатом стали мандаты, отвоеванные в Глазго, в старых рабочих кварталах, некогда являвшихся бастионами левых, где лейбористы утратили влияние во времена Тони Блэра из-за либерального курса партии.

И всё же сводить дело к эффекту Корбина не стоит. Решающую роль сыграла не харизма лидера, а предвыборный манифест «For the Many not for Few» («Для большинства, а не для избранных»). В нём давалась очень простая, выполнимая программа, предусматривавшая серьезные изменения в обществе. Для реиндустриализации предлагалось создать инвестиционный фонд (наподобие финской Ситры, вытащившей страну из кризиса в 1990-е годы), предлагалось ренационализировать железные дороги и другие общественные службы, приватизация которых привела к резкому снижению эффективности, подорожанию услуг и во многих случаях организационному развалу.

Вопреки утверждениям правой прессы, ничего сверхрадикального в Манифесте партии не было. Скорее, это было обещание вернуть социал-демократию на её первоначальные позиции классового реформизма.

Но на фоне многих лет господства неолиберализма это воспринималось как глоток свежего воздуха. А главное, всё, о чем говорили Корбин и его соратники, было реально. Это не красивые утопии, о которых любят помечтать левые интеллектуалы, а практическая программа, позволяющая изменить условия жизни для множества людей. Программа, на основе которой левые силы в других странах Европы могут формулировать аналогичные стратегии, скорее всего — более радикальные.

Каков итог?

Brexit показал силу духа британцев, их потребность в новом патриотизме, становящемся ответом на либеральную политику Евросоюза и транснациональных корпораций. А выборы 2017 года продемонстрировали, что этот новый патриотизм становится движущей силой перемен тогда, когда опирается на классовую политику и классовый интерес большинства. Лейбористы смогли продемонстрировать себя силой, отстаивающей эти интересы. И добились успеха.

Корбин не только устоял, пережив очередной политический вызов, но и укрепил свои позиции. Его успех был одновременно неожиданным (для интеллектуалов и аналитиков, прочивших ему поражение) и закономерным, поскольку в основе его была способность новой лейбористской команды выразить массовые потребности, не всегда сформулированные, но всё более ощущаемые в обществе.

В то время как Терезу Мэй её собственные однопартийцы призывают поскорее уйти из политики, на Корбина всё больше людей смотрит как на будущего лидера Британии. Но в конечном счете его будущее зависит от общего хода событий в Европе, от того, как быстро наберет силу новое движение за прогрессивные перемены. В том числе и в России.

Запись Неожиданный и закономерный успех Джереми Корбина впервые появилась Рабкор.ру.

В Москве задержан Георгий Фёдоров

12/06/2017

Георгий Фёдоров

Московский политик, организатор многочисленных гражданских кампаний и недавнего митинга “За права москвичей” Георгий Фёдоров только что был задержан сотрудниками полиции во время народных гуляний на Тверской улице. Причина задержания остаётся неизвестной, равно как и адрес ОВД, куда должен быть доставлен Георгий. Наша редакция будет следить за развитием событий.

Запись В Москве задержан Георгий Фёдоров впервые появилась Рабкор.ру.

Карго-культ либеральных экономистов

09/06/2017

Не секрет, что сейчас в мире господствует либеральная экономическая модель, основой которой является такое понятие как «свободный рынок», наличие которого якобы ведет любую страну к процветанию, динамичному развитию и социальной справедливости. Основываясь на этом утверждении и опыте Европы и США, наши экономические власти поясняют, что все проблемы РФ происходят именно от того, что у нас не сформирован необходимый для процветания рынок. Мешает его формированию в первую очередь государство самыми разными способами: регулирует рынки, устанавливает пошлины, разрабатывает стандарты, создает административные барьеры, не может отладить правовую систему, поддерживает монополии и совершает множество других прегрешений. Ну, и коррупция, конечно. К рынку она не имеет ни малейшего отношения и только мешает ему развиваться.

Однако приходится отметить немаловажный момент: «свободный рынок» — состояние идеальное, а потому на практике в том виде, в котором его описывают учебники, не существует. Это теоретическая абстракция, введенная в обиход либеральной экономической мысли, но отнюдь не взятая из практики. Данная мелочь редко упоминается апологетами либеральной экономики.

Либерально-экономические аборигены

Правительственные либеральные экономисты вот уже 25 лет оправдывают шаткое состояние нашей экономики, периодическое снижение благосостояния наших сограждан и увядание социальной сферы тем, что мы не создали «свободный рынок», аналогичный тому, что есть на Западе. Фактически нам предлагают имитировать тамошнюю модель, и мы сразу получим такой же результат. Нам не нужен мощный финансовый, а тем более эмиссионный центр, нам не нужны годы эволюционного развития системы управления, не нужен соответствующий менталитет граждан, не нужны зоны экономического и политического влияния, нужно просто сделать все, как Там.

Вот мы и строим «свободный рынок», «таргетируем инфляцию», а западного уровня жизни все нет, как нет и роста промышленности и предпринимательства. Постоянно для успеха не хватает какой-то мелочи…

Так же и приверженцы карго-культа упорно строят самолеты из бамбука, выпускают новые кокосовые наушники, устраивают потешные парады, а замечательные грузы все не падают им на голову. Вопрос «почему» не возникает ни у одного цивилизованного человека. Грузы появляются, потому что их оправляют из центра, конкретным адресатам, а не тем, у кого самый красивый муляж аэропорта. Вот только эта простая последовательность неясна не только диким островитянам, но и вполне цивилизованным экономистам. Жрец всегда может пояснить, что грузы не появляются, так как кокосовые наушники не покрасили в зеленый цвет, а «диспетчер» плохо сидит на вышке. Вот и мы слышим от наших экономических жрецов похожие пояснения. Подкрепляет их слова то, что экономические «грузы» порой на нас таки падают, что вызывает неописуемый восторг правительственных аборигенов. Вот только откуда, а главное, почему эти грузы берутся, они понять и не пытаются, им очевидно, что это происходит из-за имитации наушников половинками кокоса.

Вот наши соседи из Прибалтики построили прекрасные имитации «аэропортов», четко слушаются указаний жрецов либеральной экономики, а в результате безработица, массовая эмиграция и вымирание населения.

Соседи из Грузии повторили тот же фокус, но получилось опять нехорошо. Вот и соседи с Украины активно вступили в соревнование на звание самого лучшего строителя муляжей, а в результате получается еще хуже.

Островитянам никто не объяснял, откуда берутся товары, кто и как их делает, потому они и стали строить имитации. Нас же стараются разубедить в том, что мы уже знаем, и обмануть нас рассказами о том, что экономический рост от имитации и от богов. Но мы не имеем права в это верить.

Михаил Ершов

Запись Карго-культ либеральных экономистов впервые появилась Рабкор.ру.

Читателям «Рабкора»

09/06/2017

© Reuters

Уважаемые читатели «Рабкора» и последователи леворадикальных идей времен ВОСР. К вам обращается Георгий Коларов – автор предпоследней статьи по Венесуэле на сайте, которая вызвала вашу неоднозначную реакцию. Я действительно очень злюсь на наследников великого команданте Уго Чавеса, которые превратили боливарианские идеи в свою противоположность и таким образом надолго лишили венесуэльский народ возможности осуществить социализм XXI века. Венесуэльцев уже не убедить в преимуществах левых идей и общества социальной справедливости. По крайней мере, нынешнее поколение.

Я должен также полностью согласиться с моим другом Русланом Костюком, что аналогичные процессы происходят и в Никарагуа. Главный редактор «Рабкора» Борис Кагарлицкий, кстати, очень точно заметил, что моя статья создает впечатление, будто я симпатизирую оппозиции, в которой доминируют правые. Хотелось бы добавить, что, кроме правых, в ней состоят и левые – настоящие боливарианцы и левые радикалы. Позицию свою я уже выразил в письме к моему однокурснику Кириллу Ангелову (венесуэльскому социологу болгарского происхождения), опубликованном в Каракасе на испанском языке: «Я настоящий боливарианец и поэтому готов задушить Николаса Мадуро собственными руками».

Запись Читателям «Рабкора» впервые появилась Рабкор.ру.

Книга, которую стоит прочесть

07/06/2017

В мае 2017 года в издательстве «Филинъ» вышла в свет книга философа, политолога, социального аналитика Александра Фролова «Новорусский капитализм». Очерки экономики и политики». Книга, доступная и в электронном виде, представляет собой собрание статей и очерков, большинство которых в разные годы написал автор для газеты «Советская Россия». Подчеркну, что это именно собрание, а не сборник, книга представляет собой законченное целое и читается на одном дыхании.

Статьи разных лет сгруппированы в 9 разделов, названия которых говорят сами за себя: «Канун»; «Из «эпохи» первоначального накопления»; «Споры о развитии капитализма в России»; «О классовой структуре»; «О бонапартизме»; «О новорусской нации»; «Протестные брожения»; «Болотная революция»; «Вопросы тактики». В них собраны статьи по недавней истории, политэкономии и политическом развитии современной России.

Актуальность давним работам, как и цельность тексту придаёт погружение их в контекст современности с её насущными проблемами, а также последовательная марксистская позиция автора, применяемая им на основе принципа, выраженного В. И. Лениным в стройной формуле: «конкретный анализ конкретной ситуации». А. К. Фролов так пишет об этом:

«Поэтому в отличие от Плеханова, нередко грешившего тем, что он просто подбирал цитату, наиболее подходящую для обоснования своей текущей политической позиции, Ленина интересовало у классика совсем другое. Так, в предисловии к письмам Маркса и Энгельса к Ф. А. Зорге Ленин подчеркивал, что главное, чему следует учиться у классиков, – это применению общих теоретических положений к конкретной ситуации». (С. 506).

Собственно, ещё в авторском предисловии Александр Фролов демонстрирует, как именно этот ленинский принцип работает для незашоренного, адекватного и продуктивного анализа социальных процессов. Оценивая изменения своих представлений в связи с изменением социальной реальности, он пишет, что

«в начале реставрационного процесса были оправданны любые контрмеры, и они не были реакционными. Еще можно было повернуть назад, хотя с каждым годом это становилось все труднее и труднее. Именно с этой позиции написаны статьи, собранные в разделе «Из «эпохи» первоначального накопления». Но реставрация дошла до такого «водораздела», за которым бороться с капитализмом следовало уже не мерами его задержки и торможения, а мерами ускорения его развития. Соответственно изменилась и моя позиция. «Избавления от гнета капитала нет и быть не может вне дальнейшего развития капитализма» – этот ключевой тезис повторяется в ленинских произведениях десятки, если не сотни раз. Для постсоветской России он был не верен до рубежа прошлого и нынешнего веков. Но вновь стал верен в нулевых и десятых годах XXI века. Поэтому все прогрессивные лозунги оппозиции девяностых годов, будучи механически повторяемы в нулевые и десятые годы, становятся реакционными. …Проблема эта ключевая для левой оппозиции – либо она правильно определит, в каком конкретно обществе живут граждане России, либо она обречена на стратегические и тактические блуждания (выделено мной – АО)» (С. 4).

Благодаря пониманию диалектической связи социальной теории и практики автор сумел создать цельную и вместе с тем динамичную картину социально-экономической и политической ситуации в нашей стране. Можно сказать, что Александр Фролов анализирует динамику социального развития России, обращаясь то к прошлому, то к будущему, виртуозно решая задачу, обозначенную им самим так:

«Без прошлого нет будущего – это бесспорно. Но вопрос в том, что именно черпать из прошлого, на какие традиции опираться. Вперед – к социализму или назад – к «устоям»? В этом весь гвоздь». (С. 11)

Запись Книга, которую стоит прочесть впервые появилась Рабкор.ру.

Советское — значит отличное? Часть 2.

06/06/2017

О проблемах экономического развития позднего СССР

Часть 2 Организация труда и научно-технический прогресс

Спад в объемах капиталовложений мог компенсироваться за счет внедрения достижений науки и усовершенствования оборудования. Несмотря на внимание властей к научному сектору, советская экономика оказалась неспособна поддерживать высокие темпы модернизации. Помимо крайне медленной скорости замещения оборудования ситуация осложнялось тем, что нововведения часто не давали ожидаемого эффекта. Более того, новое оборудование могло работать хуже старого.

Так, срок работы новых зерноуборочных комбайнов, вставших на конвейер во второй половине 1960-х годов, был в полтора раза меньше, чем у предыдущих моделей.1 Результатом недостатка запчастей и комплектного оборудования к новым мощным тракторам стало то, что их выработка оказалась ниже, чем у менее мощных.2

Внедрение автоматизации тоже не давало ожидаемых выгод. Острый дефицит квалифицированных специалистов и надежных компонентов привели к тому, что дорогостоящая автоматика использовалась много хуже обычного оборудования и чаще выходила из строя.3

Серьезные проблемы испытывал и сам научный комплекс Советского Союза. Советским ученым не хватало ресурсов, выпуск научного оборудования был впятеро ниже американского уровня.4 Авторы “Программы” отмечали такие проблемы, как старение штата научных организаций, снижение уровня подготовки молодых ученых, чрезмерно долгое внедрение новых разработок.5

Следует отметить, что общие затраты на конструкторские исследования и научные разработки в СССР были сопоставимы с американским уровнем. СССР ассигновал на науку более значительную долю народного дохода, чем американский бюджет и коммерческие организации вместе взятые, и советская доля стабильно росла. Проблема советской науки заключалась не столько в недостатке средств, сколько в ее чрезмерной милитаризации (на гражданские разработки в СССР еще в 1960-е годы уходило порядка 25-30% всех научных ассигнований, а в США 40-50% ) и слабой эффективности. Последняя выражалась в раздутом штате научных организаций: в СССР к 1991 году насчитывалось около двух миллионов ученых и конструкторов,6 тогда как в США даже на 2012 год их было всего 1 270 тысяч.7 Несмотря на такие затраты, начиная с 1960-х годов отставание СССР от Запада в научной сфере, ранее сокращавшееся, стало постепенно возрастать.8 Правда, по количеству выданных патентов Советский Союз превосходил США, но это было связано с легкостью процедуры их получения.9

Конечно, степень ценности советских патентов и научных статей сложно измерить количественно, но некоторые оценки свидетельствует не в пользу СССР. Так, по числу опубликованных статей на естественнонаучные темы СССР в 1973 году занимал третье место в мире из 25 научно развитых стран, однако по цитируемости статей он занимал уже предпоследнее место, опережая лишь Индию. Советский Союз по цитируемости статей отставал не только от стран Запада, но и от восточноевропейских государств, таких как ГДР, Венгрия, Польша и Чехословакия.10 СССР на порядок отставал от стран Запада и по числу проданных за рубеж технических лицензий.11

Производительность труда и дефицит рабочей силы

Политика экстенсивного роста производственных мощностей и медленная модернизация производства привели к острому дефициту рабочей силы. Ученые отмечали, что с 1970-х годов все большее число рабочих мест оставалось вакантными, прирост потребностей в рабочей силе превышал рост числа трудоспособных граждан.12 Составители “Программы” понимали, что в будущем ситуация ухудшится в силу сокращения естественного прироста населения. Любопытно отметить, что они прогнозировали численность жителей СССР на 2005 год в 304 миллиона человек,13 тогда как в реальности на территории бывшего Советского Союза к этой дате проживало 285 миллионов.14 Таким образом, демографический ущерб от краха СССР можно оценить в 19 миллионов человек.

Наряду с дефицитом рабочих экономика снижала темпы роста продуктивности труда. За 1970-е годы они снизились вдвое в промышленности и строительстве. Прогресс продуктивности труда в пищевой промышленности за это время замедлился в 5,6 раз, в производстве стройматериалов и топлива в 5 раз, в черной металлургии в 3,2 раза. К концу 10 пятилетки производительность труда сталеваров стала уже падать.15

В 1980 году около 3/4 рабочей силы Советского Союза трудились в материальном производстве,16 но эти люди использовались крайне неэффективно. Порядка 50 миллионов человек занимались ручным трудом. Около 55% промышленных и 65% строительных работников трудились на немеханизированных работах.17 В результате, продуктивность труда советских трудящихся существенно отставала от западных показателей. По самым оптимистичным оценкам советские рабочие к 1987 году вырабатывали порядка трети от американского уровня.18 Если одни отрасли, такие как нефтепереработка и металлообработка, показывали неплохую продуктивность, свыше половины уровня США, то в других работники не вырабатывали и 20% от американских показателей.

Это привело к возрастанию дефицита рабочей силы. Госплан утверждал, что порядка четверти промышленных мощностей к середине 1980-х не обеспечивались работниками, в машиностроении избыточные мощности могли доходить до 45%.19 Это обесценивало и вложения в реконструкцию фабрик. По расчетам ученых, на модернизированных предприятиях электронной, химической и металлургической индустрии было укомплектовано лишь 40% рабочих мест.20 Советский Союз обладал вдвое большим парком станков, чем американцы, но работали эти станки вдвое меньше времени.21

Плохая организация труда обостряла эту проблему. Ученые отмечали, что порядка 15-20% рабочего времени тратилось на внутрисменные простои.22 Количество избыточных работников на действующих фабриках оценивалось в 5-6 миллионов человек.23

Ситуация осложнялось спецификой советской плановой системы, которая побуждала предприятия завышать штат. Как отмечала социолог Е. Антонова, занимавшаяся реорганизацией работы на судоремонтном предприятии, несбалансированность плановых показателей заработной платы и выработки вынуждала предприятия создавать пустые рабочие места, распределяя лишний фонд заработной платы среди реальных работников.24

Парадоксальная ситуация сложилась в сельском хозяйстве. Несмотря на расширявшиеся поставки оборудования, дефицит работников только нарастал. Бороться с этим решили абсурдной практикой привлечения рабочих городских предприятий. Начиная с 1960-х годов число рабочих, отвлекавшихся таким способом от выполнения прямых обязанностей, монотонно возрастало. По оценке специалистов, в 1981 году на обязательных сельхозработах трудилось около 17 миллионов горожан, причем 9 миллионов изымались из других сфер материального производства.25

Кроме того, плановые органы не могли обеспечить соответствие народохозяйственных нужд и уровня образования работников. Хотя работа не по специальности не получила такого широкого распространения, как сейчас, лишь около 15% специалистов со среднеспециальным образованием работали в соответствии с полученной квалификацией. На 40% инженерных должностей не хватало специалистов, в то время как пятая часть инженеров работала в сферах, не требовавших такого образовательного уровня.26

 

Предыдущая часть

 

Запись Советское — значит отличное? Часть 2. впервые появилась Рабкор.ру.

Что лежит в «пакете Яровой»?

06/06/2017

© openrussia.org

С момента обсуждения Думой РФ поправок к антитеррористическому законодательству, так называемому «пакету Яровой», основная критика законопроекта идет в двух направлениях: операторы «большой тройки» говорят, что это будет очень дорого и совершенно бессмысленно, а либеральная общественность указывает на ущемление права тайны переписки. Но последствия этих поправок вовсе не ограничиваются ростом цены на интернет или поруганными правами граждан.

Суть поправок, которые касаются российского телекома, заключается в следующем: государство обяжет операторов связи хранить «текстовые сообщения, голосовую информацию, изображения, звуки, видео-, иные сообщения пользователей услугами связи — до шести месяцев с момента окончания их приема». С технической точки зрения это означает, что оператору связи необходимо за свой счет создать программно-аппаратный комплекс, который будет анализировать, записывать и каталогизировать весь абонентский трафик. Отправной точкой для расчета требуемых затрат, являются требования Минкомсвязи от 26 декабря 2016, где указывается, что провайдер обязан исходить из соотношения 1 петабайт на каждый 1 Гбит/сек пропускной способности узла связи с 1 июля 2018 года, а с 1 января 2019 удвоить этот объем данных. На специализированных ресурсах даже появился «Яркулятор», для расчета требуемых затрат.

Он конечно очень приблизительный и не учитывает большое количество других расходов, таких как электроэнергия, оплата труда новых сотрудников, собственно разработка/покупка программного комплекса и пр., то есть это просто «железо», а так же не учитывается тот факт, что с повышением спроса на комплектующие будет расти и их цена, но даже того, что есть в данном расчете, достаточно, чтобы понять, насколько тяжелое бремя ложится на отрасль. Значительной части мелких и средних провайдеров это будет просто не по карману.

Официальная оценка необходимых затрат постепенно менялась. Если с начала обсуждения законопроекта его авторы утверждали, что его реализация ничего не будет стоить, просто операторы хотят задрать цены, то на данный момент оценка от ФСБ составляет 3 трлн рублей, Минкомсвязь считает, что затраты провайдеров составят 4,5 трлн рублей, а Российский союз промышленников и предпринимателей оценивает затраты в 10 трлн рублей.

Следует отметить, что вообще весь рынок телекома в России за 2016 год составил 1,597 трлн рублей. 

Против уже принятого «пакета Яровой» выступают операторы «большой тройки» — МТС, «Билайн», «Мегафон», но, если разобраться, как раз у них-то и не возникнет проблем с привлечением финансирования или высококвалифицированных кадров. Под ударом окажутся мелкие и средние провайдеры. Вообще российский рынок телекома всегда оценивался позитивно: из-за невмешательства государства в интернет и очень высокой конкуренции (в России зарегистрировано примерно 18 тыс. провайдеров), рынок устойчиво рос, повышалось качество услуг, скорость и охват. Но ничто не вечно под луной, власть обратила внимание и на данную отрасль.

Власть использует свой стандартный подход — ставит предпринимателей в положение преступников априори, так как подавляющее большинство провайдеров исполнить новые требования не сможет. Затем последуют штрафы (от 800 тыс. руб.), закрытие и распродажа активов предприятия с молотка. Ситуация будет похожа на 2013 год, когда из-за повышения страховых взносов закрылись 300 тысяч индивидуальных предпринимателей, только у оператора связи возможности уйти в тень нет, они закроются на самом деле. Будет ли покупатель?

Один уже точно есть, это Ростелеком — оператор связи с государственным участием, ему-то закрытие не грозит точно. Вероятно, покупка собственно компаний, при условии такого огромного предложения, не имеет большого смысла, так как компания — это не только активы, это еще и персонал, долги по кредитам и пр., логично будет дождаться, пока компания обанкротится, а потом выкупить наиболее интересные активы: оптоволоконные и прочие сети, оборудование, помещения. После массового закрытия операторов связи на улице окажутся сотни тысяч бывших работников телекома, часть из них уйдет в новые крупные компании, тот же Ростелеком, но большая часть никому не будет нужна, так как их количество очевидно избыточно.

Логичным ответом на этот вызов могло бы стать добровольное слияние провайдеров, чтобы разделить затраты и удешевить содержание новых Центров обработки данных (ЦОД), но, как показала практика, собственники предприятий на этот шаг не пошли. Часть пытается справиться своими силами, кто-то находится в хорошем финансовом состоянии и хочет воспользоваться ситуацией, выкупив обанкротившихся конкурентов, а значительная часть надеется на авось — вдруг уже принятый закон отменят. Факт остается фактом — никаких масштабных слияний на рынке телекома нет.

Примечательно, что воспользоваться ситуацией также хочет ФСБ и Ростех. Сейчас между ними идет борьба за то, кто сможет поживиться на переделе рынка.

ФСБ лоббирует «своих» производителей СОРМ, чтобы операторы связи были обязаны покупать их оборудование, а Ростех, по аналогии «с налогом Ротенберга», хочет создать ЦОДы которые будут обслуживать операторов и за это взимать с них плату.

Таким образом, истинными мотивами власти является не борьба с терроризмом, а монополизация рынка и его банальный передел под конкретных людей. Так же, как это уже происходит, например, в сельском хозяйстве.

Евгений Хороших

Запись Что лежит в «пакете Яровой»? впервые появилась Рабкор.ру.

Форум провалившихся экономов

06/06/2017

© Донат Сорокин/ТАСС

Петербургский международный экономический форум закончен. В 2017 году он не стал таким же малозаметным для общества событием, как другие встречи власти и большого бизнеса (например, Сочинский форум), но был воспринят как пустое и бесполезное для экономики мероприятие.

Международные наблюдатели выделяют на форуме совсем не то, что российские граждане. Так, в центре внимания оказалась речь Владимира Путина. Президент защитил Дональда Трампа от критики по поводу его заявления о выходе США из Парижского климатического соглашения.

Оное больше не рассматривается российским руководством как выгодное; оно явно невыгодно сырьевым компаниям и промышленности вообще. Владимир Путин это выразил и дал понять, что Трамп фактически сделает проект бессмысленным, а значит, Россия не сможет в нем участвовать. Естественно, никто официально не станет отрицать важности экологического сотрудничества, просто его де-факто не будет, а с ним и нагрузки на экономику из-за международных требований по выбросу СО2. Путин может быть даже благодарен Трампу  за то, что тот снял спорный для российских экспертов вопрос. Соглашение отныне теряет смысл для всего мира.

Обращают внимание западные наблюдатели и на сравнение Путиным антироссийской истерии в США с антисемитизмом. Однако реально имеющая место антироссийская истерия не выглядит антирусской, направленной против народа страны, а стало быть, сравнение с антисемитизмом некорректно. В то же время недоброжелательное отношение западной прессы и политиков к России — факт.

Никто не хочет ни возрождения нашей индустрии, ни воссоздания крупного рынка, то есть возникновения необходимых для экономического развития страны условий.

Команда Дмитрия Медведева в этом направлении успеха не достигла. Все заметнее становится политический кризис.

Последний факт важен уже не для далеких иностранных наблюдателей, а для массы россиян. Они страдают от экономического кризиса, от роста тарифов и налогов, от повышения расходов на транспорт. И они уже не ждут ни от кабинета министров, ни от президента, ни от правительственных форумов по вопросам экономики никаких решений. Потому они могут увидеть в Питерском форуме только неудачную попытку уверить себя в том, что в экономике все обстоит неплохо: министры стабилизировали ситуацию, ЦБ заставляет инфляцию дрожать и пятиться, скоро прибудут инвестиции и будет разработана более эффективная стратегия развития страны, престиж которой повышается день ото дня.

Старания близкой к власти прессы создать подобное впечатление успеха не имели. На форуме серьезной дискуссии по поводу кризиса не вышло. Традиционно о его причинах и собственных провалах представители власти даже не заикались. По итогам мероприятия общество не услышало никаких серьезных рецептов. Первый вице-премьер Игорь Шувалов, конечно, поведал публике, как, не зная сна и отдыха, они с президентом обсуждали новые технологии и цифровую экономику и как он вдохновлен этой идеей. Заявление Шувалова поставило в тупик аналитиков, поскольку всерьез воспринимать эту тему нельзя. Содержание беседы «до начала второго утра» не имеет никакого значения, так как страна уже пережила при президенте Медведеве большую риторическую модернизацию.

Важно совсем иное: о «цифровой экономике» народу поведал Шувалов – крайне вредный либеральный экономический управленец. Он не первый год курирует в правительстве экономические вопросы, а экономика все эти годы глубже и глубже погружается в кризис. С такой репутацией нельзя презентовать даже очевидно выгодные обществу проекты (есть ли таковые?) и уж совсем неразумно рекламировать невнятный предвыборный намек на то, что Россия – нисколько не меняясь и никак не решая проблем – сможет достичь успехов в области создания и применения новых технологий.

«Цифровая экономика» — это блеф, и он не сможет отвлечь внимание общества от материальных бед.

Форум еще раз показал: решение задачи преодоления кризиса не будет связано с нынешним руководством страны, которое может его только сдерживать.

Петербургский форум закончен, и о нем вскоре забудут. Быстрее всего о нем забудет общество. Но оно точно не забудет оставшийся осадок, ощущение бесполезности чиновников, их нелепых оптимистических трактовок ситуации и вредных проектов. И выступления Алексея Кудрина – не исключение. Да и стоит ли о них говорить? Ни стратегий, ни замеченной Кудриным «битвы стратегий» там не наблюдалась. Ушел форум, и все. Будут еще такие же.

Запись Форум провалившихся экономов впервые появилась Рабкор.ру.

Борис Кагарлицкий

Популярные материалы:

Лента новостей Рабкор.ру

20/09/2017 - 09:27

 

 

13 июня 2017 года в Москве образовалось Московское региональное представительство Совета молодых...

20/09/2017 - 09:19

 

В год столетия самого важного события в отечественной истории — Великой русской революции 1917 года — не...

19/09/2017 - 18:43

Прошедшие в Москве 10 сентября муниципальные выборы показали, что столичная политика меняется. Хорошо известно, что городские власти взяли...

17/09/2017 - 21:55

FILE PHOTO: Venezuela’s President Nicolas Maduro speaks during a ceremony at the National Pantheon in Caracas,...