Сборщик RSS-лент | Борис Кагарлицкий
23.11.2017
Добавить в избранное Лента новостей Напишите нам

Сборщик RSS-лент

Австрия: очередная неудача социал-демократии

  

Состоявшиеся 15 октября парламентские выборы в Австрии вновь со всей очевидностью показали границы возможностей и слабости современного левоцентризма. Ведущая правительственная сила – социал-демократы – на сей раз оказались лишь вторыми… 

То, что ось австрийской национальной политики заметно смещена вправо, не является большой новостью. Результаты президентских выборов 2016 г., когда во второй тур вышел кандидат крайне правой Австрийской  партии свободы (АПС), вполне определённо данную тенденцию показали. А выборы в нижнюю палату федерального парламента – 183-местный Национальный совет, на которых партии, принадлежащие к правому спектру австрийской политики, набрали почти 58% голосов, лишь подтвердили, что в современной Австрии господствуют «буржуазные» политические настроения. 

В общем-то, для этого имеются вполне объективные объяснения. «Альпийская республика» относится к числу одного из самых богатых, процветающих и в социальном плане спокойных государств Европейского Союза (ЕС). Там давно не было мощных социальных конфликтов общенационального уровня. С другой стороны, уровень благосостояния австрийцев по средним нормам ЕС весьма высокий, тогда как острые социально-классовые проблемы отсутствуют. Безработица в этом центральноевропейском государстве, например, одна из самых низких в Евросоюзе. Австрия практически не ощутила на себе реальных негативных эффектов глобального финансового кризиса, особенно если учесть, что государство стоит на страже интересов местных банков. 

Выборы 15 октября показали, что именно правые партии воспользовались в своих интересах этой социально-экономической стабильностью, впрочем, всё-таки относительной. Дело в том, что успех австрийских правых – это ещё и результат их грамотной кампании против нелегальной иммиграции и роста числа беженцев. Оказалось, что в условиях «социальной нирваны» рядовые австрийцы, гораздо в большей степени, чем, скажем, их соседи-немцы, оказались восприимчивы к теме «иммиграционного засилья», хотя, если говорить объективно, австрийские города и селения далеко не в такой степени были подвержены в 2015-2016 гг. «волнам беженцев», как германские. 

Любопытно, что «иммиграционную карту» разыгрывали в Австрии не только правые популисты из АПС, но и правоцентристская Австрийская народная партия (АНП). Если в первом случае речь идёт о традиционно евроскептической партии, уже многие десятилетия занимающей «антииммигрантские» позиции ( её лидер Хайнц-Кристиан Штрахе как-то признавался, что его родине «было бы много лучше, если бы иммигранты объезжали Австрию стороной»), то разворот вправо АНП заслуживает особого внимания. 

Тут, конечно, не обошлось без личностного фактора. Я имею в виду, что резкий подъём народников в период избирательной кампании тесно связан с фактором личной популярности молодого лидера правоцентристов Себастьяна Курца. 31-летний политик, самый молодой в мире министр иностранных дел, сделал за несколько лет головокружительную политическую карьеру, добившись некоторое время назад поста лидера АНП. 

И С. Курц способствовал тому, что правоцентристская АНП взяла ещё больше вправо, в сторону консерватизма. Австрийский политолог Петер Фильзмайер подчёркивает, что оставаясь, как и его однопартийцы, «принципиальным европеистом», А. Курц умело сыграл «на поле» АПС, сумев оттянуть от неё часть консервативного электората. Народники поставили вопросы о принятии серии жёстких законов, «национализирующих» австрийский ислам (вплоть до того, что государство берёт на себя ответственность начислять зарплату имамам), запрещающий ношение для женщин никаба и т. д. АНП активно выступила против расширения для Австрии квоты на приём беженцев со стран Юга и Востока. Увидев, что «ветер дует в их паруса», народники просто спровоцировали проведение всеобщих законодательных выборов этой осенью; на регулярной основе они состоялись бы в 2018 г. 

Данная риторика принесла свои плоды. Если на прошлых выборах рейтинг поддержки АНП составлял 24%, то на сей раз народники прибавили сразу 7,5 пунктов и заняли первое место с 31,5% голосов и 62 парламентскими мандатами. АНП показала, что «закон второго места», когда в странах ЕС на очередных выборах потери несёт прежде всего второй по силе партнёр в «большой коалиции» не носит абсолютного характера.  

Заметно прогрессировала и АПС. «Свободники», правда, рассчитывали на большее: ещё в прошлом году опросы сулили им вообще первое место. Но в итоге АПС прибавила более пяти процентов и с результатом 26,0% (и 51 депутатский мандат) подтвердила свой статус третьей народной партии в республике. Многие эксперты полагают, что перспектива чисто буржуазного, правого большинства в Национальном совете выглядит сегодня вполне реалистичной. 

Ну а что же ведущая на день голосования политическая сила страны – Социал-демократическая партия Австрии (СДПА)? Конечно, говорить о её провале не приходится, коль скоро эсдеки сохранили и своё депутатское представительство (52 парламентария), и свою электоральную базу (26,9% против 26,8% в 2013 г.). Но если у буржуазных партий мы увидели явный электоральный подъём, то старейшая, функционирующая ещё с 1889 г., партия в стране явно вошла в полосу стагнации. 

И для этого тоже есть свои объяснения. Длительное, многолетнее нахождение во главе правительства (при этом в «большой коалицией» с ведущей буржуазной партией!) постепенно привело к потере динамизма. Собственно, это проявилось в результатах голосования: социал-демократы ничего особо не потеряли, но новых сторонников ни слева, ни справа также не приобрели. Избиратели не увидели какого-то яркого, специфического «социалистического» профиля в реальной политике главной «партии власти» в последние годы. В общем и целом социально-экономическая политика исполнительной власти в последние годы представляла собой вариантэклектичного центризма. Только в предвыборные недели руководство СДПА «вдруг» вспомнило о желательности социального перераспределения и задумалось о системе минимальной оплаты труда… 

СДПА, имеющая мощнейшие связи с профсоюзным движением, традиционно держащая в своей орбите многочисленные социальные молодёжные, женские и культурные организации, так и не сумела воспользоваться в своих интересом этим «социальным веером» возможностей. В личностном плане СДПА также уступила своим соперникам. В ходе кампании «титул» самого популярного политика быстро захватил С. Курц, узнаваем был и лидер АПС Хайнц-Кристиан Штрахе. 

А вот социал-демократам «персональный ресурс» не сильно помог, хотя речь шла о канцлере республики! Но дело в том, что заменивший после провала социал-демократов на президентских выборах Вернера Файмана в 2016 г. в канцлерском кресле (и на посту председателя СДПА) Христиан Керн оказался далеко не харизматичным политиком. Да и вряд ли человек, пришедший на высший партийный пост с должности президента Австрийских железных дорог мог вдохнуть в пожилую партию слишком свежий ветер. Наблюдатели писали, что «Керн пытался говорить на «рабочем языке», но делал это как топ-менеджер…» 

Но если социал-демократы, скажем откровенно, «остались при своих» (хотя, по сути, речь идёт о политической неудаче), то вторая по влиянию партия левого спектра («Зелёные – Зелёная альтернатива») по-настоящему оказалась 15 октября в состоянии катастрофы. Австрийские «Зелёные» до сих пор считались одной из самых сильных экологистских партий «Старого Света». На прошлых выборах их поддержали свыше 12% избирателей, партия участвует в ряде земельных правительств. Именно бывший лидер «Зелёной альтернативы» Александр ванн дер Беллен вырвал в «третьем» туре (благодаря необычной для европейской страны практике «переголосования») президентских выборов победу. На этот же раз экологисты получили лишь всего 3,3% голосов и не попали в нижнюю палату парламента. 

Во многом это случилось из-за раскола «Зелёных» и создания нового политического субъекта социал-либерального толка, т. н. Списка Петера Пильца, прошедшего в Национальный совет с 5% голосов и 9 депутатами. В ряды этого персоналистского движения вошли бывшие члены «Зелёных» и СДПА, что нанесло удар и по одним, и по другим. «Зелёные», похоже, получили удар смертельный… 

Вне зависимости от того, войдут ли в новую правительственную коалицию социал-демократы (разумеется, уже как младшие партнёры) или нет, в общеполитическом плане итог федеральных выборов для них иначе как неудачей назвать нельзя. Партия потеряла статус первой по влиянию политической силы страны, при том произошло это в пользу младшего партнёра по коалиции. СДПА лишь повторила (правда, в гораздо более мягкой форме) дорогу многих других социал-реформистских партий, что лишь очередной раз напоминает о глубоком кризисе европейского левоцентризма. 

Конечно, показатель СДПА для многих социалистов, ранее бывших у власти (возьмём хотя бы для примера греков и французов), сегодня кажется недостижимо заоблачным. Но ведь всё познаётся в сравнении. В 1970-е гг. за СДПА голосовали 50% избирателей, в 1980-е – более 40%, в последние два десятилетия – твёрдо более 30%. А сейчас социал-демократов побеждает партия, во главе которой стоит 31-летний политик, не сумевший даже получить высшее образование…  

Запись Австрия: очередная неудача социал-демократии впервые появилась Рабкор.ру.

Мирный договор между ФАРК и правительством Колумбии стал фактом. Что дальше? 

1 сентября 2017 года Революционные Вооруженные Силы Колумбии (ФАРК : фуерсас армадас революсионариас де коломбия) на новоизбранном расширенном пленуме Верховного Командования (избранном на проведенном перед тем первом партийном конгрессе) решили поменять свое имя, в связи с окончанием полувековой гражданской войны и превращением в политическую силу. Абревиатура ФАРК сохраняется, однако с тех пор будет означать «Революционная Альтернативная Сила Колумбии» (ФАРК: фуерса алтернатива революсионариа де коломбия). На пресс-конференции, после пленума, команданте Карлос Антонио Лосада подчеркнул, что это будет решительным шагом к разоружению и вхождению в политическую систему Колумбии. Главный переговорщик со стороны ФАРК Иван Маркес сказал: «Мы добились мира, чтобы участвовать в политике». Свыше 7000 бойцов уже разоружились, предстоит и остальным. Отказы от разоружения имеют место, но скорее как изолированные случаи.    

Им ответил колумбийский президент Хуан Мануэль Сантос: «Сегодня мы чувствуем последнее дыхание этого конфликта. Видим разоружение, выход последних бойцов ФАРК из сельвы в северной части страны». Не зря он стал лауреатом Нобелевской премии мира. Это не последняя награда, которую он выиграл своей посреднической ролю в мирном процессе. 

Настроения среди разоружающихся партизан проще и яснее передали двое из них:  

Луис из Кордобы: «Я думаю, что солдаты — наши братья и мне было больно сражаться с ними. Они такие же бедные, как и я, такие же безграмотные, как и я. И они присоединились к армии, что иметь что-нибудь в жизни». Альберто Санчес из Ла Гуахиры (департамент Кондорес) дополняет своего боевого товарища: «Все мы – бывшие бойцы должны вернуть долг к обществу и постараться быть полезными. Со своей стороны, государство должно предложить нам возможности, которых раньше нам не давало и мотивировало к конфронтации».

Обоим нравится новый лозунг: «де лос фусилес, а лос лаписес» (от ружей к карандашам).

Иван Маркес и Карлос Антонио Лосада, вместе с Верховным Главнокомандующим ФАРК Родриго Лондоньо (Тимолеон Хименес-Тимошенко), Сандрой Рамиресом, Хоакином Гомесом, Лилианой Суаресом, Солисом Альмером, Мариелисой Гусманом, другими бывшими бойцами и командирами были на трибуне начавшегося 28.08.2017г. конгресса (в первый раз без оружия), на котором было решено превратить партизанскую армию в политическую партию. Тимошенко открыл конгресс с историческими словами: «Мы боремся за стабильный, демократический, политический режим, который гарантирует мир, социальную справедливость  уважение к правам человека, экономическое развитие, благо всех людей, живущих в Колумбии».

Были выбраны 8 комиссий: политическая, организационная, финансовая, выборная, по выработке партийного устава, внешнеполитическая, по предложениям о руководстве, Сенате и Камаре. Тимошенко заявил: «Партизанская группировка превратилась в политическую силу и будет участвовать в парламентских и президентских выборах в 2018 года».  

1 сентября 628 голосами «за» и 264 «против», были приняты переименование партии и партийный символ: красная звезда в розе. На этом конгресс закончил свою работу. 

Вступление ФАРК в политическую жизнь случилось накануне другого, исторического для страны события: визита в Колумбию Папы Франциска Первого. Еще во время первой встречи с местными эпископами, он поддержал их усилия по стабилизации колумбийского общества.

Даже похвалил «их смелость сделать первый шаг к вечному миру и восстановлению страны, к отказу от насилия». Однако, по его мнению, «договоренная демобилизация ФАРК и временное прекращение огня с Армией Национального Освобождения (ЕЛН: ехерсито де либерасион насионал) выставляют на передний план другую большую опасность для жизни колумбийцев: страх у людей поднять голос и напомнить обществу – наркотрафик ведет к моральной метастазе, которая меркантилизирует государственные структуры. И, в то же время, ведет к налоговому раю». Он видит большой вызов в лице наркомафии, которая все еще далеко не сломлена. Вопреки гибели в свое время известного во всем мире мафиотского боса Пабло Эскобара и его ближайших родственников и соратников — наркотрафикантов.  

Российский историк-латиноамериканис Николай Иванов специально подчеркивает, что «немало усилий приложил Пабло Эскобар, чтобы стать «своим» среди власть имущих. Помимо обычных бандитских средств (подкупа, шантажа, «устранения» неугодных лиц), он стал одним их организаторов в 80-е в Колумбии «Эскадронов Смерти». Эти полувоенные формирования (парамилитарес) создавались для борьбы против народного партизанского движения (с 1962 г. ФАРК, с 1964 г. ЕЛН, с 1970 г.  М-19), которое, то вспыхивая, то идя на убыль, продолжалось в стране с 1948 г., когда агентами ЦРУ, совместно с правыми экстремистами, был убит популярнейший леволиберальный политик Хорхе Элиесер Гайтан». Сын Пабло Эскобара – Хуан Пабло Эскобар приводит подобные примеры в своих воспоминаниях.

В своей первой речи на колумбийской земле Папа заявил перед президентом Хуаном Мануэлем Сантосом : «Пусть все вы сумеете построить единую нацию и избежать повышение уровня ненависти и защиты частных интересов на малом пространстве». Он призвал «консолидировать мир, который родился после полувековой войны, идти вперед по пути восстановления страны». Она была произнесена в Боготе 7 сентября, сразу после прилета. Он также оценил по достоинству мирные усилия президента Хуана Мануэля Сантоса. 

В Вилявисенсио 8. сентября Папа председательствовал большой форум, посвященный  национальному восстановлению и беатификации двух мучеников: эпископа, убитого в 1989 г. бойцами ЕЛН и священника, ставшего жертвой политического насилия в 1948 г.

В заключительную речь, перед отъездом 9 сентября, Папа призвал о прощении, однако и о том, чтобы все знали правду о случившемся, во время вооруженного конфликта. «Всякое мирное усилие, без искреннего компромисса и раскаяния, обречено полному  провалу».

Это понимание разделяется экспертами (в том числе российскими) , которые указывают: 

«Часть ответственности за совершенные преступления несут леворадикальные партизаны, часть – ультраправые вооруженные формирования, часть – уголовные преступники, без определенной идеологии. Во время антитеррористических операций, много злоупотреблений допускают и силы правопорядка. Спасаясь от насилия, тысячи колумбийцев ищут убежища в соседних районах и даже странах». До падения цен на нефть, беженцы переходили в соседнюю Венесуэлу. Сейчас идет обратный процесс: венесуэльцы убегают в Колумбию.       

«Исключительно важную роль в жизни колумбийцев традиционно играет Римско-Католическая церковь: свыше 93% граждан исповедуют католицизм. Хотя индейские и афро-колумбийские общины сохраняют привязанность традиционным верованиям и синкретическим культам».  По этой причине, для большей части населения «характерно критическое отношение к леворадикальным политикам».

Так как в стране живут 58% метисов, 20% белых, 14% мулатов, 4% афро-колумбийцев, 3% самбо и только 1% индейцев, в обозримом будущем католицизм не может потерять позиции.

Выборы, назначенные на 2018 год, покажут какие силы пользуются в стране наибольшей популярностью.  Пока идет разоружение ФАРК и временное прекращение огня с ЕЛН, эксперты делают прогнозы о политическом профиле будущего президента, который будет избран менее чем через год. Будет разделять взгляды президента-нобелиста Хуана Мануэля Сантоса об умиротворении страны, или его предшественника Альваро Урибе – одного из самых непримиримых врагов ФАРК? 

Альтернативу этим двум линиям представляет «третий кандидат». Это Клаудия Лопес Эрнандес, которая баллотируется от Зеленой Партии. Она хочет провести радикальную социально-экономическую реформу, которая преодолеет коррупцию. Клаудия родилась в столице Богота в 1970 г. Еще студенткой стала гражданским активистом, потом работала журналисткой и занималась проблемами публичной администрации. Уже 3 года сенатор  от зеленых. Называет колумбийский Конгресс «неблагодарным местом, где политики обвровывают колумбийцев». Ее проект левоцентристский, но более центристский, чем левый. По её словам, она хочет занять пост президента, потому что «эта власть — эпицентр политической коррупции в Колумбии». Утверждает, что «будущее страны: не выбор между Сантосом и Урибе! Будущее Колумбии вне их обоих, потому что они одинаково крадут! Оба получают субсидии из «Одебрехт» и их президентские кампании финансировались нелегально. Мы хотим голосованием разбить эту модель и создать работающую независимую, гражданскую, центристскую коалицию».

Скандал, возникший вокруг компании «Одебрехт», подкупавшей правительства по всему континенту, и в самом деле может стать стимулом политических перемен в Колумбии. Клаудия напоминает, что «скандал с «Одебрехт» вывел на улицы сотни тысяч людей в Бразилии, Перу, Доминиканской Республике, но не в Колумбии» Теперь насатает очередь этой страны.   

Клаудия Лопес Эрнандес критически относится к бывшим партизанам ФАРК, вошедшим в политику. «Не имею никакой связи с ФАРК, ни интереса делать политику вместе с ними. Поддерживаю мирный процесс, потому что на самом деле верю, что Колумбии нужен мир. Конкретно жителям сельской местности, ставшими жертвами жестокого диктата ФАРК. Платой за мир является предоставления лидерам партизан права делать политику. Одни больше переживают за жертвы, другие меньше. ФАРК декларируют себя как коммунистическую, марксистскую, революционную, социалистическую партию. Хотя, в сущности, не исповедуют никакой идеологии. Однако, сейчас они займутся политикой так, как раньше воевали. Надеюсь, что Колумбия без ФАРК будет лучшей Колумбией, с лучшими возможностями. И если все-таки сумеем конкретизировать процесс примирения с ЕЛН, закроем цикл колумбийского вооруженного конфликта. Это преимущество будущих поколений, которые смогут его использовать».  

Клаудия Лопес Эрнандес, однако, не сможет выйти из тени носителя Нобелевской премии мира, колумбийского президента Хуана Мануэля Сантоса, чей мандат заканчивается через год. У него есть все шансы выиграть еще одну международную мирную премию: Гуманитарной Инициативы «Аврора». Она создана тремя представителями армянской диаспоры: Рубеном Варданяном из России, Вартаном Грегоряном и Нубаром Афеяном из США, каждый год дается тем, кто спас многие человеческие жизни в зонах политических, этнических и религиозных конфликтов. Названа в честь армянки Авроры, спасшейся от турецкого геноцида и сообщившая всему миру о нем. Право номинации кандидата в этом году принадлежит автору этих строк. Так как в Комиссии, которая определит лауреата на 2018г., есть двое бывших латиноамериканских президентов-миротворцев (Эрнесто Седильо — Мексика и Оскар Ариас — Коста-Рика: лауреат Нобелевской премии мира), у Сантоса есть все шансы выиграть и продолжить мирный процесс до самого конца.   

Запись Мирный договор между ФАРК и правительством Колумбии стал фактом. Что дальше?  впервые появилась Рабкор.ру.

Пресс-конференция

25 октября. 13.00. Санкт-Петербург. 

«Агентство Бизнес Новостей» (Загородный проспект, 24) 

 

Пресс-конференция 

Левый Фронт возобновляет активную деятельность  

и начинает формирование оппозиционной коалиции  

25 октября, в день 100-летия Октябрьской Революции, движение «Левый Фронт» возобновляет активную общественно-политическую деятельность после вынужденного перерыва, связанного с уголовным преследованием лидеров организации. 

В ходе пресс-конференции, проводимой в Санкт-Петербурге — на родине русской Революции, ее участники подробно расскажут о формате и программных требованиях обновленного Левого Фронта, ближайших политических планах (в частности, об участии в выборных кампаниях 2018 года), предстоящих протестных акциях, готовящихся законодательных инициативах и о других направлениях работы организации. 

Также участники пресс-конференции представят информацию о возможных коалиционных проектах с различными оппозиционными организациями и развитию международных связей с представителями мирового левого движения. 

Участники пресс-конференции: 

– Сергей Удальцов, координатор Левого Фронта 

– Борис Кагарлицкий, руководитель Института глобализации и социальных движений (ИГСО) 

– Максим Шевченко, журналист, член Совета по правам человека при президенте РФ 

– Виктор Тюлькин, первый секретарь Российской коммунистической рабочей партии 

– Александр Бузгалин, экономист, профессор МГУ 

– Евгений Козлов, Российская партия коммунистов, Левый Фронт 

 

Аккредитация: 8 (812) 314-00-54 

Подробности: 8(968) 830-93-09 

Запись Пресс-конференция впервые появилась Рабкор.ру.

Зачем нужна Собчак? 

 

Ксения Собчак согласилась выдвигаться на пост президента. Судя по всему, не очень охотно, если учесть, что сначала она сама опровергала эти утечки, идущие из Администрации президента. Но потом ей явно сделали «предложение, от которого нельзя отказаться». Затея очевидно провальная, гротескная и нелепая, а главное, несомненно приносящая власти больше вреда, чем пользы. Но это можно сказать практически про любые политические инициативы действующей администрации. Играют, как умеют… Что обещали и чем грозили известной телеведущей, в сущности не так уж важно. Как совершенно не важно, какие аргументы сама Собчак приводит в обоснование своей кандидатуры. Важно понять другое: зачем это нужно администрации? 

Между тем именно выдвижение Собчак дает нам ключ к пониманию тех страхов, с которыми пытается справиться власть накануне выборов. И главным из них является катастрофическое снижение явки. 

Российские законы не предполагают каких-то минимальных порогов участия избирателей, чтобы голосование считалось состоявшимся. «Порог явки», существовавший в избирательном законодательстве 1990-х годов, давно уже отменен. Но катастрофическое снижение активности избирателей, явное нежелание людей участвовать в откровенно бессмысленной процедуре голосования создает для власти сразу две проблемы. Вернее, одну проблему создают для власти не являющиеся на выборы избиратели, вторую проблему себе создает сама власть. 

Первая проблема состоит в том, что честный подсчет явки избирателей продемонстрирует вопиющий разрыв между государством и народом, подрывая любые претензии действующего начальства на политическую легитимность. Президент, которого выбрали голосами 10-15% населения, может формально считаться законным главой государства, но никак не легитимным. Именно это приводит к появлению второй проблемы. Стремясь скрыть массовое уклонение граждан от участия в выборах, чиновники прибегают к припискам, масштабы которых грозят стать в будущем году не просто впечатляющими, но чудовищными. А при наличии в стране активной внепарламентской оппозиции, серьезного народного недовольства и нарастающего раскола элит фальсификация выборов может стать поводом для очередных протестов. 

Вспомним, что в 2011 году основной причиной возмущения стали не объявленные результаты партии «Единая Россия», которые были завышены «в рамках нормы» на 2-3%, а именно сообщения о явке избирателей, перевалившей в некоторых регионах за 100%. Знаменитые 146% в Ростовской области это именно результат путаницы, вызванной необходимостью срочно повысить явку, одновременно пересчитывая результаты всех партий так, чтобы новые данные более или менее совпадали с теми пропорциями, которые имелись в действительности. Частные разговоры с сотрудниками избирательных комиссий и провинциальными чиновниками, свидетельствуют, что явка избирателей редко превышает 20%, а показывать в большинстве случаев нужно не менее 60%. При этом, как выразился один из сотрудников избиркомов, «мы фальсифицируем по-честному». Иными словами, процент, полученный каждой партией, в итоге более или менее верен. Ну, конечно, с небольшой поправкой в пользу «Единой России».   

В условиях, когда выборы, на которые допущены лишь лояльные к власти кандидаты, представляют собой совершенно бессмысленное мероприятие, иначе и быть не может. Однако с президентскими выборами 2012 года ситуация была несколько иной, поскольку именно угроза власти со стороны протестующего среднего класса Москвы и Петербурга вызвала ответную лоялистскую мобилизацию в провинции. Доминирование либералов в столичной оппозиции заставило массы людей пойти на выборы и проголосовать за Владимира Путина, воплощавшего в их сознании меньшее зло по сравнению с его оппонентами. Именно способность действующего главы государства представлять себя в виде меньшего зла определяет его относительную популярность. Власти не нужна позитивная программа, поскольку она прекрасно сознает насколько её цели и интересы противоположны интересам большей части народа. И большинство населения на самом деле тоже это великолепно сознает. Но в массах твердо укоренилось представление, что после смены власти станет только хуже. На чем и построена вся официальная пропаганда. 

Можно сказать, что события 2012 года укрепили власть в гораздо большей степени, чем пресловутый «эффект Крыма». Ведь история с присоединением Крыма, вызывав в обществе надежды на более серьезный и масштабный разворот, затем породила растущее разочарование и продемонстрировала насколько условным, ограниченным и искусственным является патриотизм правящих кругов. 

Ситуация 2017-18 годов оказывается совершенно иной. С одной стороны, недовольство стало в действительности куда более массовым и серьезным, чем в 2011-12 годах. Оно охватило практически все регионы и все слои населения. Провинция может не любить столицу, но неприязнь к власти оказывается ещё сильнее. А с другой стороны, электоральный процесс уже совершенно не воспринимается людьми как потенциально значимый: результаты выборов настолько запрограммированы, что мотивов голосовать нет не только у противников власти, но, что особенно важно, у её сторонников. Исход выборов не вызывает страха, а потому не содается мотивов для лоялистской мобилизации. Одним лишь принуждением бюджетников нужного результата не достичь. Те, кто поддерживает власть, останутся дома на диване. 

Для того, чтобы заставить людей пойти на выборы хотя бы в минимально необходимом количестве, требовалась интрига. Требовался оппонент, борьба с которым мобилизует сторонников Путина. Первоначально, видимо, на эту роль планировался Алексей Навальный, но он слишком серьезно взялся за дело и стремительно вышел за отведенные ему рамки. Какие бы сценарии ни сочиняли в Администрации президента, Навальный играет в свою игру. Допустить Навального к телевизору в качестве зарегистрированного кандидата было слишком опасно. Даже если бы он и не имел шансов выиграть, он почти наверняка выходил бы во второй тур. А уже сама перспектива выборов в два тура, когда Путину приходится на равных соревноваться с кандидатом от оппозиции, для наших чиновников равнозначна культурной катастрофе. 

Проблема власти состоит в том, что она одновременно должна — не только на политическом, но и на культурно-психологическом уровне — поддерживать иллюзию абсолютной, тотальной безальтернативности, и в то же время на уровне техническом постоянно предъявлять публике альтернативу, которая будет убедительно отвергнута по результатам голосования. Старые клоуны, такие как Геннадий Зюганов и Владимир Жириновский, с этой ролью не справляются. И не потому, что заранее известна неминуемость их поражения, а потому что они уже много лет открыто демонстрируют поддержку президентской власти, отказываясь даже делать вид, будто с ней борются. 

Можно понять сколь трудную, а по сути — неразрешимую, задачу взяла на себя администрация Сергея Кириенко. Им срочно нужна техническая замена отстраняемому от выборов Алексею Навальному, причем такая замена, чтобы не возникло ни малейшего элемента непредсказуемости, чтобы не было риска потери контроля. 

Наличие графы «против всех» могло бы теоретически привлечь избирателя, не создавая риска для официального кандидата. Но её уже опрометчиво убрали — в очередном приступе административно-лоялистского энтузиазма. В итоге не придумали ничего лучшего, кроме как предложить Ксении Собчак сыграть на телевидении очередную роль, изображая из себя несуществующую графу «против всех» в избирательном бюллетене. Творческая задача, напоминающая актерские этюды в традициях Михаила Чехова. 

Ничего хорошего из этого не получится. Собчак своими заявлениями лишь разоблачает традиционные интеллигентские иллюзии, повторяя привычную мантру, что «надо идти голосовать, чтобы ваш голос не украли». Нелепая демагогия в условиях, когда протоколы просто переписывают в территориальных избирательных комиссиях. 

Судя по всему прогнозы явки оказываются настолько плачевными, что администрация ведет себя как утопающий хватающийся за соломинку. 

Голосовать имеет смысл лишь в том случае, если есть либо власть, готовая (вынужденная) играть по-честному, либо оппозиция, способная проконтролировать результаты выборов и любыми способами заставить власть уважать их. Ни того, ни другого в России сегодня нет, а потому бойкот оказывается наиболее разумным ответом на политику ограничения демократии, проводимую правящими кругами.  

Что же касается администрации, то превращая выборы в фарс, она лишает саму себя единственного козыря — страха. Единственное, что может мотивировать сторонников нынешнего порядка явиться на избирательные участки в марте 2018 года это боязнь того, что в случае неизбрания Путина им станет ещё хуже. Навальный должен был их напугать, но, увы, вместо этого он попытался их переманить на свою сторону. Ксения Собчак напугать никого не может. В сложившихся условиях лояльный власти избиратель на выборы не пойдет. Нелояльный — тем более. 

У чиновников осталось в сущности несколько недель, чтобы придумать какой-то новый сценарий и попытаться выскочить из ловушки, в которую они сами себя загнали. Но скорее всего они просто смирятся и отдадут дело в руки региональных структур, поручив им в марте нарисовать нужные результаты, независимо от того, к каким политическим и моральным последствиям это приведет. Ну, будет у нас по итогам выборов президент нелегитимный, а власть откровенно несостоятельная. Переживем. Не впервой. 

Впрочем не всё так плохо. Деньги на кампанию Собчак наверняка выделены и уже кем-то распилены. А это значит, что хоть кто-то у нас в стране будет по-настоящему счастлив. 

Запись Зачем нужна Собчак?  впервые появилась Рабкор.ру.

Тупики традиционных левых и новые надежды

 Недавние федеральные выборы в Германии завершили цикл 2017 г. На моей личной памяти не приходят на ум года, когда парламентские выборы проходили сразу в трёх ведущих странах Европейского Союза – Германии, Франции и (пока ещё) Великобритании. Естественно, в каждом из этих государств произошло изменение соотношения сил между основными политическими акторами.   

Очевидно, что в каждом конкретном случае «национальные ставки» выборов были оригинальными. И говорить о каких-то общих тенденциях сложно, если, например, в Великобритании правящая партия, набрав больше голосов, чем в 2015 г., сохранила свою власть, во Франции к власти пришло созданное «с нуля» новое движение, а две «народные» партии в Германии впервые в послевоенной истории на двоих на набрали и половины голосов… 

Но, безусловно, есть некоторые генеральные, общие тенденции, о которых мы уже вправе сказать. В частности, во всех ведущих странах «зарубежной Европы» правительственные партии понесли в том или ином виде потери. Во Франции социалисты потерпели катастрофическое поражение, христианские демократы и социал-демократы в ФРГ показали самые плохие результаты за послевоенный период. Да и в Соединённом Королевстве у консерваторов уменьшилось парламентское представительство, в результате чего они потеряли абсолютное большинство в палате общин. 

В ведущих европейских странах (к Британии эта мысль относится в гораздо меньшей степени) явно усилились силы, делающие упор на популизме. Выход во второй тур президентских выборов во Франции Марин Лё Пен и третье место «Альтернативы для Германии» на сентябрьских выборах в ФРГ – тому явное подтверждение. Но популизм бывает не только крайне правый. Хотя недооценивать наступление крайне правых, продолжающееся в самых разных зонах Европы, вряд ли стоит.  «Выстрел» Жан-Люка Меланшона, да хотя бы даже и «эффект Макрона» (несмотря на либеральную ориентацию, этот политик  во время избирательной кампании также умело обыгрывал «популистскую поляну») подтверждают  общую тенденцию на усиление популистских настроений. 

Ну  а можно ли сделать подобные «генеральные» выводы относительно сил левой ориентации? На мой взгляд, если мы подойдём к данному вопросу с осторожностью, то да. Во-первых, электоральные баталии 2017 г. в «Старом Свете» (и далеко, к слову, не только в ведущих его странах) очередной раз подтверждают, в каком незавидном состоянии ныне находится европейская социал-демократия. Соглашусь тут со своим давним товарищем и приятелем, членом Национального бюро Социалистической партии (Франции) Жераром Филошем: «Везде мы видим отступления социал-демократии. Рано или поздно должна была наступить расплата за отказ от своей идентичности, за врастание в либерализм.» И эта плата оказалась тяжёлой! 

Представитель французских социалистов Бенуа Амон в минувшем апреле занял на президентских выборах лишь пятое место, а количество парламентариев-социалистов после избрания Национального Собрания сократилось примерно на 90%! Социал-демократическая партия Германии вновь «заплатила» за своё участие в «Большой коалиции», не набрав в этот раз и 21% голосов. А ведь речь идёт о  партиях, имеющих высокую степень влияния и в Социалистическом Интернационале, и в Партии европейских социалистов. Ведущие социал-демократические партии теряют не только избирателей. Уже который год падает их членская база, снижается уровень и качество отношений с социальным и профсоюзным движением. Не везде, конечно, но в целом эта тенденция по ЕС преобладает. 

Однако, во-вторых, всё вышесказанное отнюдь не означает, что традиционные конкуренты социал-демократии по левому спектру могут радоваться. Вовсе нет, поскольку в случае с другими традиционными левыми партиями мы можем говорить либо тоже об ослаблении, либо о стагнации. В частности, это относится к экологистам. На последних парламентских выборах провалились французские «зелёные», сохранив лишь одно депутатское кресло. Столь же «большим» представительством могу похвастаться их соседи через Ла-Манш. Если  партия «Союз-90 – Зелёные» и показала чуть более лучший результат, чем на федеральных выборах 2013 г., всё-таки итоговое пятое место – это не то достижение, на которое экологисты надеялись на выборах. 

В общем, примерно схожие вещи можно сказать и о традиционных радикальных левых. Во Франции после парламентских выборов число депутатов-коммунистов чуть возросло, однако сама компартия зарегистрировала в национальном масштабе в первом туре наихудший результат – 2,7% выборов. Провалились радикальные левые группировки на парламентских выборах в Великобритании. Немецкие «Левые», правда, в целом показали достойный результат (9,2% голосов), но как подчёркивает заместитель пресс-секретаря фракции «Левых в Бундестаге» Хайно Харниш, «нам не всегда хватает креативности в проведении избирательных кампаний». Действительно, традиционные левые партии находятся с состоянии, близком к тупиковому. 

Но всё-таки, для левого движения Европы выборы в «суперстранах» Евросоюза принесли, на мой взгляд, и позитивные моменты. Здесь  я имею в виду прежде всего результат британских лейбористов на выборах в палату общин и показатели Жан-Люка Меланшона  в первом туре президентских выборов во Франции и его движения «Непокорённая Франция» на выборах в Национальное Собрание. И этот третий момент также представляет очень и очень важным. 

Да, эти силы не победили. Но 40% у лейбористов и более 19,5% у Меланшона – это очень яркие показатели. И тут важно сказать, что они были достигнуты, как говорится, «не благодаря, а вопреки». В первом случае – вопреки господствовавшей долгие годы в британском лейборизме (да и в целом – в сегодняшней европейскойсоциал-демократии) социал-либеральном направлении. Во втором – в решительной оппозиции как макроновскому либерализму, так и протухшему социалистическому «реформизму». 

При всём персональном отличии Джереми Корбина и Жан-Люка Меланшона (я склонен согласиться с точкой зрения своего друга профессора Лондонского университетского колледжа Филиппа Марльера о том, что английский политик, «в отличие от популистского дискурса Мелашона, гораздо в большей степени соответствует  социалистической традиции»), важно отметить, что и один, и другой предлагают своим обществам, действительно, альтернативную политику. Д. Корбин сумел добиться для своей партии принятия манифеста, в котором впервые за несколько десятилетий чёрным по-белому прописаны национализации, тогда как Ж.-Л. Меланшон обещал стать «последним Президентом V Республики» и вывести Францию из участия в европейских договорах, ограничивающих её суверенитет. 

На самом деле, в данных конкретных случаях мы имеем дело с политиками. не вписывающимися в обойму не классической социал-демократии, ни преобладающего радикального левого спектра. И этот очень любопытный момент – ещё одно важное последствие всеобщих выборов в ведущих странах Западной Европы, прошедших в текущем году.  

Запись Тупики традиционных левых и новые надежды впервые появилась Рабкор.ру.

Азербайджанская прачечная и политическая смерть традиционной (сталинской) болгарской левой

 

Наследники Болгарской коммунистической партии (БКП) в целом перешли в Болгарскую социалистическую партию (БСП) и, меняя немножко идеологические установки, смогли вписаться в новую реальность. Они сочетают прозападную ориентацию с экономическими контактами с богатыми постсоветскими республиками. Одна из них: Республика Азербайджан.  

Разоблачения о том, как болгарские политик, дипломатов, ученых, журналистов обогащаются за счет  голодающего азербайджанского народа, уже публиковались ранее. Эти истории — не секрет для посвященных. Но пока всплыло только имя представителя Республики Болгария в Европейском банке восстановления и развития в Лондоне Калина Митрева. Это, однако, только вершина айсберга. Выдут на белый свет и имена всех остальных, которые злоупотребляют потребностью сатрапа Ильхама Алиева и его семьи в улучшении международной репутации. И спускают Болгарию до уровня Азербайджана. 

Подкармливая своих друзей, бакинский режим поставил в финансово-экономическую зависимость элиту болгарских левых, с целью подчинить ее своим геополитическим устремлениям. И это удалось. 

Преступный режим, типа бакинского, не стесняется притеснять тех, кто борются за свои права. Пока цены нефти были высокими, страна могла себе позволить потратить миллиарды долларов, чтобы поддержать свой расшатанный имидж. Сейчас, однако, денег меньше. 

И Калин Митрев, и некоторые члены его семьи, и ближайшее окружение заплатят за ПР-кампанию, которую годами ведут в пользу тоталитарного режима Баку. Особенно те, кто ангажируют подопечные им международные организации мирового масштаба. Или своим авторитетом и статусом легитимируют активные мероприятия бакинского режима.  

Супруга Калина Митрева — Ирина Бокова сделала более чем достаточно для популяризации режима в Баку. И вероятнее всего, ее оценили по достоинству, во время пребывания на форуме «Диалог цивилизаций. Опыт политически партий». По этому поводу, 23.04.2012г. бывший премьер-министр Республики Армении, теперь председатель Евразийской Экономической Комиссии Тигран Саркисян  в свое время заявил: «Баку никак не использует эту площадку для диалога, а для агитации, пробуя при этом дискредитировать Армению. Нужно пресекать подобные ходы Азербайджана. В Нахичеване власти Азербайджана уничтожили множество хачкаров (крестов-камней), что является преступлением против цивилизации». Наверное, таким же образом думает и его родной брат – армянский посол в Софии Армен Саркисян. Так что, дипломатический скандал в скором времени не миновать.  

И Калин Митрев, и его окружение не смогут избежать проверки публикаций в СМИ, в которых замешаны его и его супруги Ирины Боковой имена. Главный прокурор республики Сотир Цацаров уже распорядился проверить указанные факты. Посмотрим, что будет доказано. Не исключено, конечно, что виноватые смогут откупиться – это бывает в Республике Болгарии. 

В прошлом году все мы – болгарские левые, друзья России, отпрыски коммунистов, искренне поддерживали кампанию генсека ЮНЕСКО Ирины Боковой, которая без пяти минут не стала генсеком ООН. Правда, еще тогда поступали тревожные сигналы о ее щедрых жестах в отношении Азербайджана: например, выдвижение известного певца, бывшего министра культуры Азербайджана, посла в Москве Полада Бюль-Бюль Оглы в преемники в ЮНЕСКО. А он, в качестве министра культуры, несет основную вину за уничтожение ряда хачкаров (армянских камней-крестов) в Арцахе и Нахичеване. И призывает к геноциду арцахских армян. 

И если бы Бокова заняла место Бан Ки Муна, его могли выбрать. Все мы тогда считали, что ее ввели в заблуждение. Хотя, может быть и ее супруг ввел ее в заблуждение относительно своих реальных доходов: он уже признался перед СМИ (возможно, она не знала об этом, по крайней мере, так утверждает перед болгарскими и мировыми СМИ), что получил 425 000 евро, за консультации в гидро-технической сфере… Хотя вряд ли Калин Митрев когда-нибудь отдыхал на водохранилище: богатые люди отдыхают на дорогих морских и лыжных курортах. 

В Болгарии среди мужиков есть такое понятие: «Я тоже человек!» В смысле, что супруг не объявляет перед супругой все свои доходы. И то, что скрывает, реализует в сторону… Это уже личное дело семьи Митревых. Однако,недоказанное происхождение доходов в ЕС карается очень строго. А 425 000 евро — сумма, мягко говоря, немалая. И за что ее дали!?  

На форуме «Диалог цивилизаций» присутствовали самые распознаваемые персонажи посткоммунистической болгарской левой. Если расследование докажет, что их путешествие в Азербайджан не было продиктовано желанием укрепления дружбы и сотрудничества с «братским азербайджанским народом», а было связано с получением дорогих подарков и пополнением банковских счетов, выйдет, что посткоммунистические левые партии и политики не имеют морального права участвовать в целом в болгарской политической жизни: в любой момент напористая и энергичная посол Азербайджана в Софии Наргиз Акиф Гурбанова может достать компроматы и прижать их.   

Очень вероятно, что у нее найдутся такие о бывшем болгарском евро-депутате Евгении Кирилове – авторе антиармянской резолюции. В его адрес, бывший армянский заместитель министра иностранных дел Арман Киракосян 7 лет тому назад сделал острое высказывание: «Евгений Кирилов никогда к нам не приезжал, не знает ничего о нашей стране и не имеет права принимать решения и писать по этому вопросу. Этот случай имеет очень неприятные последствия. Наше общественное мнение удивлено и озадачено фактом, что евро-депутат из братской Болгарии может такое написать. Не могу прогнозировать, на сколько этот печальный факт отразиться на двусторонние отношения, но не может остаться незамеченным». Это точный ответ некомпетентному составлению антиармянской резолюции в Европарламенте. 

Болгарские политики, связанные с Баку, в целом уже закончили политическую, научную, журналистскую карьеру. Однако те, кто не закончил: семейная пара Ирина Бокова и Калин Митрев, должны подать в отставку с занимаемых постов и тратить заработанные деньги. 

Иначе продолжится фатальная компрометация двух самых сильных посткоммунистических партий: Болгарской социалистической партии (БСП) и Альтернативы для болгарского возрождения (АБВ). Их старые последователи, которые принимают все без критики, уходят по биологическим причинам. А молодые пользуются интернетом, знают языки и видят факты.  

В ЕС начинается расследование «икорной дипломатии» Азербайджана. Посмотрим, как оно отразится на болгарских левых политиках, многие из которых знанимают партийные посты просто по наследству. Показательно, что скандал случился накануне 9 сентября – 73 годовщины социалистической революции 1944 года, когда партизанские отряды Болгарской Коммунистической Партии, вместе с союзными земледельцами, социал-демократами, военными-антифашистами взяли власть, на штыках Советской армии. Возможно, что в этом году будет последнее массовое празднование юбилея. Потому что, если будет доказано, что все заподозренные на самом деле пользовались щедростью Алиевых, чтобы рекламировать его преступный режим, через год немногие отметят эту историческую дату.  

Так, или иначе, традиционная левая, наследница революции 1944 года явно исчезает с политической сцены Болгарии. Её роль можно считать исчерпанной. Идет очередь троцкистов, альтер-глобалистов, левых либертарианцев. И даже социалистов 21-го века, набирающих очки вопреки полному провалу этой концепции на родине основателя – в Венесуэле. Однако, если преждевременная смерть Уго Чавеса не дала возможности увидеть ее результаты в бывших испанских и португальских колониях в Латинской Америке, может быть, пришла пора реализовать ее в Юго-Восточной Европе? Там, где есть вакансия в политическом пространстве.     

Запись Азербайджанская прачечная и политическая смерть традиционной (сталинской) болгарской левой впервые появилась Рабкор.ру.

“Сладкая” жизнь гитлеровского рабочего

В определенных кругах популярно утверждение, что после прихода к власти Гитлера и НСДАП положение немецких трудящихся улучшилось. Это утверждение, однако, лишь популярный миф. Он восходит к нацистской пропаганде, рисовавшей довольных арийских рабочих, спасенных нацистами от эксплуатации еврейскими капиталистами и процветающих в справедливом национально-ориентированном обществе гитлеровской Германии. На самом деле, положение немецких рабочих при нацистах ухудшилось. И ухудшилось оно еще до войны, когда экономические проблемы можно было бы списать на бомбежки, нехватку рабочих рук и другие военные трудности.

Ужесточение эксплуатации труда

Во-первых, рабочим пришлось намного больше работать. С 1933 по 1939 год продолжительность рабочей недели выросла на 6 часов. То есть, партия, именовавшая себя рабочей, добавила трудящимся лишний рабочий день. Видимо, чтобы не горевали. В итоге, продолжительность рабочего дня при расчете на пятидневку составила 9,7 часов в день или 8 часов в день при шестидневке. Даже при сравнении с 1929 годом, последним годом экономического процветания  Веймарской Германии, когда рабочие трудились очень интенсивно, рабочая неделя выросла на 2,5 часа.


Принуждение рабочих к работе на износ не дало полезного экономического эффекта. Ханс-Эрих Фолькманн отмечает, что уже в 1938 году, во время подготовки вторжения в Польшу, количество брака по всем отраслям резко увеличилось из-за переутомления рабочих.[1]

Увеличение норм выработки не означало повышения оплаты. Почасовой заработок в Германии практически не рос, несмотря на резкое повышение нагрузки на каждого рабочего. Рост реальной почасовой оплаты труда начался лишь в 1937 году. Однако, как отмечает профессор Вольфрам Фишер, в это время о реальной зарплате можно говорить лишь с точки зрения макроэкономики, а не покупательной способности: из-за введения системы рационирования товаров. Динамику соотношения загрузки рабочих и зарплаты с 1913 года по конец войны Фишер показывает в таблице, данные которой для удобства пересчитаны на интересующие нас 1933 – 1938 годы.

Вплоть до 1936 года почасовая оплата то чуть росла, то чуть падала, оставаясь на прежнем уровне. Только с 1937 года, когда это уже перестало играть существенную роль для благосостояния семьи, зарплаты “оторвались” от продолжительности рабочего дня.

 

Как Гитлер “накормил” Германию

Рационирование, то есть, распределение товаров по карточкам, стало нормой в гитлеровской Германии. Впрочем, это не спасало от перебоев и трудностей в снабжении. Под управлением НСДАП немцы стали питаться меньше и хуже в сравнении с Веймарской Германией докризисного времени: «между 1927 и 1937 г. в рабочих семьях Германии увеличилось потребление ржаного хлеба на 20 %, а потребление мяса за тот же промежуток времени снизилось на 18 %, жиров — на 37 %, белого хлеба — на 44 %».[2] Если жители других западных стран ели больше мяса, белого хлеба, сахара и яиц, то в Германии на стол шли преимущественно капуста, ржаной хлеб, маргарин, картофель и фруктовый мармелад-эрзац. Об ухудшении качества питания свидетельствуют и официальные речи нацистских лидеров. В качестве примера можно привести отрывок речи Геринга на съезде НСДАП, собравшемся после захвата Австрии:

 

 

«Во-первых: с 1 октября этого года отменяется примешивание кукурузной муки при выпечке белого хлеба, и вы будете есть чисто белый хлеб, как прежде. Я сделал это, в особенности, чтобы угодить нашим лакомкам из Остмарки.

Во-вторых: будет разрешена продажа свежего хлеба.

В-третьих: высокий процент отрубей в ржаном хлебе понижается, и вы будете опять есть наш старый ржаной хлеб».[3]

Получается, что через шесть лет после прихода нацистов к власти немцы наконец-то смогут купить настоящий свежий хлеб. Да и эта поблажка была сделана из-за австрийцев, которые не привыкли к тяготам жизни в Рейхе. На фоне этого выдающегося прорыва Геринг признавал и некоторые проблемы:

«Какими ничтожными кажутся, если сопоставить со всем изложенным, маленькие неудобства, возникающие то здесь, то там. Иной возвращается домой и говорит: «Я получил сегодня вместо полфунта масла всего только четверть!» Может также случиться, что вместо свинины вы получите у вашего мясника говядины, или же наоборот. Другой как раз хочет свинины тогда, когда в лавке имеется говядина, а его сосед хочет как раз говядины. Но ведь все это, в конце концов, пустяки!»[4]

Продовольственные трудности были связаны в первую очередь с милитаризацией немецкой экономики и ограничениями на импорт продовольствия: «Придя к власти, нацисты сразу же резко сократили закупки за границей продовольствия, товаров широкого потребления и сырья, необходимого для их изготовления. Вся валюта использовалась для закупки стратегического сырья. Так, сумма, выделяемая для закупки за границей сливочного масла, за один год была сокращена с 106 млн. марок до 70 млн. марок. Если в кризисном 1932 г. Германия все же закупила 4,4 млн. т. продовольствия, то в 1934 г. эта цифра сократилась уже до 3,2 млн. т. (а в 1935 г. — до 2,9 млн. т.). За период 1933–1939 гг. гитлеровцы сократили импорт пшеницы и яиц на одну треть, сала — в три раза. Почти целиком была прекращена закупка за границей кормов, в связи с чем в Германии резко сократилось поголовье скота»,[5] и, как следствие, упало производство мяса, молока и масла. К 1936 году  немцы ели меньше мяса, чем в 1928-29 годы, особенно сильно пострадали жители крупных городов.[6] На проблемы с продовольствием указывали и антропометрические данные. Если в 1920-е годы рост немецких детей быстро вырос примерно на 7 см., то в 1930-е годы он оставался стабильным, увеличившись лишь в послевоенную эпоху.[7] Нацистам оставалось только говорить от имени остальных немцев, что: «Мы готовы и в будущем, если понадобится, есть поменьше жиров, очень мало свинины, по несколько яиц, потому что знаем, что эта маленькая жертва будет жертвой на алтарь свободы нашего народа. Мы знаем, что валюта, которую мы таким образом сэкономим, пойдет на вооружение».[8]

 

Нормирование разных товаров периодически то вводилось, то отменялось, окончательно установившись ко времени Второй мировой. Как писал работавший в Германии американский журналист Уильям Ширер, 27 августа 1939 года «были установлены нормы на продукты питания, и я слышал, что многие немцы жалуются, что они очень невелики. Например: мяса — 700 г. в неделю, сахара — 280 г, джема — 110 г, кофе или его заменителей — одна восьмая фунта [56 г] в неделю».[9] Впрочем, к праздничным дням нормы увеличивались и немцы могли пошиковать. К рождеству 1939 года жители Германии получили  «дополнительно четверть фунта масла и сто граммов мяса, а также четыре яйца вместо одного».[10] Война привела к еще большему ухудшению продовольственной ситуации, карточки отоваривали с запозданием, а качество продуктов ухудшилось еще сильнее. Об этом свидетельствует показательный эпизод, случившийся после нападения Германии на Советский Союз. К ноябрю 1941 года в Германию на принудительные работы пригнали порядка 400 000 советских граждан, и Геринг предложил кормить их кониной и кошачьим мясом. Статс-секретарь министерства продовольствия Герберт Бакке не без иронии ответил Герингу, что по его подсчетам в Германии уже ощущается серьезный дефицит кошек, а конское мясо подчистую съедено самими немцами.[11]

После прихода к власти НСДАП начались проблемы и с одеждой, так как средства, нужные для закупки соответствующего сырья пошли на военные нужды: «совсем не имея собственного хлопка и почти не имея шерсти, германский народ вынужден будет до конца войны обходиться той одеждой, которая есть».[12]

Дефицит кожи и резины привел к перебоям в снабжении обувью. 30 октября 1939 г. Ширер писла: «Сегодня плохие новости для народа. Сейчас, когда наступила дождливая и холодная погода и скоро выпадет снег, правительство объявило, что этой зимой только пять процентов населения имеют право купить новые резиновые галоши и боты. Имеющиеся запасы такой обуви будут выдаваться в первую очередь почтальонам, газетчикам и уборщикам улиц».[13] С 12 ноября 1939 г.были «введены карточки на покупку одежды, и у многих немцев угрюмые лица. Есть отдельные карточки для мужчин, для женщин, для мальчиков и девочек, для грудных младенцев. Кроме грудных детей, каждый получает на этой карточке сто купонов. Носки или чулки стоят пять купонов, но вы можете приобрести только пять пар в год. Пижама стоит тридцать купонов, почти треть карточки, но можно сэкономить пять купонов, если купите вместо нее ночную сорочку. На новое пальто или костюм уйдет шестьдесят купонов».[14]

Решили ли нацисты жилищный вопрос?

Если не считать случаев переселения немцев в квартиры, конфискованные у евреев, вряд ли. НСДАП провалила жилищную программу и не выполнила обещание дать каждому немцу качественное жилье. Как показывает статистика, после уменьшения строительства из-за кризиса 1929 года (снижение в 1931 г. и наихудшие результаты в 1932 г.) строительство вновь вернулось к 1936–1937 годах на достаточно стабильный уровень Веймарской республики 1928–1930 годов. А потом начало медленно (довоенные 1938–1939 годы), а затем уже обвально снижаться. Как пишет О. Ю. Пленков, «в этой сфере нацисты отставали от Веймарской республики, в годы которой только в Берлине было построено 230 тыс. квартир, а в годы нацизма — только 102 тыс., из которых большая часть была заложена еще до кризиса, а затем законсервирована».[15] Хотя численность строительных рабочих за первые три года правления нацистов выросла с 666 000 до 2 000 000 человек,[16] большая часть средств, предназначенных на новое строительство, вкладывалась в инфраструктурные проекты и публичные строения. Строительство жилья в это время пребывало в застойном состоянии.

 

 

Даже нацистская пропаганда признавала, что решить вопрос с квартирами не удалось — но, обещала она, это будет решено позже: «15 ноября 1940 года доктору Роберту Лею [руководителю Германского трудового фронта, общегерманского профсоюза под нацистским контролем] была поручена разработка плана послевоенного жилищного строительства, которое даст возможность предоставить каждому немцу квартиру, соответствующую его доходам и отвечающую последним требованиям гигиены и народного здравоохранения».[17] Эти заявления говорят о том, что в то время подобным жильем обладали далеко не все немцы.

 

Миф о народном автомобиле

Эти  обещания напоминают слова того же Роберта Лея 1 августа 1938 года: «Каждый немецкий рабочий в течение трех лет должен стать владельцем малолитражной машины «Фольксваген». У многих после прочтения популярных книг о Третьем рейхе не может не создаться впечатление, что «фольксваген-жук»  начали производить уже при Гитлере. Например, вышедшая у нас в 1996 г. «Энциклопедия Третьего рейха» так прямо и утверждает: «Знаменитый «народный автомобиль» «Фольксваген» первоначально был известен как «KdF-ваген» и был доступен  среднему рабочему, делавшему еженедельные взносы на его приобретение».[18]

Да, начало всей этой кампании было многообещающим. После  августовского заявления лидера нацистских профсоюзов Лея поднялась большая шумиха. Газеты расхваливали «народный автомобиль». Чтобы получить его, необходимо было сдать 750 марок (оставшиеся до полной цены 990 марок можно было доплатить позже). Взносы собирались с немцев по 5 рейхсмарок в неделю, что при недельном заработке среднего рабочего в 32–35 рейхсмарок было, вопреки рассказам в популярной литературе, весьма ощутимо для семейного бюджета. Всего  336 тысяч немцев сдали деньги на народный автомобиль, в результате набралось 280 миллионов рейхсмарок.[19]

Работавший в 30-е гг. в Германии американский журналист Уильям Ширер подробно описал весь этот представленный с помпой проект: «Организация д-ра Лея тогда же, в 1938 году, рьяно взялась за строительство в Фаллерслебене, близ Брауншвейга, «крупнейшего автомобильного завода в мире» производительностью 1,5 миллиона машин в год — «больше, чем у Форда», как заявляли нацистские пропагандисты. Рабочий фронт выделил капитал в размере 50 миллионов марок, но это не было основной частью финансирования. Хитроумный план Лея состоял в том, чтобы сами рабочие вложили необходимые средства, выплачивая денежные взносы в счет будущей покупки в размере 5 марок в неделю, а то и 10 или даже 15, если это им по карману. План этот стал известен под названием «Выплати, прежде чем получить». [20] Уплатив 750 марок, будущий покупатель получал номерной ордер, позволявший получить машину, как только она сойдет с конвейера. Но итоги программы оказались весьма блеклыми: «до 1939 года на заводах «Фольксваген» было выпущено всего несколько сотен автомобилей; после производство было переведено на военные рельсы, да и на проданных автомобилях ездили довольно редко», ведь бензин распределялся по карточками и, как правило, для военных автомобилей.[21]

Реализовали проект «народного автомобиля» (и компенсировали вклады обманутых немцев) только в ФРГ, после войны, в эпоху второго «немецкого экономического чуда». Десятки тысяч «народных автомобилей» на дорогах нацистской Германии существовали лишь в пропаганде, в том числе направленной на жителей Советского Союза. В выпущенной в 1941 г. на русском языке брошюре «Правда о Германии», написанной не кем иным, как главой Народного фронта Леем, утверждалось: «За последние годы Германия покрылась густой сетью первоклассных автострад. В праздничные дни по ним движутся десятки тысяч так называемых народных машин, которые по карману каждому среднему германскому рабочему».[22]

Рост рождаемости?

Благосостояние трудящихся не исчерпывается количеством отработанных за крепкий рейхспфенниг часов, приобретенных квартир и автомобилей. Традиционно, защитники мифа о процветании рабочих при Гитлере приводят в пример резкий рост рождаемости, достигнутый нацистами. Якобы, освободившись от неустроенности Веймарской республики, немцы воспряли,  мужчины начали активно оплодотворять женщин, а те стали радостно рожать крепкотелых голубоглазых и светловолосых красавцев и красавиц.

C 1933 по 1937 годы, действительно, наблюдается резкий скачок рождаемости. Однако этот скачок – лишь очень относительный. Даже в пиковый 1937 год при самой активной пропаганде многодетности нацистам удалось достичь лишь уровня рождаемости 1923 года – то есть, года пика страшной гиперинфляции, когда кусок хлеба стоил триллионы марок, а деньги обесценивались вдвое каждые несколько часов. К уровням же рождаемости послевоенных 1919 – 1920 годов нацистам даже и приблизиться не удалось. Даже спустя несколько лет нацистской “семейной” политики немецкие женщины и мужчины продолжали относиться к идее рождения детей куда более скептически, чем в 1920 году.

 

Здоровье нации: пропаганда и реальность

Еще до мировой войны количество врачей на человека в Германии сократилось на 7%. В основном из-за запретов на работу врачей-евреев. Ведь расовая чистота важнее какого-то еврейского лечения.  Упала и обеспеченность больничными койками. Если в Веймарской республике она выросла с 75,2 коек на 10 тыс. жит. в 1924 году до 91 в 1931, то при нацистах она оставалась стабильной, а в 1939 году даже упала до 87,1 койки на 10 тыс. чел.[23]

 

 

Казалось бы, это мелочь. Но нет. В сочетании с возросшей нагрузкой на трудящихся (в первую очередь промышленных рабочих) это дало чудовищный рост заболеваемости. C 1929 по 1937 годы количество несчастных случаев на работе выросло на 4%, а количество заболеваний среди рабочих, обслуживавшихся в социальной страховой системе, увеличилось с 1929 по 1937 годы – на 43,3%.[24]

Посмотрим на ситуацию шире, возьмем общую смертность, для чистоты сравнив 1932 год с 1937, когда не было войны, зато имелось несколько лет правления нацистов. Как видим, снижение смертности произошло лишь для группы новорожденных (и небольшое в группе 15-30 лет), для всех остальных возрастов наблюдался рост смертности, причем для подростков – на целых 13,6%. В это же время британцам удалось сократить смертность по всем возрастным группам, кроме 55-64 и старше 85.

Нацистам не удалось добиться и уменьшения общей смертности. В то время, как в Голландии смертность с 1928 по 1938 год сократилась с 96 до 85 человек на 10 тыс. населения, а в Дании – со 110 до 103, в Германии она была 116, а стала 117. Справедливости ради, заметим, что в Британии показатели схожие: 117-116. Противоречия с предыдущими данными нет – в 1932 году в Германии смертность составила 108 случаев на 10 тыс. жителей против 120 в Британии.[25] 

Интересно сравнить и динамику продолжительности жизни в нацистской Германии с периодом Веймарской республики. В период с 1925 по 1932 годы ожидаемая продолжительность жизни для новорожденных детей, детей годовалого возраста и пятилетнего возраста увеличивалась на 3,8 года, 2,4 года и 1,7 лет соответственно. В период с 1932 по 1937 год она выросла лишь на 0,7 года для новорожденных и уменьшилась на 0,4 года для двух остальных групп. Также на 0,1 года сократилась она для 30-летних (с 1925 по 1932 был рост на 0,9 лет). Во Франции, Швеции и США по всем этим показателям был стабильный рост в оба периода.

 

Борьба с безработицей и безработными

Во время Великой депрессии безработица среди немцев приняла катастрофические масштабы. Гитлеру часто ставят в заслугу то, что уровень безработицы, достигавший 30%, после прихода к власти нацистов опустился почти до нуля. Но следует учитывать, что этот результат получился по большей части за счет принудительного труда.

Существенная часть безработных была удалена с рынка труда путем призыва в армию. Чтобы прекратить классовую борьбу и подавить социальные конфликты, нацисты ликвидировали независимые профсоюзы рабочих. В 1934 году был введен порядок принудительного набора рабочей силы и ее перевод на военные заводы, если этого требовали задачи “особого государственно-политического значения”. НСДАП запретила не только профсоюзы, но и забастовки. Трудящимся не только запретили бастовать, они должны были и работать столько часов, сколько им скажут. Как солдаты, они практически не могли сменить место работы, переехать из одного города в другой, покинуть страну. Было ликвидировано право увольняться. Сменить работу можно было только при наличии согласия прежнего работодателя. Эти меры ограничили рост стоимости труда в условиях безработицы, обеспечив быстрый рост прибыли немецких промышленников: в период экономического процветания 1920-х годов они получали 3-5% на вложенный капитал, а после прихода к власти Гитлера норма прибыли быстро поднялась до 15%.

Наряду с ликвидацией прав трудящихся на частных предприятиях, нацистское государство учредило общенациональную систему принудительного труда. С 1935 года правительство ввело трудовую повинность для юношей и девушек в возрасте 18-25 лет. Число призываемых лиц и время отбывания повинности устанавливались государством в зависимости от хозяйственных нужд. До начала Второй мировой войны более 2,5 млн. юношей и около 300 тыс. девушек прошли через 800 трудовых лагерей, где в которых они строили автострады и пограничные укрепления.  «Условия там были не лучшими: Типичными в воспоминаниях предстают деревянные постройки, спальные помещения с двухъярусными кроватями, соломенными тюфяками вместо матрацев».[26] Девушек направляли на помощь крестьянам в лучших традициях сражений за урожай: «Девушки выполняли работу по дому и ухаживали за детьми в многодетных крестьянских семьях: ходили за покупками, стирали, готовили и доставляли в поле обеды, гладили, штопали, проверяли домашние задания старших детей.

Они помогали крестьянам сажать картофель, убирать урожай зерновых и корнеплодов, хмеля, винограда, заготавливать сено, «полоть сорняки, чистить навозные ямы, складывать брикеты или наполнять соломенные тюфяки».[27] А в 1938 г. местным органам власти было предоставлено право привлекать в принудительном порядке население к любым видам работ в свободное от основной работы время.

Заключение

До прихода к власти лидеры НСДАП обещали “направить все усилия на оздоровление нации” и ” заботиться о трудоустройстве и жизни граждан Германии”.[28] Реальность оказалась совсем иной. Нацисты обеспечили полную занятость, но дорогой ценой. За это народу пришлось заплатить милитаризацией экономики, урезанием прав граждан и ужесточением эксплуатации трудящихся. Государство не выполнило своих обещаний повысить жизненный уровень и благосостояние трудового населения, в реальности оно даже упало. Правительство перевело граждан на голодный паек, направляя средства на перевооружение армии. Дыры в народном хозяйстве, созданные безудержной милитаризацией, должна была залатать агрессивная внешняя политика. Но и грабеж других стран, захват практически всей Европы, не позволил решить экономические проблемы. Милитаризм и экспансионизм толкнули Германию к катастрофе мировой войны, которая привела уже не только к падению благосостояния немцев, но и к миллионам смертей и краху государства.

ЛИТЕРАТУРА

Adam Tooze, “The wages of destruction. The making and breaking of the nazi economy”
В. Родионов, “Расовые мифы нацизма” https://www.e-reading.club/book.php?book=1004913
С. Сумленный,”Сладкая жизнь гитлеровского рабочего” http://as-merlin.livejournal.com/129818.html
С.Миронин , “Как Германия выходила из Великой депрессии” http://www.contrtv.ru/common/3030/

 

[1] Hans-Erich Volkmann, Ökonomie und Expansion: Grundzüge der NS-Wirtschaftspolitik. Oldenbourg Wissenschaftsverlag GmbH, München, 2003. S. 252

[2] Пленков О. Ю. Третий Рейх. Арийская культура. СПб.: Нева, 2005. С. 162–163.

[3] Демократия и большевизм: речи Адольфа Гитлера, Альфреда Розенберга и Германа Геринга на Нюрнбергском конгрессе Национал-социалистической германской рабочей партии 5–12 сентября 1938 года. Берлин: Новое Слово, 1938. Перепечатано в приложении к кн.: Гогун А., “Черный PR Адольфа Гитлера: Документы и материалы” М: Эксмо, Яуза, 2004. С. 126.

[4] Ibidem, с. 121

[5] Розанов Г. Л., “Германия под властью фашизма (1933–1945)”. М.: Международные отношения, 1964. С. 129

[6] Jorg Baten, Andrea Wagner, “Autarchy, market disintegration, and health: the mortality and nutritional crisis in nazi Germany, 133-1937”. P. 18 http://citeseerx.ist.psu.edu/viewdoc/download?doi=10.1.1.651.4598&rep=rep1&type=pdf

[7] Ibidem, P. 4-5 http://citeseerx.ist.psu.edu/viewdoc/download?doi=10.1.1.651.4598&rep=rep1&type=pdf

[8] Document 104-М: Speech by Hess, 11 October 1936// Trial of the Major War Criminals before The International Military Tribunal. Vol. XXXVIII. Nuremberg:1949. P. 166.

[9] Уильям Ширер. “Берлинский дневник: Европа накануне Второй мировой войны глазами американского корреспондента” / Перевод с английского Л. А. Игоревского. М.: Центрполиграф, 2002. С. 175. Запись в дневнике Ширера от 27 августа 1939 г.

[10] ibidem,  Запись в дневнике Ширера от 13 декабря 1939 г.

[11] Adam Tooze, “The wages of destruction. The making and breaking of the nazi economy”, Part III, Chapter 16, Р. 539

[12] Уильям Ширер. “Берлинский дневник: Европа накануне Второй мировой войны глазами американского корреспондента” / Перевод с английского Л. А. Игоревского. М.: Центрполиграф, 2002. С. 175. Запись в дневнике Ширера от 28 октября 1939 г.

[13] ibidem,  Запись в дневнике Ширера от 30 октября 1939 г.

[14] ibidem,  Запись в дневнике Ширера от 12 ноября 1939 г.

[15] Пленков О. Ю. “Третий Рейх. Социализм Гитлера (Очерк истории и идеологии)”. СПб.: Нева, 2004. С. 105

[16] Hans-Joachim Braun, “The German Economy in the Twentieth Century”, Р. 84

[17] Лей Р. “Правда о Германии. Основы колоссальной мощи германского государства”

[18] «Сила в радости» // Энциклопедия Третьего Рейха / Составитель Сергей Воропаев. М.: Локид-миф, 1996. С. 421

[19] Flink James J. The Automobile Age. 5th edition. Cambridge: MIT Press, 1998. P. 265.

[20] У. Ширер “Взлет и падение третьего рейха”. Т. 1 / Пер. с английского, с предисловием и под редакцией О. А. Ржешевского. М.: Военное издательство, 1991. С. 308

[21] Пленков О. Ю. “Третий Рейх. Социализм Гитлера (Очерк истории и идеологии)”. СПб.: Нева, 2004. С. 89. Со ссылкой на современное немецкое исследование: Schtz Erhard, Gruber Eckhard. Mythos Reichsautobahn: Bau und Inszenierung der «Straen des Fhrers» 1933–1941. Berlin, 1996. S. 10

[22] Лей Р. “Правда о Германии. Основы колоссальной мощи германского государства”

[23] Jorg Baten, Andrea Wagner, “Autarchy, market disintegration, and health: the mortality and nutritional crisis in nazi Germany, 133-1937”. P. 9 http://citeseerx.ist.psu.edu/viewdoc/download?doi=10.1.1.651.4598&rep=rep1&type=pdf

[24] Hachtmann, S. 231-253, цит. по Jahrbuch für Wirtschaftsgeschichte 2003/1, S.109

[25] Jahrbuch für Wirtschaftsgeschichte 2003/1, Akademie Verlag GmbH, Berlin, 2003. S.103

[26] Ермаков А. М. “Имперская служба труда в Германии в воспоминаниях ее участниц (2000–2003)” // Ярославский педагогический вестник. Ярославль: Типография Ярославского государственного педагогического института, 2005. № 1. С. 38.

[27] Ibidem, с. 42

[28] Программа НСДАП “25 пунктов” от 24 февраля 1920 года http://www.libma.ru/istorija/programma_i_mirovozzrenie_nsdap_reprintnoe_izdanie_1935g/p8.php

Запись “Сладкая” жизнь гитлеровского рабочего впервые появилась Рабкор.ру.

Идеалы нынче стоят дешево 

После того, как уральский коммунист, бывший до этого в руководстве Свердловского областного отделения КПРФ на должности секретаря по агитационно-пропагандисткой и информационно-аналитической работе, Роман Зыков дал публичное интервью, где обвинил своих руководителей в сливе интересов партии и, по сути, в коррупции, к нему поступило множество предложений продолжить вскрывать и дальше «оппортунизм» в компартии, так и вопросы – а что же ты подлец раньше молчал, пока на харчах партийных сидел? Сайт «Рабкор» публикует краткий ответ Зыкова своим критикам. Мы надемся, что на этом дискуссия не закончится. 

Да, работать в «оппозиции», которая не имеет морального права таковой себя называть, было откровенно противно. В этом плане любая буржуазная партия сурковского разлива, либо сама партия власти, намного честнее по отношению к своему электорату. Мало кто там прикрывается словами о «деле Ленина» и «стремлении к социализму», складывая при этом бабло в карман. 

Я уже сказал, что был наивен, наивен настолько, насколько наивно некоторые полагают, что партийные харчи были от души. Дело не в харчах. Дело в идее работать в команде, которая сможет на уровне Свердловской области представить действительную оппозиционную политическую альтернативу. Дело в понимании, что ты среди тех, кто реально сможет обновить коммунистическое движение. А потом, когда оказалось, что ты работал на обогащение руководства, которое идеалы продало по самому дешевому тарифу – не за пост там министра, а тупо за квартиру с автомобилем, то естественно, не хотелось не то, что работать, а хотелось это выявить и опубличить. 

Тем не менее в этой истрии были эпизоды, которыми мы можем гордиться. Давайте вспомним всё по порядку. Лето 2009 года. Екатеринбург. Молодые активисты КПРФ с горящими глазами разрабатывали планы протестной деятельности. Идут обвинения в адрес первого секретаря, Владимира Краснолобова, вице-спикера Облдумы. Обвинения сейчас звучат смешно – якобы он продает интересы партии в пользу губернатора, потому что ему в собственность переписывается депутатская квартира. В 2010 году левые активисты уже строят планы по реформированию КПРФ, очищению ее от коррупционеров и «буржуазных» депутатов. В 2011 году первые из них участвуют в выборной кампании, почувствовав на себе тяжесть административного ресурса и взмущаясь происходящими на участках фальсификациями. Местные либералы, во главе с действующим главой штаба Алексея Навального тогдашним екатеринбургским депутатом Леонидом Волковым, практически уступают городскую улицу младокоммунистам, которые в рамках болотных протестов начинают перехватывать повестку и ведут людей на свердловскую «свечку» (Дом правительства Свердловской области). 6 мая 2012 года уральские коммунисты едут в Москву, чтобы принять участие в марше, после которого инаугурация президента проходит под стук резиновых дубинок о головы оппозиционеров. 

В центре Екатеринбурга молодые коммунисты причащают прохожих дошираком, символизирующим тело и кровь макаронного монстра – идола пастафарианцев. В канун начала Царских дней, свердловские коммунисты идут с цветами на могилу Петра Ермакова, одного из участников расстрела семьи Романовых. Скандалисты, не вылезающие из телеэфиров. Настоящие оппозиционеры, марксисты, атеисты. 

В 2014 году власть в СРО КПРФ переходит к младокоммунистам. Средства массовой информации с интересом наблюдают, как «партия стариков» становится молодым динамичным отделением, заявившимся возгласить свердловский протест. 

Политическая ситуация благоволит нам. В регионе вся политика измеряется принадлежностью к одной из воюющих между собой буржуазно-бюрократических фракций – «команды губернатора» или «партии городской администрации». Старая парламентская фракция КПРФ, саботирующая работу младокоммунистов, раскалывается четко по заданной линии бифуркации. Фракция не принимает участия в подготовке к выборам 2016 года. Молодой аппарат СРО КПРФ начинает работу сам по себе. 

В недрах администрации города Екатеринбурга разрабатывается план по свержению действующего губернатора. Среди партийных сил идет разговор с младокоммунистами. Они ведут себя независимымо по отношнию к двум центрам власти и к концу 2015 года у красных начинает расти рейтинг. Между тем продолжаются переговоры о том, чтобы КПРФ в битве буржуазных фракций поддержала одну против второй. 

Продолжаются усилия по поддержке протестных настроений в регионе, созданию горячих точек, развитию митинговой активности и дискредитации действующей в области политической команды. В авангарде протестов – коммунисты. Без партийных знамен митинги становились неэффективными, они не призывали к грядущему голосованию, поэтому союз был взаимовыгодным. 

В мае 2016 года война прекратилась. Кремль помирил враждующие стороны, чтобы не повторилась ситуация, получившая название «иркутский сценарий». Это когда в 2015 году коммунист Сергей Левченко при поддержке местной оппозиционной буржуазии и бюрократии победил согласованного Кремлем кандидата-единоросса Ерощенко. 

Всё понемногу меняется. Руководить предвыборным штабом КПРФ приехали… тульские эсеры, вышвырнутые замом Миронова Александром Бурковым из руководства тульской «Справедливой России» за профнепригодность и откаты. Работа разваливается. Начальников стало больше, чем подчиненных. Результат не заставил себя ждать – постоянные скандалы с финансами и неуклюжими действиями в предвыборной агитации. 

Коммунисты развесили билборды по области, где в рамках программы «Курс перемен» предлагали ознакомиться, сколько средних пенсий в одной зарплате Игоря Сечина. Звонок из ЦК дал вразумительный комментарий, что Игоря Сечина трогать нельзя. Пришлось срочно снимать.  

Постоянно не хватало финансирования. Приходилось выкручиваться методами, про которые писать нельзя. 

В это время руководство внаглую обогащается. Первый секретарь приобретает квартиру за шесть миллионов, затем автомобиль, по слухам, за три, начинает швырять деньгами. Минуточку! Мы ж тут в режиме затягивания поясов? Даже наивному коммунисту становится все совершенно понятно. Ну, может, разбогатеет да дальше работать будет? 

После выборов итоги еще более плачевные. Все обещания принять тот или иной закон заканчиваются прахом. За год работы в парламенте младокоммунисты подписались только за одним законом, отменяющим муниципальный фильтр и, естественно, зарезанным большинством. На выборы губернатора выдвигается от КПРФ слабая фигура, согласованная в резиденции губернатора. 

Глава фракции начинает полностью плясать под дудку губернатора и все как будто возвращается в 2006 год. Опять пшли разговоры, что интересы партии обменяли на квартиру и машину. Стандртная цена. 

В итоге, спесь младокоммунистов сбита, все возвращается на круги своя. Изменения касаются только одного обогатившегося руководителя. 

Насколько меня порицали за это интервью? Нисколько. Наоборот. Оказалось, что у меня множество сторонников, прежде всего, внутри КПРФ. Но всё приходится начинать сначала. Бороться за перемны в обществе нельзя, если боишься говорить правду… 

 

Роман Зыков 

Запись Идеалы нынче стоят дешево  впервые появилась Рабкор.ру.

Французский титан неомарксизма

В предисловии к сборнику своих статей, который впоследствии станет одной из самых известных книг двадцатого века, Луи Альтюссер с грустью замечает, что Франция является, чуть ли не единственной европейской страной, которая не подарила истории крупного марксистского философа и теоретика. Ироничным является то, что после Второй Мировой войны именно Франция становится европейской столицей марксистской теории на Западе. Такие имена как Жан Поль Сартр, Анри Лефевр, Роже Гароди и Луи Альтюссер в те времена были на слуху абсолютно всех, кто хоть как-то интересовался интеллектуальной жизнью. Однако именно работы Альтюссера смогли оказать колоссальное влияние на последующее развитие марксизма как научной теории и реальной политической практики.

После 1945 года международное коммунистическое движение, возможно, достигло пика своей славы и могущества. Победа над нацизмом и освобождение Европы обеспечило Советскому союзу и его союзникам по бывшему Коминтерну колоссальную поддержку со стороны населения Европы, в том числе и в её западной части. Именно на волне всеобщего ликования, студент Парижской Высшей нормальной школы, Луи Альтюссер и вступает во Французскую коммунистическую партию (ФКП). Не сказать, что Альтюссер пришёл к марксизму на раннем этапе своей жизни. Бывший активист организации молодых католиков, а впоследствии, сторонник философии Бенедикта Спинозы, молодой французский студент вступил в партию во многом за счёт дружбы с её активистом, Жаком Мартином,  памяти которого, собственно и будет в будущем посвящён сборник его статей “За Маркса”.

Защитив выпускную работу под руководством легенды французской философии, Гастона Башляра, чьи идеи также окажут влияние на будущее философа, Альтюссер становится преподавателем философии в Высшей нормальной школе. Параллельно с этим, он принимает активное участие в партийной жизни, что является своего рода традицией французских интеллектуалов. Высокую партийную карьеру философ так и не сделал, решив полностью себя посвятить научной работе. После легендарного XX съезда КПСС,  жёсткий идеологический контроль над теорией ослаб, что открыло дорогу творческому развитию марксизма не только в университетах и научных школах, но и в самих компартиях. По словам Альтюссера, до этого подобное было невозможно:

«До XX съезда, на самом деле, для коммунистического философа, в первую очередь во Франции, не было возможным публиковать тексты, которые соотносились бы (во всяком случае, до определенной степени) с политикой, были бы чем-то другим, чем просто прагматическим комментарием к священным формулам. В этом — позитивная сторона  XX съезда, за что мы должны быть признательны»

Ключевым вопросом того времени стала интерпретация различных текстов Карла Маркса, особенно это касалась текстов раннего периода его жизни, таких как Парижские рукописи 1844 года, опубликованные лишь при переезде архива Маркса и Энгельса в Москву.  Эти рукописи, как и иные новые работы раннего Маркса, произвели переворот в марксизме на Западе, послужив идейной предпосылкой для появления неомарксизма (однако ни в коем случаи нельзя отожествлять весь неомарксизм с идеями упора на ранние работы Маркса).

Собственно именно упор на ранние или зрелые работа автора «Капитала» и разделил марксизм на западе на два лагеря:

  • Марксисты-гуманисты, делающие упор на ранние работы Маркса. Основной проблематикой немецкого мыслителя становятся проблемы философско-антропологического характера и отчуждения. (Франкфурдская школа, Лукач, Эрнст Блох).
  • Марксисты-сциентисты, сконцентрированные на зрелых работах Маркса и считающие его идеи именно как научную теорию, ориентированную на решение конкретных задач (Альтюссер и его школа, англо-саксонский аналитический марксизм).

В одной из своих самых первых крупных статей о марксизме (О молодом Марксе), Альтюссер применил концепцию Башляра об эпистемологическом разрыве в творчестве раннего и зрелого Маркса. Основная суть данной концепции заключалась в чётком разделении идеологического и научного периода работ Карла Маркса.  Здесь не стоит полагать, что сам немецкий философ просто в один прекрасный день переродился и максимально сменил проблематику, отнюдь нет. В своих исследованиях, Альтюссер лишь проследил смену методологии в его работах от философско-антропологической к политэкономической (причём эта смена проходила, весьма долгое время). Не трудно догадаться, что данная теория была направлена исключительно против гуманистической интерпретации Маркса. В те времена любые научные интерпретации марксизма зачастую клеймились как «сталинизм», в чём собственно Альтюссер и был обвинён. Учитывая, что и сам французский философ использовал для развития марксизма такие дисциплины как традиционную французскую эпистемологию, спинозизм, а также психоанализ, такие обвинения имели мало общего с действительностью.

Уникальность наследия Альтюссера состоит также и в том, что абсолютное большинство его работ не были опубликованы при жизни. Следуя собственной стратегии, он всеми силами старался остаться в рядах французской компартии, что собственно ему и удавалось вплоть до самой смерти. Посмертная публикация многочисленных рукописей пролила свет на многие скрытые подтексты, заложенные в его концепциях. Разумеется, в рамках данной статьи нам не удастся полностью описать даже лишь ключевые концепции французского неомарксиста, поэтому мы остановимся лишь на его наиболее важных и оригинальных концепциях.

Развивая концепцию эпистемологического разрыва, Альтюссер посвящает значительное количество строк непосредственно эпистемологии (то есть чёткому разграничению того, что является, а что не является наукой). Рассматривая гуманистическую трактовку марксизма как идеологическую, французский философ выдвигает радикальный тезис о том, что марксизм есть теоретический антигуманизм. На первый взгляд данный тезис ничего кроме негодования вызвать не может, однако при более подробном рассмотрении всё становится на свои места. Альтюссер жёстко различает практический и теоретический гуманизм. Под практическим гуманизмом понимается собственно то, что мы все привыкли под ним понимать. Гуманизм это гуманное отношение к человеку, признание ценности его жизни, его достоинства и стремлений. Теоретический же гуманизм представляет собой построение идеологических конструкций, абсолютизирующих влияние и способности человека. Апофеозом подобных рассуждений собственно и стала философия экзистенциализма, получившая популярность в послевоенной Франции. Альтюссеровская концепция теоретического антигуманизма была направлена против подобных воззрений, подчёркивая именно научных характер марксистской теории.

Помимо исследований в области периодов творчества Карла Маркса, Альтюссер также активно анализировал наследие Ленина, которое зачастую, оставалось в неомарксизме без должного внимания. Ключевым вопросом в данной области стало обоснование Октябрьской революции с марксистских позиций. Известно, что большинство ортодоксальных марксистов (Каутский, Плеханов) не признавали большевистскую революцию, отталкиваясь от догматики о невозможности победы революции в отсталой стране. Сам Ленин обосновывал собственную тактику удачным стечением обстоятельств (слабое звено в цепи). Чтобы более подробно обосновать тактику российских революционеров, Альтюссер вводить концепцию «сверхдетерминации» (сам термин был им заимствован из психоанализа). Суть данной теории заключалась в наложении на основное противоречие между трудом и капиталом иных противоречий способствующих революционным преобразованиям. В своей статье «Противоречие и сверхдетерминация»  Альтюссер подробно описал суть данного подхода. Следуя данной концепции, при безусловном доминировании экономического фактора, ключевую роль могут сыграть, например, политические противоречия, что собственно и наблюдалось в России. Нужно сказать, что концепция «сверхдетерминации» довольно плавно вытекает из рассуждений Фридриха Энгельса об автономии надстройки, посвящённых ответам на критику марксизма в излишнем экономическом детерминизме.

Если же говорить о наиболее известном новаторстве Альтюссера в рамках таких дисциплин как политическая философия и социология, то здесь стоит рассмотреть его концепции государства и идеологии. Теоретической базой для них послужила его наиболее цитируемая работа «Идеология и идеологические аппараты государства». Изначально данная статья была частью большей книги, но, к сожалению, опубликована она была уже после смерти философа. В ортодоксальном марксизме государство и его аппарат рассматривалось исключительно как форма насилия и классового господства, а идеология как форма ложного сознания. Французский же философ подвергает данный тезис сомнению, конкретно разделяя само государство и его аппарат. Здесь Альтюссер создаёт предпосылки для рассмотрения государства не как чистую форму насилия и угнетения, а скорее как арбитра, который может идти против интересов отдельных капиталистов ради защиты всего капиталистического государства (в дальнейшем эту мысль будет развивать его ученик, Никос Пуланзас).

Альтюссер жёстко разделяет репрессивные аппараты государства (армия, полиция)  и идеологические аппараты государства (школа, церковь, СМИ и тд). Идеологические аппараты направлены на идеологическую поддержку власти господствующего класса, однако при её рассмотрении, философ далеко выходит за рамки идеологии как ложного сознания. Альтюссер рассматривает идеологию в спинозистском смысле, то есть как совокупность всех символических, культурных и духовных элементов человеческого социума. То есть даже простые бытовые вещи, начиная от того как мы здороваемся, одеваемся и общаемся, являются составными частями идеологии как части надстройки любой общественно-экономической формации.  Отсюда плавно вытекает тезис о вечности идеологии и дальнейшему её существованию даже в коммунистическом обществе.

Надо сказать, что, несмотря на всё новаторство, Альтюссер не смог избавиться от извечного проклятия многих последователей Маркса, а именно постоянном сокрытии собственных нововведений. В своих работах философ всеми силами хотел дать понять, что он не вводит чего-либо нового в марксистскую теорию, лишь объясняя старое, защищая его от искажений и находя скрытые смыслы в текстах классиков. Данный поход он назвал «симптомное чтение», ещё один термин, позаимствованный им из психоанализа.

Стоит отметить, что в отечественном научном пространстве идеи Альтюссера крайне мало изучены до сих пор. Количество статей и диссертаций, посвящённых изучению его наследие крайне мало, что на наш взгляд крайне несправедливо. Именно поэтому актуальность его новаторский идей известна и сейчас, ведь в 2018 году исполняется ровно сто лет со дня его рождения.  Данный факт особенно символичен, учитывая, что в своё время в Латинской Америке его называли «Новый Карл Маркс».

Запись Французский титан неомарксизма впервые появилась Рабкор.ру.

Левые в Интернете: где искать, что смотреть? 

 

Редакция марксистского телеграм канала /Marx/ совместно с Репост Революции решили обобщить в единый список левые ресурсы рунета. Изначально составлялся каталог телеграм каналов, т.к. пока не предусмотрен поиск на базе телеграм. Ссылки на изначальные два списка, которые по мере поступления будут пополняться: 

http://telegra.ph/Levye-kanaly-telegramma-05-10 

http://telegra.ph/Levye-resursy-2-chast-spiska-08-03 

Описание ресурсов берется из информации о канале/ресурсе. Все ссылки кликабельны. Список создаётся для увеличения общего количества подписчиков всех левых каналов. Сейчас “рынок” левых каналов довольно таки бедный по количеству потенциальных подписчиков, полагаю, что исправить это дело будет весьма хорошим и полезным для всех делом. 

И да, небольшой совет тем, кто еще не делал каналов, но хочет – тематики, которые уже заняты не стоит занимать самим – вам придётся конкурировать с более развитыми каналами за подписчиков, вам это надо? Думаю, нет.  

Для тех, у кого своего канала еще нет (или хочется сделать еще один, но по другой тематике), но есть желание его создать: 

Сейчас совсем нет каналов по архитектуре в социалистических странах, нет каналов по соц. реализму в живописи и литературе, по советским фильмам, по стихам, товарам той эпохи (всяческие радиоприёмники, ТВ, машины и т.д.), мало каналов по странам, входившим в СССР/не входивших, но строивших социализм, нет каналов по войнам в разных странах, армейских каналов с экипировкой, фотками техники и оружия, и др. – дерзайте, товарищи.  

 

Telegram 

  1. Красный Сион – аналитика, большие тексты и актуальные новости. Рассказываем о политике, религии, истории, науке и всём, что есть на белом свете.  
  1. Вершки и корешки – Канал о книгах и современной культуре  
  1. Project1917 – Это взорвало телеграф!  
  1. Канал им. Гоббса – Канал об основных трендах политической науки и мысли. Выкладываем обзоры новых книг и статей, следим за крупнейшими международными исследовательскими проектами и блогами известных политологов и философов.  
  1. Фото – история – вроде левый канал, по крайней мере как говорит товарищ – “по протестам и образу работы в веках у них неплохо расписано”  
  1. Медиазона – Страшно. Плохо. Тошнит  
  1. КиберЛенинка – Открытая наука в России  
  1. Народная Самооборона  
  1. Назад в СССР – лучшие советские фото, интервью, док. видео кадры, фильмы и песни.  
  1. Born in USSR – Канал с архивными фото, видеоматериалами из нашего прошлого  
  1. Pastiche Project  
  1. Анонимный Че  
  1. Красно-коричневый Кабан – “Кароче это, шутим-крутим”.  
  1. Обложка – канал, в котором постят лучшие обложки книг  
  1. Общество распространения полезных книг – канал про забытые дореволюционные и советские книги  
  1. AfterShock_News  
  1. Хроники и манускрипты – досужие мысли досужих леворадикалов о социуме, СМИ, политике и культуре. No memes, no cats, no guns.  
  1. АГИТПРОП  
  1. Foreign office – Комментарии на полях новостей западной политики.  
  1. Типичный Большевик  
  1. Репост революции – Левые Центральной Азии (KG и KZ). Критикуем страны нового капитализма (б.СССР) и патриархат.  
  1. Make Govnarism Great Again – Самый левый канал во всем телеграме.  
  1. 17.03.91️ ️КАНАЛ – Новостной канал о субъекте права от 17.03.1991г. – референдум (единственный в истории Российской империи и СССР) о сохранении СССР как Федерации равноправных суверенных ССР.  
  1. XX2 век – Официальный канал журнала «XX2 век»  
  1. Cenere Rivista – История, литература и немного мемов…  
  1. Экономист на диване – Economics and Everyday Life / Экономическая наука и повседневная жизнь.  
  1. Канал конференции /marx/ – Оригинальный контент, лонгриды, статьи по истории, экономике, политике, мемы и т.д. Комментируем новости РФ, стран бывшего СССР и всё что связано с левым движением во всем мире. 

    Уютная атмосфера и множество полезных материалов – заходите, у нас интересно.  

  1. СТОПБАНК – если банки кидают, значит это кому-то нужно.  
  1. Paris Burns – Париж – это сверкающий праздник (заметки Xenia Lotus)  
  1. Прямое действие – Партия “Другая Россия”  
  1. Политштурм  
  1. Россия осенью – о политических и социальных кризисах в стране (134) 
  1. Победитель  
  1. Socialist.news – Новости протеста, левая теория и философия борьбы (96) 
  1. Фонд Рабочей Академии  
  1. Марксистский канал статей, литературы и прочего  
  1. Stenograme – Канал о современной поэзии, анархизме, квир-культуре, многом другом.  
  1. Левый Блок – коалиция оппозиционных социалистов, коммунистов и анархистов.  
  1. Leftypol – Viva la revolucion!  
  1. Lifelong learning – Междисциплинарный. Все что касается liberal arts  
  1. Вестник Безымянного Профсоюза – новости и публицистика от редколлегии /Marx/  
  1. Красные котлеты – Буржуй не кинет тебя на зарплату, если ты сделаешь из него котлету. Классовая борьба и размышления на злобу дня.  
  1. Kimchi Cuddles – Перевод комиксов Kimchi Cuddles, о полиамории и других буквах ЛГБТКИАП+ в самом забавном виде из возможных. Кимчи — имя основной персонажки комикса, а ещё такое корейское блюдо, обычно пряное.  
  1. Вечерний политрук – Подкрепление? Ты и есть подкрепление  
  1. Буквы для души – Цитаты из художественной и научной литературы аспиранта по Comparative literature  
  1. Движение “Искра” – Социалистическое движение “Искра”  
  1. Маоизм.Ру – Канал российской маоисткой партии – Пролетарии и угнетенные народы всех стран, соединяйтесь!  
  1. CogitoErgoSum – Сознание – территория подлинной свободы.  
  1. Лента комментариев и новостей – Выкладываем комментарии из полит бесед вк, телеграме, и новые статьи.  
  1. Утренняя поэзия – Канал для любителей поэзии. Самые лучшие стихи и книги каждый день  
  1. moloko plus  
  1. NihilistLi – Продуктивное разрушение  
  1. CogitoErgoSum – Сознание – территория подлинной свободы  

 

Facebook 

  1. Советская архитектура 
  1. Пилигрим – сайт, где можно бесплатно и легально смотреть авторское российское кино онлайн. 
  1. Социальный компас  
  1. Враг Капитала 
  1. Левый блог, где переводят статьи западных левых 
  1. Левый Блок 
  1. Советская визуальность 
  1. Зеркало. Неравенство имеет значение 
  1. Проект 1917 
  1. Устная история 
  1. Платформа “Старт” 
  1. Техно-Поэзия 
  1. Постсоветская Германия 
  1. Left-Fem 
  1. Фонд Розы Люксембург филиал в Москве. 
  1. Solfront 
  1. С4 – это проект группы молодых исследователей и русскоязычный ресурс, посвященный современной критической теории. 
  1. LIVA.com.ua 
  1. Люди в фастфуде 
  1. KazFem 
  1. Прожито – Дневник в большей мере, нежели другие исторические источники, дает представление о повседневной жизни, о формах и стратегиях существования человека в определенный исторический период.  
  1. Antijob – трудовое сопротивление 
  1. Pastiche Project 
  1. Ахдут – анархисты Израиля\Палестины 
  1. Chto Delat – events and around 
  1. Arkadiy Kots Band 
  1. ТОГДА 
  1. Медиазона 
  1. Пpostory 
  1. XXII век: открытия, угрозы, ожидания 
  1. Sci-Hub 
  1. Клуб “Ресентимент” 
  1. Критика права слева 
  1. Журнал Спільне/Commons Journal 
  1. Left.BY 
  1. Рабочая Платформа 
  1. Прасвет: Сацыялізм. Навука. Культура 
  1. Spinoza 
  1. Открытая левая 
  1. Свободное марксистское издательство 
  1. КиберЛенинка – наука в открытом доступе 
  1. Послезавтра 
  1. Сентябрь 
  1. VECTOR media 
  1. SEXPROSVET 18+ 
  1. Рабкор  
  1. Left-Fem 

 

Вконтакте 

  1. Советская архитектура 
  1. Пилигрим – сайт, где можно бесплатно и легально смотреть авторское российское кино онлайн. 
  1. Социальный компас 
  1. Враг Капитала 
  1. Зеркало. Неравенство имеет значение 
  1. Проект1917 
  1. Техно-Поэзия 
  1. Left-Fem 
  1. С4 – это проект группы молодых исследователей и русскоязычный ресурс, посвященный современной критической теории. 
  1. KazFem 
  1. Прожито – Дневник в большей мере, нежели другие исторические источники, дает представление о повседневной жизни, о формах и стратегиях существования человека в определенный исторический период.  
  1. Antijob – трудовое сопротивление 
  1. Arkadiy Kots Band 
  1. ТОГДА 
  1. Медиазона 
  1. XXII век: открытия, угрозы, ожидания 
  1. Sci-Hub 
  1. Клуб “Ресентимент” 
  1. Критика права слева 
  1. Журнал Спільне/Commons Journal 
  1. Left.BY 
  1. Рабочая Платформа 
  1. Spinoza 
  1. КиберЛенинка – наука в открытом доступе 
  1. Послезавтра 
  1. Сентябрь 
  1. VECTOR media 
  1. SEXPROSVET 18+ 
  1. ПАС – мемно-неполноценная социалистическая интернет-партия. 
  1. Призрак Коммунизма/Phantom of Communism – Пролетарии всех сообществ, соединяйтесь|Proletarier aller Gemeinden, vereinigen 
  1. Mass Line – Куда бы не нёс свои воды Мировой Океан, где бы не пролегали его беспокойные водоёмы и какие бы материки не омывали они — мы неизменно плывём против течения, навстречу буре. 
  1. Феминистские телеграм-каналы – Подборка феминистских и профем-каналов и чатов в Телеграме. Присылайте ссылки и описания в предложку. Создадим сеть феминистских каналов! 
  1.  Фудшеринг в Бишкеке/ Отдам еду даром – Фудшеринг – “поощрение/одаривание едой”, распространённое в некоторых странах движение, которое помогает сохранит ресурсы планеты и обеспечивает бесплатными и хорошими продуктами людей из разных слоёв населения. Это не подачки неимущим – это спасение пригодной еды от уничтожения, порчи и утилизации.  
  1.  Журнал Киберсин – Информатизация производства является одним из основных факторов современной научно-технической революции, открывающей перед человечеством беспрецедентные возможности преобразования природы, создания огромных материальных богатств, умножения творческих способностей человека. Однако в условиях капитализма остаётся средством эксплуатации и направлена главным образом на максимальное использование оборудования и предметов труда в интересах монополистического капитала. 
  1.  Рабкор – Ежедневный интернет-журнал, посвященный вопросам политики, экономики, общества и культуры. 
  1.  Das Kapital и Engels – левые паблики вконтакте которые организуют кружки для чтения марксисткой литературы. 
  1.  Система и психологи в ней. Социальный Дизайн (Психологи против капитализма) – Новое направление работы группы: критика Системы и методы Социального Дизайна для переструктурирования основных жестких доминант Системы и создания эффективного противовеса им. Критика Эго-психологии и поиск альтернатив. Психология на службе Системы. Методы и пути создания новых элит – архетипических не иерархических элит. 
  1.  LEFT-FEM – Активистская и просветительская ЛЕВО-ФЕМИНИСТСКАЯ ГРУППА. 

Инстаграм 

  1. Советская архитектура 
  1. Зеркало. Неравенство имеет значение 
  1. Проект1917 
  1. ТОГДА 
  1. Медиазона 
  1. LEFT-FEM 

Сайты 

  1. http://communist.ru 
  1. http://rabkor.ru/ 
  1. http://LIVA.com.ua 
  1. Left.BY 
  1. http://september.media/ 
  1. http://spinoza.in/ 
  1. http://workplatform.info/ 
  1. http://openleft.ru/ 
  1. http://commons.com.ua/ru/ 
  1. https://www.rusmirror.ru/ 
  1. http://www.socialcompas.com/ 
  1. http://kritikaprava.org/news/ 
  1. http://critical4group.com/ 
  1. http://1917.com/ 
  1. http://prasvet.com/ 
  1. VECTOR media 

Блоги 

  1. Левый блог где переводят статьи западных левых 
  1. Психологи против капитализма 
  1. “LEFTBLOG” AndrewRosdolsky – журнал, цель которого осмысление унификации современного анархо-коммунизма в условиях постмодернизма и развития постиндустриальных обществ. Диалектичный дискурс, подтверждающий, что либертарная мысль остается в современном мире единственной интеллектуальной парадигмой, достаточно ёмкой, чтобы объединить в общую теорию общественного развития идеальный горизонт будущего социалистического общества с практическими противоречиями и движениями, пришедшими из прошлого. 

YouTube 

  1. Устная история 
  1. Платформа “Старт” 
  1. ТОГДА 
  1. видеоканал Рабкора 
  1. XXII век: открытия, угрозы, ожидания 
  1. Клуб “Ресентимент” 
  1. Прасвет: Сацыялізм. Навука. Культура 
  1. Научно-популярный канал Элементы 
  1. Видеоблог Кирилла Телина – кандидата политических наук – (умеренно-левый социолог). 
  1. “Открытый Философский Факультет” – проект, собирающий в одном пространстве людей и смыслы. – Здесь хранятся видеозаписи всех наших мероприятий. 
  1. Pastiche Project 
  1. Лекториум — платформа открытых знаний. Мы собираем крупнейшую медиатеку лекций российских вузов и создаем авторские онлайн-курсы нового поколения. Выбирайте интересующую вас тему и занимайтесь с лучшими преподавателями! 
  1. ПостНаука 
  1. Фемтелевидение «ОНА» 
  1. Critical Group 
  1. Молодежный Университет Современного Социализма 
  1. VECTOR media – видео канал украинского левого медиа издания 
  1. SEXPROSVET 18+ – это научно-популярная конференция, которая проходит раз в сезон, для современных людей, которые не стесняются своих знаний и не боятся своих желаний, это площадка для лекций и открытого общения на самые актуальные темы, ассоциированные c сексом, сексуальностью и эротикой. 
  1. Phantom of Communism – канал для пропоганды коммунизма на платформе “Призрак Коммунизма 
  1. Leftypol – Lefty memes, краткие рассказы в анимационной форме о различных левых движениях 

 

 

Запись Левые в Интернете: где искать, что смотреть?  впервые появилась Рабкор.ру.

Почему Центробанк не торопится 

Российский ЦБ удивительно неспешен в делах. Он неторопливо отзывает лицензии банков, временами согревая деловой мир вестями, что эта политика уже почти прекращена. Также неторопливо он снижает ключевую ставку. Сейчас она составляет лишь 9%. Почему же ЦБ так медлителен, и какую стратегию он этим обеспечивает? 

Многие экономисты стараются рассматривать политику ЦБ в измерениях пользы и вреда для отечественной экономики, а конкретно для промышленности, внутреннего спроса или банковского сектора. Между тем действия ЦБ соответствуют как цели сохранения стабильности и рентабельности сырьевых экспортеров, так и связаны с переговорами Москвы и Запада. Важны также выборы и общее обеспечение финансовой стабильности. 

Начало «войны санкций» привело к изменению баланса сил в правящих кругах. Было официально объявлено и доказано на фактах (Минские соглашения, означавшие отказ от борьбы за Украину), что Россия — это тихая, не склонная ни в каком виде восстанавливать СССР держава, ориентирующаяся только на свободную торговлю, внешний рынок и либеральные ценности. В глубоком кризисе оказались интеграционные инициативы Москвы. Естественно, эти факты широкой аудитории власти не разъясняли. 

ЦБ на протяжении 2014 года дважды отражал в своей политике по отношению к национальной валюте колебания «генеральной линии». Весной-летом он стабилизировал рубль по команде из Кремля, и это отвечало ощущениям части элиты, что за присоединением Крыма вскоре могут последовать новые области, что станет шагом на пути России из периферии в группу стран центра. А такие страны не имеют слабой, неустойчивой к колебаниям сырьевых цен валюты и опираются на сильный внутренний рынок. Однако взлет «русского империализма» оказался кратким. Обвал рубля – при явном попустительстве ЦБ (это самое малое) – во второй половине года отразил победу неолиберальной партии во власти. Президент оформил в августе-сентябре новый компромисс, суть которого выражается в следующих пунктах:  

а) Мировая торговля – это главное для России. Интеграционные проекты и внутренний рынок вторичны, и «разворот на Восток» является подтверждением этого. 

б) «Война санкций» наносит урон интересам крупнейших отечественных игроков на мировом рынке, и ее необходимо закончить как можно скорее. Для этого нужно вести переговоры с США и ЕС, одновременно дав им понять, что Россия готова отказаться от политических амбиций и планов самостоятельного экономического развития. 

в) Необходимо не только защитить интересы экспортеров политически, но и дать им дополнительные стимулы в виде снижения рублевых затрат. 

г) Чтобы не показывать Западу в условиях напряженных отношений, что Россия «скатывается к изоляционизму» и «вообще закрывается от цивилизации», необходимо удержать без изменений либеральный курс в экономике, не стимулировать в большом масштабе внутреннее потребление и замещение импорта, не реализовывать крупных и амбициозных инвестиционных программ (широкое, а не чисто добывающее освоение Востока страны). 

ЦБ оказался чрезвычайно важным инструментом политического поворота в России, поскольку именно его действия позволили властям подать Западу сигнал о том, что Россия не сошла с либерально-рыночного пути на путь развитого рыночного регулирования, протекционизма и развития внутреннего рынка. Дорогой кредит был сохранен, а спад в экономике (вызвавший обвал рубля) не встретил государственного сопротивления. Как показали 2015-2017 годы, Запад истолковал эти сигналы как проявление слабости. США даже решили усилить нажим после вроде бы многообещающей встречи Владимира Путина и Дональда Трампа. Возможно, почти тотальная готовность американской политической элиты вести «санкционную войну» против России – не только ее элиты, но и крупных компаний, будет иметь следствием готовность руководства страны сопротивляться Западу. Такое впечатление складывается, если учесть, что Москва не идет США на односторонние уступки, то есть не действует в желаемом ими виде, и наверняка пытается осмыслить конфликт. 

Однако признание конфликта не означает принятие как факта необходимости резко изменить экономическую политику. Поощрение частичного импортозамещения дает эффект (сельское хозяйство), но обостряет конфликт с Западом, одновременно не создавая мощного индустриального экономического фундамента – опоры для сопротивления ЕС и США, а также основы для общественного удовлетворения. Страна миновала в 2013-2016 вторую волну кризиса. ЦБ действовал в ее условиях на редкость неумело и даже глупо. Однако стоило ситуации на рынках стабилизироваться (пусть нефть и стоит не 100, а 50 долларов за «бочку»), как ЦБ стал лучше справляться с задачами. Правда, и ранее ему удалось при помощи отзыва лицензий не дать развернуться банковскому кризису, но и теперь он эту политику продолжает. Ключевую ставку же ЦБ снижает чрезмерно медленно. 

Снижение ставки кредита ЦБ (рефинансирования банков) наряду с государственным субсидированием ипотеки, как отмечают в Лаборатории международной политической экономии РЭУ им. Г. В. Плеханова, способствовало активизации спроса. По словам Светланы Мудровой, доцента кафедры политической экономии этого же университета, торговля смогла вздохнуть после шоков 2014-2015 годов в немалой мере из-за этой практики. Потребителей же успокоила сама стабилизация, которую экономический блок правительства выдает за собственную победу над кризисом. Мировой кризис не окончен. Однако насколько устойчива стабилизация? Это не было понятно аналитикам в 2016 году; в частности автор статьи опасался, что спад на рынках мог вскоре возобновиться под влиянием пузыря на фондовом рынке США и в индустрии Китая.  

В ЦБ также не могли знать о том, как развернутся события в 2016-2017 годах. Факторов риска в мировой экономике имелось предостаточно. Потому необходимое снижение ставки и приняло столь неторопливый характер, хотя можно было бы сдвинуть ее к 5-6%, что удешевило бы кредит и активизировало спрос на жилье. Но в ЦБ, вероятно, учитывали, что это могло повлечь усиление отзыва лицензий банков из-за их неумения работать на нормальной, а не ростовщически высокой прибыли. Большие расходы ЦБ на расплату с вкладчиками таких банков были также невыгодны.  

Общий вектор ограничения инфляции и поддержания завышенного (он именно таков!) курса рубля в государстве никто не менял. ЦБ следовал ему. В итоге его неспешная политика в улучшившихся условиях на мировом рынке помогла поддерживать стабильность в 2016-2017 годов и может работать еще и в 2018 году. Но окончание весной предвыборного процесса может завершить эту стабильность сверху посредством активизации невыгодных трудящимся массам либеральных реформ. Сюда нужно добавить рост тарифов и налогов, а также возможное ослабление курса рубля. Оно в ограниченных пределах выгодно в рамках ориентированного на вывоз развития производства и для обеспечения «бюджетной стабильности». Чтобы держать под контролем дефицит бюджета и не обесценивать рубль радикально, в России будет далее применяться разрушительная политика «жесткой экономии». Иного нам пока не дано. 

«Рабкор» уже писал (см. передовицу) о том, что стабилизация в экономике носит характер паузы кризиса. Официально по итогам 2017 года ожидается двехпроцентный рост ВВП. Реально идет вялое замедление в одних сферах и вялое оживление в других. Есть также готовность общества принять новость об окончании кризиса, что естественно после нескольких лет потрясений на рынках и последовавшей стабилизации. Это облегчает расчет ВВП в пользу роста, и как бы с ним ни спорили независимые аналитики, он политически работает. 

ЦБ в такой обстановке некуда спешить. Сохранение курса властей на замирение с Западом остается, экономическая модель в России радикально не меняется, мировая конъюнктура благоприятная – цены на нефть в августе даже подросли до 52 долларов за баррель. Для поддержания крупных застройщиков в Москве запускается «реновация»: выкуп застрявшей недвижимости и снос имеющегося у людей жилья для сохранения завышенных цен. Банки кредитуют покупателей, избавившихся от некоторых страхов. А «Сбербанк» даже начал выдавать кредиты под 7,4% для покупки жилья в новостройках. Снижение цены ипотеки вполне возможно, как и ускоренная концентрация должников в крупнейших банках. Это все не может не умиротворять руководство ЦБ, которое, возможно, даже пойдет на новое снижение ставки до конца 2017 года. В прежней неторопливой манере. 

Центробанк продолжит медленно, но уверенно делать все, что делал ранее. Процессы в экономике также сохранят неспешность. И так будет до тех пор, пока с мирового рынка не подует новый сильный ветер кризиса, уже его третьей волны. 

 

Запись Почему Центробанк не торопится  впервые появилась Рабкор.ру.

О роли прошлого в Китае 

 

Когда говорю о прошлом, ты уже знаешь, что последует в будущем.

(Суждения и Беседы: I.15) 

В истории Китая было много периодов, когда прошлое вынужденно отбрасывалось в сторону. Так как идею возврата к прославленному прошлому проповедовали конфуцианцы, пренебрежение или отказ от него предлагали их оппоненты – легисты, даосы, буддисты и прочие. Одни этапы такого отказа были исторической необходимостью, что особенно характерно для позднецинского Китая (XIX в.), когда конфуцианская идеология была настолько извращена правительством, что любое обращение к Шуню и Яо (легендарные императоры Китая, правление которых символизирует золотой век истории) означало насилие, бедность, голод и несправедливость.  

Другие этапы отказа от прошлого сопровождались разрухой и несчастьем: так, например, танский император Сюань-цзун (685-762 гг.), чрезмерно увлекавшийся буддизмом, предал забвению многие конфуцианские принципы управления государством, что привело к гражданской войне (мятеж Ань Лушаня; 755-763 гг.).  

Гонения на конфуцианцев имели место в период династии Цинь (221-207 гг. до н. э.). С одной стороны, Цинь Шихуанди (259-210 гг. до н. э.) объединил все враждующие царства и создал первое китайское централизованное государство. С другой, император вместе со своим главным советником Ли Сы (280-208 гг. до н. э.) организовывал массовые гонения на конфуцианцев, во время которых было заживо похоронено около 500 последователей конфуцианской школы, а все конфуцианские труды должны были быть сожжены под угрозой казни. Это нанесло огромный вред конфуцианской философии, ведь большинство канонов уже после падения циньской империи по памяти пересказывали оставшиеся в живых конфуцианцы, а несожжённых текстов осталось мало. 

Самым же спорным случаем забвения устоев прошлого можно считать маоизм. XIX век был веком кризиса чиновничьей элиты, оправдывавшей режим конфуцианскими канонами. Прославленное прошлое непосредственно связывалось с бесчинствами действующей власти, которая ради защиты режима объединялась с заморскими колонизаторами в подавлении народных восстаний, облагала крестьян непомерными налогами, истребляющими целые деревни, способствовала распространению опиума, сдерживающего народное сопротивление.  

Кроме того, конфуцианство ассоциировалось со слабостью маньчжурского двора, который не был способен противостоять империалистическим державам.  Нагляднее всего это показало даже не поражение, нанесенное Китаю англичанами и американцами в опиумных войнах, а результат японо-китайской войны 1894-1895 гг., когда только что вскормленная английским капиталом Япония полностью уничтожила китайский флот и аннексировала Тайвань (а затем, победив Россию, установила свою власть и в Корее). Результат этой войны мог быть менее позорным для Китая, если бы регентша Цыси (фактически управляла империей с 1861 г.) не тратила деньги, выделенные на создание военного флота, на постройку летнего дворца Ихэюань.  

Все это в полной степени объясняет отвращение к прошлому, которое испытывали китайские реформаторы конца XIX в. Эту неприязнь к конфуцианской морали, извращенной цинским двором, разделяли либералы (Ху Ши (1891-1962 гг.)), социалисты (Чэнь Дусю (1879 – 1942 гг.)) и националисты (Чжан Бинлинь (1869-1936 гг.)).  

Необходимо отметить, что до провала «Ста дней реформ» 1898 г. самой влиятельной группой были консерваторы, объединенные Кан Ювэем (1858-1927 гг.). Они призывали заимствовать идеи Запада (особенно в техническом, промышленном и военном плане), но не отказываться от конфуцианских устоев прошлого, сочетая мораль китайского прошлого и технические достижения Запада. Однако история показала, что тот период требовал кардинального отказа от всего прошлого, а любые компромиссы и поддавки только вредили делу революции, которая была неизбежна. Идеи Кан Ювэя в некоторой степени служили опиумом для китайских реформаторов: они создавали иллюзию компромисса, иллюзию, которую вскоре естественно разрушили обстоятельства.  

Нельзя забывать и то, что Кан Ювэя очень недолюбливали на Западе, так как он призывал к активному народному сопротивлению империалистическим захватчикам. Уже в начале ХХ в. на политическую арену вышел Сунь Ятсен, который тоже обращался к прошлому: так, помимо трех ветвей власти, он, согласно китайской традиции, добавил контрольную и экзаменационную. В своих работах Сунь Ятсен пересматривал традиционное учение Конфуция, но в основном его политическая программа строилась вокруг опыта западных стран, а позднее и Советской России. С приходом к власти Чан Кайши главной оппозиционной Гоминьдану политической силой стала Компартия Китая, против которой гоминьдановцы вели кровавую войну. Позднее из-за начала войны с Японией рассуждения о прошлом ушли на второй план.  

Уже после образования КНР перед партией возник всё тот же вопрос – как необходимо относиться к прошлому? Учитывая условия постоянной угрозы, исходящей из США, которые после окончания Второй мировой войны начали активную экспансию в Азию, направленную в первую очередь против Китая, вопросы о прошлом стали угловым вопросом самосохранения. Гоминьдановское правительство, расположившееся на Тайване, проповедовало продолжение конфуцианской традиции в своей политической системе, таким образом называя себя истинным Китаем, продолжающим тысячелетние традиции и противопоставившим себя невежественной КНР. Конфуцианство оказалось опасным для КНР, ибо в руках США оно превратилось в такое же оружием, каким стала религия, использовавшаяся для борьбы с Советским Союзом во время холодной войны.  

Как Керенский читал обращение в первом эфире «Радио Освобождение», так и сторонники конфуцианской морали зачитывали свои обращения Китаю из Тайваня и США. В политической программе Мао Цзэдун клеймил Конфуция и хвалил Цинь Шихуанди, объясняя это необходимость объединения и централизации страны по примеру циньского императора. Но не стоит отменять приверженность Мао Цзэдуна к классической китайской литературе, которую он непрестанно культивировал и до и после образования КНР. Так, например, можно обратиться к дневникам советского разведчика и журналиста П.П. Власова (в Китае работал под фамилией Владимиров), который с 1942 г. – по 1945 г. представлял ТАСС в горном районе Яньань (на деле – был разведчиком и связистом от Коминтерна), где располагались основные силы КПК. В этих дневниках, изданных позднее его сыном – Ю.П. Власовым – дано много интересных заметок о Мао Цзэдуне. В конце февраля 1943 г. Власов пишет: «Мао Цзэдун не владеет иностранными языками. Начитан в древней китайской литературе, знанием которой не прочь щегольнуть. Военными делами занимается сам и слывет знатоком партизанской борьбы. Мао Цзэдун уверен, что он талантливый историк, поэт и писатель». Позднее автор отмечает, что Мао Цзэдун призывает читать классиков китайской поэзии и прозы, видя в литературе суть китайского народа. Стоить все же отметить, что в рядах КПК культивировалась именно художественная литература, которая часто противопоставляла себя конфуцианским догмам. В почете были «Четыре классических китайских романа», которые по сути своей сохраняют принципы конфуцианской морали, как и любое письменное слово, но идейно они наполнены духом борьбы за справедливость и свободу. «Речные заводи» Ши Найаня (1296 – 1372 гг.), например, написаны простым народным языком байхуа (白话) и повествуют о разбойниках – народных мстителях, что совсем не соответствует морали Конфуция. 

Здесь, если позволит читатель, мы бы хотели немного отойти от темы маоизма и прошлого и вспомнить замечательные слова великого русского и советского востоковеда-китаиста, основателя традиций и научного метода отечественного китаеведения – В.М. Алексеева (1881 – 1951 гг.). «Эта культура и вслед за ней литература Китая в отличие от многих мировых культур и литератур никогда не уничтожались, ни на один исторический момент не прекращались, а, наоборот, все время развивались» – статья «Китайская литература (ист.-библ. очерк)» (1920 г.). Позднее, в 1947 г. в статье «Китайские поэты о поэзии Китая» В.М. Алексеев развивает эту идею: «В жизни Китая было много разгромов всякого рода, разрушений, уничтожений всего живого, но все это ”частично”: все возрождалось точно в таком же виде, и возвращение к старине было вечным лозунгом. Есть ли это ’’отсталость’’ китайская? Нет! Прогресс Китая – интенсивный, создающий новое без разрывов. Его новизна –  в глубинном совершенствовании». Обращаясь к некоторым вышеперечисленным недолговечным «разгромам», обращаем внимание – непрерывное развитие китайской мысли шло непрестанно, как и пишет В.М. Алексеев. И далее в статье мы покажем, как конфуцианская мысль, как и идеи китайской старины, бурно и стремительно развиваются и продолжают занимать центральное место в жизни Китая. 

Возвращаясь к Мао Цзэдуну. Бесспорно, маоизм нанес большой вред развитию конфуцианской философии, и этот вред входит в известные 30% ошибок, но не стоит забывать о 70% заслуг.  

Кстати, в первый раз про 70% заслуг и 30% ошибок Мао Цзэдун говорил в связи с разоблачением Сталина на ХХ съезде КПСС. Уже позднее эту же формулу он применил и к себе.  

Необходимо повторить – отказ от прошлого был необходим Китаю, так как был естественной реакцией на то, что его недруг захватил Корею, вел долгую войну во Вьетнаме и Индокитае – все на границах с Китаем, а кощунственный маневр Хрущева в 1956 г. создал еще больше проблем и угроз для КНР. 

Теперь обратимся к современному Китаю. После смерти Мао Цзэдуна Дэн Сяопин провозгласил политику реформ открытости и ускоренного экономического развития. Китай также находился в опасности внешнего воздействия, что показали события на площади Тяньаньмэнь 1989 г., но несмотря на всю политическую и экономическую либерализацию, которую проводил Дэн Сяопин, в решающий момент правительство Китая проявило необходимую силу для подавления митингующих, чего, кстати говоря, не хватило нашему ГКЧП в 1991 г. Народ начал постепенно богатеть, Китай стал открываться миру, и прошлое, конфуцианство перестало быть столь серьезным оружием в руках противников КНР.  

Партия решила использовать конфуцианство и всю тысячелетнюю китайскую историю и культуру для двух целей: укрепить свое положение в народе путем связи нынешней линии партии с политической традицией и рассказать о Китае, познакомить с ним весь мир. И, конечно, часто незаметная, но самая важная – третья цель, точнее причина: вечное присутствие прошлого в китайской мысли. В политической программе Дэн Сяопина стали постепенно появляться понятия, заимствованные из девизов имперской истории Китая. Так, например, Дэн Сяопин призывал строить «гармоничное общество». Особенно часто обращаться к конфуцианству стал Си Цзиньпин, политическая программа которого пестрит знаменитыми цитатами из конфуцианских классиков. Однако обращение к прошлому никогда не было главной задачей партии, классовый подход и научный марксизм по-прежнему остается основным и единственным инструментом управления. Сегодня, накануне очень важного для укрепления команды Си Цзиньпина XIX съезда КПК, политическая программа Председателя КНР вновь активно цитируется и обсуждается китайскими СМИ. 

Си Цзиньпин начал готовить свою политическую программу после XVII съезда КПК (октябрь 2007 г.), когда был назван одним из главных претендентов на должность Председателя КНР в 2012 г. Анализируя политическую программу, можно заметить, что одним из центральных понятий, которые он использует, является «управление государством, ведение политикой». Так называется книга Си Цзиньпина – «Беседы об управлении государством и ведении политикой». Это понятие было взято из древнекитайского трактата «Искусство войны» известного мыслителя и полководца Сунь-Цзы (544- 496 гг. до н.э.).  

Вот отрывок из политической программы Си Цзиньпина: «Управлять государством и ведать политикой – разве это не великое дело? Управление государством подобно дороге, ведение политикой – маршруту». На протяжении всей программы Си Цзиньпин отвечает на вопрос – что значит управлять государством и ведать политикой, связывая это понятие с китайской политической традицией, классовым подходом и модернизацией марксистского учения. Но главным понятием в политической программе Си Цзиньпина, которое фигурирует практически в каждом пункте каждой главы, является «народные массы». Си Цзиньпин призывает придерживаться марксистских принципов по отношению к массам, но также и уделяет немало внимания конфуцианскому подходу к народу: «Конфуций сказал: «Сущность истинного правления заключается в избытке продовольствия, достатке оружия и доверии народа. Можно отказаться от оружия, можно отказаться от продовольствия – смерти никому не избежать. Но если народ перестанет доверять, то государству не устоять». Мен-Цзы (372-289 гг. до н. э.; один из главных конфуцианских философов после Конфуция) сказал: «Народ составляет главный элемент в государстве, духи земли и хлебов – второстепенный, государь – последний». И вместе с традиционными афоризмами Конфуция и Мэн-Цзы Си Цзиньпин вспоминает известные слова Мао Цзэдуна о роли народных масс: «Народ, только народ всегда был движущей силой исторического развития». Таким образом, Си Цзиньпин умело соединяет все лучшее и полезное для нынешних условий, что может дать конфуцианство и вообще традиционная китайская мысль, с марксистским учением. 

Также программа Си Цзиньпина изобилует литературными аллюзиями и народными поговорками. Особенно это заметно в его речах, посвященных борьбе с коррупцией. «Смелый муж отрубает руку, укушенную змеей» – здесь Си Цзиньпин приводит пример из знаменитого романа Ло Гуаньчжуна (1320-1400 гг.) «Троецарствие», где главный герой Гуань Юй после укуса змеи отрубает себе руку. Ядом, которой поражена рука, является коррупция, а рукой – чиновники, погрязшие в ней. Вот еще пример: «Запустивший язвы не чувствует боли» – идиома, взятая из исторических хроник династии Хань. 

Изучая историю китайской древности, средневековья и современности, я прихожу к выводу, что одним из важнейших условий существования китайской цивилизации являются перемены. Китайская история преисполнена переменами, одним из главных источников которых является прошлое. «Тот, кто повторяя старое, способен найти новое, может стать наставником» (Суждения и Беседы: II.11). Перемены подразумевают поэтапность: иногда новое требует перенаправления старого, то есть, усваивая прошлое, необходимо не отказываться от бытующих сегодня условий и требований времени, необходимо использовать прошлое на благо настоящего. И этими идеями проникнута классическая китайская мысль. Конечно, в конфуцианских канонах есть много устаревшего, много мракобесного, но в центре этого учения, как и в центре Востока, находятся перемены – диалектика вечности. Наверное, именно поэтому марксистская диалектика так органично прижилась в Китае – ведь древнекитайские перемены являются ничем иным, как диалектикой. Прошли тысячелетия китайской истории, идеи прошлого сотни раз ниспровергались и возносились, умирали и возрождались, и как итог сегодня об этих идеях знает весь мир, сегодня эти идеи соединяются с марксистским учением на самом высшем государственном уровне. Кто знает, может вскоре Китай войдет в кризисный этап, когда идеи прошлого будут приносить больше вреда, и поток прошлого перенаправят в другое, нужное русло. Но никто не забудет прошлое, никогда никто не забывал прошлое – забвение если и будет, то только временное и частичное, а китайская мысль так и останется преданной старине. Осознавая перемены, ты осознаешь непостоянство бытия – ты понимаешь постоянство непостоянства.  

По нашему скромному мнению, роль прошлого в Китае отличается от роли прошлого в России. Не будем рассуждать о вредности или пользе особенностей нашего менталитета, но отмечу, что русская мысль не приемлет середины, не приемлет степеней, для нас есть только 1 и 10, только холод и жар. «У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!» — писал М. Е. Салтыков-Щедрин. Китайцы же спокойно могут допустить и 70% заслуг и 30% ошибок, наполненность не противоречит пустоте – два диалектичных понятия могут существовать одновременно. «Способный сам, он мог учиться у неспособного; обладая широкими познаниями, он мог спрашивать у незнающего; ученый, он не боялся выглядеть неучем; наполненный, не боялся казаться пустым; получив обиду, не стремился рассчитаться – так вёл себя один мой старый друг» (Суждения и Беседы: VIII.5).  

И одновременно, обращаясь к «Войне и миру» Л. Н. Толстого, вспоминаешь образ Кутузова, обладающего этой китайской наполненностью и пустотой одновременно, что отлично прослеживается в том, как он принимал решения, обращая внимание на всех своих советников, подобно китайскому принципу – хэ (和) – единение через разногласие. И вспоминаем упоминаемую выше нами идиому из «Троецарствия» – «Смелый муж отрубает руку, укушенную змеей», где китайская мысль так же решительна, конечна и однозначна – подобно нашей.  

Обратился к роли прошлого в России я не просто так. Недавно я посмотрел дебаты Константина Семина и Андрея Дмитриева «Национал-большевизм как третий путь», где Андрей Дмитриев, кроме всего прочего, высказывал порой идею о том, что нет в Китае никакого коммунизма – там один национал-большевизм. После дебатов я изучил некоторые материалы, декларирующие подобные идеи, и это стало одной из причин написания данной статьи. Да, на сегодняшнем этапе развития Китай активно использует идеи традиционного прошлого, хотя это и не исключает возможный временный отказ от этих идей в будущем (напоминаем – отказ временный, не обрывочный: постоянство положения китайского прошлого в китайской мысли не отрицает). Но я не просто так указывал, что классовый подход и научный марксизм является основным и единственным инструментом управления, что главным словом в политической программе Си Цзиньпина является не «Конфуций», не «каноны», не «традиции», а «народные массы» – полностью марксистское понятие. Я неспроста писал, что КПК из идей прошлого берет только самое полезное и необходимое для нынешних условиях, а не полностью растворяется в древности. Прошлое использовалось и во зло и во благо – но результатом правления, основанного на прошлом, всегда была жизнь народа. Сегодня очевидно, что народу Китая жить лучше при социализме, и поэтому истинное прошлое, вечно сопровождающее каждого китайца, служит этому делу, и служит эффективно.  В писаниях и идеях старины можно найти бесчисленное количество примеров борьбы за справедливость, примеров и методов искоренения пороков и зла, к чему и обращается партия, но главное – китайская древность преисполнена переменами, подкрепляющими принцип материалистической диалектики. Обращение к прошлому, унаследование опыта прошлого – этого требует естественное развитие человеческой мысли. «Наука движется вперед пропорционально массе знаний, унаследованных ею от предшествующего поколения» – Ф. Энгельс.  

Но опыт прошлого должен двигать именно научный подход, именуемый материалистической диалектикой, а не мистификация и экзотика, которыми все объясняет национал-большевистская теория. Прошлое способствует развитию марксистского учения, но нельзя ограничиваться лишь прошлым, опыт прошлых веков должен быть инструментом, но не объектом строительства. Как только нам говорят, что опыт прошлого и традиции становятся объектом строительства, надо понимать: объектом строительства становится капитал. «Хранить наследство – вовсе не значит еще ограничиваться наследством» – В.И. Ленин. В Китае старина является одновременно и инструментом и цементом, только лишь с одним замечанием: инструмент может, как сегодня, быть в руках народа и служить народу, а может быть оружием или кнутом, направленном против народа, как это было в конце XIX в. – инструментом управляет правительство, от которого и зависит тип орудия; цемент же лежит в основании цивилизации, в основании языка и мысли, цемент не может использовать никакой правитель – это не в его власти, цемент принадлежит только народу, только Китаю в целом.  

В середине прошлого века США активно строили «третий путь» в Индокитае при помощи «опыта прошлого», основанного на национализме. Под «третьим путем» находился давно всем известный капитал, прикрытый мистическим идеалистическим прошлым. Обращаясь к роману «Тихий американец» Грэма Грина, хотелось бы посоветовать: в первую очередь обращайте внимание на испачканные кровью ботинки, а не белую улыбку и сладкие речи Пайла. Китай видел кровь на ботинках, скрываемую хвалебными речами о прославленном прошлом и национальной гордости. Сегодня Китай умело использует идеи прошлого для строительства настоящего и будущего, где основные средства производства принадлежат народу, где партия контролирует промышленное, научное, военное и культурное развитие страны. 

Основные средства производства в Китае принадлежат народу – поэтому Китай может позволить себе такой инструмент, как прошлое. Можем ли мы его себе позволить? Я считаю, что мы последние 25 лет находимся на таком этапе, когда любое обращение к прошлому можно использовать как опиум, как иллюзию. Прошлое всегда будет второстепенной задачей, надстройкой. Нельзя ограничиваться прошлым. Всегда можно отбросить в сторону второстепенный вопрос, но никогда нельзя отбрасывать первостепенный – кому принадлежат средства производства? Когда мы честно ответим себе на первостепенный вопрос, когда мы решим первостепенную задачу, только тогда можно будет браться и за второстепенные вопросы. Сейчас же любое любование прошлым может быть использовано и используется нашими противниками, а мы все смотрим на светлую улыбку и не замечаем крови на ботинках… 

 Но это не отменяет того, что мы должны учиться, учиться и еще раз учиться у прошлого! Я в своих статьях предлагаю учиться у китайской мысли, как одной из составляющих общечеловеческой мысли. Не призываю ограничиваться китайской мудростью, необходимо как можно больше расширять свой кругозор, китайская мысль является частью общемировой, общечеловеческой правды. Людская натура всегда стремилась к справедливости, это никогда не было отличительной чертой какого-то одного народа или одного поколения. И, преодолевая время и расстояние, давайте преисполнимся той же болью, тем же стремлением к справедливости, которое испытывал автор этого стихотворения из «Книги песен», древнейшего памятника китайской литературы: 

Большая мышь 

(песня из царства Вэй) 

Ты, большая мышь, жадна, 

Моего не ешь пшена. 

Мы трудились – ты хоть раз 

Бросить взгляд могла б на нас. 

Кинем мы твои поля – 

Есть счастливая земля, 

Да, счастливая земля! 

В той земле, в краю чужом 

Мы найдём свой новый дом. 

 

* * * 

Ты, большая мышь, жадна, 

Моего не ешь зерна. 

Мы трудились третий год – 

Нет твоих о нас забот! 

Оставайся ты одна – 

Есть счастливая страна, 

Да, счастливая страна, 

Да, счастливая страна! 

В той стране, в краю чужом, 

Правду мы свою найдём. 

* * * 

На корню не съешь, услышь, 

Весь наш хлеб, большая мышь! 

Мы трудились столько лет – 

От тебя пощады нет. 

Мы теперь уходим, знай, 

От тебя в счастливый край, 

Да, уйдём в счастливый край, 

Да, уйдём в счастливый край! 

Кто же в том краю опять 

Нас заставит так стонать? 

Перевод А. А. Штукина.

 

 

Сергей Рыбачук 

Запись О роли прошлого в Китае  впервые появилась Рабкор.ру.

Немного о современной цензуре в образовании 

 

Самое неприятное в цензуре — это её идиотизм. Недавно учебники наряду с другими книгами, издававшимися при поддержке фонда Сороса, попали в число неблагонадежных. Их, естественно, сразу же надо изъять из обращения, чтобы, не дай бог, они не повлияли на незрелые души российского студенчества. Во всяком случае, именно это теперь происходит в библиотеке РГГУ, где они массово списываются (подозреваю, в библиотеках других вузов происходит тоже самое). Конечно, официально списать нужно только учебники, а научную литературу, например монографии, изданные при поддержке созданных всё тем же Соросом организаций, надо просто убрать куда подальше, но их так же списывают, потому что сейфов для массового сокрытия книг не хватает.  

При этом заниматься сим важным и духовно полезным делом приходится накануне учебного года, естественно, к вящей радости сотрудников. То, что 20 с лишним лет учебники прекрасно использовались студенчеством, запретителей не смущает, как не смущает и то, что никакого особенного вреда Соросу это не принесет: ну не будет он горевать из-за книг, давно разошедшихся по школам, университетам и библиотекам. Всё происходит по принципу «назло маме отморожу уши», и это, дорогой читатель, наши уши, потому что дети запретителей, скорее всего, будут учиться не здесь, а где-нибудь в Оксфорде-Кембридже-Сорбонне и других чуть менее престижных зарубежных вузах.  

Что же попало под запрет? Например, учебник по истории архивного дела Татьяны Хорхординой. Просто интересно, какой именно вред уму юного архивоведа он мог нанести? Специально для людей из министерства образования и работников суда сообщаю: вообще-то Татьяна Иннокентьевна – один из лучших, крупнейших отечественных специалистов по истории архивов и архивного дела. А вот ещё один учебник, за авторством аж двух классиков исторической науки – Татьяны Коржихиной и Александра Сенина: «История российской государственности». Татьяна Петровна занималась историей государства на протяжении всей жизни, её работы выходили ещё в Советском Союзе. 

Я не знаю, но кроме чистого, я бы даже сказал, дистиллированного суеверного страха, в этом изъятии и запрещении книг нет больше ничего – никакой прагматической цели. Чем плохи книги? Лишь тем, что к ним прикоснулась нечистая рука Сороса! Он, кстати, родился в Будапеште – надо срочно запретить россиянам посещать этот город, рассадник мирового зла. 

Да, уже давно пора переходить на лучшие и новейшие образцы: учебная литература вообще устаревает стремительно. Увы, образцов этих не всегда достаточно. Если бы министерство образования взамен внезапно «запрещенного к служению», то есть к использованию учебника рассылало по вузам и школам что-то на замену – да хоть те же самые книги, тех же самых авторов, только изданные уже без участия ужасного финансиста – это ещё можно было бы хоть как-то понять. Но нет! Требуется просто спрятать, скрыть и если что-то и выдавать, то только особо доверенным людям.  

И вообще, господа управленцы, если у вас развивается желание «держать и не пущать», так вы хотя бы ознакомьтесь с тем, что вы конкретно собираетесь «не пущать», а то дозапрещаетесь и изымете из обращения сами себя. Я бы на вашем месте поостерёгся.  

Запись Немного о современной цензуре в образовании  впервые появилась Рабкор.ру.

Расписание стримов 

 

В воскресенье 8 октября в 16:00 Борис Кагарлицкий, Ксения и кот Степан будут подводить итоги субботних протестов, организованных Алексеем Навальным, а также обсудят со зрителями развитие ситуации в Каталонии. 

 

Тем, кто хочет более подробно разобраться в каталонском кризисе, рекомендуем статьи на «Рабкор.Ру»: 

http://rabkor.ru/columns/editorial-columns/2017/10/06/bunt-bogatih/ 

http://rabkor.ru/columns/analysis/2017/09/28/catalonia-2

 

Воскресный стрим смотрите на канале «РабкорТВ»: https://www.youtube.com/user/RabkorTV/live 

 

Запись Расписание стримов  впервые появилась Рабкор.ру.

Бунт богатых 

с

Конфликт между правительством Испании и руководством Каталонской автономии стал главным новостным сюжетом начала октября. В Барселоне правительство сформировано националистическими партиями, которые заявляют о независимости. Мадрид не идет на уступки, посылает в Каталонию свои полицейские подразделения. Региональные власти проводят референдум о независимости, центральное правительство его не признает и пытается сорвать. Местные власти отвечают призывом ко всеобщей забастовке и заявлениями от том, что провинция отделятся от Испании и становится самостоятельной республикой. 

Вот, в кратком изложении, последовательность происходящих событий. Но что стоит за этими фактами? Каковы интересы и мотивы завязанных в этом конфликте сторон? 

Каталонию часто сравнивают с Косово, с Донбассом и даже с Крымом (там, как мы помним, власти, прежде чем организовать присоединение к России, отделились от Украины). Другое, более корректное сравнение — с Шотландией, где тоже у власти оказались националисты, а затем прошел референдум о независимости, правда, завершившийся победой сторонников государственного единства Великобритании. Наконец, многие вспоминают слова Антонова-Овсеенко, находившегося в Испании во время гражданской войны 1930-х годов и назвавшего Каталонию «испанской Украиной».  

Ситуация Каталонии и Шотландии действительно сходна в двух отношениях. Начнем с того, что и там и тут мы имеем бунт богатых против бедных. Более развитые регионы с высоким уровнем жизни не хотят отдавать часть своих средств на поддержку менее благополучных и отстающих провинций. «Хватит кормить Андалусию», говорят в Барселоне. «Хватит кормить Белфаст», говорят в Глазго и Эдинбурге. Местная бюрократия мечтает сама контролировать финансовые потоки. Нежелание делиться с соседями обосновывается культурными и расовыми претензиями. «Мы — настоящие европейцы, а не провинциальные островитяне, как англичане», говорят в Глазго. «Мы настоящие европейцы, потомки готов, а не грязные потомки арабов, как испанцы», говорят в Барселоне. 

Каталаноязычная пресса полна расистского бреда про поводу грязных и ленивых испанцев, пытающих жить за счет трудолюбивой Каталонии. Причем всё это мы читаем в относительно “приличных” изданиях. Тот факт, что значительная, если не большая, часть продукции Каталонии как раз производится мигрантами из той же Андалусии, работающими на заводах и обслуживающих инфраструктуру Барселоны, в расчет, естественно, не принимается. Вытеснение испанского языка из сферы культуры и образования началось уже 10 лет назад и всё разворачивается по до боли знакомому сценарию. Бюрократические позиции в автономии заняты исключительно представителями «титульной нации», независимо от уровня компетентности. Барселона из космополитичного культурного центра испанского мира превращается в унылую провинцию. 

Неожиданное стремление Шотландии и Каталонии к независимости имеет ещё одну, менее публичную, хоть и не менее значимую подоплеку. В обоих регионах на протяжении многих лет реализуются программы Европейского Союза, направленные на создание новой системы институтов, оторванных от регионального государства и напрямую замкнутых на брюссельскую бюрократию. В этом была суть программы «Европа регионов». В каждом графстве Шотландии проводились программы Евросоюза. Ничего подобного не было ни в Англии, ни в Северной Ирландии. Брюссель последовательно и сознательно формировал шотландский фактор как противовес Англии, традиционно выступавшей с критикой еврократии. 

Разумеется, как любой национализм малого народа, идеология шотландской и каталонской независимости апеллирует к различным несправедливостям прошлого, представляя свою нацию или территорию исключительно в роли жертвы. В Шотландии это получается крайне плохо, поскольку последние серьезные притеснения шотландцев относятся к середине XVIII века, а главными притеснителями выступали не англичане, а другие шотландцы, жители низины, сводившие счеты и грабившими их прежде жителями гор (теперь в ходе огораживания досталось именно населению Верхней Шотландии, которое разорили настолько, что у людей оставалось только два выхода — наниматься в королевскую армию или гнать местную самогонку, ставшую известной по всему миру как шотландский виски). В последующие 2 столетия шотландцы превратились в наиболее привилегированное население британской империи, составляя непропорционально большую часть её военной и гражданской элиты, формируя ключевые кадры колониальной администрации в Индии и Африке. 

С Каталонией выходит лучше, потому что безобразия, творимые франкистским режимом после разгрома испанской республики, ещё у многих на памяти. Каталонский язык тогда по сути был запрещен, национальная культура систематически искоренялась. Что, впрочем, не мешало Барселоне успешно развиваться и оставаться важнейшим экономическим центром страны. Однако в годы гражданской войны Каталония была отнюдь не националистической и не сепаратистской. Напротив, красная Барселона являлась важнейшим центром общеиспанского республиканского движения. И борьба, которая развернулась в этих краях между франкистами и левыми, не имела ничего общего с тем, что происходит здесь сегодня. Показательно, что идеология независимости стала распространяться всерьез не после падения франкизма, а три десятилетия спустя, когда сменявшие друг друга левые и правые правительства в Мадриде делали всё возможное, чтобы загладить вину перед каталонцами, предоставляя им всевозможные права и привилегии. Показательно, что в 1970-90-е годы, пока проблемы преодоления франкизма ещё стояли серьезно, требование независимости выдвигали не каталонцы, а баски. Которые сейчас явно умерили свои национальные претензии (ровно та же ситуация в Северной Ирландии, где вопрос о независимости явно ушел на задний план). 

Превращение национальной дискриминации из реального опыта в политический миф является важнейшим фактором, способствующим взлету национализма. Те, кто подвергаются дискриминации, борются за её отмену. А националисты превращают обиды прошлого в символический капитал для обоснования своих амбиций.   

Здесь, впрочем, сходство Шотландской и Каталонской истории заканчивается. Ибо Лондон всё же пошел на проведение референдума, который сторонники единства выиграли — прежде всего благодаря позиции местной лейбористской партии, которая даже жертвуя частью своей популярности, последовательно противостояла национализму. Если бы Мадрид вместо запретов и угроз в адрес Барселоны начал бы мобилизовать испаноязычное большинство в регионе, он добился бы такого же результата. Но крайне консервативное, реакционное правительство Испании явно не хотело мобилизации рабочего класса Каталонии. Оно предпочло прибегнуть к полицейскому насилию, деморализуя в Каталонии сторонников единства с Испанией, отнюдь это насилие не поддерживающих. 

Увы, все эти обстоятельства по большей части уклоняются от внимания левых публицистов, восхищенно наблюдающих за столкновениями протестующих каталонских националистов с испанской полицией.  

Каталонский бунт, как и шотландский сепаратизм это восстание богатых против бедных, протест либерального общества против остатков перераспределительного социального государства. Гремящий кастрюлями средний класс в центральных районах Барселоны это совсем не то же самое, что население бедных рабочих кварталов, где каталанского языка не знают и никаких перспектив с независимостью не связывают. Показательно, что «всеобщая стачка», объявленная националистическими партиями, совершенно не затронула промышленность. Рабочий класс не только не поддержал бунт мелкобуржуазной интеллигенции, но и прекрасно осознает, что этот бунт в первую очередь направлен не против испанской монархии, как полагают некоторые наивные левые, а именно против принципов социальной солидарности, против остатков социального государства.   

С говорящими по-испански рабочими можно не считаться, это же “оккупанты”! Если искать сравнения, то происходящее похоже на время распада СССР, причем в Каталонии господствуют те же чудовищные иллюзии, что сеялись националистами в момент развала Союза. Однако у происходящего есть и более глубокое основание, лежащее в сфере политической экономии. Не случайно то, что торжество неолиберализма повсеместно сопровождалось кризисом национальных государств и федераций, появлением и расцветом всевозможных сепаратизмов, в том числе и весьма экзотических. И в этом смысле разницы между правящими кругами Мадрида и Барселоны нет. Они представляют одни и те же классовые интересы, только каждый — на своем уровне. Распад федераций и кризис государственных институтов повсюду тесно связан с политикой жесткой экономии, которую проводят и Мадрид и Барселона, это продолжение общей логики десолидаризации, приватизации и фрагментации, характерной для неолиберализма. Именно эта политэкономическая логика лежала в основе распада СССР, Чехословакии и Югославии. Эта логика предполагает не только отказ от солидарности по классовому принципу и отказ от общегуманистических ценностей, но и замену национального этническим. Именно этнический национализм оказывается идеальным «замещением» для классовой или гражданской солидарности, поскольку сохраняет у людей необходимое чувство «общности», одновременно сужая его до масштабов воображаемой большой семьи.  

Примерно то же самое наблюдалось в Европе начала ХХ века, когда Роза Люксембург предупреждала других левых об опасностях заигрывания с мелкобуржуазным национализмом малых народов. В большинстве новых государств сложившихся на основе распавшихся империй, не случайно установились реакционные и полуфашистские режимы (единственным счастливым исключением оказалась Чехословакия, которую вскоре радостно порвали на части соседи — не только Германия, но и Польша с Венгрией). Казалось бы, уроков первой половины ХХ века должно быть достаточно, чтобы сделать необходимые выводы. Но, увы, современная европейская левая, развивающаяся в условиях деиндустриализации и упадка классовой солидарности, сама является продуктом неолиберализма и полностью проникнута духом мелкобуржуазного романтизма. А потому открыто сказать, что национализм меньшинств не менее враждебен делу трудящихся, чем всякий иной национализм, левые не решаются. 

Впрочем, есть у нас и хорошие новости. Успех Джереми Корбина и его обновлённой лейбористской партии в Шотландии возвращает классовую повестку в регион, некогда считавшийся опорой рабочего движения. Там, где появляется настоящая, содержательная левая альтернатива, националистическая демагогия быстро утрачивает привлекательность среди масс. Развитие местечкового национализма (как, впрочем, и других видов национализма) повсюду обратно пропорционально силе и влияния левых. Там, где сторонники социальных преобразований терпят неудачу, их место занимают проповедники национальной исключительности. И наоборот, подъем левых сил неминуемо ведет к упадку националистических организаций.  

Это отнюдь не значит, будто национальный вопрос не имеет значения, а региональные интересы не надо принимать во внимание. Но левые и националисты предлагают несовместимые, диаметрально противоположные подходы. Первые делают ставку на равноправное объединение народов, а вторые на их противопоставление и разделение. Первые понимают, что именно большая, интегрированная экономика, основанная на перераспределении ресурсов в интересах большинства, создает наилучшие перспективы для успешного и демократического развития, другие требуют свободы исключительно для «своих», отрицая не только принцип равенства, но и объективные задачи социально-экономического прогресса. 

К сожалению, в Испании и Каталонии левые не решаются говорить об этом открыто, даже если сознают какую смертельную опасность представляет для них рост национализма. Политкорректность блокирует сознание и отменяет содержательную дискуссию. Но рано или поздно придется признать: если мы хотим прогрессивных перемен в Каталонии, надо не отделять её от Испании, а бороться за перемены в масштабах всей страны.  

Запись Бунт богатых  впервые появилась Рабкор.ру.

Французские левые. Жизнь после провала

 

На президентских и парламентских выборах в середине 2017 г. левые силы Франции потерпели страшное и унизительное поражение. Впервые в истории V Республики левый кандидат не попал даже в первую тройку, а после выборов в Национальное Собрание прежнее абсолютное большинство обернулось для французской левой потерей грандиозного числа мандатов.  

 

 Как верно отмечает французский лево-социалистический политолог, профессор Университетского колледжа Лондона Филипп Марльер, «на минувших выборах проиграла вся французская левая, но самое тяжёлое и ощутимое поражение потерпела Социалистическая партия, которой избиратели не простили неудачный и позорный пятилетний президентский мандат Франсуа Олланда». Поражение соцпартии (СП) предрекали давно, но его размах оказался по-настоящему широким. Конечно, французская СП и в прошлом – в период V Республики – никогда не добивалась повторных побед на новых парламентских выборах. Но на сей раз мы вправе говорить о полной «Березине» (или «Ватерлоо») для партии, доминировавшей в левом движении Французской Республике четыре десятилетия. 

Кандидат от «президентской» партии Бенуа Амон в первом туре президентских выборов занял лишь пятое место с унизительными 6,4% голосов. Сама соцпартия на парламентских выборах в июне в первом туре вместе с союзниками набрала лишь 9,5% голосов (тогда как кандидаты-социалисты получили всего 7,4%). Если в 2012 г. после законодательных выборов у социалистов было в распоряжении около 280 депутатских мандатов, парламентские выборы-2017 принесли французским «розовым» лишь 30 парламентариев. 

Проиграли все тенденции французского социализма. Многие социал-либеральные министры потерпели поражения в своих «фьевах» – депутатских округах. Во второй тур выборов не вышел первый секретарь партии Жан-Кристоф Камбаделис, сразу же после этого унижения сложивший свои полномочия. В северных департаментах – традиционном бастионе классического социал-реформизма – ни один из действовавших парламентариев – социалистов-центристов не был переизбран. Подавляющее большинство радикальных социалистов, т. н. фрондёров, регулярно голосовавших против правительственных законопроектов, включая того же Б. Амона, также не были переизбраны. 

Лучше всего о климате глубокого морально-политического упадка СП говорит такой факт: оба финалиста «гражданских праймериз» партии и созданного её усилиями Прекрасного народного альянса (бывший министр образования, лево-социалистический политик Б. Амон, экс-премьер-министр, открытый социал-либерал Манюэль Вальс) практически сразу после выборов в Национальное Собрание покинули свою партию. В правительстве, назначенном Эмманюэлем Макроном, мы увидим немало знаковых политиков, в прошлом игравших ключевую роль в соцпартии (например, министра внутренних дел Жерара Колломба или министра европейских и иностранных дел Жан-Ива Лё Дриана). Немало их идейных сторонников были избраны в парламент уже как кандидаты от макроновского движения «Республика, вперед!» Ещё очень не скоро французская соцпартия сможет очнуться от нокаута, полученного от избирателей весной и летом 2017 г.  

Но не только соцпартия стала политической жертвой последнего электорального цикла среди левых. Справедлива точка зрения моего давнего знакомого, историка и члена Сената от СП Давида Ассулина о том, что «все основные левые партии Франции понесли сильные потери на недавних выборах – или в мандатах, или в голосах». 

Прежде всего это замечание справедливо по отношению к тем левым формациям, которые в 2012 г. вместе с социалистами сформировали в Национальном Собрании Республики президентское большинство. Ближайшие союзники социалистов – левые радикалы – смогли после июньских парламентских выборов сохранить всего три депутатских мандата. Впрочем, их представители были приглашены Э. Макроном в состав Совета Министров, и сегодня Левая радикальная партия уже не может де-факто рассматриваться как часть левой оппозиции. Лишь одного представителя в нижней палате парламента сохранило и лево-патриотическое Республиканское и гражданское движение, созданное в 1990-е гг. Жан-Пьером Шёвенманом, покинувшим, впрочем, не так давно своё детище.  

Подлинной катастрофой стали эти выборы для экологического движения Франции. В 2012 г. движение «Европа Экология – Зелёные» (ЕЭЗ) сделалось второй по влиянию левой силой страны, через пять лет все былые достижения на национальном уровне превратились в прах. «Зелёные» отказались выставлять своего кандидата в президенты, поддержав кандидатуру Б. Амона и заключив электоральный пакт с социалистами, что им совершенно не помогло. Даже наоборот. Получив более 4% голосов на парламентских выборах, экологисты провалились в собственных мажоритарных округах, сумев спасти, в конечном счёте, одно-единственное место. 

Чуть по-иному обстоит дело с коммунистами. В силу превратности весьма несправедливой мажоритарной системы в два тура они даже (единственные из парламентских левых!) сумели несколько расширить своё парламентское представительство. Если в 2012 г. в Национальное Собрание были избраны 7 членов Французской коммунистической партии (ФКП), в июне 2017 г. коммунисты провели в нижнюю палату 10 своих представителей и сумели вместе с левыми депутатами из заморских департаментов создать собственную парламентскую группу. Но даже если член Национального совета ФКП Анн Сабурен отмечает, что «коммунисты Франции, как и раньше, будут готовы защищать завоевания трудящихся от ударов макроновского большинства», нужно иметь в виду, что в первом туре парламентских выборов кандидаты ФКП собрали лишь 2,7% голосов на общенациональном уровне. Никогда ещё компартия во Франции не показывала столь плачевного в плане собранных голосов результата. 

Общая для почти всех субъектов французской левой «провальная констатация» приводит нас в то же время к мысли об изменении соотношения сил внутри левого движения V Республики. С существовавшей четыре десятилетия гегемонией соцпартии, очевидно, покончено. Президентские и парламентские выборы показали, что в вопросе набираемых голосов СП уже не является первой левой партией в стране. 

Непопадание левых даже в тройку «призёров» в первом туре президентских выборов не должно затемнять достойного результата основателя Левой партии (ЛП) и движения «Непокорённая Франция» Жан-Люка Меланшона. Заняв итоговое четвёртое место, Меланшон 24 апреля получил 19,58% голосов. За этого политика левосоциалистического происхождения, воплощающего сегодня французскую версию левого популизма, отдали голоса 7 млн граждан. Ж.-Л. Меланшон получил широкую поддержку среди молодых французов (социологи показывают, что за него голосовали 29% избирателей из возрастной группы до 24 лет), безработных (32%), служащих (24%) и рабочих (25%). Его кандидатуру поддержали также 37% избирателей-мусульман. 

Конечно, на парламентских выборах «Непокорённая Франция» не смогла повторить результата своего вождя. Но всё-таки её кандидаты, выставлявшиеся почти во всех округах, сообща получили 11% голосов, что превращает отныне данное движение в самую популярную политическую силу внутри левого движения Франции. В конечном счёте в Национальное Собрание были избраны 17 депутатов из этого движения, включая 9 членов Левой партии. Сам Ж.-Л. Меланшон был избран от одного из «народных» округов «южной столицы» Франции – Марселя. Это безусловный политический прорыв, если иметь в виду, что на май 2017 г. в нижней палате парламента не было ни одного(!) меланшоновца. 

Сегодня ещё очень сложно говорить о будущем этого движения, созданного во многом по образцу испанского «Подемос». В ходе предвыборной кампании в него через интернет записались несколько сотен тысяч человек, но одно дело – «электронная поддержка», другое – активное политическое участие. Но уже сегодня очевидно, что в Национальном Собрании самое жёсткое сопротивление либеральным макроновским преобразованиям идёт именно с радикального левого фланга – то есть от коммунистов и адептов Ж.-Л. Меланшона. 

Фигура Ж.-Л. Меланшона вовсе не принимается единодушно во французской левой. Это волевой, отчасти даже авторитарный политик, его не принимают бывшие товарищи-социалисты, к нему критично настроены «зелёные», на него обижены коммунисты, его не любят неотроцкисты. Но удивительное дело: ведь в конечном счёте в час глубочайшего кризиса левого движения Франции на лидирующие позиции вышел именно этот политический деятель, имеющий чёткий антисистемный профиль, призывающий покончить с засильем олигархии и крупного капитала, порвать с институтами V Республики, вывести Францию из НАТО. 

Меланшон умеет притягивать и зажигать избирателей. Это хорошо известно, и я могу подтвердить это, поскольку первый раз лично познакомился с ним ещё в 2000 г. Тогда он был одним из лидеров левого крыла СП, членом Совета Министров. Через 17 лет после этого, выражаясь его же словами, он добился «глубокой перемены внутри французской левой, ослабления Социалистической партии, переставшей быть силой трансформации». 

Станет ли в реальности такой силой «Непокорённая Франция»? У французов есть поговорка, которая переводится дословно так: «Посмотрим, что произойдёт». В самом деле, посмотрим. Но уже сегодня даже буржуазные газеты признают, что в наступающих сентябрьских классовых боях против правительственных предложений по либерализации Закона о труде роль «Непокорённой Франции» может стать центральной. 

Так или иначе, но в 2017 г. «эффект Меланшона» показывает, что и после жесткого провала французские левые не обречены на гибель. Но то, что в целом возрождение будет крайне трудным, болезненным и долговременным, лично у меня сомнения не вызывает. 

Запись Французские левые. Жизнь после провала впервые появилась Рабкор.ру.

Прорыв Саакашвили: незаконно, но «демократично» 


Начало осени порадовало нас не только единым днём голосования в России, но и свежими новостями c Украины. Там опальный экс-губернатор Одесской области и бывший президент Грузии Михаил Саакашвили вернулся в страну, чтобы оспорить лишение его гражданства указом Петра Порошенко в украинском суде. Замечателен способ возвращения Михаила Николаевича: сторонники Саакашвили буквально занесли его через границу Польши и Украины, прорвав пограничный кордон. 

В мае 2015 года Президент Украины Пётр Порошенко подписал указ, дающий Михаилу Саакашвили гражданство Украины. Вскоре после тот был назначен главой Одесской области. В течение следующих полутора лет на этом посту Михаил Николаевич неоднократно критиковал украинскую власть, в том числе ближайшее окружение Порошенко, затем и его самого за коррупцию, казнокрадство и неэффективное управление. В ноябре 2016 года Саакашвили подал в отставку с поста председателя Одесского ОГА, обосновав уход коррумпированностью власти. Через два дня Пётр Порошенко подписал это заявление. 

Уйдя с поста губернатора, Михаил Николаевич не прекратил свою политическую активность. Он заявил о создании новой партии «Рух нових сил» («Движение новых сил») и объявил о начале всеукраинского турне с требованием проведения досрочных парламентских выборов. Под лозунгом «Последняя зима этой Рады» Саакашвили обещал до конца февраля вывести на митинг перед украинским Парламентом миллион человек. Параллельно с этим Михаил Николаевич провел несколько ключевых в его новом политическом движении встреч. Союзников Саакашвили нашел в лице председателя оппозиционной партии «Батьковщина» Юлии Тимошенко, а также мэра города Львова и других.  

Однако зимой экс-губернатор своё турне прекратил. Весной 2017 года Генеральная прокурат0ии денег. Между тем сам Михаил Николаевич практически остановил свою публичную политическую деятельность. В конце июля 2017 года Пётр Порошенко подписывает указ о лишении Михаила Саакашвили украинского гражданства. Tаким образом участники встречи идентифицировали принадлежность к какой-то определенной партии; по словам других — к какой-то территории. Помимо демонстрантов были и люди в военной форме. Охранять порядок и встречать Михаила Николаевича приехали люди из националистической организации «УНА-УНСО» (признана в России экстремисткой и запрещена), добровольческих батальонов «Айдар» и «Донбасс». Прибыли на встречу и грузинские соратники экс-губернатора, в том числе глава общественной организации «Свободная Зона» Коба Хабази. На пропускном пункте, где планировался переход, уже с утра сторонниками Саакашвили в нескольких десятках метров от границы был разбит палаточный лагерь. Пограничная служба также подготовилась к грядущему переходу: рядом с КПП стоял кордон полицейских и несколько автобусов с силовиками. Политика там ждали к полудню. 

Но к часу дня стало известно, что Михаил Николаевич изменил планы и поедет поездом через пропускной пункт «Мостиська» в 20 километрах от первоначального. Свои действия политик объяснил скоплением провластных украинских провокаторов, «титушек», у КПП «Краковец». Вместе с ним в поезд сели многие его политические союзники: Юлия Тимошенко, Сергей Власенко и Виктор Чумак. На границе поезд остановили. По громкой связи было сообщено, что поезд не пойдет, пока в нём сидит человек, который не имеет права въезжать в Украину. Остановка продолжалась более полтура часов и закончилась тем, что экс-президент вместе с другими политиками сошли с поезда. К этому времени встречающие на украинской стороне активисты успели перебраться к КПП «Мостиська», найти несколько машин с титушками и проколоть их автомобилям колёса.

В пять вечера Саакашвили решил въезжать через пропускной пункт «Шегини». К его приезду к КПП там уже успело собраться несколько десятков активистов. Пограничники, кто в обмундировании, кто без, выставили цепь и сдерживали бушующую толпу. Встречающие кричали «Миша, возвращайся домой!», вступали в споры с военными, матерно оскорбляли Петра Порошенко, свистели и смеялись. Толкотня, во время которой прибывали всё новые и новые активисты, продолжалась в течение еще полутора часов.

В конечном итоге человеческая масса просто смела тонкую цепь сотрудников «Шегини» и понеслась на нейтральную территорию. Очевидно, кому-то показалось, что его толкнул пограничник, он толкнул в ответ, это заметили, и в итоге на волне адреналина толпа ринулась навстречу любимому политику. Михаил Саакашвили вышел на нейтральную территорию со стороны Польши, где обезумевшие от счастья люди просто схватили его в кольцо и понесли назад — на Украину. По пути от границы до Львова, где была намечена пресс-конференция, активисты пели хором гимн Украины, кричали «Слава Украине!», «Ура!» смеялись и хлопали в ладоши. Такой радикальный способ вернуть Михаила Николаевича в страну можно объяснить изнурительно долгим ожиданием: соратники Саакашвили ждали почти 12 часов с восьми утра и до восьми вечера. 

Оказавшись на Украине, Михаил Николаевич заявил: «Не было никакого прорыва. Я не прошел, меня взяли на руки и перевели через границу, — сказал он. — Это сделал народ Украины».

Во Львове политик сообщил, что приехал только оспорить лишение его гражданства в суде. Однако 16 сентября он выдвинул три требования к властям Украины: о создании антикоррупционных судов, об отмене депутатской неприкосновенности и о принятии нового избирательного закона. Вместе с тем Саакашвили анонсировал новое турне по стране с целью «собрать требования по всей Украине» до 17 октября. 

Со стороны украинских властей реакция на прорыв границы была неоднозначной. Пётр Порошенко назвал события нарушением «конституционного принципа неприкосновенности государственной границы» и добавил, что дело не требует никаких дополнительных политических комментариев. Генеральный прокурор Юрий Луценко заявил, что незаконно пересёкших границу ждёт уголовная ответственность. По поводу самого Саакашвили Юрий заявил: «Я как генеральный прокурор чётко вам говорю: Саакашвили не будет арестован по этому делу, Саакашвили не может быть экстрадирован из этой страны, пока у него есть удостоверение на постоянное проживание или другие документы». Он также порекомендовал Михаилу как можно скорее решить вопрос со своим гражданством. Примечательно, что возвращение Саакашвили на Украину не вызвало каких-либо резких контрмер. Например, премьер-министр Украины Владимир Гройсман подчеркнул, что не планируется проводить какие-либо мероприятия в связи с приездом экс-губернатора в столицу. По мнению политолога, директора социологической службы «Украинский барометр» Виктора Небоженко, украинская власть не решается на радикальные действия, так как боится ответственности: 

«Неожиданное появление Саакашвили в Украине заставило самоопределяться власть, СМИ, общественное мнение и оппозицию. Больше всего встревожена власть. «Звонок другу» в Кремль ничего не дает. Владимир Путин и так уже 10 лет сражается с Саакашвили. Украинская власть не знает, что делать с прорвавшимся в Украину бурным и непредсказуемым Саакашвили. Там все растеряны и уходят от ответственности за принятие радикального решения относительно жизни и судьбы Саакашвили на Украине.

Одни уверены, что как быстро появился Саакашвили, так и быстро исчезнет с политического небосклона Украины. Другие тихо радуются, что Саакашвили критикует власть украинского президента и портит ему настроение, но боятся протестовать вместе с ним. Третьи смиренно ожидают «украинского чуда» за 70 или 150 дней от Саакашвили и надеются найти свое место в новом политическом раскладе. Четвертые терпеливо ждут сенсационного сообщения об удачном покушении на Саакашвили со стороны разгневанной и испуганной киевской власти, которой неуемный и смелый грузинский оппозиционер мешает воровать и править слабым украинским народом». 

Так или иначе, возвращение Михаила Саакашвили на Украину привнесет новое движение в политическую жизнь этой страны. По мнению большинства политиков и политологов, являясь марионеточной персоной, бывший грузинский президент стал поводом для консолидации политической оппозиции. Поддерживаемый гораздо более влиятельными политиками, например, Юлией Тимошенко, Михаил Николаевич исполняет роль «ракеты-носителя», которая движимая от украинской границы и до Парламента народным признанием приведёт нужных персон к власти в Украине. 

Максим Мороз

Текст предоставил Дискуссионный клуб «Casus belli» ИОН РАНХиГС при Президенте РФ, Vis Verbi.

 

Запись Прорыв Саакашвили: незаконно, но «демократично»  впервые появилась Рабкор.ру.

Три дороги каталонских левых

Чем ближе дата 1 октября, на которую каталонский парламент назначил проведение референдума о независимости (отвергнутого как исполнительной, так и судебной властью в Мадриде), тем сильнее обостряется политическое противостояние между центральным правительством испанского государства и каталонскими сепаратистами. Вновь побывав в середине сентября в Барселоне, я в очередной раз убедился, что будущее каталонского региона во многом зависит именно от левых сил.

На последних досрочных парламентских выборах в Испании на уровне каталонского сообщества левые и левоцентристские списки сообща набрали около 57% голосов. Рабочие, профсоюзные, анархистские и социалистические традиции очень сильны в Каталонии и конкретно в Барселоне. Специалистам по истории и современному положению Испании это хорошо известно. Но традиции традициями, однако и сегодня влияние левых в политической жизни региона очень значимо. Не будет преувеличением сказать, что каталонский регион на сегодня по своим общественно-политическим предпочтениям может считаться одним из самых «левых» в испанском королевстве. Несмотря на то (а, может быть, и потому), что это одно из самых богатых автономных сообществ в королевстве с высоким по среднеевропейским меркам уровнем жизни.

Хорошо известно, что вместе со Страной Басков Каталония исторически представляет один из самых «взрывоопасных» в плане борьбы за независимость регионов испанского государства. И исторически ведущую роль в этом движении играют именно левые силы. На сегодня главенствующие позиции в «индепендентистской левой» Каталонии, выступающей за независимую от Испании республику, занимают партия «Республиканская левая Каталонии» (РЛК) и движение ассемблеистского типа Кандидатура народного единства (КНЕ).

РЛК активно участвует в правительственной деятельности на уровне автономии, эта партия представлена в Женералитате (правительстве региона). Существуя с 1930-х гг., РЛК после восстановления демократии в Испании последовательно борется за создание независимого каталонского государства. Как отмечает заместитель Генерального секретаря партии Ллуис Сальвадо, входящий в состав каталонского правительства «левые республиканцы исходят из того, что их социальный проект не только не противостоит идее национальной независимости, но и дополняет его».

На сегодня РЛК является второй по влиянию партией внутри индепендентистского движения после «европейских каталонских демократов» – либерально-сепаратистской политической силы, к которой относится глава каталонского Женералитата Карлес Пучдемон. Как отмечает один из руководителей партии Ллуис Перес «левые республиканцы видят своей социальной и политической моделью малую, не империалистическую страну, скорее скандинавский вариант социал-демократии».

С гораздо более радикальных позиций выступает объединение КНЕ, в котором представлены активисты крайне левых (в том числе коммунистических и анархистских взглядов).

Депутат каталонского парламента, учитель по профессии Серже Саладие пишет, в частности, что для них позиция о «социалистической, суверенной, эмансипированной Каталонии остаётся не просто теоретическим постулатом, но и стратегической целью, за которую необходимо сражаться».

В свою очередь, международный секретарь КНЕ Айна Телла подчёркивала во время нашего разговора, что для Кандидатуры «абсолютно неприемлемо, если будущая Каталонская республика останется в орбите международных неолиберальных институтов, таких, как ЕС или НАТО». Отметим, что внутри сепаратистского движения РЛК и КНЕ, можно сказать, друг друга дополняют – в социальном плане: за первой партией идут средние слои населения, тогда как крайне левая КНЕ популярна в рабочей и молодёжной среде.

Внутри каталонской левой наиболее чётко сегодня идее отделения от остальной Испании противостоит региональная организация Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП) – Социалистическая партия Каталонии (СПК). Правда, времена, когда социалисты безоговорочно доминировали в левом движении Каталонии, возглавляя и Женералитат, и Барселону, прошли. Но всё-таки СПК имеет ещё довольно прочную избирательную базу, особенно в приморских средиземноморских городах, связана с каталонским профсоюзным движением.

По мнению Генерального секретаря ИСРП Педро Санчеса, «каталонские индепендентисты, взяв курс на отделение от Испании, совершают великую историческую ошибку», отказываясь одновременно от борьбы за более федеративную и децентрализованную Испанию. После того, как в июне П. Санчес вновь был избран во главе ИСРП, социалисты уже на партийном уровне подняли на щит тезис о необходимости перехода Испании к федеративным отношениям, в рамках которых отдельные народы Испании, и в частности каталонцы, могут получить юридически закреплённый статус наций. Внутри нового руководства ИСРП каталонские социалисты, которые громадным большинством на прямых выборах генсека поддержали именно П. Санчеса, сегодня представлены достаточно внушительно.

По мнению члена Секретариата СПК по Европе Эстер Ниубо Сидончи, «гипотетический выход из Испании принёс бы каталонскому населению больше проблем и осложнений, чем преимуществ, в связи с чем для левой силы поддержка такого проекта очевидная глупость». Наоборот, федералистская перспектива могла бы добавить каталонскому сообществу больше прав и возможностей, которые сегодня, при правительстве Народной партии, у него отсутствуют».

Между «индепендентизмом» РЛК и КНЕ и «эспаньолизмом» СПК/ИСРП в левом движении Каталонии пролегает «третий путь». С моей точки зрения, он интересен не только как теоретическая попытка «демократической альтернативы». Дело в том, что федеральные выборы 2016 г. в каталонском сообществе показали, что избиратели, поставив на первое место список «Сообща мы сможем», показали, что общество в Каталонии больше не расколото между двумя диаметральными подходами. Наоборот, избиратели, пусть авансом, дали своё добро тем политическим силам, которые пытаются найти альтернативу конфронтационным подходам.

В организационно-политическом плане мы имеем здесь дело с весьма сложным, «матрёшечного» типа объединением, на общеиспанском уровне участвующем в широкой радикальной левой коалиции «Объединённый Подемос». К слову, если брать наиболее крупные общенациональные испанские партии, на сегодня только «Подемос» жёстко осуждает последовавшие начиная с 20 сентября прямые правительственные репрессии против каталонских индепендентистов и считает легитимным проведение в каталонском сообществе референдума о независимости.

Сейчас в унитарном процессе альтернативных левых в Каталонии участвуют разные политические субъекты. Это и местная федерация «Объединённых левых», это и локальная структура «Подемос», именуемая в Каталонии более просто – «Подем», это и левые экологисты. Но электоральные успехи последних лет связаны в персональном плане прежде всего с фигурой харизматичного левосоциалистического политика – мэра (или, говоря на испанский манер, алькальдессы) Барселоны Ады Колау. Именно она вела в сообществе объединённый список альтернативных левых в 2016 г. на всеиспанских выборах.

На сегодня партийное строительство проекта «федеративной» партии «Каталония сообща» продолжается. По мнению одного из каталонских радикальных левых интеллектуалов Жозепа-Марии Антентаса, «успех этого проекта может создать совершенно новое политическое данное в Каталонии, когда «третья сила» каталонской политики добьётся не только единства, но и станет мощнейшим актором, от позиционирования которого будет зависеть будущее Каталонии и её отношений с Испанией».

Но и сегодня от каталонских альтернативных левых зависит очень многое. Индепендентисты как таковые не имеют прочного большинства, то же можно сказать о традиционных эспаньолистских партиях. Битва за проведение 1 октября референдума резко разделила каталонское общество. И вот тут-то позиция А. Колау и её сторонников представляется, на взгляд автора, может быть, и не самой принципиальной, но уж точно достаточно рациональной. А. Колау и большая часть её союзников, относящихся к левосоциалистическому спектру политики, не педалируют вопрос о выходе Каталонии из испанского государства. По большей части они даже не желают занимать ту или иную точку зрения. Но они справедливо считают, что Каталония имеет право сама решать свою судьбу и выступают против помех центральной власти в организации народного голосования 1 октября.

Как отмечает депутат испанского парламента от «Подем» Соня Фидальго, «необходима глубочайшая ревизия взаимоотношений испанского государства и его автономий, чтобы открыть дверь новому республиканскому, свободному и солидарному сосуществованию народов на полуострове». На сегодня этот тезис выглядит вроде бы малодостижимым, но ещё несколько лет назад мало кто мог предположить, что левая социалистка возглавит Барселону, а возглавляемый ею политический список займёт первое место по полученным голосам на федеральных выборах от Каталонии.

Трудно сказать, что будет в Каталонии после 1 октября. Но в любом случае очевидно, что очень многое будет зависеть от каталонских левых сил, от возможности их сплочения и готовности к преодолению противоречий во имя более социальной и демократичной Каталонии будущего.

Запись Три дороги каталонских левых впервые появилась Рабкор.ру.

О судебных процессах по делу о застройке территории Пулковской обсерватории

Правозащитники, общественные деятели и работники самой обсерватории (астрономы) уже больше года защищают и отстаивают территорию Пулковской обсерватории. В том числе и через суды.

В Куйбышевском районном суде оспариваются одновременно (в двух процессах) согласование строительства в защитной парковой зоне обсерватории, подписанное её директором в обход регламента и без разрешения Учёного совета, и выдача разрешения на строительство Стройнадзором.

Я представляю административных истцов по трем искам и намерена рассказать читателям «Рабкора» подробности происходящих событий.

Для начала небольшая справка. Главная ценность астрономов Пулковской — ряды наблюдений, то есть фиксация движения небесных тел из одной точки в течение десятков лет. Если обсерваторию переносить, все эти ряды придётся начинать сначала. Перенос крупных телескопов — очень сложный, дорогостоящий и рискованный процесс.

Это всё равно что разобрать гигантский объектив фотоаппарата, а потом точно его собрать. Настраивать его придётся очень долго. Например, опора для самого большого 26-дюймового телескопа весом в 20 тонн, прежде чем он вступил на «звёздную вахту» в 1956 году, притиралась в течение порядка 10 лет.
Плюс ко всему Обсерватория уникальна тем, что она единственная действует в черте мегаполиса. Закрывать Обсерваторию — значит уничтожить науку и лишить Россию ряда возможностей для прогрессивного развития.

21 июня прошло второе предварительное заседание суда по делу о выданном Стройнадзором разрешении на строительство в защитной парковой зоне Пулковской обсерватории. Именно на этом заседании окончательно обозначился круг участников процесса.

Пять заинтересованных лиц: министерство культуры, КГА, КГИОП, ГАО РАН (это хоть обоснованно) и АРТ «Созидание». Последнее ведёт себя так, будто само является ответчиком. С тех пор как их привлекли к участию в суде, все дискуссии ведутся в основном с юристами «Сэтл Сити».

8 августа 2017 года закончился первый этап оспаривания согласования первой очереди ЖК «Планетоград» — того, что подписал директор Пулковской обсерватории Р. Н. Ихсанов.

8 августа после рассмотрения обстоятельств дела судья А. В. Панова вынесла определение о прекращении производства по первому административному иску к Пулковской обсерватории (по вопросу согласования).

Согласно определению, строительство было согласовано в рамках осуществления хозяйственной деятельности ГАО РАН, директор не наделён государственными или публичными полномочиями, следовательно, заявление не может быть рассмотрено в рамках административного судопроизводства. Такую трактовку предложили юристы АРТ «Созидание» совместно с представителем Ихсанова и обсерватории (в одном лице).

Мы не можем согласиться с мнением АРТ «Созидание», что «директор является единоличным исполнительным и распоряди­тель­ным органом, к компетенции которого относится руководство Учреждением на принципах едино­началия». Тем более спорным представляется утверждение представителя Ихсанова: «Полномочия директора никем не ограничены, поскольку он является единоличным представителем обсерватории» (имеется аудиозапись).

Истцы убеждены, что полномочия директора «определены и ограничены» и были им превышены.

А также, что последствия принятого им решения о согласовании не просто выходят за рамки интересов двух хозяйствующих субъектов. Они касаются каждого гражданина нашей страны, а значит затрагивают права и интересы административных истцов и могут рассматриваться в рамках КАС.

Помимо текущих двух процессов идет еще процесс по первой инстанции в Санкт-Петербургском городском суде по оспариванию ППТ – Постановления Правительства Санкт-Петербурга об утверждении проекта планировки территории, которое и стало камнем преткновения и дало зеленый свет разрушительным действиям застройщика.

Связь крупных предпринимателей, особенно таких, как застройщик территории Пулковской обсерватории и чиновников от госаппарата нашей страны, в данной ситуации свидетельствует о том, что Маркс и Энгельс действительно были правы, когда указывали, что материальные интересы идут впереди интересов общечеловеческих, включенных в список прав человека и на международном, и на внутригосударственном уровне.
Попытка защитить общемировое наследие – территорию Пулковской обсерватории – это попытка отстоять наши права (права человека и гражданина Российской Федерации) на «сохранение историко-культурной среды обитания и на сохранность объектов культурного наследия».

Элина Гарева

Запись О судебных процессах по делу о застройке территории Пулковской обсерватории впервые появилась Рабкор.ру.

“Политологов у нас много, но политическая наука не развивается”

 

 

13 июня 2017 года в Москве образовалось Московское региональное представительство Совета молодых политологов Российской ассоциации политической науки (МРП СМП РАПН). О том, что собой представляет эта организация и каково состояние российской политической науки вообще, нам рассказал руководитель МРП Совет молодых политологов РАПН Руслан Зариев.

 

– Сегодня политология становится популярной наукой. Каковы перспективы ее развития?

 

– В последнее время у меня пессимистический взгляд. С одной стороны, мы видим, что у нас достаточно много политологов, с другой стороны, никакого развития политической науки в России нет. Современных политологов можно поделить на несколько категорий: академические политологи, телевизионные политологи (которых зачастую трудно относить к политологам) и те, кто совмещает академическую политическую науку и медийную составляющую. Академические политологи довольно разрознены. Есть определенные вузы, где они работают, у них высокий процент цитирования, публикации, в российских и зарубежных журналах, но они замкнуты, к ним в сообщество очень сложно попасть. Таких групп, если говорить о Москве, можно назвать несколько, в первую очередь это ВШЭ, ИНИОН. Есть еще отдельные группы, которые сосредоточены в разных вузах, аналитических центрах, общественных организациях.

 

– Как сегодня обстоит дело в совмещении теории с практикой, много ли практикующих теоретиков?

 

– Если говорить об академических политологах, то они все-таки занимаются по большей части теорией. Если говорить о тех, кто занимается именно консалтингом, то они мало связаны с академическими структурами.  Консалтинговые политические центры на 80% заняты практикой, но ежегодно издают 1-2 книги по итогам своей работы.

У нас в России сложилась непростая ситуация: политология появилась с развалом СССР. Часть тех, кого мы называем академическими политологами, под политологией понимают все, где используются слова «политика» или «власть». На Западе политологии не существует. Есть political science, но это не одно и то же. Political science делится на четыре сектора: международные отношения, политическая теория, американская политика (но это именно в США, у нас это российская политика) и в завершение сравнительная политология. Однако как таковой единой политической науки и на Западе не существует.

 

– Что такое РАПН, в чем суть этой организации?

 

– Идея РАПН в том, чтобы создать исследовательскую, дискуссионную площадку и объединить все эти четыре сегмента. В РАПН их можно отследить по исследовательским комитетам. Второе, это объединить самых разных политологов: академических, консалтинговых, тех, кто совмещает и то, и то. Плюс ко всему, именно Российская ассоциация политической науки входит в Международную ассоциацию политической науки, и даже если гипотетически в России будет еще одно серьезное объединение политологов, то оно никогда ни при каких обстоятельствах не войдет в Международную ассоциацию, так как может быть только один представитель от государства (в России это РАПН).

Но давайте говорить честно, наука не национальна, она транснациональна, нельзя сказать, что химия – французская национальная наука или философия – греческая национальная наука. Но есть одно исключение – это политическая наука. Она очень национальна. В первую очередь political science – это американская наука, и получается, что мы ориентируемся на американскую политическую науку. Маловероятно, что другие государства смогли бы перехватить этот флаг, скорее всего он так и останется у американцев. РАПН существует для обмена идеями, которые есть в России и в Международной ассоциации, поскольку раз в три года проходит международная конференция всей этой огромной структуры.

 

– Чем занимается Совет молодых политологов?

 

– Совет молодых политологов создан не так давно, в 2015 году. МП так же участвует в Международной ассоциации политической науки, то есть общается с другими университетами, сообществами молодых политологов в разных странах. СМП РАПН нужен для объединения, общения и коммуникации. В науке вообще важен именно обмен идеями, потому что если его нет, то эти сообщества начинают консервироваться, закрываться, и там творится уже непонятно что.

 

– Каковы ближайшие цели Московского регионального представительства?

 

– Основная цель Московского регионального представительства Союза молодых политологов Российской ассоциации политической науки – это объединение студентов политологов и неполитологов, которые работают в социальных науках вообще, в некоторое сообщество, где они могли бы обмениваться идеями и работать в разных проектах. Почему это очень важно? Потому что здесь сосредоточены все основные вузы, все основные аналитические структуры. Чем все закончится, непонятно, потому что это уже третья попытка, если я не ошибаюсь. Прежние не увенчались успехом. Это связано с тем, что вузы пытаются перетянуть одеяло на себя.

 

– Какова, на ваш взгляд, роль левой мысли в политической науке, насколько актуальна марксистская парадигма?

 

– Левая мысль очень сильно повлияла на политическую науку, особенно если мы говорим про европейскую – там левые идеи достаточно сильны, хотя они, конечно, серьезно отличаются от тех идей, которые были у нас в Советском Союзе.

 

Какие книги следует в обязательном порядке прочесть политологу?

 

– Есть несколько зарубежных работ, переведенных на русский и традиционно рекомендуемых еще ничего не знающим студентам на первых курсах. Они как бы открывают мир политологии. Первая – это «Сравнительная политология», а вторая книга – это «Политология» Эндрю Хэйвуда. Есть еще несколько российских работ. Самая фундаментальная – это «Политология» Андрея Мельвиля, у нее есть еще и другое название, «Категории политической науки», там изложены основы основ, то, с чем мы реально работаем. Еще одна достаточно фундаментальная работа известного питерского политолога, профессора Европейского университета Григория Голосова «Сравнительная политология». Для общего фундамента этих четырех работ хватит,

 

Беседовал Антон Арутюнов

Фото: Вадим Лакомкин

Запись “Политологов у нас много, но политическая наука не развивается” впервые появилась Рабкор.ру.

Борис Кагарлицкий

Популярные материалы:

Лента новостей Рабкор.ру

23/11/2017 - 02:34

Еще до того, как 4 октября 1957 года Советский Союз запустил первый в мире космический спутник, военные изучали перспективы применения...

22/11/2017 - 23:54

 

Рецензия на книгу: Ильенков Э.В. «От абстрактного к конкретному. Крутой маршрут. 1950-1960» / Авт.-сост. Е. Иллеш...

22/11/2017 - 12:04

 

 

Вы, конечно, видели в новостях картинки из Зимбабве, где местные военные на днях свергали диктатора Мугабе. А...

21/11/2017 - 22:14

 

Примерно год назад канал «РабкорТВ» начал транслировать стримы из дома Бориса Кагарлицкого. В ближайшую среду 22 ноября в 19:00 мы...