Сборщик RSS-лент | Борис Кагарлицкий
27.04.2018
Добавить в избранное Лента новостей Напишите нам

Сборщик RSS-лент

Правая-левая где сторона…

 

Недавно в одной карельской группе ВКонтакте, где в основном все дискуссии ведут граждане либеральных убеждений, провели опрос на тему президентской кампании. Пока не начались привычные «накрутки», лидером в этом опросе был «красный бизнесмен» Павел Грудинин. Удивительно, но закономерно — именно бывшие сторонники «Яблока» и бывшего петрозаводского мэра Галины Ширшиной оказались в числе активных поклонников клубничного короля.

Еще более интересное явление мы наблюдаем в организации самой кампании «народного кандидата». Доверенными лицами подмосковного латифундиста в нашей республике стала бывшая депутат от «Единой России», еще несколько лет назад организовывавшая информационные войны против рескома КПРФ и местный историк, совсем недавно, на 100-летие Революции, написавший статью о нехороших большевиках, которые «всех обманули». Впрочем, и в соседней Вологде доверенным лицом Грудинина стал бывший активный единоросс.

Поэтому неудивительно, что старые члены КПРФ и просто активные сторонники партии ходят с потухшими глазами и в частных разговорах нелестно отзываются о своем кандидате.

Понять их можно. Представьте себе бойцов, долго воевавших с чужой армией и вдруг обнаруживших, что ими командуют и ведут на бой вчерашние перебежчики из этой самой вражеской армии. И во главе партийной «армии» – бывший единоросс и приватизатор Грудинин. Это ведь не только позор для КПРФ, это жирный крест на всей той работе, которую бескорыстно вели рядовые члены партии в 90-е и 2000-е годы, борясь против реставрации капитализма. Неужели все было зря? Неужели вся история с Горбачевым и предательством партийной верхушки КПСС так ничему и не научила рядовых членов партии? Грустно.

Между прочим, можно отметить еще один нюанс в политической биографии господина Грудинина. Дело в том, что он много лет был депутатом областной думы от «Единой России», а существует практика, когда значительная часть законопроектов, рассматриваемых Государственной Думой РФ, направляется в законодательные органы субъектов Российской Федерации для отзывов и одобрения. То есть единоросс Павел Грудинин на протяжении многих лет лично одобрял весь тот курс, который проводил Путин и «Единая Россия» на федеральном уровне.

Но эти факты вряд ли рассеют симпатии к нему полуоппозиционной общественности, состоящей из разочаровавшихся единороссов и умеренных либералов. Он олицетворяет для них старый идеал – того доброго, европейски просвещенного барина, который не будет пороть на конюшне, а сделает всем хорошо. Более того, информационные наезды на Грудинина тоже способствуют его популярности именно в этой среде. Для них участие в приватизации, катание на лыжах в баварских Альпах или счета на Западе кандидата в президенты – скорее плюс, чем минус.

Вот только что КПРФ будет делать с этим новым электоратом после 18 марта? Ведь если раньше критики упрекали партию Зюганова в «социал-демократизме» или «меньшевизме», то теперь, после грудининской эпопеи, даже эти определения выглядят для нее комплиментом. Ведь вправо сдвинулось не только думское руководство партии, но и ее избиратели. По большому счету та, старая КПРФ в декабре 2017 года окончательно умерла, и сейчас мы имеем дело с другим явлением.

 

Фото: tvc.ru

Запись Правая-левая где сторона… впервые появилась Рабкор.ру.

Дебаты о выборах 2018. Борис Кагарлицкий выступит в Нижнем Новгороде

10 марта в Нижнем Новгороде состоится встреча левых активистов с представителям прессы и общественности. Речь пойдет об отношении к выборам и к кандидатуре Павла Грудинина, которого выдвигает КПРФ.

Встает очевидный вопрос, могут ли левые поддерживать откровенно буржуазных кандидатов? Как относиться к возникшим у многих людей внезапным надеждам на решение всех проблем с помощью одноразового голосования? Надо ли участвовать в избирательном процессе? Надо ли идти наблюдателями? Не перегибаем ли мы палку в своих постоянных атаках на Павла Грудинина?

В пресс-конференции участвует главный редактор сайта «Рабкор» Борис Кагарлицкий. Затем планируются открытые дебаты по теме выборов, куда приглашаются не только сторонники позиции «Рабкора», но и те, кто готовы отстаивать иные мнения. Мы будем рады услышать сторонников П.Н.Грудинина и поспорить с ними.

Место проведения: Нижний Новгород, улица Максима Горького, 226, Нижегородский храЛММ (мастер-класс кафе «То самое место»).

Начало пресс-конференции в 13-00.
Начало дебатов – по окончании пресс-конференции. Окончание мероприятия – в 16-00.
По всем вопросам пишите админу нижегородской странички встречи: https://vk.com/leftantielect

Запись Дебаты о выборах 2018. Борис Кагарлицкий выступит в Нижнем Новгороде впервые появилась Рабкор.ру.

Предвыборная хроника

5 марта произошло сразу два события, запутывающие ситуацию с кампаний Павла Грудинина. Утром на страничке одного из лидеров Левого Фронта Анастасии Удальцовой появилось сообщение о её выходе из числа доверенных лиц и неучастии в дальнейшей кампании. Это сообщение было воспроизведено рядом изданий, включая «Рабкор». Однако очень скоро это сообщение было опровергнуто, но не самой Анастасией, а её мужем Сергеем Удальцовым в Твиттере: «Внимание! Очередная провокация властей. Сегодня взломали аккаунт Анастасии Удальцовой в Фейсбуке и разместили пост о том, что она снимает с себя полномочия доверенного лица Павла Грудинина. Официально сообщаю, что это не соответствует действительности». Однако сама Анастасия нигде с опровержениями не выступила, страничка её в ФБ функционирует как ни в чем ни бывало, равно как и страничка в ВК. Никаких новых публикаций от самой Анастасии с разъяснениями ситуации так и не поступило. Иными словами, остается вопрос: что происходит на самом деле.

Параллельно разворачивался аналогичный сюжет с новыми заграничными счетами самого Павла Грудинина. На сей раз источником информации стали налоговые органы Швейцарии. Кандидат вечером того же дня выступил с опровержением. Его избирательный штаб сообщения о швейцарском золоте расценил как провокацию.

Центральная избирательная комиссия отнеслась к информации о счетах так же терпимо-доброжелательно, как и к прочим нарушениям  Павла Николаевича. В самом деле, если снять с дистанции последнего кандидата, претендующего на оппозиционность, то всем станет очевидно, что выборы превращаются в фарс или в обыкновенное переназначение В.В.Путина. Таким образом власти явно стараются держать ситуацию с кампанией Грудинина под контролем, накапливая компромат, позволяющий кандидата в любой момент дисквалифицировать, но не снимая его с дистанции.

С точки зрения Бориса Кагарлицкого, публиковавшего днем ранее статью о связях КПРФ с бизнесом, проблема не в личности П.Н.Грудинина, а в системных противоречиях партии, которая, претендуя на то, чтобы выступать защитником интересов трудящихся, по сути превратилась в лоббистскую организацию крупного и среднего бизнеса. Причем с этой задачей КПРФ неплохо справляется, что и объясняет её относительную устойчивость.

Запись Предвыборная хроника впервые появилась Рабкор.ру.

На “Стрелке” ищут “стрелочника”

К рассмотрению ситуации с невыплатой зарплаты рабочим на строительстве станции метро «Стрелка» в Нижнем Новгороде подключилась Государственная инспекция труда в Нижегородской области (Роструд). Заместитель руководителя Инспекции В.И. Неклюдов принял рабочего, которому не выплатили зарплату, а также побеседовал с автором статьи о ситуации. Думаем, именно факт публикации в СМИ заставил Инспекцию обратить внимание на ситуацию, но то, как чиновники ее отработали, тоже показательно.

Ответственность за невыплату зарплаты чиновники возлагают на мастера, который принимал рабочего на работу от имени субподрядчика. На данный момент неизвестно, какие полномочия компания субподрядчика передала мастеру. Возможна, например, такая ситуация: субподрядчик заплатил мастеру аванс за выполнение работ, и договор был заключён только с мастером. Затем мастер набирает рабочих, они выполняют его задания, после чего он должен им заплатить. Обязанность по заключению договоров с рабочими лежит при этом на сторонах: мастере и рабочих, в данном случае это гражданско-правовые отношения. Если мастер этого не сделал, то получить деньги с него за выполненные работы можно лишь через суд. Роструд не может быть стороной в таком процессе, т.к. в данном случае это не трудовые правоотношения. Как было на самом деле чиновникам не известно, но описанный вариант очень выгоден и фирме-субподрядчику, и чиновникам. Фирма сваливает ответственность на «стрелочника», а чиновники сваливают с себя необходимость работать и защищать права рабочих.

Пострадавший от недобросовестного работодателя рабочий ежедневно в течение 15 дней ходил на работу, подчинялся внутреннему распорядку, поэтому его отношения с работодателем, по нашему мнению, подпадают под признаки трудовых. Но для установления этого факта также требуется обращение в суд.

Чиновник Роструда решил эту проблему просто: скачал с сайта типа «Все-иски-ру» образец иска в суд об установлении факта трудовых отношений и распечатал его рабочему, предложив самостоятельно заполнить и подать в суд по месту жительства.

Юридической поддержки в суде не предложили. В качестве знака внимания к данному случаю рабочему разрешили позвонить и спросить, если что-то с составлением иска будет непонятно.

«На сколько я понимаю, видимо, они испугались шухера, где я сказал в видео, что никаких реакций по моему заявлению не происходит (речь идет о видео https://www.youtube.com/watch?v=aN0iKtKx9hc). Первым делом чиновник мне начал вещать, что они мне все официально ответили и отправили почтой, неужели я не получал?», – говорит Василий (имя изменено).

Государство защищает предпринимателей от внеочередных проверок со стороны контролирующих органов, поэтому Инспекция не может просто так пойти и провести проверку соблюдения трудовых прав на стройке. Так нам объяснил чиновник Инспекции. Пока что, по мнению Роструда, оснований для внеочередной проверки нет. Впрочем, из бригады, которой не выплатили заработные деньги, только один человек пока что подал жалобу, остальные ждут, когда работодатель с ними расплатится, и даже на такую форму протеста как подача жалобы не решаются. Недостаток активности рабочих играет в данном случае против них самих.

Жалобу рабочего Нижегородская Инспекция перенаправила в Государственную инспекцию труда по Московской области, т.к. фирма, на которую работал рабочий, зарегистрирована в Московской области.

 

Иллюзия готовности?

Тем временем, в эфире телестанции «Сети-НН» в программе «Кстати» показали сюжет-опровержение фактам, изложенным рабочим в нашем предыдущем материале. Из сюжета «Кстати» следует, что работы ведутся без опоздания и станция метро «Стрелка» будет запущена в срок. Мы получили по этому поводу комментарий от Василия, который всего неделю назад работал на этой стройке. По его мнению, «новостийщики» показали постановочное видео.

 Мне пришлось несколько раз посмотреть эту «агитку», и я понял, что здесь не просто цирк, а цирк с конями происходит! То есть это абсолютно постановочные кадры. Вот в этом месте тоннеля просто нечего поднимать ручной талью. Это просто картинка для “лохов”!

Фото: “Кстати

По мнению рабочего, скорее всего, ручную таль принесли с платформы, где ее могли использовать для подъема конструкций люстры. Но в тоннеле она не нужна, это постановочная сцена.

Также постановочной сценой Василий считает сцену, где двое рабочих стоят рядом с третьим, который что-то долбит отбойным молотком в коридоре перед лестницей:

 И вторая постановка – вот, смотрите! Люди стоят в респираторах над рабочим, позируют. А этот чувачок какие-то движения совершает отбойным молотком. Он долбит в данном месте показушно на камеру, очевидно, что это делается только «ради картинки».

Фото: “Кстати

Комментируя репортаж, Василий попутно отметил многочисленные нарушения правил техники безопасности даже на этом «парадном» видео. В кадр попали и некоторые элементы будущей станции, которые у него вызывают сомнения в надежности

– Вот вы видите на заднем плане в момент интервью кабелёк в «гофре» – кабель системы видеонаблюдения – вот за него не заплачено! – поясняет Василий. – Работа сделана, но не заплачено! И сама «гофра» «шикарная», которая у них там везде – при протаскивании через нее кабеля там просто рвется «сталька», то есть она очень мягкая, «пластилиновая».

Фото: “Кстати

Наш собеседник указывает также на хлипкие, по его мнению, кронштейны, которые удерживают большую и малую люстры – главное украшение будущей станции. Тяжелые конструкции держатся на «палочках», которые, по мнению рабочего, могут не выдержать постоянных вибраций метрополитена.

Компьютерная графика – будущие люстры. Фото: Википедия.

– Мое мнение: если я когда-нибудь буду пользоваться этой станцией, я буду стоять на платформе между люстрами, есть там такие островки… Чтобы в случае, если она начнет падать, я остался посредине между этими штуками.

Люстры в процессе монтажа. Фото: “Кстати“.

 Подробнее с мнением рабочего можно познакомится, посмотрев видео: https://www.youtube.com/watch?v=rJ3xfNoL5HA

Хорошо, если станцию все-таки сумеют пустить в срок, но при этом нужно бы и расплатиться с рабочими, которые работали на этом строительстве, но так и не получили денег за работу.

Мы будем следить за развитием событий.

Запись На “Стрелке” ищут “стрелочника” впервые появилась Рабкор.ру.

После Грудинина: приходит время новой партии?

Двадцать пять лет бесславия приучили даже убежденных коммунистов к определенной пассивности. А зря! Сколько веревочке ни виться – конец будет. В частности, даже название известного доклада ИГСО «Павел Грудинин и кризис левого движения» наталкивает на мысль, что коль скоро любой кризис является исходным пунктом модернизации, таковая и должна стартовать.

И даже хорошо, что некоторая «грудининомания» присутствует. Пассивность Зюганова после победы Путина будет оглушительной для «фанатов», и авторитет КПРФ упадет ниже нулевой отметки. Более того, на ловца и зверь бежит! Настоящие «левые», о чем подробнее ниже, могут занять освободившееся место в связи с парламентскими выборами уже в этом году. И грех этим не воспользоваться.

***

Если – пока предположим – соединить ресурсы настоящих «левых» от ОКП-РКРП-РАБКОР-РСД и далее по списку, то получится вполне реальная сила. Официальной площадкой для выборов может стать зарегистрированный РОТ-ФРОНТ. Так что, кое-какие стартовые возможности уже наличествуют. Проблема, как всегда, в общей идеологической позиции. И не просто общей, но принципиально отличающейся в лучшую сторону от наследия зюгановцев.

Тут автор этих строк еще раз хотел бы обратить внимание на опасность пассивности. Избиратель иной раз не поддерживает антипутинскую линию потому, что банально не хочет размениваться на мелочи. Ну, допустим, та или иная оппозиционная личность вызывает уважение. Но ведь «система» пережует ее все равно, так зачем тратить нервы и усилия? Вот тут смелое, масштабное и целостное предложение становится востребованным и эффективным! Оно пробуждает массы.

Если избиратель увидит ЦЕЛОСТНЫЙ аспект дела, каким бы чрезмерно смелым он ни показался, если альтернатива предстанет перед ним как «система» против «системы» – тогда у него и будет смысл тратить нервы, усилия и время. И в этом же случае будет реальная поддержка с его стороны (тем более с русским характером, когда уж ехать, так ехать)! Порой мизерность плана войны смертельно утомляет бойцов. Конечно, возможна и другая крайность в виде прожектерства. Но надо знать точно, к какой опасности ситуация ближе. Не вызывает никакого сомнения, что нынешние избиратели, как те потенциальные бойцы, устали именно от бесконечной импотенции так называемой оппозиции. Отсюда и общественная апатия.

Следовательно, надо повернуть руль в другую сторону. Надо предложить смелый, но вполне реальный план СОВЕТСКОЙ МУНИЦИПАЛИЗАЦИИ. Никто не говорит, что эта цель будет достигнута с сегодня на завтра. Но если избиратель увидит такую перспективу, а самое гласное – конкретные действия в этом направлении, тогда он поддержит оппозицию здесь и сейчас.

Допустим, создается партийная сайт-газета-группа на муниципальном уровне (или даже один человек), выходящая, разумеется, на свои центральные органы для координации. Эта группа начинает – да-да, не удивляйтесь – бомбить коррупцию в местных закупках по методике Навального. Не только в закупках, а вообще в сфере местечкового монополизма, но с закупок начинать легче всего. Но! Минус превращается в плюс, точно так же, как социализм вырастает из государственно-монополистического капитализма (извините за масштабы сравнения). То есть взамен предлагается не нарциссизм одного персонажа, а необходимость местной Советской власти как единственного средства прекратить это безобразие.

Как известно – а многие избиратели не забыли советские порядки до сих пор – большинство советских депутатов возвращались на рабочие места после сессий и жили так же, как весь народ. И если дела шли хуже, это большинство собиралось на пленарную, а то и на быструю внеочередную сессию и махом снимало постоянное меньшинство. Такая демократия и позволяет прижать хвост монополистам и коррупционерам всяческих мастей насчет аренды, цен, бюджета, налогов, спроса, инвестиций, закупок, а также стандартов качества, и так далее, и тому подобное.

Если слух об эффективной деятельности даже одного местного Совета пойдет по губернским весям, появятся подражатели – другие сайты и Советы. И чем больше советских муниципалитетов и их представителей на региональном уровне, тем «краснее» оное законодательное собрание. С этой высоты можно нажать на хвост и федеральным монополистам, сырьевым в первую очередь. Если мировой кризис усилится с соответствующим давлением на страну, то народная поддержка обеспечена тем более. Это отнюдь не невозможно, так как кризис лишь перекладывает ружье с одного плеча на другое.

С точки зрения политической технологии, ничего невозможного тут нет. Потому что даже некоторые конкуренты – ассоциации мелких предпринимателей и тому подобное – заинтересованы в нормальных закупках и нормальной конкуренции. Что уж говорить об остальном народе, тем более о нищих рядовых бюджетниках, которые выгоду от наведения порядка увидят невооруженным глазом здесь и сейчас. Далее, партийная группа с помощью трудовых коллективов, мелких предпринимателей, бюджетников (все-таки на многое способных со своим высшим образованием), ведет дело к переизбранию профсоюзов на региональном уровне. С такими ресурсами можно уже добиваться переизбрания большинства местных депутатов и создавать местный Совет. Глаза боятся – руки делают. Тем более, нынешняя Конституция не требует разделения властей в местном самоуправлении.

Конечно, капиталистические оппоненты зададут сразу вопрос, почему рухнул Советский Союз и зачем наступать на грабли. Ответ на этот вопрос будет дан в конце статьи, когда станет ясен, так сказать, весь расклад дела.

Итак, поднимается на щит системный лозунг советской муниципализации, который резко отличается от зюгановской суеты сует. Очевидно, что сломать всепоглощающую коррупцию и фальсификацию, являющуюся альфой и омегой «Единой России», без начала в виде советского муниципального лома фактически невозможно. Только местная советская власть и соответствующая собственность встанут хоть какой-то преградой на пути бесконечных рейдерских, монопольных, а то и просто уголовных привычек «единороссов». И, что отнюдь не маловажно, отсюда пойдет и рост спроса со стороны федеральных индустриальных корпораций.

Вышеизложенная основа будет стартовой площадкой для капиталистической, но реальной индустриализации и демократизации на федеральном уровне. Сообща можно пытаться одолеть сырьевого монстра в Думе и Правительстве. Можно привлечь на свою сторону даже так называемый средний класс (или лучших его представителей, по крайней мере). Никто не говорит, что это просто. Никто не говорит, что не будет противоречий. Но принципиальный подход, несомненно, верен.

Далее. Парламентские выборы не чета президентским. Авторитет Путина с крымской историей еще имеет сдерживающий фактор, хотя и трещит по швам, а вот как «Единая Россия» без всякого авторитета будет втюхивать обнищавшему населению свою пропаганду – это большой вопрос. И беспощадная критика режима со стороны означенной левой оппозиции может быть подхвачена очень даже широко. Зерна агитации упадут на подготовленную почву.

Когда избиратель увидит эти связные и последовательные шаги, он раскрепостится в лучшем смысле слова и начнет активно поддерживать оппозицию, как уже было замечено выше. Таким образом, даже парламентская борьба может привести к неплохим результатам.

***

Ну а теперь, о «граблях». Можно не сомневаться, что буржуазные оппоненты впадут в истерику, как только услышат о Советах хоть в каком бы то ни было виде. Здесь лучшим ответом послужит отрывок из программных тезисов оргкомитета одной коммунистической партии, который, к сожалению, распался в силу тяжелых жизненных обстоятельств. Однако, идейная позиция, по мнению автора этих строк, верна до сих пор и предлагается к обсуждению в рамках возможного союза к парламентским выборам.

 

«Директора предприятий и руководители учреждений не выбирались трудовыми коллективами в прошлые советские годы, а назначались «сверху», то есть кооптировались. Но из-за явно затянувшейся кооптации страна погрузилась в пучину бюрократического централизма, что и стало питательной почвой для капитала. В этой связи некоторым коммунистам приходится напоминать азы демократического централизма снова и снова.

Во-первых – и главное – это выборность снизу доверху! Должна быть выборность руководства от Советов трудовых коллективов (фабзавкомов, СТК) до Верховного Совета страны. (Могут быть исключения в силовых структурах и тому подобное, но исключения незначительные.) Во-вторых, отчетность перед народом; в-третьих, подчинение меньшинства большинству; в-четвертых, обязательность решений вышестоящих органов для нижестоящих.  То есть уничтожение кооптации как рудимента «военного коммунизма» должно быть доведено до конца.

Должны соблюдаться принципы постоянного и все более широкого привлечения трудящихся к управлению; демократический централизм; Советы – работающие корпорации; коллегиальность; гласность; законность; пролетарский интернационализм и социалистический патриотизм. Разоблачение махинации с законом о госпредприятии от 1987 года. Это как раз тот случай, когда советскую демократию исказили до неузнаваемости, а затем объявили виновницей всех бед.

Дело в том, что по этому закону выбирался не только СТК, но и директор с еще большими полномочиями; к тому же, его кандидатура утверждалась «сверху». Это являлось полным искажением принципов советского строительства, потому что, наоборот, именно Совет трудового коллектива должен формировать заводскую администрацию, точно так же как Верховный Совет формирует Советское Правительство. Принципы народовластия должны быть едины от верховного органа страны до предприятия и учреждения. И если трудовые коллективы получают право переизбрать СТК, то мотивируемые таким образом члены последнего вынуждены быстро организовать переизбрание плохо работающих директоров и плохо работающих депутатов.

Немалые финансово-технические мощности предприятий могут быть брошены на процессы отзыва, которые тем более облегчены из-за императивного мандата – и это дает решающее оружие в борьбе с коррупционными и националистическими деформациями по всей стране. Федеральный центр не сможет, к примеру, иметь «любимчиков» в виде каких-либо предприятий, ведомств и территорий и накачивать их ресурсами без ощутимой отдачи, так как другие трудовые коллективы и отражающие их интересы Советы разгонят такой центр по методу выше».

Получив отпор в этом вопросе, ретрограды заходят с другого боку и пытаются выдать советскую демократию за анархо-синдикализм. Но советское представительство на уровне трудовых коллективов не уничтожает централизм, а усиливает его! Приведем отрывок из «Советского строительства» для наглядной иллюстрации:

«.. К числу г а р а н т и й, обеспечивающих роль сессий как главной организационно-правовой формы деятельности Советов, относятся: а) регулярность сессий; б) презумпция компетентности Совета во всех вопросах, отнесенных законодательством к соответствующему уровню системы управления; в) закрепление исключительных полномочий Совета; г) фактическое рассмотрение Советами наиболее значительных актуальных вопросов экономического и социального развития на своей территории; д) активность депутатов на сессиях, учет в работе сессий и принимаемых решениях наказов избирателей, общественного мнения и предложений граждан…»

Мало того, что высший орган имеет постоянные исключительные полномочия, то есть полномочия, которые трудовому коллективу неподсудны – он вдобавок имеет презумпцию компетенции и в тех вопросах, которые подсудны. Если трудовой коллектив работает правильно, высший орган не вмешивается и тем самым экономит время для решения других задач. Но если трудовой коллектив примет неверное решение, вышестоящий орган на основании пункта (б) имеет полное право решать по-своему. Это – не анархо-синдикализм. Чтобы действительно реализовать пункты (г) и (д), нужна четкая зависимость «центра» от народа посредством советского представительства вплоть до уровня трудового коллектива.

Таким образом, предлагается не буквальное повторение советского опыта, а его модернизация. В этом коренное отличие от зюгановской импотенции.

Если такой подход приемлем для ОКП-РКРП-РАБКОР-РСД-РОТ-ФРОНТ сотоварищи, то можно начинать обсуждение и для создания настоящей компартии, и для парламентской кампании на базе лозунга советской муниципализации уже сейчас. Если нет – нужно искать другие пути. Но что бесспорно – под лежачий камень вода не течет. Потребность в компартии национального уровня с ближайшим крахом зюгановщины будет заявлять о себе все громче.

 

Запись После Грудинина: приходит время новой партии? впервые появилась Рабкор.ру.

Седьмое небо Норберга

В 2007 году, в канун одного из самых разрушительных мировых кризисов последнего времени, Институт Катона издает книгу шведского экономиста Юхана Норберга «В защиту глобального капитализма». Может показаться, что основной целью данного произведения является оправдание мирового капитализма, судя по названию. Но целью книги автор видит скорее разоблачение антиглобализма (одну из глав он так и называет «Неравный доступ… к капитализму!»). Несмотря на то, что события, произошедшие спустя год после выхода книги, могли бы показать, насколько стоило «защищать» глобальный капитализм, все же считаю необходимым обратить на этот труд внимание.

В силу того, что работа Ю. Норберга представляет собой большое произведение, требующее анализа со стороны представителей многих отраслей знания от экспертов-экономистов до культурологов (в книге затрагивается вопрос размывания культур в глобализирующемся обществе), я хочу здесь остановиться лишь на некоторых аспектах, на которые читателю этой книги стоит обратить внимание, чтобы, по крайней мере, сделать вывод о том, насколько стоит доверять выводам автора.

Помимо легко читаемого текста и, безусловно, большого литературного таланта автора, эта книга также может привлечь читателя обилием статистической информации и примерами работы конкретных фирм, которые свидетельствуют о том, насколько стало лучше жить не только в развитых странах, но и в странах периферии за все то время, пока существует глобальный капитализм, на чем автор особо останавливается. Конечно, можно сказать, что экономист занимается спекуляцией, когда ставит в заслугу капитализму снижение количества бедных за последние полтора века, как будто welfare state здесь не при чем. Однако, гораздо интереснее взглянуть на то, каким образом автор обращается с цифрами в конкретных примерах и на то, что он упускает.

Автор с помощью примеров работы транснациональных корпораций пытается показать цивилизаторскую миссию глобального капитализма. В частности, он обращается к работе компании Nike в Юго-восточной Азии. Ссылаясь на опыт Линды Лим из Мичиганского университета, Норберг пишет: «Во Вьетнаме, где минимальная зарплата составляет 134 доллара в год, рабочие Nike получают 670 долларов. В Индонезии, где минимальная зарплата равняется 241 доллару, подрядчики Nike платят своему персоналу 720 долларов. Считаю необходимым напомнить, что эти условия следует сравнивать не с ситуацией в богатых странах, а с реальным положением дел в третьем мире»[1].

Действительно, вряд ли можно отрицать то, что необходимо делать ссылку на уровень жизни в указанных странах. Однако, на мой взгляд, сравнивать выплачиваемые зарплаты с минимальным заработком не вполне уместно. Во-первых, неясно, идет ли речь об официальном минимальном размере оплаты труда, или также учитываются зарплаты теневого сектора. Во-вторых, если речь идет об официально установленном размере, то, например, в государстве, о котором, видимо, грезит Норберг и другие либертарные мыслители, этот минимальный размер был бы равен нулю. В таком случае любая зарплата казалась бы целым состоянием.

Я не исключаю, что работники предприятия Nike в сравнении с другими индонезийцами и вьетнамцами находятся в привилегированном положении. Однако, чтобы оценить то, насколько зарплата работников соответствует нашему, шведскому или американскому представлению о «нормальной» зарплате, нужно обратить внимание на паритет покупательной способности (ППС), то есть на то, может ли себе позволить купить индонезиец примерно тот же набор продуктов, что и среднестатистический швед.

Одним из самых наглядных индексов такого типа является Индекс Биг-Мака, издаваемый на страницах журнала The Economist раз в полгода. Индекс показывает сколько стоит бутерброд сети ресторанов McDonalds в разных странах мира. По этому показателю можно судить не только о том, может ли себе позволить житель страны конкретно этот бутерброд, но и какие продукты он еще может приобрести.

К сожалению, данные по Вьетнаму на 2007 год, когда издавалась книга, еще не велись, поэтому будем судить лишь по Индонезии.  В июне 2007 года бутерброд стоил 1,76 долларов (примерно 46 рублей по курсу июня 2007 года). В это же время в России он стоил 2,03 доллара (52 рубля), а в США  – 3,41 доллар (88 рублей). Индонезиец в указанной компании получает 720 долларов в год, то есть 60 долларов в месяц. Получается, он имел бы такую же возможность купить бутерброд в ресторане быстрого питания, как россиянин с зарплатой в 1660 рублей в месяц по курсу 2007 года или 3944 рубля по сегодняшним меркам. Вряд ли у индонезийца есть возможность питаться в ресторанах быстрого питания, и ясно, что предъявленный мною способ оценки справедливости зарплат жителей Индонезии не лишен недостатков, и что Индекс Биг-Мака придуман скорее для журналистов, а не экономистов. Но Норберг не считает необходимым сделать ничего похожего.

Это, кстати, выглядит еще пикантнее, если обратить внимание на информацию СМИ о массовых невыплатах зарплат индонезийцам компанией Nike за сверхурочную работу, что, по свидетельствам некоторых рабочих, происходило в течение 18 лет[2]. В этот раз, видимо, к удивлению Норберга, не капитализм требует у владельцев компании зарплату, а профсоюз (по мнению Ю. Норберга, общее повышение благосостояния на планете – безусловная заслуга капитализма).

Конечно, СМИ могут преувеличивать размеры бедствия ради привлечения внимания публики к своим изданиям. Но во многом тем же самым занимается Ю. Норберг, который обвиняет систему социального обеспечения за неэффективность на основании слов «одного бедного индонезийца», который «отозвался о политике соцобеспечения в своей стране следующим образом: “До меня доходили слухи, что беднякам оказывают помощь, но куда эта помощь девается, никто не знает”»[3].

Судя по тому, что Норберг не ссылается на источник, который интервьюировал «бедного индонезийца», вероятно, автор самостоятельно опрашивал жителей страны. В таком случае можно лишь представить, как ему трудно пришлось, ведь, по его собственному заверению в Индонезии «количество людей, живущих в крайней нищете, уменьшилось с 58 до 15% населения»[4], хотя источники свидетельствуют о том, что такой уровень был достигнут лишь спустя 3-4 года после издания книги[5]. Ну и конечно, вы вряд ли встретите рядом с такими утверждениями не только причины снижения уровня бедности, описание сопровождающих его флуктуаций, но и даже периода, за который производился замер.

Думаю, внимательный читатель, следующий картезианским принципам, найдет еще больше различных неточностей и спекуляций. Особенно заметно стремление автора вручить лавры капитализму за то, с чем он связан достаточно опосредованно, как например, демократия: «Возросшая скорость распространения информации и идей в мировом масштабе в сочетании с повышением уровня образования и материального благосостояния побуждает людей все активнее бороться за свои политические права»[6]. Норберг строит свою аргументацию на логическом построении: если тоталитаризм не предполагает рынок, то демократия открывает ему все двери. Контрпримерами тому могут являться Чили времен Пиночета и современный Сингапур, где рынок максимально свободен, но нет демократии, а также Швеция и Франция, где процветает этатизм и в не меньшей степени демократия в либеральном понимании.

Особенно удивительна мысль автора о том, что именно капитализм способствует улучшению экологической обстановки в регионах: «В Индонезии лишь 30% местных фирм соблюдают действующие в стране экологические нормативы, а для транснациональных корпораций этот показатель возрастает до 80%. По собственной инициативе 10% иностранных корпораций установили более высокие экологические стандарты, чем предусмотрено индонезийским законодательством»[7]. Мне кажется, что автор в некоторой степени сам себе противоречит в этом абзаце. Ведь мелкие индонезийские фирмы являются такой же частью капиталистической системы, как и ТНК. Причем, в отличие от ТНК, эти фирмы, по заверениям автора, еще меньше обременены гнетом государства, поскольку они могут себе позволить не выполнять принятые государством нормативы. То есть гораздо более свободный рынок как раз-таки и не пользуется экологическими стандартами, в то время как ТНК, зарегистрированные в странах с зеленым лобби, скорее всего, будут их выполнять (хотя отчеты о корпоративной социальной ответственности никаких гарантий не дают).

Как можно заметить, данная книга была рассчитана на читателей, которые так или иначе уже ангажированы разделяемыми автором воззрениями. Тем не менее, советую тем, кто не разделяет эти воззрения, также знакомиться с подобной литературой. Знакомство с представлениями людей иных политических ориентаций позволяет не только знать наперед аргументацию оппонента и тренировать дискуссионные навыки, но открывать новые горизонты критики, на основании которой можно и необходимо развивать  научное знание об обществе, политике и экономике.

 

 

 

 

[1] Норберг Ю. В защиту глобального капитализма / Пер. с англ. М.: Новое издательство, 2007. — С. 194-195.

[2]http://www.bbc.com/russian/international/2012/01/120112_nike_indonesia_payment

[3] Норберг Ю. В защиту глобального капитализма / Пер. с англ. М.: Новое издательство, 2007. — С. 84.

[4] Там же. — С. 86.

[5] https://knoema.ru/atlas/Индонезия/Уровень-бедности

[6] Норберг Ю. В защиту глобального капитализма / Пер. с англ. М.: Новое издательство, 2007. — С. 34.

[7] Норберг Ю. В защиту глобального капитализма / Пер. с англ. М.: Новое издательство, 2007. — С. 203.

Запись Седьмое небо Норберга впервые появилась Рабкор.ру.

Анастасия Удальцова выходит из списка доверенных лиц Грудинина

Утром 5 марта в Фейсбуке на страничке Анастасии Удальцовой появилось сообщение: «По личным причинам, объяснять которые не имею желания, снимаю с себя полномочия доверенного лица кандидата в президенты Павла Грудинина. Прошу журналистов не беспокоить звонками и сообщениями — комментировать свое решение не намерена. Благодарю за оказанное доверие, но не могу и не хочу более участвовать в предвыборной президентской кампании, ввиду того, что мне в принципе не нравится то, что на ней происходит».

Анастасия является не только женой лидера Левого Фронта Сергея Удальцова, но одним из ключевых активистов организации, человеком на котором многое держится. Она достаточно давно в движении и ясно, что поступок её был не результатом эмоционального всплеска, а продуманным и выстраданным решением.

События пришедших дней подтверждают правильность позиции «Рабкора», доказывающего бесперспективность и опасность сотрудничества левых с Павлом Грудининым и его командой. Мы уж писали о растущих трениях между ЛФ и КПРФ внутри избирательной кампании Грудинина. Несовместимость этих сил сегодня проявляется уже не только на идеологическом, но и на бытовом политическом уровне.

Коллектив «Рабкора» выражает поддержку непростого политического выбора, который сделала Анастасия.

Запись Анастасия Удальцова выходит из списка доверенных лиц Грудинина впервые появилась Рабкор.ру.

Пенсионная реформа приведет к росту безработицы

При увеличении пенсионного возраста, за которое так ратует Минфин, обязательно придется повышать пособия по безработице (источник – «Мир новостей»).

Как известно, главное финансовое ведомство настаивает на постепенном увеличении пенсионного возраста до 63 лет для мужчин и для женщин. Судя по длительности обсуждения этой темы такой переход лишь вопрос времени. Однако сэкономить пенсионный бюджет все равно не получится. И вот почему.

Да, хвост из этой финансовой трясины мы на какое-то время вытянем – ведь пенсионеров в стране станет меньше, деньги бюджета и ПФР будут сэкономлены. Но… После очередной пенсионной реформы в России резко подскочит количество безработных! И тогда увязнет голова – придется выплачивать пособия по безработице огромному количеству россиян, которые на пенсию еще не вышли, а работу уже потеряли и найти не могут.

– Для тех, кто изучает рынок труда, давно не секрет, что после 45 лет в России найти работу крайне затруднительно, – говорит аналитик рекрутингового агентства Сергей Посадский. – Что уж рассуждать о той категории работников, кто пробует устроиться после 55. Как показывает наш опыт, по большинству объявлений тогда вообще лучше не обращаться. И если людей станут держать без пенсии, зарплаты и при нищенском пособии по безработице (4-5 тыс. руб. в лучшем случае) до 63 лет, то чего мы добьемся? Либо резкого увеличения армии бомжей, либо социального взрыва – вот и все!

Дело в том, что у нас в стране отсутствует велфер в западном понимании. То есть людям не выплачивают из бюджета такое пособие, что на него можно реально жить, хотя и без излишеств. То, что мы гордо называем нынче пособием по безработице, – это просто голодная смерть.

Для тех, кто в возрасте 50-63 лет не сможет удержаться на работе или найти новую, властям придется пересматривать всю сетку пособий по безработице. И оно не должно быть ниже прожиточного минимума, то есть суммы в 10-12 тыс. руб. с 1 мая 2018 года. По сути, средней пенсии. Так зачем же огород городить?

Запись Пенсионная реформа приведет к росту безработицы впервые появилась Рабкор.ру.

В Госдуме выступили за возвращение медработников в школы

Изменения законодательства, закрепляющие понятие “школьной медицины” и предусматривающие, в частности, возвращение в школы медработников, готовят в Госдуме, сообщил Интерфаксу председатель думского комитета по охране здоровья Дмитрий Морозов.

“Мы сейчас стали инициаторами изменений так называемой школьной медицины. Я вношу 20 числа (марта – Интерфакс) уже в экспертный совет эти изменения”, – сказал Морозов журналистам в субботу в ходе рабочей поездки в Удмуртию на республиканский форум депутатов – членов фракций “Единая Россия”.

Он уточнил, что речь идет о четырех изменениях законодательства.

“(Изменения) касаются и возможности педагогов оказывать первую помощь (…), и ответственности родителей за предоставление информации о здоровье школьников, если он требует особых условий обучения, занятий физкультурой и спортом”, – отметил он.

“Так или иначе, в образовательные учреждения, школьные и дошкольные, должен быть возвращен медицинский работник. Это не всегда врач, врач должен быть координатором”, – добавил Морозов.

Запись В Госдуме выступили за возвращение медработников в школы впервые появилась Рабкор.ру.

Грудинин не пришел на митинг в Иркутске

Как и предсказывал «Рабкор», 3 марта кандидат от КПРФ Павел Грудинин, находившийся в Иркутске, не пришел на митинг своих сторонников, организованный Левым Фронтом под лозунгом «За честные выборы». Показательно, что ранее митинг поддержали лидеры ЛФ Сергей Удальцов и Максим Шевченко, но это не изменило решения кандидата. Причин тому может быть две. С одной стороны, в то время, как ЛФ всячески стремится показать свою близость к кандидату, сам Павел Грудинин, напротив, старается дистанцироваться от них (характерным примером было исключение Удальцова из списка доверенных лиц). С другой стороны, лозунги митингующих могли по показаться Грудинину и его коллегам по КПРФ слишком радикальными.

На митинге почти не было членов КПРФ, зато среди ораторов были откровенный белогвардеец и московский представитель НПСР. Числ участников было около 200 человек, хотя ожидалось более семисот. Такое положение дел вызвано отнюдь не отсутствием у Грудинина сторонников — они были на других встречах, но явным нежеланием кандидата и его команды поддерживать более радикальные инициативы в своем лагере. Организаторы иркутской акции выдвинули лозунги: «Стоп подвозу, запугиванию, «левым» бюллетеням, обману!», «Честным выборам – да! Обману и фальсификации – нет!», «При едросовском ЦИКЕ обманы на пике!», «За фальсификацию на выборах – в тюрьму!», «Выбор есть, а веры избирательным комиссиям нет!». В свою очередь кандидат на встречах с иркутянами и жителями Ангарска всячески призывал к умеренности.

Народу на встречу в Иркутске пришло много, мест в зале не хватило. Были проблемы со входом по пригласительным (говорят, по требованию театра). По словам организаторов, на встречу прибыли делегации из Бурятии и Забайкальского края. Выступал кандидат в стандартном своем ключе. Дважды призвал не выходить на улицы, а просто придти проголосовать 18 марта. И тогда он обязательно победит.

Поездка Грудинина в Челябинск отменена.

В целом происходящее подтверждает прогноз «Рабкора» о частичном свертывании избирательной кампании КПРФ и о подготовке к капитуляции 18 марта, когда радикальные элементы, настроенные на борьбу против выборов, отсекаются от процесса и маргинализируются.

Запись Грудинин не пришел на митинг в Иркутске впервые появилась Рабкор.ру.

Круглый стол “Выборы 2018 года, кампания Грудинина и кризис левого движения в России”

14 февраля 2018 Институт глобализации и социальных движений (ИГСО) вместе с проектом «ПроДиалог» провели в Петербурге круглый стол “Выборы 2018 года, кампания Грудинина и кризис левого движения в России”. На него были приглашены как сторонники, так и противники кандидата от КПРФ. Эта дискуссия вызвала неожиданно большой резонанс не только в городе на Неве, но и по всей стране. Было множество публикаций, как правило, со ссылками на видео. При этом разные издания, в зависимости от политической ориентации, акцентировали разные точки зрения. Вполне понятно, что возникает необходимость восстановить полную и объективную картину, тем более, что не у всех есть время отсматривать видео. Поэтому мы публикуем расшифровку круглого стола.

Сергей Ребров: Уважаемые товарищи! Всем добрый вечер. Всем большое спасибо что пришли. Тут даже больше участников, чем планировалось, но это хорошо. Сегодня мы с вами поговорим на очень важную тему и, собственно говоря, все вы знаете тему нашего круглого стола – это выборы 2018 года, избирательная компания Грудинина и кризис левого движения в России. Естественно, не стоит говорить об актуальности этой темы, грядут президентские выборы. Но, по большей части, существенный интерес и у власти, и у профессиональных исследователей вызывает именно фигура Павла Николаевича Грудинина как кандидата от КПРФ. Это особенно интересно, учитывая многолетнее выдвижение Геннадия Андреевича Зюганова на эту позицию. О фигуре Грудинина нельзя не сказать, что его выдвижение, по сути, привело в ступор не только определенных людей из КПРФ, но также и представителей многих левых организаций. Собственно, мы собираемся все это обсудить, естественно, с разных точек зрения. Сразу хотел бы уточнить, что у нас здесь будут звучать, возможно, противоположные высказывания, и нам бы очень хотелось, чтоб хотя бы до драки не доходило. Все мы цивилизованные люди, любим спорить, дискутировать, отстаивать свою точку зрения, но главное – то, что мы делаем это, что называется, спокойно, миролюбиво и аргументировано. Сейчас, перед тем как начать, я хотел бы предоставить слово одному из организаторов нашего круглого стола, известному российскому политологу и историку, кандидату политических наук, директору Института глобализации и социальных движений (ИГСО) Борису Юльевичу Кагарлицкому. Борис Юльевич, пожалуйста, вам слово.

Борис Кагарлицкий: Большое спасибо! Во-первых, еще раз большое спасибо всем нашим товарищам из Ленинграда, он же Петербург, где мы можем сейчас провести этот круглый стол. Это очень важно, потому что действительно необходимо поговорить откровенно, честно и подробно, и действительно точки зрения не совпадают, более того, они свидетельствуют о наличии очень серьезного переживания, на мой взгляд, это серьезное переживание принципиально, и переживание, которое будет иметь далеко идущие последствия для левых в России и, может быть, для российской политики вообще. Хотя я думаю, что эти последствия в полной мере будут осознанны только после выборов, после того, как, что называется, в марте осядет пыль после всех этих предвыборных баталий. Исходной точкой для дискуссии, по крайней мере, по отношению к нашему институту было следующее. После того, как съезд КПРФ выдвинул Павла Николаевича Грудинина на пост президента, наш институт сделал доклад, посвященный именно этому выдвижению и расколу среди левых, который наметился после того, как это решение было принято. И, естественно, сразу же возникла серьезная проблема, она состоит в том, что невозможно критиковать действующего кандидата в президенты, не занимая в той или иной мере политической позиции. Поэтому вполне понятно, что как бы мы не заявляли о том, что наша позиция является именно аналитической, именно исследовательской, именно политологической, все равно она имеет политическое содержание – это политическая позиция, и мы этого не скрываем. Я хочу просто сказать это сразу же, чтобы не было никакой двусмысленности. И мы вовсе не пытаемся прятаться за абстрактную политологию, у нас есть взгляды, которые мы отстаиваем, но мы их отстаиваем все-таки, как мне кажется, не исходя из абстрактных политологических моментов, а исходя из определенного политического анализа. И вот если мы посмотрим на то, что произошло после выдвижения Павла Грудинина со стороны КПРФ, то первая реакция большей части левых, кроме только Левого фронта состояла в том, что «как же так, предприниматель, капиталист не может и не должен быть кандидатом от левых сил, кандидатом от коммунистической партии». При этом подобная позиция была скорее продекларирована, чем обоснована. Хочу сказать, что на мой взгляд, эта позиция абсолютно правильная и абсолютно фундаментальная. Но беда в том, что многие товарищи, которые ее отстаивали, скорее ее произносили, чем обосновали. Потому что тут же дело не в том, какое происхождение у человека. Нам тоже сказали «а как же, вот был Энгельс», «как же, был Николай Шмидт», были еще другие люди, которые были тоже все-таки из буржуазии и тем не менее стояли на позициях пролетариата. Но беда в другом. Вопрос же не в том, может ли какой-то конкретный представитель буржуазии вдруг прозреть и высказаться за социализм. Он имеет на это полное право, как и любой другой человек, это вполне случается. Проблема в том, может ли это стать основой институциональной, серьезной политики? Можем ли мы строить левую политическую кампанию вокруг предпринимателя, собственника, который буквально вдруг из представителя правящего класса и правящего режима переквалифицировался в оппозиционера и оппонента действующей власти. Не менее важно и другое. Мы прекрасно понимаем, что такое бизнес в России, мы прекрасно понимаем, что это не абстрактная категория, это категория политической зависимости. Человек, который обладает в России бизнесом, очень легко может его потерять при определенных обстоятельствах. И если он идет на выдвижение, то он должен либо действовать очень радикально, будучи готовым потерять все, и в первую очередь, будучи готовым отказаться от своего бизнеса. Или это все-таки потенциально договорный матч. Он может быть даже очень интересным, зрелищным, ярким, но это договорный матч. И, кстати говоря, одно не исключает другое. Договор может составляться, не соблюдаться, нарушаться, кто-то кого-то может обмануть, но тем не менее это все равно не та политическая платформа, на которой нужно строить серьезную стратегию. Потому что мы сталкиваемся с еще одной проблемой, постоянно существующей у нас в России, а вообще … Политика ли это? Идет ли разговор о серьезной политической борьбе за власть или речь идет о некотором представлении, о некоторых бюрократических или конъектурных раскладах, которые не имеют сами по себе никакой политической перспективы. Что будет с этим кандидатом, с этим движением, с этими партиями после 19 марта 2018 года? 18 числа мы подсчитаем результаты, нам сообщат, какие результаты ЦИК объявит. Ну и что будет 19 марта? Господин Грудинин уже заявил совершенно определенно – если его не изберут президентом, то он вернется в свой совхоз. Заметим, что это на самом деле, как известно, совхоз имени Ленина. Но дело-то не в этом. Дело в том, что в данном случае речь не идет о том, что человек собирается продолжать строить движение, продолжать вести борьбу, продолжать борьбу именно за власть. Правда, сделана уже новая оговорка, буквально сегодня нам сообщили, что Грудинин сказал, что «если после выборов мне предложат стать премьер-министром, то я соглашусь». Это в общем-то довольно странно для принципиального борца с режимом. Но дело даже не в этом. А что значит «мне предложат»? Ну никто конечно ничего не предложит. Мы прекрасно знаем, что все уже расписано – кто будет премьер-министром, как будет работать правительство. Все расписано, по крайней мере, до 2019 года. И в том-то и дело, что все разговоры о том, что мы возьмем, опустим в урну бюллетень, и власть сама собой сменится – они, как говорится, в пользу бедных, на мой взгляд. Это выглядит абсолютно неубедительно. Гораздо серьезнее думать о том, что будет после выборов, и кандидатура того или иного политика, и его кампания имеют значение в первую очередь именно скорее из-за того, что будет потом. А вот с этой точки зрения, картина как раз получается не очень интересная и не очень радостная. Потому что на данный момент мы имеем именно раскол левого движения, а не объединение. Причем, когда нам говорят о широкой коалиции, то сразу вспоминается… коалиция, кого эта коалиция. Господин Грудинин сам сказал, что он собирается «соединять коммунистов с монархистами». В данном случае я цитирую. Это не приписанные ему слова, это им самим сказанные слова. Ну, дело даже не в том, что он собирается объединять коммунистов с монархистами, объединять можно кого угодно и с кем угодно. Но вопрос в том, во-первых, как долго все это продлится и насколько для левого движения будет прибыльно, что называется, выгодно и полезно, объединяться с монархистами. Это нас укрепит или ослабит? Консолидирует или развалит еще больше? Ну, мне кажется, вопрос более или менее понятен. На данный момент мы имеем по официальной социологии порядка 7% поддержки Грудинина. Это явно ниже того уровня, на котором находилась КПРФ. Можно сказать, что официальная социология не совсем адекватна, не совсем честна к нашему кандидату. Есть целый ряд альтернативных замеров. Вообще-то говоря, разброс в целом совершенно фантастический. Т.е. просто, вот, дистанции невероятные. Это вообще-то говоря плохо о нашей социологии. Тем не менее, те замеры, которые мне приходилось видеть и которые вызывают уважение, доверие – они показывают картину немножко лучше, т.е. не 7%, они показывают больше 7%. Но, тем не менее, это очень далеко даже от того уровня, на котором КПРФ находилась либо в 11 году, либо в 12 году. Т.е. в самых лучших случаях, если брать замеры, ну скажем так, более-менее вызывающие доверие, это получается 8-9%. И кроме того, видно, что резкий рост узнаваемости кандидата не привел к тому, что этот кандидат параллельно, в тех же пропорциях увеличил популярность. О чем это говорит? Это говорит о том, что кандидат пока не вызывает доверия у избирателей и не вызывает у избирателей энтузиазма. Он вызывает энтузиазм у определенной категории сторонников и естественно, тут такая же проблема с его сторонниками. Потому что, если посмотреть на наиболее активных сторонников Грудинина и, наоборот, на его активных

противников, то обнаруживаются крайне неожиданные вещи. Значительная часть традиционного левого электората как раз относится к категории его противников. Т.е. по мере того, как разворачивается кампания Грудинина, эта кампания все больше отторгает не просто часть левого электората, а что называется часть ядра левого электората. И раскалывает именно это ядро. Иными словами, она нарушает основную структуру левого электората и в значительной мере движения тоже. С другой стороны, приходят новые люди, значительная часть которых – это как раз те, кого мы определили как разочаровавшихся сторонников действующей власти. В принципе, в этом нет ничего страшного, но беда в том, что такая замена для консолидации движения является неэффективной, потому что, в принципе, когда вы расширяете свою базу, это хорошо. Но расширять базу нужно, одновременно сохраняя ядро. Если ядро разрушается, то приход других людей не укрепляет, не расширяет вашу площадку, а наоборот ее ослабляет. Ну и, наконец, последнее, какой тип кампании нам нужен, в том числе для того чтобы в случае какого-либо успеха, защищать результат выборов? Такая возможность существует, такая проблема существует. Мы прекрасно понимаем, где мы живем и почему. И какой тип кампании нужен для того, чтобы двигаться вперед, для того, чтобы наращивать число сторонников, наращивать интерес к своим идеям, наращивать политическую перспективу. Для этого нужна кампания очень радикальная, но главное, мобилизационная, кампания, которая одновременно при этом очень конкретна. И вот здесь последний момент, на который я хочу обратить внимание. Если взять программу «20 шагов», которая, кстати, в основе своей, просто программа КПРФ, принятая на Орловском форуме, насколько я помню, то программа, в принципе, достаточно радикальная, я бы даже сказал, очень радикальная. Беда в том, что политика – это не том, чтобы произносить абстрактную радикальную программу, а о том, чтобы нарисовать шаги, связывающие сегодняшний день с завтрашним днем. Один из парадоксов «20 шагов» Грудинина состоит в том, что никаких шагов как раз там не намечено. Т.е. там нарисована некая красивая перспектива, какого-то хорошего общества, с которой, наверное, значительная часть из нас здесь согласится. Т.е. не совсем, но со многим. Однако шаги-то, как раз, это шаги по какому-то пути из точки А в точку Б. И вот движение это не обозначено. И это наводит на очень грустную мысль о том, что те, кто писали эту программу, в принципе, ее писали не для того, чтобы ее реализовать. Они ее сделали как некую дальнюю перспективу. Но конкретная политическая программа – это программа того, что кандидат должен сделать в течении своих шести лет у власти, чтобы приблизиться к этому идеалу. На мой взгляд, такой программы нет. Нет ключевых идей, вокруг которых можно объединиться и за которые можно бороться. И потому такая программа в конечном счете, является не мобилизующей, а демобилизующей. Т.е. ее писали люди, которые не собираются ее реализовывать. Поэтому, на мой взгляд, на сегодняшний день мы имеем сильнейший кризис левого движения. И последнее, что я хочу сегодня сказать, что как ни странно, при всем том, раскол имеет и положительные стороны, потому что, как говорил Владимир Ильич «перед тем, как объединяться, нам нужно размежеваться», на счет того, чтоб размежеваться все в полном порядке. И мы прекрасно видим сейчас, что на данный момент Грудинин объединил очень большую часть левых, но объединил не за себя, а против себя. Это, как ни странно, позитивный побочный эффект, который достигнут не благодаря, а вопреки. Спасибо.

Сергей Ребров: Спасибо, Борис Юльевич. Следующим приглашается Козлов Евгений Александрович, координатор Левого фронта по Санкт-Петербургу и активист социальных движений нашего города со стажем.

Евгений Козлов: Я сразу скажу, что выступаю оппонентом Бориса Юльевича, и это понятно. Это связано не с моей принадлежностью к Левому фронту, не с формальными моментами, а с личной позицией. Продуманной, на мой взгляд, прочувствованной. Борис просил обоснование, и я попробую, в пределах нашего 10-минутного регламента, это обоснование представить. Начну все-таки с того, чем закончил Борис Юльевич, и в обратной последовательности в формате контр-тезисов. Если сказано, что выдвижение Грудинина привело к расколу Левого движения, так очень простой возникает вопрос: давайте объединимся и раскол исчезнет. И все будем работать на этих выборах, и самое главное, после них. С этим я согласен. Если говорится о том, что эта фигура, якобы неизвестно откуда появилась – я могу сказать, что да, как политик он достаточно неопытен, это чувствуется, и ориентироваться на отдельные его реплики и высказывания, наверное, неправильно. И на этом строить свою позицию. Но все-таки он несколько лет участвовал на Московских Экономических форумах и на других дискуссионных площадках, и мы там наблюдали Павла Грудинина как одного из достаточно активных оппозиционеров нынешнего либерального курса в правительстве. И самое главное, что я бы хотел, может быть, даже оставить на обсуждение нашего круглого стола, критерии нашей оценки, из чего мы должны исходить: из фигуры Грудинина, из наших чувств, которые эта фигура вызывает, из ситуации всем давно известной и печальной в левом движении, когда все друг друга готовы, извините, съесть, так сказать, ради тактических и, иногда, стратегических задач. Мне кажется, что если мы присутствуем на круглом столе, где доклад и вводное слово сказал… ну, я побоюсь сейчас этого слова, выдающийся, известный марксист в России, автор многих исследований, наверное, хотелось бы, чтоб состоялся массовый марксистский социально-политический анализ ситуации в России, места этой президентской кампании, ее возможностей в рамках этого анализа. И в тех документах, с которыми я ознакомился, и в сегодняшнем выступлении, я не увидел этого анализа. Хотя, я вспоминаю, что движение Альтернативы проводили круглый стол на тему «Возможна ли буржуазно-демократическая революция в России?» … а нет, университет молодежно-социальный проводил такую дискуссию. И Борис Юльевич, по-моему, там соглашался, что «да, мы на пороге не социалистической революции, мы на пороге все-таки буржуазных преобразований», и всем понятен расклад классовых сил в этой ситуации. И всем понятно, что на штурм крепости капитализма под лозунгами диктатуры пролетариата левые активисты, в силу своей маломощности, не способны, и широкие массы их не поддержат. И нужно исходить из реального положения дел, но не для того, чтобы прикрыться своей якобы марксисткой позицией и отстраниться от этих печальных обстоятельств и писать дальше книги, всех критиковать, всех поучать, и в результате сохранить личную марксистскую оппозицию, а что вокруг происходит – как было все печально, так и остается. Я противник такого подхода именно потому, что скорее практик, как меня Сергей представлял, чем теоретик. Так вот, я предлагаю товарищам участникам посмотреть на сайте Левого фронта постановление VI съезда, где есть попытка, может быть не безупречная, социально-массового анализа ситуации в стране. Потому что именно на этом анализе построена была – я не беру в расчет всякие инсинуации на счет того, что Удальцов получил там от Грудинина, получил от администрации Кремля какие-то коврижки, яблочки, золоченые, наверное, и вот этим определяется его позиция. Там сказано о том, что действительно, и об этом, кстати, по-моему, Борис Юльевич говорил, мы видим какие-то признаки раскола в правящей элите, в нашей буржуазии – есть либеральная часть, есть часть, которая выступает за жесткие методы регулирования нашей экономики. Они согласны и с государственным регулированием, и с новой индустриализацией, и готовы на какие-то социально-ответственные действия, потому что, и я понимаю их, им тоже хочется занять место тех, кто под покровительством силовиком снимает пенки, и покинуть условия буржуазной периферии сейчас в стране. Это их объективный интерес, и мне кажется, что Грудинин, кстати, это не прозвучало, формально он конечно выдвинут съездом КПРФ, но в начале его выдвинуло постоянно действующее совещание национально-патриотических сил. И он, по-моему, как раз в первую очередь представляет настроения, интересы этих слоев. Плюс интересы широких, не политизированных масс, о ком Борис как раз говорил, что они сейчас активно вовлекаются через поддержку Грудинина, людей, которых привлекают лозунги и прогрессивного налогообложения, и многие другие. Я для экономии времени не буду программу пересказывать. Кстати, по ходу скажу, что краткая, предвыборная тем более, программа и не должна шаги для реализации предусматривать. Это дальнейшие действия. Это шаги, которые будут вызревать из политической ситуации, а не из самой программы. Я, конечно, могу согласиться, что достаточно вяло идет кампания, но давайте работать на обострение. И тогда эти шаги, и все остальное могут появиться, и мобилизация масс появится. Она возможна в этой ситуации. Ну так вот, все-таки это представитель буржуазии, но определенной части, марксисты, коммунисты, левые, они готовы поддержать социал-демократический вариант развития нашей страны на первом этапе? Они готовы поддержать эти силы, со всеми их плюсами и минусами? Я считаю, исходя из опыта 20 века и нашей большевистской партии, они могут и должны. Если они хотят изменить ситуацию, а не сидеть в кабинетах и заниматься только высокой наукой. Осталась одна минута. Я только обозначаю свои позиции по этому вопросу. Но исходить надо из объективной ситуации, из сознания наших граждан, и прежде всего даже положения трудящихся, положения рабочего класса, используя те возможности, которые представляет данная ситуация, данный исторический момент. Что касается раскола левого движения, то скорей всего он связан с негативным отношением к КПРФ и с позицией «все, что она делает – запретное, табу, неприемлемое» и, извините, я очень много вел переговоров от Левого фронта, наблюдал догматический, сектантский подход. Давайте освобождать левое движение именно от этих недостатков, которые привели это левое движение к кризису.

Сергей Ребров: Спасибо большое, Евгений Александрович. Следующим выступающим приглашается Иван Овсянников, координатор Российского Социалистического Движения (РСД) по Санкт-Петербургу.

Иван Овсянников: Вероятно, буду оппонировать сразу обоим докладчикам, которые выступали передо мной. Я считаю, что Грудинин не нравится левым даже не столько потому, что Грудинин буржуй, или что его кандидатуру возможно согласовывали с администрацией Президента, или потому что КПРФ – продажная партия. Понятно, что Грудинин это не Альенде, с этой критикой, которая звучит, я согласен. Но я считаю, что Грудинин неприемлем для внесистемных, независимых левых не по причине своего классового статуса, а потому что он представляет лево-консервативные силы. Те силы, которые принято обычно в нашей стране, на мой взгляд неправильно, называть лево-патриотическими силами. Я предпочитаю называть их лево-консервативными силами, которые принципиально отличаются от демократических или внесистемных левых. Здесь много говорили про кризис левого движения, я бы сказал, что на самом деле неправильно говорить о левом движении – у нас в стране существует два обособленных друг от друга левых сообщества, которые занимают, и давно занимают, с 2012, с 2014 года занимают совершенно противоположные позиции по всем важнейшим вопросам политической повестки дня. Да, оба этих левых сообщества предъявляют претензии на марксистское наследство, однако говорить о том, что в России существует какое-то единое левое движение, которое не согласно по поводу Грудинина, это, извините, передёргивание. Лево-консервативный спектр, к которому я отношу в общем-то все организации, начиная с Левого фронта и заканчивая, например, НОДом. Это такой идеологический континуум, в котором несмотря на все имеющиеся разногласия, есть очень важные маркеры, которые отличают их от демократических левых. Это, во-первых, поддержка государственного капитализма и социальной опеки над населением, это традиционализм в сфере культуры и национализм во внешней политике. Т.е. для всех, левых и правых, представителей этого спектра в той или иной степени характерны эти представления. Другая часть левых, которая ведет свою генеалогию от неформальных движений эпохи Перестройки – это демократические или внесистемные левые, которые в качестве альтернативы предлагают общество, построенное на других началах – общество, основанное на демократии участия в местном трудовом самоуправлении, плюрализме. Эти левые, как правило, критически оценивают советский опыт и самих себя рассматривают в качестве части интернационального антикапиталистического движения. Эти левые активно участвуют в демократических протестах, которые консервативные левые обычно предают анафеме и отдают приоритет критике не американского империализма, а своего собственного, отечественного, кремлевского империализма. Даже если бы, вместо Грудинина кандидатом от лево-патриотических сил был какой-нибудь Сергей Удальцов, и даже если бы выборы в нашей стране были полностью свободными, это не сделало ситуацию более приемлемой с точки зрения демократических левых. Дело не только в идеологических различиях, дело прежде всего в политических различиях. Патриоты надеются, что в один прекрасный момент силовики и менеджеры государственных корпораций одолеют системных либералов и олигархов, а свою задачу видят в том, чтобы подтолкнуть правящий режим по условно-китайскому пути. Да, такие люди безусловно хотят от государства больше социальной ответственности, более эффективной поддержки национального производителя. Они, безусловно, не хотят никакой революции, которая у них ассоциируется обычно с Майданом или с 90-ыми годами. И именно такие, умеренно-оппозиционные консерваторы голосуют за Грудинина. Потому что Грудинин полностью олицетворяет этот спектр настроений. Если мы откроем пресловутые «20 шагов» Павла Грудинина, о которых сейчас много говорил Кагарлицкий, то на мой взгляд, в них нет ни одного социалистического или даже антикапиталистического лозунга. Когда, по-моему, в первом пункте, Грудинин предлагает национализацию системообразующих отраслей экономики, то, извините, но у нас системообразующие отрасли экономики, по крайней мере значительная их часть, уже национализированы, и значительная часть национальной экономики контролируется государственными корпорациями. И выдвигать требования национализации, не выдвигая одновременно требования о том, чтоб поставить госкорпорации под контроль демократии и трудовых коллективов, не выдвигая требования об отстранении присосавшихся к ним друзей Путина, госменеджеров – это значит, не говорить практически ничего, что отличало бы Грудинина от Путина. А в том, что касается капиталовложений в реальный сектор экономики, восстановления экономического суверенитета, снижения банковского процента, то обо всем этом говорит другой кандидат в президенты – Борис Титов, который тоже выступает за неокейнсианство, за денежный вертолет, с которого государство будет разбрасывать деньги над промышленниками. Возможно, с точки зрения национального капитала и какой-то экономической прагматики – это все нужные меры, но они, извините, не имеют никакого отношения к борьбе с капитализмом. Большинство социальных мер, которые предлагаются в программе Грудинина, сводятся к тому, чтобы дать больше денег: дать больше денег на инфраструктуру, дать больше денег на образование, здравоохранение, пенсии и т.д. Такое обещают все популисты, начиная с Навального и заканчивая Путиным. Но государственная опека над бедными – это никакой не социализм. Вы должны помнить о том, что так называемое социальное государство всегда было суррогатом социализма, задачей которого была стабилизация коммунистического опыта. И КПРФ не предлагает никаких структурных изменений в социальной сфере, которые дали бы возможность принимать решения, ну, скажем, местным сообществам, работникам бюджетной сферы или студентам, или потребителям и т.д. Это все та же патерналистская модель, в которой бедные остаются пассивным объектом государственной заботы, благотворительности. Грудинин говорит про то, что подоходный налог для богачей вырастет, а для малоимущих будет отменен. Это все конечно хорошо – наша налоговая система абсолютно безобразна, но это также абсолютно не антикапиталистическая мера, потому что говорить о том, что это радикальное требование, можно только в России, где в начале 2000-х была введена, впервые в практике развитых стран, плоская шкала налогообложения. До этого такое применялось только в небольших странах, вроде Сингапура, некоторых прибалтийских республиках. Все развитые, крупные государства с большим населением производят перераспределение национального дохода в пользу малоимущих. Т.е. до какого-то недавнего момента это требование прогрессивного налогообложения было универсальной экономической догмой. Безусловно, в нашем ультраправом политическом пространстве это может выглядеть как что-то социалистическое, но реально это достаточно тривиальное, буржуазное требование. Последнее, о чем я скажу, наверное, буквально пару секунд, это о том, что пункт, посвященный рабочим, выглядит вообще безобразно, здесь говорится о том, что рабочим вернут восьмичасовой рабочий день и дадут, что бы это ни значило, какие-то гарантии на труд. Но там нет ни слова о легализации забастовок, ни о легализации профсоюзной деятельности, ни о возвращении права на коллективные переговоры. Ни слова о профсоюзах. Т.е. фактически, что мы имеем? Восьмичасовой рабочий день у нас прописан в Трудовом кодексе, все гарантии на труд там тоже присутствуют. Но Грудинин не говорит ни о чем, что могло бы помочь работникам отстаивать своим права. Из-за этого, всё это разговоры в пользу бедных. Ну и последнее, что показывает, на самом деле, подлинное лицо тех, кто писали эту программу, это, конечно, пункт, касающийся амнистии, где 282 статья УК РФ называется русской, где обещается амнистия националистам, которые именуются невинно осужденными патриотами Отечества. И при этом заявляется, подчеркивается, что речь идет не об общеполитической амнистии, а говорится, что провокаторы и организаторы незаконных действий останутся сидеть. В контексте нынешнего дела левых антифашистов, которых сейчас арестовывают по ложному обвинению в терроризме, пытают в тюрьме и т.д., с точки зрения программы Грудинина, эти люди скорей всего останутся сидеть. А нацики выйдут. Да, конечно, хотелось бы мнение Сергей Удальцова услышать по этому вопросу, но, резюмируя, скажу, что программа Грудинина неприемлема для внесистемных левых не потому, что это программа Грудинина, не потому что Грудинин буржуй, а потому что Грудинин является представителем лево-консервативного спектра, выступающего в интересах национального капитала. Спасибо!

Сергей Ребров: Спасибо, Иван. Сюда приглашается Евгений Пашковский, кандидат политических наук, старший преподаватель кафедры политологии РГПУ им. Герцена, член партии КПРФ. Пожалуйста, Евгений.

Евгений Пашковский: Добрый вечер. Я бы хотел затронуть в своем выступлении три аспекта: первый – это характеристика выборов 2018 года,

и то, что предлагает КПРФ и НПСР в данном случае, кандидата, который в принципе абсолютно отличается от того кандидата, которому все сейчас пророчат победу. И, собственно говоря, получается такая история, что есть Путин, который идет на выборы как самовыдвиженец, Путин, который демонстрирует, ну собственно говоря, что 25 лет – 18 лет, которые есть, и еще шесть, которые будут – это постоянные обещания. Есть ухудшающаяся экономическая обстановка, есть абсолютное, скажем так, повторение всего того, что было, т.е. Путин на выборы идет как Путин. Никаких лозунгов, программных установок уже нет. Т.е. просто лозунг – сильная Россия. Сильный президент, сильная Россия. Не более того. Соответственно, что предлагает по этому вопросу КПРФ. КПРФ предлагает кандидата, который, во-первых, прошел обсуждение, причем не только в КПРФ, но и с другими политическими силами. Причем, в том числе, и с общественными организациями, т.е. кандидат выбран на основе достаточно широкого консенсуса. Предлагали кандидатуры достаточно разные, и рассматривались несколько вариантов. Съезд принял решение о выборе, выдвижении Грудинина. Это первый аспект. Второй – был выдвинут человек, у которого есть позитивный опыт, опыт управления достаточно серьезной организацией. И, соответственно, здесь этот позитивный опыт касается не только того, что это хозяйство прибыльно, но того, что работники получают высочайшие социальные гарантии, которые в принципе в России не возможны. И социальные расходы, которые демонстрирует это предприятие, совхоз имени Ленина, это действительно та модель, которая могла бы сложиться в России. В случае, если бы социально-экономические богатства ее не вывозились за рубеж, как это делается сейчас – более триллиона долларов вывезено за рубеж – а инвестировались в Россию. Соответственно, здесь достаточно позитивный формат выдвижения кандидата, который говорит, что он может что-то сделать и он уже что-то сделал. И если дать кандидату возможность работать на федеральном уровне – он покажет себя. Это достаточно позитивный формат. Еще одна вещь, на которую нужно обратить внимание здесь, это то, что программа, которая написана – «20 шагов» – это прежде всего декларация о победе, декларация о намерениях президента. Соответственно, есть достаточно большой список законодательных инициатив КПРФ, начиная от здравоохранения и заканчивая социальной защитой, которые вносились коммунистической партией, но не получили поддержки в парламенте по понятным причинам – потому что у КПРФ больше 35% голосов, кандидатов, выдвинутых в Думу за всю историю РФ в Госдуме не было. И были союзники, которые голосовали по значительной части инициатив, и часть из этих инициатив были приняты, но часть из них не были реализованы в полном объеме. А именно, за последний период заблокировали законы по здравоохранению, по образованию и много, многое другое. Исходя из этого, можно сказать, что если кандидат сможет рассчитывать на успех и победу, то в дальнейшем, конечно, у него появятся возможности для реализации любой программы, которая у него есть. Потому что, скажем так, список законодательных инициатив существует. Дальше, что надо отметить, это тот факт, что левые силы, как правильно было сказано предыдущим оратором, расколоты. Но вопрос заключается в том, что левый консерватизм – это достаточно интересная идея, и в принципе, сочетание традиционализма, с точки зрения защиты традиционных ценностей и защиты того образа жизни, который существует, это идея достаточно оригинальная и в России реализована очень нестандартно. Т.е. обычно мы имеем в виду противостояние левых либералов и правых консерваторов. В России же это так, что у нас есть правые либералы и левые консерваторы, что в принципе не так уж и плохо. К тому же ситуация с развитием России показывает, что левые консерваторы имеют право на существование хотя бы потому, что они получают серьезную поддержку. И левые либералы, или по крайней мере левые демократы, они пока себя, скажем так, на политической арене не реализовали и их, соответственно, в электоральном пространстве нет. Исходя из этого, надо понимать, что у левых консерваторов есть определенные перспективы. Если говорить о кризисе КПРФ, то можно сказать так: проблемы существуют, но кризиса как такового нет. Потому что коммунистическая партия работает на результат Грудинина, ведется избирательная кампания, и большинство региональных отделений, подавляющее большинство, работают на этот результат. То, что было несколько деклараций, несколько статей в СМИ – это пока вещи частного порядка, и можно говорить о том, что медиахолдинги воспользовались внутрипартийной ситуацией и попытались представить всё так, будто внутри КПРФ никто не хочет поддерживать Грудинина. Совершенно надуманная ситуация. Регионы сейчас, в том числе и наш, очень активно работают. И на городском, и на районном уровнях работа ведется. И это очевидно. И каждый член КПРФ понимает, что выборы надо использовать и для победы кандидата, с одной стороны, и с другой стороны, для агитации и продвижения партии. Чтобы позиция КПРФ нашла отклик в широких массах наших сограждан. Чтобы наши сограждане поддержали те изменения, которые нужны. Исходя из этого, я бы хотел резюмировать и сказать, что поддержка КПРФ, поддержка и заключение этого соглашения, поможет кандидату Грудинину стартовать на выборах и получить достойный результат. Конечно, ситуации кризиса внутри левого движения, нет. Есть определенные проблемы, это безусловно, но кризисное состояние подразумевает, что есть причины. В данном случае, пока причин кризиса внутри левого движения я не вижу. Есть расхождения по вопросам, но кризисной ситуации нет, по крайней мере в КПРФ. Спасибо!

Сергей Ребров: Спасибо большое, Евгений. Следующим приглашается Васильев Кирилл, председатель Ленинградского областного комитета Объединённой коммунистической партии (ОКП).

Кирилл Васильев: Добрый день, дорогие друзья, товарищи. Продолжаю считать всех здесь присутствующих своими товарищи, в большинстве. Во всяком случае. Давайте, мы с вами дадим адекватную оценку событию, которые предстоит 18 марта. Сняв, что называется, розовые очки. Потому что никто из предыдущих ораторов на этот вопрос ответа не дал. Предстоят ли у нас выборы? Нет, мы взрослые люди, мы понимаем, что предстоит процедура переназначения действующего главы государства и именовать каким-то другим образом, кроме как, заоблачные мечтания или намеренное введение людей в заблуждение, или давать иную оценку этому, наверное, не стоит. Именно это и диктует отношение к той кандидатуре, которая не обсуждается. Я благодарен, в принципе, предыдущим ораторам, что они не подвергли какому-то анализу политический бэкграунд Грудинина: состоял в «Единой России» – не состоял, был доверенным лицом Путина – не был, сколько у него капиталов, и на этом останавливаться не буду. Не в этом дело. Я, вот, на ваш вопрос, Борис Юльевич, отвечаю, допустимо ли коммунистам поддерживать представителя национального капитала? Да, в отдельных случаях, допустимо. Хуже от этого не будет. Но для этого нужно для себя адекватно и честно отвечать на вопрос: а что предстоит? Предстоит ли реальное соперничество кандидатов? Имеем ли мы реальный раскол в правящем классе современной России? Имеем ли мы реальную конкуренцию между представителями различных социальных групп, слоев? Да так, чтобы эти представители групп допускались до этого предвыборного соревнования. Нет, не имеем мы этой ситуации. О чем же тогда идет разговор? Разговор, тогда может идти о двух вариантах: либо об отыгрывании определенной роли создания и для отечественного избирателя, и для международного сообщества видимости конкурентных выборов, либо речь идет о решении каких-либо агитационных задач, которые ставит перед собой левый кандидат. Вторая задача мне вполне понятна. Нет ничего дурного в том, что представители парламентской левой организации выставляют своего кандидата для того, чтобы получить доступ к средствам массовой информации, получить доступ к неслабой финансовой помощи по итогам этих выборов, участие представителя зарегистрированной политической партии в выборах – это гарантированное получение определенной суммы денег из государственного бюджета. Нет в этом ничего ни постыдного, ни плохого, ни вредного. Любая политическая сила должна именно так себя и вести. Но тогда встает вопрос, а вот для нас, людей, которые не причисляют себя к числу адептов КПРФ, не состоят в этой партии, к которым ни КПРФ, ни кандидат Грудинин даже не обращались с просьбой о каком-то содействии. Для нас-то в чем тогда полезность поддержки вашего кандидата? Если вы решаете свои агитационные задачи, допустим, вы агитируете за социализм, вы агитируете за реальную конкурентную борьбу. Не за некую картинку, описанную в «20 шагах», некую будущность, которая никогда не наступит, а за борьбу граждан на своих рабочих местах, участие в низовой активистской борьбе, ведете свою кампанию мобилизационно. Я не хочу аналогий с Сальвадором Альенде, точнее не хочу Грудинину судьбы Альенде, но независимо от сложившихся обстоятельств в Чили в 1973 году, если посмотреть на избирательную кампанию Альенде 1973 года, это была мобилизационная кампания, это были массовые поездки по стране, не просто, как сейчас Грудинин приезжает и разговаривает с людьми, которые его штаб собирает из числа представителей структур КПРФ, это была мобилизация профсоюзов, это была мобилизация рабочего движения по всей стране, был реальный альянс от самых мельчайших структур в политическом движении Чили до самых статусных партий, как соцпартия. И говорилось-то людям о чем? Говорилось людям, что не просто придет господин Альенде, и начнет какие-то реформы в интересах людей. Альенде говорил иначе, он говорил: «Вместе со мной во дворец Ла Монеда войдет мой народ». И это были не просто слова, речь шла о том, что массы людей будут вовлечены в процесс управления государством. Мы что-то подобное слышим от Грудинина? Ничего подобного. Мы что-то подобное слышим от КПРФ? Нет. А к чему нас призывают? Нас призывают повторить, скажем так, не ошибку, но те действия, которые были предприняты в 1996 году в отношении кандидата от КПРФ. Тогда его поддержали все левые. Никто не может упрекнуть – тогда был широкий народно-патриотический альянс, включая анархистов, которые тогда поддерживали Зюганова исходя из принципа, что мы протараним эту систему. А что мы на выходе получили? На выходе мы получили поздравительную телеграмму господину Ельцину с победой. И никто не сомневается, что тогда было. Об этом, простите, функционеры КПРФ открыто говорили, включая, например, господина Белова, представителя Ленинградской партийной организации КПРФ, который прямо говорил: «Нам позвонили из Кремля и сказали, что, ребята, если вы начнете борьбу – мы запретим партию». Так что вы хотите? Мобилизовать людей на очередной «договорняк» с АП? Простите, мы не хотим участвовать в этом обмане. Теперь несколько позитивных моментов под конец, чтоб на меня не смотрели, как на врага. Во-первых, мы несомненно готовы продолжать борьбу вместе с представителями КПРФ, представителями Левого фронта, исходя из того, что жизнь 18 марта не заканчивается, и что выборы на самом деле у нас должны быть каждый день, что наша борьба должна осуществляться каждый день. Поэтому я не вижу никакой трагедии в том, что люди будут идти на избирательные участки и голосовать за Грудинина, равно как я не вижу никакой трагедии в том, что люди будут приходить и отдавать свой голос, например, за господина Сурайкина, или портить избирательный бюллетень. Или вообще не пойдут на выборы. Не в этом же дело. Дело в самом отношении к тому, что у нас происходит в стране и к тому, какую стратегию борьбы, завоевания политической власти, мы перед собой видим. Мы надеемся на доброго барина, который придет и решит наши с вами проблемы, или другое дело, если мы все вместе берем и начинаем решать эти проблемы сами, вести собственную борьбу, каждодневную. Спасибо!

Сергей Ребров: Спасибо большое. Следующим приглашается Егор Михайлов, первый секретарь Санкт-Петербургского отделения ЛКСМ РФ, доверенное лицо кандидата в президенты П.Н. Грудинина.

Егор Михайлов: Здравствуйте, уважаемые товарищи, друзья. Мы собрались на финишной прямой президентской кампании, до выборов остался всего один месяц. И на мой взгляд, создание такой площадки, на которой есть возможность высказать разные позиции, разные мнения, является серьезным шагом, и я уверен, что это все-таки поможет выработать нам какие-то совместные решения, а не разругаться окончательно. Именно для этого мы сегодня и собрались. В своем выступлении, я, наверное, позволю себе сконцентрировать внимание в первую очередь на той критике, которую позволили себе предыдущие ораторы в адрес П.Н. Грудинина и в адрес КПРФ. Тут прозвучала от двух товарищей, от Кирилла Васильева и Бориса Юльевича, что нынешняя президентская кампания напоминает нам договорной матч. Но, если честно, я не совсем понимаю, о чем речь. Потому что когда мы отчетливо видим, что против кандидата от широкого фронта народно-патриотических сил полным ходом работает государственная машина, когда в регионах сотнями тысяч изымается газета «Правда» с программой «20 шагов Павла Грудинина», когда на пресс-конференциях регулярно устраиваются провокации, когда политические деятели, такие как Жириновский, в своих речах уделяют больше внимания не программе ЛДПР, а выливанию грязи на Павла Грудинина, то говорить о том, что нынешняя программа представляет собой какие-то договоренности, на мой взгляд, как минимум, неприемлемо. И это можно наблюдать исходя из текущего момента. Кроме того, не раз прозвучал тезис о том, приемлемо ли для левого движения, коммунистического движения, что выдвигается предприниматель. Но будем говорить откровенно, это не представитель буржуазии и капиталист тем более, и скажем так, это не только приемлемо, но и не идет в разрез с марксистко-ленинской теорией. Ведь Владимир Ильич всегда подчеркивал, и особенно он это подчеркивал в своей работе о продовольственном налоге, написанной в 1921 году, что для перехода к социализму необходимо построить государственный капитализм, и это безусловно будет иметь для перехода к социализму очень большую пользу. Я позволю себе зачитать отрывок из этой работы. Владимир Ильич Ленин говорил: «Государственный капитализм был бы шагом вперед против теперешнего положения дел в нашей Советской республике. Если бы, примерно, через полгода у нас установился государственный капитализм, это было бы громадным успехом и вернейшей гарантией того, что через год у нас окончательно упрочится и непобедимым станет социализм». И на мой взгляд, когда в нашей сегодняшней обстановке, в Российской Федерации, кучка олигархов обслуживает свои собственные интересы за счет народа, ни в какой мере социализм не побеждает. Если мы заставим их все-таки, поставим их под контроль народно-патриотических сил, поставим их под контроль государства, то это безусловно приблизит социалистические преобразования в нашей стране, за что собственно и выступает наша партия и народный кандидат Павел Грудинин. Кроме того, Борис Юльевич сказал: «О какой оппозиционности кандидата может идти речь, если он открыто заявил о том, что после выборов он готов пойти премьер-министром у Путина?» Но возможно, Борис Юльевич имеет в виду недавнее интервью Павла Николаевича у Юрия Дудя, известного блогера, которое уже набрало в сети более 4 миллионов просмотров. Да, действительно, такой вопрос был. И Павел Грудинин ответил однозначно, что премьер-министром к Владимиру Путину он не пойдет. На что ему конечно был задан вопрос, на каких условиях вы согласились бы это сделать. На что Павел Николаевич дал весьма четкий ответ. В том случае, если ему разрешат привести за собой свою команду и сформировать правительство народного доверия из членов КПРФ, представителей нашей партии, и представителей других народно-патриотических сил, которые с нами в союзе и готовы вести нашу страну к социалистическим преобразованиям. Т.е. вырывать настолько фразу из контекста, на мой взгляд, не совсем правильно. Также называлась цифра в 7% поддержки Павла Николаевича как обозначение того, что приход на выборы ничего не изменит, что результат уже предрешен. Но надо понимать, что эти позиции специально запускаются властью, чтобы понизить явку на выборы, чтобы наш протестный электорат сидел по домам и не шел к избирательным урнам, ведь как правило левые кандидаты, представители коммунистической партии добиваются успеха в тех регионах и в тех ситуациях, когда обеспечена максимальная широкая явка и когда обеспечено максимально большое количество наблюдателей. Мы считаем, что те опросы, которые публикуются сейчас в официальных СМИ, лживы, и призывы не ходить на выборы являются губительными для всего социалистического движения в целом. Разговоры о том, что Павел Николаевич неопытен как политик, возможно имеют под собой какое-то основание. Но не надо забывать и о том, что у него есть большой опыт управления народным предприятием, территорией, которую мы называем территорией социального оптимизма. Кстати, я недавно там побывал, буквально на прошлой неделе, и был в очередной раз восхищен тем, как Павел Николаевич выстроил работу своего совхоза, и тем, как он все-таки поставил прибыль на службу не олигарху, а самим работникам, трудовому народу. Он показал, как может сделать это в своем хозяйстве для обычных людей, и почему он не может это сделать для всей страны? У нас для этого есть все необходимые профессионалы, программа, все, чтобы эту программу реализовать. Поэтому я считаю, что говорить о недостатке опыта Павла Николаевича как политика тоже недостаточно правильно. Мы идем целой командой, командой профессионалов, во главе с главой избирательного штаба с Геннадием Андреевичем Зюгановым. Это, кстати, к тому же, что Путин и Грудинин одинаковы как кандидаты. Вот, представьте, Путин управляет страной 18 лет, и кроме того, что она сегодня занимает 91 место по уровню жизни и делит его с Гватемалой, кроме того, что у нас в стране 23 миллиона бедных, и это только по официальной статистике, и они находятся за чертой обычного физического выживания, сложно перечислить какие-либо другие его достижения. Павел Николаевич со своим совхозом пережил лихие 90-е, 2000-е, успешно развивает его и сейчас, сумел построить островок социализма в Подмосковье тогда, когда 13 других подобных предприятий были развалены, уничтожены, проданы, подверглись рейдерским захватам. Также предыдущий выступающий Кирилл Васильев привел в пример Сальвадора Альенде и сказал, что вот, дескать, тот говорил: «Вместе со мной во дворец войдет и мой народ». Совершенно правильно, Павел Николаевич не говорит таких вещей, он уже так сделал. Сделал и показал на примере своего совхоза, совхоза имени Ленина. И повторюсь, что в случае победы народного кандидата, это можно будет реализовать и для всего населения РФ.

Также говорят, что был отвергнут ядерный электорат партии. Вы знаете, можно говорить, а можно смотреть на ту кампанию, которая полным ходом развернулась на всей территории РФ. Павел Николаевич каждый день посещает регионы РФ, крупные предприятия, встречается с гражданами и знаете, какие-либо большие залы для этих встреч мы не заказывали, они всегда полные, всегда люди сидят в проходах и, к сожалению, не все желающие на них могут попасть. И надо признать откровенно, что среди людей, которые на эти встречи приходят, не только ядерный электорат КПРФ, который на эти встречи приходил всегда, но это люди, раньше возможно совсем не интересовавшиеся политикой, наши сторонники и просто обычные граждане. У меня есть все основания для того, чтобы это говорить. Так как я сам являюсь рабочим Ижорского завода, регулярно общаюсь с трудовыми коллективами, и мне, честно, очень приятно наблюдать, когда сидя в курилке, как те работяги, которые раньше говорили откровенно, что никогда на выборы не пойдут, так как все предрешено заранее, сейчас очень бурно обсуждают кандидатуру Павла Грудинина, не всегда однозначно его поддерживают, но все-таки общая риторика позитивная. И мало того, все они говорят, что обязательно придут на предстоящие в марте выборы и постараются каким-то образом изменить ситуацию, потому что дальше продолжаться таким образом не может. Мне кажется, что наша задача за месяц до выборов не выяснять отношения, не выяснять, кто больше прав, а объяснять народу, что альтернатива сложившемуся положению дел, действующему президенту, представителю олигархической власти, есть. И эта альтернатива – Павел Николаевич Грудинин. Я пока всё критиковал и критиковал предыдущих ораторов. Все-таки с чем я себе позволю в речи Бориса Юльевича согласиться, так это с тем, что выдвижение Павла Николаевича безусловно будет иметь большие последствия для левого движения и, на мой взгляд, эти последствия будут исключительно положительными, и придадут левому движению тот необходимый импульс для построения социализма, которого ему до этого, будем говорить прямо, не хватало. Спасибо.

Сергей Ребров: Спасибо большое. Я приглашаю Олега Лисенкова, магистранта факультета политологии СПбГУ, члена совета молодых политологов РАПН, моего хорошего друга и коллегу.

Олег Лисенков: Большое спасибо. Меня Сергей сюда пригласил. Я учусь на первом курсе магистратуры факультета политологии, и у меня нет научной степени, я обычный студент. Но как активист могу заявить, что в принципе, как активный подписчик и читатель «Рабкора», я солидарен с мнением Бориса Юльевича, и если действительно взглянуть на данную ситуацию вокруг выборов президента РФ с точки зрения политтехнологов, то можно сказать, что Павел Николаевич безусловно является хорошим человеком, он хозяйственник, я с этим нисколько не спорю, но если обратить внимание именно на его программу, то там нет конкретики, не сообщается каких-то конкретных шагов, а не только благих намерений. А люди сейчас хотят услышать нечто конкретное. Понятное дело, что все те ценности, которые представляет программа Павла Николаевича, это все правильно и хорошо. Но если мы берем в расчет мнение широких слоев населения, люди сейчас довольно аполитичны, вообще сейчас огромная масса населения не участвует в политике. Соответственно, их мнение не будет учитываться на этих выборах. Если мы сейчас посмотрим на перспективу, то понятное дело, что Павел Николаевич победить не сможет. Его задачей, как правильно было отмечено в докладе Бориса Юльевича, является прежде всего привлечение интереса к выборам и обеспечения определенного порога явки. Власти нужна максимальная явка, и обеспечить ее с помощью Ксении Собчак не получилось, потому что ее персона скорее отталкивает простого работягу, простого жителя России. Поэтому на эту роль был выбран Павел Николаевич. Да, я не спорю, что он позволил несколько оживить политические дискуссии вокруг выборов. Потому что, если брать мнение обычных людей, если брать мнение студенчества, к которому я сейчас отношусь, то в целом мнение следующее: эти выборы предрешены, понятно, кто победит и, соответственно, поэтому большого смысла принимать участие в них нет. И действительно, стратегия бойкота во многом является правильным и эффективным действием. Но, к сожалению, этот бойкот не будет поддержан большой массой населения, потому что у нас нет таких ресурсов, в частности у «Рабкора», чтобы вести пропаганду среди населения. И противостоять той медийной машине, которая есть у кремлевских политтехнологов. И если говорить о левой оппозиции, то если даже мы объединимся, у нас таких ресурсов все равно не будет. Но все же, если брать, собственно, идеологические позиции, и посмотреть на ситуацию с идеалистических позиций. Хочу заметить, что это не является чем-то плохим. В конце концов, многие зарубежные политики были идеалистами. Так что я могу сказать, что я согласен с основными пунктами доклада ИГСО, озвученными здесь.

Сергей Ребров: Большое спасибо, Олег. Следующим я приглашаю выступить представителя движения гражданских инициатив, политического аналитика, Владимира Матвеевича Соловейчика.

Владимир Соловейчик: Добрый день, дорогие товарищи, добрый вечер уже. Благодарю за то, что меня пригласили. Жаль, что ушел Иван. Потому что я хочу начать свое выступление с полемики с ним. Ну как с полемики. На самом деле это будет полемика в форме согласия. Он первый раз сказал мысль, с которой я абсолютно согласен. В России действительно есть два левых движения: движение традиционное, опирающееся на традицию русского освободительного движения, революционно-демократические традиции большевизма, на традиции советского периода и движение нетрадиционное, к которому, видимо, принадлежит товарищ Овсянников, ведущее свою родословную от тех, кого традиционные коммунисты в советские времена преследовали по статье 58.12 или 123. Все это логично, закономерно и правда. Так оно, в принципе, и должно быть. Что касается нынешней предвыборной кампании, то уже сейчас, за месяц с лишним до выборов, она показала один очень важный урок. Урок того, что частный узкопартийный интерес годами ставится во главу угла по сравнению с каким-то общим интересом и ведет к политическому краху. Пример этому – избирательная компания Российской Коммунистической Рабочей Перспективы, общероссийского общественного движения, раньше это называлось Российская Коммунистическая Рабочая Партия. Сейчас они выдвигали кандидата от партии РОТ Фронт и закономерно, уже на этапе сбора подписей, сошли с дистанции. Когда люди решали вопрос сохранения лицензии на участие в выборах: по закону «О политических партиях», если за 7 лет ты не имеешь какой-либо федеральной кампании, либо половины предвыборных кампаний в регионах, либо половины предвыборных кампаний в муниципальных образованиях – регистрация твоей партии будет поставлена под вопрос, должна быть отменена судом по представлению министерства Юстиций. У РКРП, у Тюлькина, не было ни кампании в Государственную Думу за прошедшие семь лет, ни половины региональных кампаний, ни половины муниципальных. Под занавес Виктор Аркадьевич решил выдвинуть кандидата в президенты, в надежде поймать «судьбину за чупрыну», но чудес не бывает, и результат нам известен. Теперь остается сделать вывод, что если регистрация политической партии РОТ Фронт будет сохранена, значит Виктор Аркадьевич находится на подкормке того режима, который он так яростно обличает, и все его действия будут определяться этим. И если регистрация политической партии РОТ Фронт будет отменена, значит бизнес Виктора Аркадьевича накроется, и ему придется искать новые источники дохода. Это уже первое положительное явление данной предвыборной кампании задолго до выборов. Что касается кандидата от КПРФ. Давайте мы посмотрим на динамику освещения кампании в проправительственных СМИ, особенно в тех СМИ, которые достаточно близки к силовому окружению президента. И мы увидим то самое, что в народе, я уж прошу прощения, в академической аудитории, где доценты с кандидатами сидят, неудобно употреблять это слово, но оно адекватно, то самое «мочилово». Причем развитие медийной составляющей этой кампании, по-моему, уже можно разделить, наверное, на два этапа, и наклевывается третий. Первый этап стартанул сразу же после съезда КПРФ, и там были некие общие заявления о том, что кандидат Грудинин – это националист, а не коммунист, вот так вот. Причем сошлюсь опять же на свой собственный опыт, примерно дня через три после XVII съезда КПРФ и выдвижения Грудинина, одно очень уважаемое информационное агентство обратилось ко мне с просьбой дать комментарий. Я даю часто комментарии по поводу Украины, Сирии и много чего еще. И я им ответил, все отослал, нормально. Через 10 минут звонок – не подходит, нужно так и так, мы вам пришлем форму. Ну, я сразу понял, что никакого комментария им давать не буду, но мне стало интересно, сказал – присылайте. Прислали. Посмотрел, сказал: я на это не согласен, я под этим подписываться не могу в принципе. И поехал по своим бухгалтерским делам. Дня через два или три захожу на страницу в ВКонтакте к видному противнику партии КПРФ, бывшему депутату от КПРФ, ныне сотруднику аппарата праволиберальной «Партии Роста» в законодательном собрании, и обнаруживаю комментарий о том, что Грудинин не коммунист и националист с той самой формой, которую получил два дня назад. Ну, тут у меня уже шарики зашевелились. Ну, думаю, сейчас пойдет кампания по «мочилову» по полной. И это мое предположение, сделанное еще до нового года, подтверждается. От каких-то более или менее простых заявлений о том, что он не коммунист, националист, латифундист-помещик, перешли, это в районе 8-10 января, к теме зарубежных счетов, недвижимости. Сейчас мы уже видим, что эта тема фактически сходит на нет, она отработана. И можно предположить, что в ближайшие дни начнется третий этап, где деятельность кандидата Грудинина будут связывать с деятельностью Навального и оранжевым реваншем. Причем все это будет по схеме февраля 2012 года, с теми же исполнителями в лице Кургиняна и ему подобных, с молитвенным стоянием за Путина на Поклонной горе шестилетней давности и можно понять, что скорей всего будет использована личность Удальцова, учитывая его связи с Навальным, будет раскрутка этой темы по принципу: Таргамадзе взял, Навального тоже может взять. И это, конечно, будет в данном случае слабое звено кампании Грудинина, хотя тот факт, что Удальцов не является его доверенным лицом – некая гарантия того, что удастся выдвинуть и свои контраргументы. Что касается тактики бойкота. Я думаю, что она не сработает в силу общественных настроений. Если бы сейчас на дворе стоял январь 2005 года и массовые протесты против монетизации льгот, тогда да, эта тактика могла бы, ну, не привести к полному бойкоту, поскольку Олег, совершенно справедливо сказал, что против медийно-административной машины биться сторонникам бойкота сложно, но по крайней мере добиться ощутимого результата. В нынешних настроениях это не сработает. Что касается дискуссии об элитных взаимоотношениях, я хочу привлечь внимание присутствующих к статье Василия Колташова «Капитализм в России решил драться», опубликованной в декабре прошлого года. Там, на мой взгляд, дается в значительной степени верный анализ состояния российской экономики и внутренних конфликтов. И очевидно, что для нынешней власти в нынешней ситуации усталости от Путина, спада в экономике, кандидатура Грудинина опаснее, чем кандидатура какого бы то ни было партийного выдвиженца, состоящего в рядах КПРФ. Потому что Грудинин, как и Путин, идет в качестве беспартийного, и, как и Путин, в отличии от того же Титова, позиционируется как человек дела. Очевидно, что в условиях, когда власть, к сожалению, боится не нас с вами, здесь сидящих, а раскола внутри элиты, именно поэтому мочили больше всего в 2004 году не Харитонова, а Глазьева, или большего всего мочили Касьянова, а на выборах 2012 года основные пистоны доставались Прохорову, а не Зюганову. И кандидатура Грудинина для того, чтобы эти страхи продуцировать, наиболее подходящая. Я сейчас специально говорю в выражениях «эти страхи продуцированы», не факт, что это на деле, но внутренний страх элиты в кампании противодействия кандидату Грудинину, страх путинского окружения перед возможным расколом элиты сейчас присутствует и является причиной всей этой медийной кампании. Стало быть, это нам на руку. Ну и завершая, хочу напомнить одно обстоятельство 65-летней давности. Принимая в Кремле и на ближней даче делегацию руководителей Коммунистической партии Индонезии, товарищ Сталин обсуждал с ними перспективы аграрной революции на Востоке, перспективы развития коммунистического движения в отсталых периферийных странах, каковой, к сожалению, сейчас является наша Россия, и на вопрос руководителя индонезийских коммунистов Дипа Айдита, что он им посоветует – революцию или реформы, он высказал следующий рецепт: сперва реформы, а потом революция. Реформа, которая создаст возможности для развития промышленности, качественного укрепления рабочего класса, количественного его расширения, развития профсоюзов, перехода полномочий от потенциального президента национальному собранию, парламенту, а когда эти возможности возникнут, там уже готовить революцию в рабочем классе и крестьянстве. И на вопрос, какой лозунг вы посоветуете, ответил прямо: через социальное освобождение к национальной независимости. Если следовать этой сталинской логике, а она мне представляется в нынешней российской ситуации верной, кандидатура Грудинина подходит.

Сергей Ребров: Большое спасибо, Владимир Матвеевич. Уважаемые коллеги, у нас заканчивается время, и мы переходим к заключительным выступлениям нашего круглого стола. Слово предоставляется Иосифу Григорьевичу Абрамсону, пожалуйста!

Иосиф Абрамсон: Я представляю Российскую Партию Коммунистов. Я хочу сказать вот что: я согласен со всеми, кто считает, что программа Грудинина, которая сейчас им представлена, программа «20 шагов», эта программа требует за оставшийся месяц с небольшим серьезного усовершенствования с помощью наказов, которые получит от левых Грудинин. Просто я хочу сказать только что я не слышал ни одного слова, как и на съезде Левого Фронта, об одном очень важном социальном слое в нашей стране, который благодаря действиям властей, становится все более и более оппозиционным к режиму, я имею в виду научную и научно-техническую интеллигенцию. Если кто читал, относительно недавно, обращение четырехсот ученых, академиков, членов-корреспондентов, докторов, профессоров к президенту страны, то вы можете почувствовать, что такого радикального антипутинского выступления давно не было и среди других слоев населения и политических сил. Вот совсем новое сообщение, которое я вчера услышал, и оно повергло меня в шок – решением ФАНО (Федеральное Агентство по Научным организациям) снят с поста руководителя научного центра Петербурга академик Алферов. Без объяснений. Нет, естественно, что Алферов является депутатом Думы от партии КПРФ, известно, что он не член КПРФ, но он активный оппозиционер, я не знаю, входит ли он сейчас в президиум Академии Наук, я не уверен, но думаю, что входит, но во всяком случае его выступления всегда оппозиционные, социалистические по содержанию. Вот так вот. Почему? Это просто дополнительный наглый выпад авторам этого письма, потому что они требовали ликвидации ФАНО или превращения его в хозяйственную организацию, и передачи руководство академикам. И вот ни одного шага из 20 по поводу развития науки, которая забита, и из-за этого наша страна делается все более и более отсталой в технологическом плане по сравнению с Западом и по сравнению с Китаем, у которого абсолютно иное отношение к науке. Вот это демонстрация. Вы чего-то требуете? Получайте. Конечно, это дополнительный источник возмущения среди научного сообщества в нашем городе. Я думаю, что в наших наказах должно быть указание товарищу Грудинину как делегату широкого спектра, на эту позицию. Т.е. требуется иное отношение к науке. Следует прислушиваться к тому, что говорят ученые. Потому что у нас принижена фундаментальная наука, и абсолютно уничтожена в гражданской сфере прикладная наука. У нас нет ее. Почти все институты уничтожены. Все это требуется нам сейчас, когда мы будем поднимать оппозиционные настроения в ходе оставшегося до выборов месяца. Спасибо!

Борис Кагарлицкий: Время уже позднее, и я не буду злоупотреблять своей позицией одного из организаторов этой дискуссии или, вернее, я постараюсь ей злоупотреблять умеренно. Поскольку сами правила игры предполагают некоторые злоупотребления. Я изначально, когда мы начинали эту дискуссию, был абсолютно уверен, что по большей части ее участники между собой не договорятся, не согласятся, хотя, возьмём, вот, например, Владимира Соловейчика, мы начинаем говорить одно и тоже, хотя на самом деле не договорились о некоторых исходных позициях. Не исходных, а так сказать, вводных. Почему? Потому что по большому счету, ключевой вопрос – это не вопрос о том, что произойдет, скажем, 18 числа, а о том, что произойдет 19 числа. И знаете, когда мне сейчас все время говорят о том, что, а давайте-ка мы организуемся, соберемся…. Понимаете, если мы мобилизуемся, то тогда много чего может быть. Но надо же понимать, что никто мобилизационную кампанию за месяц не проведет. И не собирается проводить. Посмотрите, какими методами люди работают. К вопросу о больших залах и т.д. Посмотрите внимательно на видео, на фотографии, на то же самое мероприятие 3 февраля в Москве. Суворовская площадь вмещает примерно 1,5 тысячи человек. Площадь занята менее, чем на треть. Есть фотографии, мы их вывешивали, да и не только мы. Полиция говорит, что тысяча человек собрались. Ну, тысяча там не могла собраться, просто потому что тысяча заполнила бы площадь почти целиком. А она заполнена на треть. Нижний Новгород: люди собираются и там происходит скандал – какие-то левые националисты кричат оскорбления в адрес Грудинина, на это обращают внимание, из-за этого разворачивается газетная и прочая дискуссия, кто-то ругает кандидата, кто-то говорит, наоборот, хорошие ребята, молодцы. На самом деле это не имеет никакого значения. То, что имеет значение на самом деле – это те, кто собираются в небольшом закрытом зале, где в общем-то сводится просто-напросто местный актив, да и то, в значительной мере активы это дело саботируют. По крайней мере, по районам. Т.е. собирается маленький, по меркам такого большого города, как Нижний Новгород, зальчик. Чтобы провести мероприятие для галочки. Чтобы отчитаться. И то, туда пролезли несколько человек, как считают одни – провокаторы, как считают другие – протестующие. Никакой мобилизации массовой не происходит. Никакого массового подъема не происходит. И люди, которые ведут эту кампанию, не только не могут, но и не хотят провести что-либо подобное. Я могу искренне поверить, что активисты Левого Фронта хотят и стараются что-то сделать. Но опять-таки, они стараются это сделать вопреки всей логике, всей структуре этой кампании. И вы посмотрите все-таки на Удальцова, человека с активистским сознанием, и на те серые галстуки, серые глаза, серые пиджаки, которые и являются теми самыми профессионалами, о которых нам говорят. Нет, это не команда профессионалов. Это команда серых мышей, понимаете. И какой отсюда вывод? Никакой мобилизационной кампании никто не ведет и не собирается вести. Об этом речь не идет. В этой ситуации, что мы можем говорить про второй тур? Да не можем мы говорить ни про какой второй тур. Потому что никто его и не собирается добиваться. Для начала. Если кто-то из здесь присутствующих этого хочет, я этого не отрицаю. Но, если говорить о тех людях, которые действительно имеют контрольный пакет в этой компании, уже не кампании, а компании, то эти люди хотят совершенно другого. И там никакого второго тура не планируется. Это немножко напоминает известный одесский анекдот: «Скажите, пожалуйста, если я поверну за угол, там будет опера? Поверьте, опера там будет, даже если вы не повернете за угол». И это тот самый случай. Повернем ли мы за угол или не повернем, опера будет именно там, потому что там она уже стоит. Поэтому, еще раз говорю, проблема в том, в каком состоянии движение придет к 18, 19, 20 и так далее марта, и в этом смысле кампания Грудинина, на мой взгляд, является проблемной. Можете соглашаться. Не соглашаться. Мы можем верить, что целый ряд товарищей искренне хочет использовать эту кампанию на пользу дела, если бы мы были другого мнения, то мы бы здесь все не сидели, правильно? Мы здесь сидим как люди, разделяющие определенные ценности, и мы здесь дискутируем товарищески, хотя может быть иногда и агрессивно. Но мы помним, что мы, во всяком случае, многие из нас, прошли большой путь вместе. И совершенно не собираемся рассориваться по этому поводу. Но нам очень важна ясность, понимание того, как мы придем к некой новой точке. И какой будет эта точка. Тут последний момент, о котором я хотел бы сказать. Это вопрос о том, для чего и с чем идет левое движение к людям. Потому что сейчас кампания, где она, как ни странно, какого-то успеха добивается, ассоциируется, как не парадоксально, с образом Сталина, с образом тяжелой руки, с образом Советского Союза, с образом консерватизма. Причем, когда говорят о Советском Союзе, то не о тех героических людях раннего Советского Союза, о которых Владимир Соловейчик пишет в своих замечательных статьях, это совсем другие образы людей. Потому что на самом деле образ Советского Союза, по большому счету, это образ Сталина в интерпретации брежневского пенсионера. Вот что имеется в виду. Вот этот образ сейчас на плакатах. И я уже рассказывал многим эту историю, когда мы как раз готовились к докладу. Я посылаю моей коллеге Анне Очкиной ряд интернет-плакатов Грудинина и антигрудиниских. Мы их собрали, чтобы проанализировать. Визуальный контент, так сказать. Что собой представляют эти материалы? Какой мессендж они дают? Прогрудининский и антигрудининский. И мы сделали одну техническую ошибку – мы все свалили в одну папку. Т.е. мы все изображения: и прогрудининские, и антигрудиниские – сложили в одну папку и послали. Решив, что человек разберется. Через пять минут я получаю письмо: «А какие из них за Грудинина, а какие против? Они одинаковые». И это говорит очень о многом. Левые апеллируют к некоторому прошлому, причем не к реальному прошлому, а к некоторым образам прошлого, которые опять-таки интерпретируются уже через несколько кривых зеркал, по большому счету. И вот с этим идти вперед – невозможно. Надо идти вперед с чем-то другим, и действительно, у нас другое общество, ему не нужно возвращаться к прошлому. Возвращаться в прошлое нельзя, а то прошлое, которое нам предлагают вернуть, еще и не существовало никогда, т.е. еще хуже. Поэтому, когда профессор Абрамсон мне говорит, что надо, чтобы кампания Грудинина обращалась к ученым, к научному сообществу – это замечательно. Но, простите, пожалуйста, с чем обращаться к научному сообществу, с этими плакатами? Вот почему-то что-то мне говорит, что научное сообщество побежит от этого, как черт от ладана. Это не значит, что оно будет лояльно или будет покорно, это значит, что оно будет приставать только по своим вопросам. И значит, последнее. Как бы мы не пришли 18, 19, 20 марта, с чем бы мы не пришли, никакая работа в этот день не закончится, а только начнется. Нам, действительно, тут Владимир сказал правильно, нужно пережить это все и работать спокойно, уверенно, работать с конкретными социальными интересами, конкретными целями, действительно строить образ будущего, а не образ желаемого будущего, как говорят некоторые деятели из Администрации. Образ необходимого и возможного будущего. Это совершенно другое. Нужно выстраивать этот образ будущего не из «хотелок», а из объективных потребностей, которые складываются сегодня в российском обществе. Ну и будем надеяться, что мы все переживем 18 марта, мы все останемся живы 19 марта и будем надеяться, что будем работать дальше. Спасибо!

 

 

Запись Круглый стол “Выборы 2018 года, кампания Грудинина и кризис левого движения в России” впервые появилась Рабкор.ру.

В Казани пройдет митинг против завода по сжиганию мусора

В Казани на 4 марта запланирован митинг противников строительства мусоросжигательного завода, предлагающих ввести раздельный сбор и переработку мусора вместо сжигания.

Как передает Ecoportal, требования митинга не меняются более года, с тех пор как активисты движения начали свою борьбу против завода, строительство которого, по их мнению, негативно отразится на экологии и здоровье жителей. В числе требований — отменить строительство мусоросжигательного завода и ввести обязательный раздельный сбор мусора для последующей переработки.

Решение о возведении в Татарстане и Московской области пяти мусоросжигательных заводов было озвучено более года назад. В Татарстане место размещения будущего завода пока не выбрано, есть варианты — Казань, Зеленодольский район. Исполнителем инициативы станет ООО «Альтернативная генерирующая компания — 2», учреждённое «дочкой» «Ростеха» — ООО «РТ-Инвест Финанс». Заявленная стоимость стройки — 30 млрд рублей.

Жители Казани начали активно протестовать, однако власти не реагируют на активистов.

Запись В Казани пройдет митинг против завода по сжиганию мусора впервые появилась Рабкор.ру.

Новые нормы для скорой помощи: выполнят ли приказы Минздрава?

Министерство здравоохранения России вносит изменения в порядок оказания скорой медицинской помощи, согласно которым, в частности, бригады будут обязаны доставлять пациентов не просто в ближайшее медучреждение, а в профильное. Как корреспонденту ИА REGNUM заявил председатель профсоюза медицинских работников «Действие» Андрей Коновал, данные изменения можно назвать положительным нововведением в том случае, если новые нормы будут исполняться в реальности, а не на бумаге.

Он отметил, что в настоящий момент происходит нарушение действующих приказов Минздрава как со стороны администрации медучреждений, так и самих чиновников. Кроме того, в бригадах скорой помощи есть серьезные проблемы с кадрами — половина бригад по стране не укомплектована вторым работником.

«Все приказы, которые издаются в целях усовершенствования работы скорой помощи, даются в некоторой оторванности от реальности со стороны чиновников. Видно, что благие намерения, но я далеко не уверен, что это будет выполняться, потому что и сейчас не выполняются приказы Минздрава», — отметил Коновал.

Он подчеркнул, что за грубые нарушение приказа Минздрава 388 Н «Об утверждении порядка оказания скорой, в том числе скорой специализированной медицинской помощи», в который вносятся поправки в виде нормативно-правовых актов, к реальной уголовной или административной ответственности никого из должностных лиц не привлекают и не отправляют в отставку. Надзорные и правоохранительные органы фактически бездействуют.

Коновал привел пример Харовской центральной районной больницы (Вологодская область), где жалуются на сокращение персонала диспетчерской службы и перекладывание обязанностей на других работников.

«В 388 Н приказе Минздрава говорится, что вызовы должен принимать отдельный специальный работник с соответствующим образованием, а они перекидывают обязанности на медсестер даже не этого отделения скорой помощи, а приёмной диагностического отделения. Медсестры и без того имеют огромное количество обязанностей. Это яркий пример того, что данное нарушение приведет к серьезным проблемам, и какой-то звонок будет несвоевременно обработан или медсестры выполнят свои обязанности недобросовестно», — подчеркнул Коновал.

Активисты профсоюза заявляют, что направили соответствующую жалобу в Росздравнадзор по Вологодской области, однако получили в ответ лишь «отписку». В данный момент от членов Совета при Президенте РФ по правам человека направлено обращение в Генеральную прокуратуру с целью вразумить главного врача и чиновников, которые допускают подобные нарушения.

Запись Новые нормы для скорой помощи: выполнят ли приказы Минздрава? впервые появилась Рабкор.ру.

Ячейки компартии в частных компаниях или корпоративное право с китайской спецификой

 «Вы называете это вмешательством, а мы называем это руководством»

Реплика китайского чиновника

 

«В Китае очень важно демонстрировать политическую власть Коммунистической партии. Менеджменту по силам справиться с подавляющим числом проблем, но все-таки не со всеми»

Президент Банка Китая Ли Лихуэй

 

«Независимый британский директор хотел присутствовать на заседаниях парткома, но «не будучи членом компартии, решил подыскать себе какого-нибудь британского коммуниста, чтобы тот от его имени ходил на партсобрания»

Из анекдота китайского журналиста

 

«Корпоративный зверь, появившийся на свет в результате затянувшихся и болезненных родов «Чайна инкорпорейтид», оказался новым и странным созданием. Как и приказывала партия, он был одновременно коммерческим и коммунистическим»

Журналист Financial Times Ричард МакГрегор

 

Корпоративное (организационное) право и управление крайне важно при осуществлении хозяйственной деятельности при любой форме собственности. Интересно как Китай: «экономика № 1», а точнее «правящая и направляющая сила» китайского общества в лице правящей Коммунистической партии Китая (КПК) в процессе «политики реформ и открытости» с целью построения «социализма с китайской спецификой» не только сосуществуют, но и слилась в «нерушимый союз» с китайской и иностранной буржуазией.

Согласно закону Китайской народной республики «О компаниях»[i] структура корпоративного управления состоит из следующих органов и коммерческих должностных лиц:

  1. Система органов компании с ограниченной ответственностью: собрание участников, совет директоров (наблюдательный совет), ревизионная комиссия и директор (управляющий);
  2. Система органов акционерной компании с ограниченной ответственностью: общее собрание акционеров, совет директоров, ревизионная комиссия и руководители высшего звена (управляющие).

Компании с ограниченной ответственностью с небольшими масштабами деятельности и небольшим количеством участников вместо совета директоров (наблюдательного совета) и ревизионной комиссии вправе создать должности исполнительного директора (который может быть и управляющим компании) и ревизоров (одного или двух). А в компаниях с одним участником общего собрания вообще нет, а все решения принимаются этим единственным участником самолично в письменной форме.[ii]

Практически те же правила распространяются на компании со 100 % иностранным капиталом[iii] и совместные предприятия (за исключением полного отсутствия общего собрания участников – высшим органом управления выступает совет директоров)[iv].

В целом, в структуре корпоративного управления китайских компаний применяется принцип разделения властей (примечательно, что этот принцип не признан в конституционно-государственном устройстве КНР как «западно-буржуазный»): полномочия по принятию решений, управлению и контролю разделены между общим собранием, советом директоров, управляющим и ревизионной комиссией. Система сдержек и противовесов между всеми органами управления позволяет обеспечить бесперебойную работу компании[v].

Вместе с тем велик уровень влияния китайских публичных интересов даже в корпоративном праве и управлении. Так согласно Конституции КНР:[vi] необщественный сектор экономики, включающий индивидуальные и частные хозяйства, ведущие дела в установленных законом пределах, является важной составляющей социалистической рыночной экономики. Государство охраняет законные права и интересы индивидуальных и частных хозяйств, а также поощряет, поддерживает и направляет развитие, но и осуществляет наблюдение и контроль необщественного сектора экономики (статья 11). Плюс Китайская народная республика разрешает иностранным предприятиям и другим иностранным экономическим организациям либо частным лицам в соответствии с законами КНР вкладывать капиталы в Китае, осуществлять в различных формах экономическое сотрудничество с китайскими предприятиями или другими китайскими хозяйственными организациями. Однако они должны соблюдать законы Китайской народной республики. Вместе с тем их законные права и интересы охраняются законами КНР.

Положения о соблюдении компаниями законов, а также норм общественной морали, коммерческой этики, принципа добросовестности, нахождении под контролем правительства КНР и китайского общества, несении социальной ответственности прописано в статье 5 Закона КНР «О компаниях»[vii]. Там же в статье 18 помимо корпоративного управления прописаны положения о демократическом управлении при помощи собрания представителей трудового коллектива компании или иным способом (например, запросы в профсоюзную организацию компании)[viii].  Хотя данное положение и опирается на положения Конституции КНР, но оно адресовано прежде всего государственному и коллективному сектору экономики (статья 16 и 17), но никак не частному[ix].

Ну и наконец апогеем публичных начал в корпоративном праве и управлении в КНР выступает положение статьи 19 Закона «О компаниях»: «В соответствии с положениями Устава Коммунистической партии Китая (КПК) в компаниях создается организация КПК, которая ведет партийную деятельность. Компания обязана создать необходимые условия для деятельности партийной организации»[x].  Аналогичное положение продублировано даже для ИП в статье 7 Закона КНР «Об индивидуальных частных предприятиях»[xi].

Эта норма закона опирается на «руководящую и направляющую роль» Компартии Китая согласно Преамбуле Конституции КНР[xii]. А полностью разъясняется в Уставе КПК: «Первичные партийные организации создаются на предприятиях <…> при наличии не менее трех членов партии. В первичных партийных организациях создается в зависимости от потребностей работы и числа членов партии <…> либо партком, либо бюро объединенной ячейки, либо бюро ячейки» (статья 29). Задачами этих партийных организаций при компаниях является ведение политико-идеологической и активной общественной деятельности среди партийных и беспартийных рядов (согласно статье 31). А в статье 32 указаны генеральные цели и сущность подобных организаций: «Первичные партийные организации хозяйственных организаций необщественной формы собственности проводят курс и политику партии, ориентируют и контролируют предприятия в соблюдении государственных законов и нормативных актов, руководят профсоюзными, комсомольскими и другими массовыми организациями, объединяют и сплачивают рабочих и служащих, охраняют законные права и интересы всех сторон, а в итоге стимулируют здоровое развитие предприятий». И это при том, что социальная основа Компартии Китая очень широка: от крестьян и рабочих до современного «креативного класса» и предпринимателей (согласно измененной в 2001 г. программе партии и статье 1 Устава)[xiii].

Это положение законодательства и практики являются результатом запущенных КПК в 1978 г. реформ и открытости в экономике, но сохранением авторитарной политической системы. Одновременно предприниматели за счет партнерства с партией-государством получают от него защиту и поддержку в делах[xiv].

При этом чиновники уверяют: «Управление со стороны Компартии Китая совсем не касается собственности этого предприятия. И наша Коммунистическая партия — это только символ передовых производительных сил. Не должно быть конфликта между партийным руководством и отношениями собственности на предприятии. Гарантией тому является верность членов Партии». При этом, как правило глава компании и секретарь парткома разделяют между собой контрольный пакет акций предприятия, одновременно секретарь парткома является заместителем у главы компании, а глава компании – зам. секретаря парткома[xv].

Однажды глава крупной частной швейной фирмы «Янгор» Ли Жучэн сказал так о роли партийных комитетов в компаниях: партком существует для разбора жалоб сотрудников, прямо как профсоюз, а также для «морально-этического» и «духовного» наставничества. «Это очень важно с точки зрения морального духа предприятия. Надо иметь духовный центр. В противном случае станешь пустой скорлупой», – торжественно заявил он[xvi].  Так, например, печатный орган КПК газета «Жэньминь Жибао» в 2008 г. рассказывала о «добрых делах» парторганизаций в компаниях, например, о раздаче телевизоров малоимущим семьям или заботе об инвалидах. Эта деятельность больше похожа на хозяйствование объединения соцработников, а не отделений правящей партии[xvii].

Однако, другие предприниматели пренебрежительно сравнивали это с политкорректным пусканием пыли в глаза: «Чистая формальность, как бы политическое шоу», –  сказал старший руководитель одной шанхайской компании. Один бизнесмен из Сычуани заметил: «Думаю, неплохо, что партком организует какие-то учебные кружки и занятия. Но их секретарь не входит в руководящий состав нашей компании»[xviii].  А глава крупнейшей фирмы бытовой электроники «Хайэр» Чжан Жуйминь смело заявил о кадровом вопросе: «Я сам себя назначил парторгом «Хайэр». Вот и получается, что с самим собой у меня не может быть конфликтов, верно?»[xix]

«Однако многие теряют главную политэкономическую суть: «Создание парткома – это символ нормализации», – говорит эксперт Ма Цзиньлун. –«Посещая Вэньчжоу, высшие руководители страны посетят предприятие только в том случае, если на нем учреждена парторганизация. Вы спрашиваете, в чем состоит функция парткома? Она самая большая из всех»[xx]. Ему вторит зам. главы отдела низовых парторганизаций шанхайского горкома КПК Чжан Дахун: «В опасные моменты <…> мы можем [посредством парткомов] мобилизовать все каналы для локализации кризиса»[xxi].

Существует также модель проникновения в иностранные совместные предприятия, которую преподают в партшколах на примере совместного предприятия с участием японского «Ниссана» и китайского автомобилестроителя «Дунфэн». Это самое крупное китайско-японское совместное предприятие стало итогом трансформации компании «Дунфэн», которая была до этого в сложном положении. Впрочем, сей факт не помешал китайской стороне на целый год затянуть переговоры по вопросу роли КПК в новой компании. «Дунфэн» не устраивало символическое учреждение парткома. Китайцы хотели, чтобы новое предприятие дало парторгу высший управленческий пост, платило ему зарплату и покрывало административные издержки. Отдельным соглашением «Дунфэн» выторговал право повесить партийную табличку при входе в партком. «Смысл в том, чтобы при сотрудничестве с “Ниссаном” парторганизация ни в коем случае не превратилась в некую полуподпольную ячейку на птичьих правах», — гласил меморандум Орготдела ЦК КПК, разбиравшего этот случай[xxii].

И даже в изначально иностранное предприятие в Китае у КПК есть налаженные методы проникновения и успешной работы. “Возможно ли сосуществование коммунистической организации и немецкого предприятия? Как это скажется на нашем бизнесе? У китайцев и немцев разные культуры, обычаи, мышление. Мы опасались, что деятельность партии может помешать бизнесу”, – беспокоился немец китайского происхождения Ян Чжимин, директор филиала немецкой фармацевтической компании “Фрезениус Каби” в Наньчане (провинция Цзянси, Юго-Восточный Китай), когда члены КПК подали заявку на учреждение партячейки в его компании.

Однако, результаты работы членов КПК в филиале развеяли эти сомнения. Чтобы справиться с дефицитом рабочей силы, партийцы призвали весь персонал взяться за поиск новых сотрудников. Они также по собственной инициативе приняли участие в разрешении споров в компании. Немецкое руководство компании быстро заметило, что члены КПК отличаются более выраженной самодисциплиной и готовностью преодолевать вызовы. Они берут на себя больше обязанностей и проявляют больший интерес к бизнесу.

“Чтобы помочь людям обрести лучшую жизнь, нам нужны технологии, а также высокая квалификация и качество продукции. Так мы собираемся воплотить дух партии”, – такой вывод сделал глава партячейки компании бельгийской пивоваренной корпорации Ab inBev – Sedrin Brewery Чжэн Вэньцин на занятии по партийной теории.

В Китае насчитывается более 100 тыс. предприятий с иностранным капиталом. По состоянию на конец 2016 года, партийные организации действовали в 70 процентах из них, сообщил заместитель заведующего Отделом ЦК КПК по организационной работе Ци Юй.

“Иностранные компании начали появляться в Китае несколько десятилетий назад. За это время они убедились, что партийные организации могут играть позитивную роль в развитии бизнеса и генерировании прибыли”, – отметил специалист по партийному строительству Фуданьского университета в Шанхае Чжэн Чанчжун.

“Членство в КПК – не только политическая принадлежность, это символ превосходного мастерства. Высокие моральные качества и компетентность в своей сфере деятельности являются обязательными требованиями для вступления в партию. Именно это отличает КПК”, – подытоживает Чжэн Чанчжун[xxiii].

Деятельность данных «красных ячеек» распространяется не только на китайцев, но и на иностранных сотрудников. Так в Китайско-французском автопроизводителе Dongfeng Renault секретарь комитета КПК совместного предприятия Го Дао читает лекции иностранным сотрудникам по коммунистической теории, организации Коммунистической партии Китая (КПК), включая в свои выступления сведения о партийном комитете и членах партии , а также роли парткома в Dongfeng Renault.

Го Дао сказал, что если иностранные сотрудники понимают роль комитета КПК в достижении целей компании, это выгодно для сотрудничества. Го Дао заявил, что многие иностранные сотрудники не знакомы со специальной политической структурой КНР, и их недостаточная осведомленность может помешать развитию компании.

Было добавлено, что предложение проводить лекции для новых сотрудников фактически исходило от иностранного руководителя, который надеется, что этот курс может помочь иностранным сотрудникам лучше интегрироваться в совместное предприятие. Представитель отдела кадров Николя Коста Вейга заявил о том, что комитет КПК может объединить компанию и помочь возглавить её сотрудников[xxiv].

Вестник КПК «Жэньминь жибао» 4 марта 2016 г. передал новую «генеральную линию» КПК: Генеральный секретарь ЦК КПК, Председатель КНР, Председатель Центрального военного совета Си Цзиньпин на встрече с членами Ассоциации демократического национального строительства Китая /АДНСК/ и Всекитайской ассоциации промышленников и торговцев /ВАПТ/, принимающих участие в 4-й сессии ВК НПКСК 12-го созыва, выслушал их идеи и комментарии, а также предложил определение для отношений нового типа между правительством и деловыми кругами.

Си Цзиньпин отметил, что новые отношения между государством и бизнесом можно обобщить двумя словами – «родственные» и «чистые». Китай впервые использует эти определения для описания связей между правительством и деловыми кругами.

Си Цзиньпин детально рассказал, что конкретно подразумевается под «родственными» и «чистыми» отношениями. «Родственные» связи означают открытые контакты между руководящими кадрами и частными предприятиями, речь также идет о необходимости следить и общаться с деятелями, занятыми в экономике на базе необщественной собственности, помогать им разрешать трудности. Вместе с этим, частным предприятиям нужно информировать партийные и правительственные ведомства о реальном положении дел, выдвигать предложения, активно поддерживать развитие на местах. «Чистые» отношения подразумевают связи между государством и бизнесом, использования служебного положения и власти в корыстных целях.

Вместе с этим, частным предприятиям следует строго соблюдать дисциплину и законы[xxv].

В соответствии с Уставом КПК, партия осуществляет полный контроль над всеми сферами деятельности по всей стране. Этот принцип был подтвержден на 19-м съезде КПК в октябре 2017 года[xxvi].

Здесь мы видим непосредственное проявление диалектики публичных и частных интересов в управлении КПК хозяйственной (экономической) деятельностью и корпоративным (организационным) управлением частных предприятий в «экономике № 1» под названием Китай.

 

 Список литературы:

 

  1. Бажанов П.В. Ведение бизнеса в Китае: правовые аспекты. Выпуск 1: Обзор правовой среды для бизнеса: книга для юристов, сопровождающих бизнес. М., 2015.
  2. Брюс Д. Красные капиталисты в Китае. Партия, частные предприниматели и перспективы политических перемен.М. 2005.
  3. Бужинская Е.В., Васильев А.С., Губарева А.В. и др. 100 вопросов о российском и китайском праве: краткое сравнительно-правовое исследование гражданского и торгового права. // под ред. Степанова С.А., Фейтао Юе. – М. Екатеринбург 2016.
  4. В фокусе внимания Китая/ Иностранцы против коммунистов – побеждают все! // ИА «Синьхуа». 16.11.2017. URL: http://russian.news.cn/2017-11/16/c_136756884.htm (дата обращения: 03.12.2017.)
  5. Д/ф «Завтра будет так, как решили сегодня». // «Красная линия». URL: https://www.youtube.com/watch?v=V1MSJXHWBy4 (дата обращения: 30.01.2017.)
  6. Закон КНР «О компаниях». // Pavel.Bazhanov.pro URL: http://pavel.bazhanov.pro/translations/chinacivillaw/china_company_law/ (дата обращения: 30.10.2016.)
  7. Закон КНР «Об индивидуальных частных предприятиях». // Pavel.Bazhanov.pro URL: http://pavel.bazhanov.pro/translations/chinacivillaw/individual_proprietorship_law/ (дата обращения: 29.01.2017.)
  8. Конституция КНР 1982 г. (с изм. 1988, 1993, 1999, 2004 гг.). // Окно в Китай. URL: http://chinalawinfo.ru/constitutional_law/constitution (дата обращения: 13.10.2016.)
  9. МакГрегор Р. Партия: тайный мир коммунистических властителей Китая. М. 2011.
  10. Си Цзиньпин четко определил отношения между правительством и деловыми кругами. // «Жэньминь жибао» онлайн. 8.03.2016. URL: http://russian.people.com.cn/n3/2016/0308/c31521-9027052.html (дата обращения: 30.01.2017.)
  11. Устав КПК. Полный текст, принятый с частичными поправками 18-м Всекитайским съездом КПК 14 ноября 2012 г. // ИА Синьхуа. 18.11.2012. URL: http://russian.news.cn/dossiers/2012-11/18/c_131982773.htm (дата обращения: 09.09.2015.)
  12. Sino-French automaker lectures foreign employees on Communism. // People’s Daily Online. 05.2017. URL: http://en.people.cn/n3/2017/0504/c90000-9211069.html (дата обращения: 03.12.2017.)

[i]
Закон КНР «О компаниях». // Pavel.Bazhanov.pro URL: http://pavel.bazhanov.pro/translations/chinacivillaw/china_company_law/ (дата обращения: 30.10.2016.)

[ii]

Там же.

[iii]            Бажанов П.В. Ведение бизнеса в Китае: правовые аспекты. Выпуск 1: Обзор правовой среды для бизнеса: книга для юристов, сопровождающих бизнес. – М, 2015. С. 76-78.

[iv]            Там же.  С. 84-86.

Бужинская Е.В.,Васильев А.С., Губарева А.В. и др. 100 вопросов о российском и китайском праве: краткое сравнительно-правовое исследование гражданского и торгового права. // под ред. Степанова С.А., Фейтао Юе. – М. Екатеринбург. 2016. С. 358.

 

[v]             Там же С. 188.

[vi]            Конституция КНР 1982 г. (с изм. 1988, 1993, 1999, 2004 гг.). // Окно в Китай. URL: http://chinalawinfo.ru/constitutional_law/constitution (дата обращения: 13.10.2016.)

[vii]          Закон КНР «О компаниях»

[viii]         Там же.

[ix]            Конституция КНР 1982 г. (с изм. 1988, 1993, 1999, 2004 гг.). // Окно в Китай. URL: http://chinalawinfo.ru/constitutional_law/constitution (дата обращения: 13.10.2016.)

[x]             Закон КНР «О компаниях»

[xi]            Закон КНР «Об индивидуальных частных предприятиях». // Pavel.Bazhanov.pro URL: http://pavel.bazhanov.pro/translations/chinacivillaw/individual_proprietorship_law/ (дата обращения: 29.01.2017.)

[xii]          Конституция КНР 1982 г. (с изм. 1988, 1993, 1999, 2004 гг.). // Окно в Китай. URL: http://chinalawinfo.ru/constitutional_law/constitution (дата обращения: 13.10.2016.)

[xiii]         Устав КПК. Полный текст, принятый с частичными поправками 18-м Всекитайским съездом КПК 14 ноября 2012 г. // ИА Синьхуа. 18.11.2012. URL: http://russian.news.cn/dossiers/2012-11/18/c_131982773.htm (дата обращения: 09.09.2015.)

[xiv]         Брюс Д. Красные капиталисты в Китае. Партия, частные предприниматели и перспективы политических перемен.  М. 2005. С. 161-162.

[xv]          Д/ф «Завтра будет так, как решили сегодня». // «Красная линия». URL: https://www.youtube.com/watch?v=V1MSJXHWBy4 (дата обращения: 30.01.2017.)

[xvi]         МакГрегор Р. Партия: тайный мир коммунистических властителей Китая. — М. 2011. С. 301.

[xvii]        Там же. С. 303.

[xviii]      Там же. С. 301.

[xix]         Там же. С. 272.

[xx]          Там же. С. 304.

[xxi]         Там же. С. 302.

[xxii]        Там же.

[xxiii]      В фокусе внимания Китая/ Иностранцы против коммунистов – побеждают все! // ИА «Синьхуа». 16.11.2017. URL: http://russian.news.cn/2017-11/16/c_136756884.htm (дата обращения: 03.12.2017.)

[xxiv]      Sino-French automaker lectures foreign employees on Communism. // People’s Daily Online. 04.05.2017. URL: http://en.people.cn/n3/2017/0504/c90000-9211069.html (дата обращения: 03.12.2017.)

[xxv]        Си Цзиньпин четко определил отношения между правительством и деловыми кругами. // «Жэньминь жибао» онлайн. 8.03.2016. URL: http://russian.people.com.cn/n3/2016/0308/c31521-9027052.html (дата обращения: 30.01.2017.)

[xxvi]        В фокусе внимания Китая

 

 

Автор: Жилкибаев Санат

Запись Ячейки компартии в частных компаниях или корпоративное право с китайской спецификой впервые появилась Рабкор.ру.

Павел Грудинин сворачивает предвыборную активность?

В течение нескольких последних дней в сети появляются сообщения о пересмотре и отмене планов региональных поездок Павла Грудинина. В некоторых случаях прямо упоминается о том, что таким образом кандидат старается избегать обострения своего конфликта с действующей властью, что вполне понятно и было с самого начала предсказуемо.

Проверить достоверность этой информации можно на примере планов поездок кандидата КПРФ на Дальний Восток и в Сибирь. Несмотря на официальное заявление о том, что Павел Грудинин прибудет в Хабаровск с официальным визитом, а также примет участие в дебатах на местном телевидении, ожидать этого, видимо, не приходится.
Как показывает складывающаяся ситуация,   Грудинин ( как и другие кандидаты) не демонстрирует большой заинтересованности в дебатах, особенно — на региональном уровне. Связано это, прежде всего, с низким доверием к процедуре дебатов в нашей стране. По мнению не только кандидатов, но и части электората, сам факт принятия участия в дебатах демонстрирует, что кандидат принимает оппонента как равного, ставя себя с ним на один уровень, что нехарактерно для выборов в России. Поэтому не только Грудинин не заинтересован в личном проведении дебатов, но и действующая власть также не заинтересована в проведении дебатов на равных.
Характерным примером отношения кандидатов к дебатам служит недавний отказ большинства кандидатов от дебатов на Радио Россия.
В этом свете, приезд Грудинина для дебатов в Хабаровск представляется маловероятным. Более того, сам приезд в Хабаровск Грудинина региональная пресса тоже оценивает как маловероятный.

Зато в Иркутск кандидат прибывает 2 марта, а местное отделение КПРФ организует трансляцию его встречи с избирателями. Тем не менее интрига сохраняется, поскольку 3 марта Левый Фронт организует в Иркутске митинг за честные выборы. По словами организаторов ожидается, что на митинг придёт кандидат в президенты РФ от КПРФ Павел Грудинин, который в тот день будет в регионе (http://baikal-info.ru/levo-patrioticheskie-sily-provedut-3-marta-v-irkutske-miting-s-uchastiem-grudinina). Однако источники в КПРФ эту информацию пока не подтверждают.

«Рабкор» следит за развитием событий.

 

Источник фото: https://bg-irkutsk.livejournal.com/5788613.html

Запись Павел Грудинин сворачивает предвыборную активность? впервые появилась Рабкор.ру.

Из Сибири с любовью

Читая Интернет, узнаешь много нового. В том числе и о себе самом. Вот, например, один из недоброжелателей «Рабкора» рассылает по сети рассказы о том, как я на деньги Путина организовал себе тур по Сибири, чтобы ругать Грудинина.

И в самом деле: я и кандидата от КПРФ критиковал, и по Сибири ездил. Правда, поездка готовилась в рамках серии презентаций моей новой книги «Между классом и дискурсом». Намечены были выступления в разных городах, начиная с Нижнего Новгорода, достали деньги. И всё это произошло ещё осенью, когда ни про какого Грудинина ещё никто слыхом не слышал.

Однако можно ли представить обсуждение политических вопросов в разгар избирательной кампании — так, чтобы не коснуться этой самой кампании? Ясное дело, презентация книги дала возможность соединить приятное с полезным, провести целую серию встреч и дискуссий. В том числе и с теми, кто поддерживает кандидата от КПРФ.

Собственно, эти люди меня больше всего и интересовали. Потому что неминуемо встает вопрос: что заставляет человека, вполне взрослого и разумного, связывать свои надежды с фигурой, явно не несущей ничего нового и позитивного. И ответ напрашивается — причину надо искать не в Грудинине, а в том, что делала в последние два года нынешняя власть.

Главное, что выявили прошедшие два-три месяца, люди разочарованы и обижены. Больше всего — именно те, кто ещё недавно власть поддерживали или были к ней лояльны. И для них появление Грудинина, бывшего депутата от «Единой России», хозяйственника и бизнесмена, который тоже никакой оппозицией никогда не был, своего рода сигнал. В нем можно узнать, если и не себя, то нечто знакомое и привычное. Не опасно, не ново, не радикально. Своё собственное вчера.

Грудинин представляет для них образ именно нынешней власти, только образумившейся и исправившейся. Он воплощает то, что хотели получить от начальства, то, на что начальство постоянно намекало, но чего не захотело сделать. Всё консервативно и позитивно. Но нереально. Потому что Грудинин не способен и не желает ничего менять по той же самой причине, по которой этого не делала теперешняя власть.

Утопающий хватается за соломинку. И такой соломинкой оказался Грудинин. Ею, вообще-то мог бы оказаться любой кандидат на его месте, если бы только это было более или менее новое лицо.

Нужно было всего-то стабильное развитие. Но именно развитие, а не деградация, не проедание ресурсов. Чтобы работали заводы и создавались рабочие места. Чтобы зарплата не падала, а карьерные лифты не закрывались. Просто чтобы не становилось хуже.

Но хуже стало.

Особый вопрос — систематический разгром образования и науки, который ведет уже несколько лет подряд соответствующее профильное министерство. Казалось бы, чего стило хотя бы приостановить всё это? И вроде бы намекали на перемены, заменив ненавистного министра Дмитрия Ливанова на добродушную женщину Ольгу Васильеву. Только намеками дело и ограничилось. Жители Академгородков Сибири с раздражением наблюдают, как продолжается всё та же прежняя политика, а созданное Ливановым ФАНО планомерно пожирает остатки автономии научных учреждений.

Если бы Грудинин и его команда всерьез взялись за избирательную пропаганду, они бы не ботов финансировали, а по академгородкам ездили. Просто не вылезали бы оттуда. Но тогда пришлось бы ученым рассказать что-то более или менее внятное. Это же всё-таки представители позитивного знания!

Вместо общих речей в духе «дадим народу знания», «спасем отечественную науку», нужна конкретная программа действий, исходящая уже не из общих принципов, а из конкретной сегодняшний ситуации. Надо чётко понимать, что вернуться в прекрасное (или ужасное, кому как) советское прошлое уже не получится. И рассказы о том, как всё было хорошо позавчера, большой пользы не принесут. Для вывода из кризиса отечественной науки нужен ряд очень простых, но достаточно радикальных шагов в направлении прямо противоположном тому, куда тащат нас Федеральное агентство научных организаций и Минобразина.

Во-первых, необходимо вернуться от преимущественно проектного к преимущественно институциональному финансированию. У последнего подхода есть свои хорошо известные минусы, но даже несмотря на них, это единственный способ поддерживать долгосрочное развитие научных исследований без привязки к заранее предсказуемым результатам (иными словами, создавать возможности для прорыва в новое, неизведанное).

Во-вторых, если сейчас политика Минобразины направлена на подрыв солидарности и взаимопомощи между учеными, то надо, напротив, сделать ставку на возрождение научных и профессиональных сообществ. И не просто хвалить их и рассуждать об их пользе, а обеспечивать их ресурсами, избегая, однако излишней формализации (без некоторой степени формализации обойтись всё равно невозможно).

Наконец, настало время прямо потребовать ликвидации злосчастного ФАНО и возвращения контроля над материальными ресурсами науки самим ученым. Но не за счет восстановления старой академической бюрократии (которая, кстати, по ходу реформ никуда не делась, а только стала уже совершенно паразитический), но новым структурам, создаваемым под контролем самих ученых и специалистов.

И тут возникает самый неприятный вопрос: а готовы ли к подобным преобразованиям сами ученые? Хотят ли, могут ли взять власть, по крайней мере — над самими сбой?

Ответ не очевиден. Мы жалуемся, что власть за прошедшее время разложилась.

Чистая правда.

Но разложилось и общество.

В этом главная проблема.

Увы, кроме нас самих с этим никому не справиться. Если не брать на себя ответственность, если надеяться на доброго дядю, с усами или без усов, ничего не будет. Станет только хуже. Без попыток самоорганизации нет шансов на самоспасение. Настало время осознать не только масштабы проблем, но и глубину общественной деградации. С которой предстоит бороться самому же обществу. По капле выдавливая из себя не только раба и мещанина, но и пассивного потребителя.

Избавления никто не даст. Как в песне. Ни бог, ни царь и ни герой.

Только своими руками, своими силами.

Запись Из Сибири с любовью впервые появилась Рабкор.ру.

15 книг о советской повседневности, изданные за последние семь лет, которые стоит прочитать

После пройденного модуля по курсу «Культуры повседневности» студенты и студентки школы Культурологии решили закрепить свои знания и предпочтения списком книг об эпохе СССР. Книги затрагивают совершенно разные аспекты того времени: образование, кулинарию, культуру тела – в общем, повседневность. Молодые люди написали небольшие рецензии по прочтенным произведениям, с которыми теперь предлагают познакомиться всех интересующихся историей Советского Союза.

 

И. Глущенко, «Общепит. Микоян и советская кухня» – М.: ГУ-ВШЭ, 2010, 2-е изд. 2015.

Книга исследователя советской повседневности Ирины Глущенко предлагает новый взгляд на советскую кухню – через биографию партийного деятеля, чье имя для современников является, скорее, нарицательным, Анастаса Микояна. Автор обращает внимание на то, как возникали советские стандарты и как под влиянием различных политических механизмов они, трансформируясь, перешли в то, что сейчас считается советским эталоном качества.

Книга снабжена эксклюзивными материалами, семейными фотографиями и мемуарами родственников Микояна, по которым прослеживается его вклад в развитие общепита и создание «кулинарной библии». (А. Фимина)

 

 

 

И.Б. Орлов, «Советская повседневность: исторический и социологический аспекты становления» – М.: ГУ-ВШЭ, 2010.

Анализ повседневной жизни людей является важным для исследования причин и мотивов поведения тех или иных индивидов в определенных обстоятельствах и жизненных ситуациях. Вся жизнь советского человека складывалась из барачно-коммунального жилья, стояния в очередях, получения талонов и тому подобного – именно в таких повседневных обыденных делах обычно не замечают скрывающуюся уникальность, но стоит только сфокусировать свое внимание на единичных практиках, как становятся заметны тонкие дифференциации. Так, историк И. Орлов в своей книге старается осветить моменты, связанные с формированием повседневных практик, которые по своей сути и являются отражением культуры советской повседневности, складывающейся на протяжении долгих лет.

Каждый человек является частью меняющегося набора взаимосвязей, а понимание повседневности строится из понимания групповых и индивидуальных реакций отдельных людей на современные правила и законы, поэтому одна из основных задач исследователя повседневности — внимание к тому, что выражает дух времени: это и этнология, и интервью, и периодические издания, и фольклорные элементы, являющиеся частью устной истории. Прибегая к таким источникам, И. Орлов раскрывает более полно специфику своей работы, затрагивая основные аспекты культуры советской повседневности в контексте быстро развивающихся и меняющихся сфер жизни страны: это и особенности создания образов в литературе и искусстве, и взаимоотношения членов семьи и молодого поколения друг с другом, и работы карточной системы, и алкогольной политики, и отдыха граждан и жилья в коммунальной квартире, в которой воспроизводилась повседневность. (Л. Новоселова)

 

А. Сальникова, «История елочной игрушки, или Как наряжали советскую елку»  М.: НЛО, 2011.

В книге историка Аллы Сальниковой елочная игрушка рассматривается как объект праздничной повседневности. Причем праздника демократичного, который был максимально детским, однако, формировался в соответствии со «взрослыми» представлениями о полезности и необходимости такого ритуала. Елочная игрушка на протяжении своего существования всячески переосмыслялась: была символом немецкого Рождества, подавлялась во времена «культуры один», наделялась воспитательными, «советскими» элементами во времена «культуры два». Исследовательница выстраивает исторический контекст, в котором елочная игрушка и елка являются не просто символами праздника, но и артефактами, хранящим память о семье и доме, поэтому к ним выстраивалось особое нежное и трепетное отношение. Несмотря на довольно эмоциональное и чувственное переживание, эти атрибуты Рождества и Нового года несли в себе больше – они формировали образовательно-воспитательную политику и стандарты. Это были не просто милые новогодние игрушки, они несли в себе сложную семантическую систему норм, канонов и практик. (В. Овсянникова)

 

А. Рожков, «В кругу сверстников. Жизненный мир молодого человека в Советской России 1920-х годов» – М.: Новое литературное обозрение, 2014.

Довольно ироничен тот факт, что в «канонической», взращенной школьными учебниками истории раннего СССР – молодого, только начинающего свой путь государства – изучение самой молодежи остается сферой нишевой, интересной быть может узкому кругу исследователей.

Книга историка Александра Рожкова – это попытка структурировать и встроить в общий исторический нарратив сюжет, к которому обращаются редко и «по случаю», но который, тем не менее, необходим для понимания раннесоветской идентичности со всеми ее внутренними противоречиями и конфликтами. На обширном историческом материале автор показывает зачастую полярные аспекты повседневности молодых людей – школьников, студентов и красноармейцев: от пьянок в общежитиях до студенческих чисток, от спортивных практик до казарменных будней. В стремлении показать быт молодых людей, их отношения друг с другом, со взрослыми, с государством автор наследует традиции культурной антропологии, фокусируясь главным образом на «человеческой истории» – биографиях обычных людей, их образе мыслей и особенностях мировоззрения, не генерализируя и гомогенизируя опыт советской молодежи. (С. Роговская)

 

А. Юрчак, «Это было навсегда, пока не кончилось. Последнее советское поколение» – М.: НЛО, 2014.

Книга антрополога Алексея Юрчака, открывающаяся хвалебным комментарием Славоя Жижека, посвящена исследованию позднего социализма и позднего периода советской истории. Исходя из точки развала советской власти, А. Юрчак исследует «не причины (якобы приведшие к обвалу), а именно условия (сделавшие обвал возможным, хотя и не неизбежным)». Такой фокус позволяет автору отказаться от «репрезентативности» материала, перевести взгляд с усредненного советского гражданина на отклонения от системы, чтобы выяснить, как такие отклонения оказываются возможны.

В итоге А. Юрчаку удается выйти за пределы привычных подходов к исследованию советской истории и повседневности, а именно – за границы бинарных оппозиций «конформизм» / «нонконформизм», «внутри системы» / «протест системе», предполагающие существование двух полюсов советской жизни, где человек либо за, либо против власти. Автор показывает, что «нормальный» советский человек всегда существовал между этих двух полюсов, создавая так называемые места вненаходимости для системы. Именно им посвящает свое исследование Алексей Юрчак. (Т. Ускова)

 

Н. Лебина, «Советская повседневность: нормы и аномалии. От военного коммунизма к большому стилю»  М.: НЛО, 2015.

Книга историка и культуролога Натальи Лебиной, вышедшая спустя 15 лет после первой монографии «Повседневная жизнь советского города: Нормы и аномалии. 1920–1930-е годы” (1999), является ее расширенной и дополненной версией. В качестве методологии Н. Лебина берет за основу дихотомию «норма/аномалия» и с помощью нее выстраивает исследование влияния государственного аппарата на формирование советской повседневности. Новая версия книги основывается на проблемах норм и аномалий повседневности в более широких временнЫх рамках и затрагивает три периода истории советской государственности: военный коммунизм, новая экономическая политика и послевоенный сталинизм. Главный вопрос, к которому возвращается Н. Лебина: «Действительно ли повседневная жизнь в СССР на протяжении всей эпохи была советской, то есть полностью определяемой воздействием нормативных и нормализующих суждений власти партии коммунистов и реалий социалистической экономики?».

Отвечая на вопрос «Что скрывает термин “советское” применительно к структурам повседневности», и поэтапно рассматривая и анализируя систему снабжения населения, нормы поведения горожан в свободное время и попытки государства регламентировать интимную жизнь, а также такие отклонения от норм, как пьянство, проституция, наркомания и суицид, Н. Лебина постепенно разрушает мифы о коммунистической советской повседневности в эпоху сталинизма. (Н. Мусихина)

 

И. Кукулин, М. Майофис, П. Сафронов, «Острова утопии: Педагогическое и социальное проектирование послевоенной школы (1940—1980-е)»  М.: НЛО, 2015.

Монография «Острова утопии» представляет собой подробное и интереснейшее исследование феномена советской школы. Анализируя советские образовательные инициативы 1940-1980-х годов, авторы не только рассматривают их преемственность с идеями и образовательными и педагогическими моделями довоенного и постсоветского периода, но также проводят исследование этих часто утопических проектов в сравнительной перспективе с восточно- и западноевропейским контекстом.

На первый взгляд может показаться, что интерес к данной книге ограничен небольшим специализированным кругом практической педагогики и советской истории. Однако монография обладает гораздо большей ценностью. Описывая советское образование как дифференцированное поле утопических идей, сочетающее локальные инициативы — «острова утопии» — с тотальным проектом государства, авторы тем самым стремятся разрушить распространенный стереотип о «советском», как о неделимом и обобщенном целом. (Д. Литвишко)

 

Н. Лебина, «Мужчина и женщина: Тело, мода, культура. СССР – оттепель» – М: НЛО, 2015.

Книга Натальи Лебиной “Мужчина и женщина: Тело, мода, культура. СССР – оттепель” — попытка проанализировать, как выстраивались гендерные отношения в эпоху Оттепели, в период заметных революционных трансформаций сексуальности и смены моделей материнства и отцовства. Одна из первых исследовательских русскоязычных работ по проблеме гендерных отношений в период демократизации, дестабилизации, изменении формы быта и отношений. Н. Лебина не следует предшествующей научной интерпретации отношений мужчин и женщин как противопоставляющиеся друг другу и разделённые, а предлагает новую – как единые и не оппозиционные. Она показывает это на примере трех сфер: первая – различные телесные практик, как она называет их, – ритуалы знакомства и другие “телесные практики отношений”. Вторая сфера – мода как область, отражающая психологическое и социальное в обществе: уделяется особое внимание появлению стиля унисекс в советской повседневности. И третий блок – различные документы, как государственные так и личные, архивные, дающие представления как о политике власти в сфере гендерной политики, так и об отношении самих людей к своей сексуальности, гендерной роли и половых отношений. (И. Шестоперова)

 

С. Абашин, «Советский кишлак: Между колониализмом и модернизацией» М.: Новое литературное обозрение, 2015.

Многолетнее исследование историка и антрополога Сергея Абашина посвящено маленькому кишлаку в Таджикистане, через который автор сумел сделать довольно большие выводы относительно советского устройства. Каковы были столкновения официального дискурса с местной картиной мира, какие формы она приобретала?
Очень важно, что особую роль Абашин уделяет тому языку, на котором он сам говорит. Описание «другого» невозможно без четкой рефлексии над собственными ментальными структурами. Так, С. Абашин перед самим исследованием детально описывает свой словарный аппарат. Видно, что это результат огромного труда, Абашин много лет работал над этим текстом: каждая деталь крайне продуманна. Само исследование состоит из нескольких очерков, каждый из которых может быть отдельным крупным исследованием, однако вкупе они складываются в максимально широкую картину. (А. Плотницкий)

 

И.Б. Орлов, «Коммунальная страна: становление советского жилищно-коммунального хозяйства (1917–1941)»  М.: Изд. ГУ-ВШЭ, 2015.

Стремительные процессы урбанизации и индустриализации, развернувшиеся уже в первые годы существования СССР, предполагали кардинальное переустройство бытового уклада жизни советского человека. Однако говоря о советской повседневности, мы чаще всего фокусируемся на распространенных общественных практиках и оставляем без внимания инфраструктуру, которая позволяла этим практикам осуществиться.
Кладбища и канализация, трамваи и метро, водопровод и электричество — книга историка Игоря Орлова “Коммунальная страна: становление жилищно-коммунального хозяйства в 1917-1941 гг” описывает сложную историю развития хозяйственных сфер, без которых невозможно представить жизнь в современном городе.
Основанная на многочисленных архивных документах, в том числе личного происхождения, история ЖКХ довоенного СССР удивляет своей человечностью. (М. Фигура)

 

А. Оришев, В. Тарасенко, «Повседневная жизнь советского человека в эпоху НЭПа»  М: Директ-Медиа, 2016.

Монография, написанная в соавторстве Виталием Тарасенко, специализирующимся на историографии и истории русской и советской повседневности, и Александром Оришевым, чья область научных интересов – ближневосточная политика, исламизация Европы и социология рекламной деятельности.

«Повседневная жизнь советского человека в эпоху НЭПа: историографический анализ» ставит перед собой достаточно амбициозную задачу: «структурирование и анализ содержания обширного историографического комплекса, посвященного <…> нэповской повседневности». В некотором роде целью работы можно назвать легитимизацию исследований раннесоветской эпохи и критического переосмысления, как самой эпохи, так и методов её изучения. Авторы много внимания уделяют рассмотрению повседневности студенчества; кроме того, красной нитью проходит идея соотношения идеологической риторики прогресса и стремления к «светлому будущему» с патриархальной, патерналистской подоплекой существования широких слоев населения. (В. Завертяева)

 

Л. Парфёнов, «Намедни. Наша эра. 1931-1940»  М: АСТ, Corpus, 2017.

Том «Намедни. Наша эра. 1931-1940» представляет собой путеводитель Леонида Парфёнова по очередному десятилетию советской эпохи. Это выборка тех событий, которые с течением времени оказались значимыми как с объективной, так и с личной точки зрения автора, как говорит сам Парфёнов, он выбирал те события для освещения, которые казались ему наиболее важными и интересными. Через дневниковые записи, личные свидетельства и редкие фотографии рассказывается об одном из самых сложных периодов в истории СССР. Сюда вошли взрыв Храма Христа Спасителя, Беломорканал, ликвидация кулачества, «Веселые ребята», «Чапаев», Большой террор, «Коктейль Молотова», убийство Троцкого, открытие деления ядра урана и начало Второй мировой войны.

Книга позволяет составить полную картину о 30-х годах XX столетия, не только проследив важные исторические этапы, но и представив культурный контекст в целом. По словам автора, в неё вошли события, люди, явления, без которых нас невозможно представить, еще труднее — понять. Книга пестрит иллюстрациями, которых даже больше, чем текста, что делает её ещё более привлекательной для современного читателя-визуала. Если бы в 30-е годы прошлого века был исторический инстаграм, то его точно делал бы Леонид Парфёнов. (С. Черненко)

 

А. Иванова, «Магазины “Березка”. Парадоксы потребления в позднем СССР» – М.: НЛО, 2018

Работа Анны Ивановой представляет собой историческое исследование розничной валютной торговли в СССР. В фокусе ее внимания – магазины «Березка», располагавшие дефицитными товарами и доступные только отдельным категориям советских граждан. Углубляясь в историю «Березки», Иванова вскрывает все уровни позднесоветской экономики, описывая структуры, как скрытые от глаз обывателей, так и напротив, конспирирующиеся от власти рынки, доступные «низам». Немало внимания она уделяет культурному и социальному значению описываемых явлений, проводя самый широкий обзор источников, среди которых как официальные документы, так и личные свидетельства, культурные артефакты, и интервью с очевидцами.
Анна Иванова предпринимает попытку предоставления наиболее полной картины, не склоняясь ни к какой определенной интерпретации событий. Ее исследование чрезвычайно важно в плане обширности и структурированности материала, и так же того более широкого контекста, к которому оно подводит. Книга намечает выводы о связи экономики и повседневности позднего СССР. Прослеживается общественная иерархия, основанная на доступности и обладании товарами, причем она, по-видимому, оказывается «навязаной» контролирующими ситуацию государственными органами. Иванова старается представить полярные точки зрения на ситуацию – с одной стороны, глазами обычных граждан, и, с другой, как это было было представлено официально. Книга Анны Ивановой считается первой объемной работой по этой теме. (Е. Вивич)

 

P.S. Выбор преподавателя

Н. Малинин, А. Броновицкая, «Москва: архитектура советского модернизма 1955-1991»  М.: Музей совеременного искусства “Гараж”, 2016.

Книга архитектурного критика Николая Малинина и искусствоведа Анны Броновицкой, скромно именующая себя справочником-путеводителем, — путешествие по сбывшимся и несбывшимся надеждам, воплотившимся то ли в трогательных, то ли уродливых зданиях советского модернизма, со своим серым бетоном и специфическим остеклением, которые присутствуют в столице и до сих пор напоминают об эпохе Оттепели и Застоя. Бывало, что здание начинало строиться в одну эпоху, а заканчивалось в другую, отразив все диспропорции, перекосы и диссонансы позднесоветского времени, да и всего советского проекта; то ли трагедия, то ли комедия. Так, огромные залы, замысленные для гигантских электронно-вычислительных машин, ждали своего часа, но к тому времени, как здания вводили в эксплуатацию, компьютеры превратились в настольные приборы…

Книга не только об архитектуре, но и о том, как люди использовали, обживали или портили дома, идеи, публичные пространства. (И. Глущенко)

 

И. Будрайтскис, «Диссиденты среди диссидентов» – М.: Свободное марксисткое издательство, 2017.

Книга историка, политического и культурного активиста Ильи Будрайтскиса, снабженная хвалебной рекомендацией Алексея Юрчака, хоть и не про повседневность в буквальном смысле, но про осмысление советского в рамках той новой, на мой взгляд, тенденции, которая наконец-то начинает формироваться в исследовательской литературе.

Книга систематически разбивает главные стереотипы, через которые долгое время пытались интерпретировать «советскость», в том числе, и в разговоре о повседневности.

«Красный человек» (homo soveticus), непреодолимая грань между практиками, существовавшими в СССР и «нормальным обществом», пережитки прошлого, которые являются главной или даже единственной причиной проблем современной России, – все эти мифы разрушаются при столкновении с конкретным анализом специфических явлений. (И. Глущенко).

 

https://www.hse.ru/ba/cultural/news/215652859.html

Запись 15 книг о советской повседневности, изданные за последние семь лет, которые стоит прочитать впервые появилась Рабкор.ру.

Коррупция и саботаж на Брянщине

 

Александр Богомаз

Близкие к критическим социально-экономические показатели Брянской области не мешают процветанию семьи губернатора региона Александра Богомаза. А заявления о развития сельского хозяйства в регионе прекрасно сочетаются с продвижением на российский рынок удобрений и гербицидов от иностранных производителей.

Начнём с того, что супруга губернатора Ольга Богомаз до сих пор возглавляет семейный бизнес, основанный ещё в 1998 году. В 2015 году семья Богомазов задекларировала доход в размере более 900 млн. рублей. Несмотря на то, что сам губернатор Брянской области отчитался всего о трёх с небольшим миллионах рублей, по законодательству Российской Федерации «имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью».

Таким образом, Александр Богомаз вступил в должность губернатора Брянской области, имея прямой интерес в сельскохозяйственном бизнесе региона.

Но на производстве картофеля и другой продукции с брянских полей зарабатывает не только супруга губернатора. Сыновья Александра Богомаза Михаил и Роман, которые входят в управляющие структуры ООО «Картофельный Альянс».

В том же 2015 году, когда Ольга Богомаз отчиталась о практически миллиардном состоянии и попала в верхние строчки в рейтингах Forbes среди финансово успешных жён российских чиновников, выручка ООО «Картофельный Альянс» по сравнению с 2014 годом возросла почти в два раза, а чистая прибыль в 6,6 раз.

Исходя из доступной финансовой отчётности), компании сыновей Богомаза заработали в 2015 году почти 50 млн., увеличив и без того раздутые активы губернаторской семьи.

Можно предположить, что приход к власти в регионе Александра Богомаза положительно отразился на благосостоянии семьи, и далеко не за счёт губернаторской зарплаты.

ООО «Картофельный Альянс» и КФХ «Богомаз» имеет явные конкурентные преимущества перед другими производителями картофеля в Брянской области.

Дело в том, что деятельность ООО «Картофельный Альянс» сосредоточена в первую очередь на распространении среди сельхозпроизводителей, удобрений, пестицидов, регуляторов роста и прочей продукции химического производства иностранных компаний Basf, Bayer, Du Pont, Syngenta, Grimme. Эта информация отражена как на официальном сайте компании, так и упоминается в публикации на сайте КФХ «Богомаз».

Для справки, одна из перечисленных компаний, Bayer — немецкая фирма, которая специализируется на производстве препаратов для системы здравоохранения и сельского хозяйства в разных странах мира, а также имеет на территории Брянской области испытательный полигон, где апробируются новые средства защиты растений.

На этой экспериментальной площадке, в частности, проводятся семинары для сельхозпроизводителей региона, которым в красках описываются все преимущества новых технологий удобрения и защиты растений. Мероприятия регулярно освещаются региональными СМИ, а местные власти фактически навязывают сельхозпроизводителям иностранную химию.

Торгует ООО «Картофельный Альянс» не только импортными удобрениями и прочей химией для сельского хозяйства, но также и гибридными семенами сельскохозяйственных культур, которые, надо полагать, также распространяются по «рекомендации» губернатора и его окружения. Об этом сообщается также на сайте КФХ «Богомаз».

Прямая цитата из сообщения гласит, что «…только в этом году на Брянщине было продано более 4 000 посевных единиц французской компании Euralis». Таким образом, немецкая фирма Bayer через ООО «Картофельный Альянс» и при открытой поддержке КФХ «Богомаз» вслед за монополизацией рынка удобрений и пестицидов в Брянской области уже осуществляет попытки пробиться в лидеры среди поставщиков семян.

Об игнорировании нормальных условий конкуренции на рынке удобрений и другой химической продукции для сельского хозяйства иностранными партнёрами семьи Богомазов свидетельствует антидемпинговое расследование, инициированное Департаментом защиты внутреннего рынка Евразийской экономической комиссии.

Отмечается, что расследование было начато после заявления со стороны отечественных фирм-производителей средств защиты растений, которые понесли существенный материальный ущерб в связи с демпинговым импортом из стран Европейского Союза и сокращением потребления продукции российских компаний в период с 2013 по 2016 гг. Удивительное совпадение, не правда ли?

Из-за роста импорта продукции химических предприятий отечественные предприятия вынуждены сокращать производства, а вслед за этим падает и численность работников на предприятиях.

О том, что антидемпинговое расследование связано именно с предприятиями, имеющими финансовые отношениями с ООО «Картофельный Альянс», красноречиво свидетельствует призыв компании Bayer к партнёрам поддержать петицию против проведения антидемпингового расследования.

Стоит также отметить, что «Стратегия национальной безопасности России», принятая в виде указа Президентом Российской Федерации Владимиром Путиным, совершенно чётко определяет приоритеты обеспечения продовольственной безопасности за счёт достижения продовольственной независимости страны. В частности, в отношение развития сельского хозяйства «стратегия» помимо прочего учитывает:

  • Расширение доступа отечественных сельхозпроизводителей на рынки сбыта продукции;
  • Развитие производства комбикормов, белково-витаминных, минеральных добавок и премиксов;
  • Повышения плодородия почв, предотвращения их истощения;
  • Недопущение бесконтрольного оборота генно-инженерно-модифицированных организмов;
  • Совершенствование системы технического регулирования, санитарного и фитосанитарного надзора, контроля в области обеспечения безопасности пищевых продуктов для здоровья человека.

 

Стоит ли говорить, что политика Александра Богомаза по активному продвижению на российский рынок продукции иностранных производителей удобрений, гербицидов и генномодифицированных сельскохозяйственных культур нарушает принципы Стратегии национальной безопасности России и подрывает продовольственную безопасность страны?

Существуют опасения и относительно безопасности продукции иностранных компаний, которую закупают у ООО «Картофельный Альянс» сельхозпроизводители Брянской области.

Да, на сегодняшний день сельскохозяйственная отрасль полностью зависима от производителей удобрений, пестицидов и других препаратов для защиты и регулирования роста растений. Однако существуют экологические и санитарные нормы в отношении применяемых при выращивании сельскохозяйственных культур препаратов. А в этом вопросе та же компания Bayer не является примером добросовестного поставщика.

В 2016 году компания Bayer (фармацевтика и химическая промышленность в сельскохозяйственной отрасли) осуществила слияние с одним из мировых лидеров в области биотехнологий растений американской компанией Monsanto, которая известная тем, что производит генетически модифицированные семена кукурузы, сои, хлопка, инсектициды типа ДДТ, а также самый распространённый в мире гербицид «Раундап».

Этот самый гербицид компания Bayer-Monsanto и поставляет в Россию и страны СНГ. Из открытых источников легко узнать, что действующее вещество препарата «Раундап» — глифосат, который Международное агентство по изучению рака Всемирной организации здравоохранения назвало «возможным канцерогеном для человека». В исследовании отмечается, что имеются данные о «повышенном уровне развития неходжкинской лимфомы у работающих с глифосатом», об «увеличении рака у лабораторных крыс и мышей», а также о способности глифосата повреждать ДНК.

Существуют сведения о том, что продукцию сельскохозяйственных предприятий, выращенную с применением подобных веществ, поставляемых партнёрами ООО «Картофельный Альянс», в том числе картофель, выращенный на брянской земле, отказываются принимать торговые сети на территории России. Основная причина — низкое качество и малый срок хранения продукции, которая в течение краткого периода времени перестаёт быть пригодной для употребления и продажи.

Примечательно, что в 2017 году на территории Брянской области были организованы так называемые ярмарки выходного дня, на которых покупателям предлагают сельхозпродукцию местных крестьянско-фермерских хозяйств из разных районов области, а также предприятий перерабатывающей промышленности города и области.

По сообщению «Комсомольской правды», только за один день 30 сентября 2017 года на подобной ярмарке было продано 256 тонн картофеля, а также 9 тонны свеклы, 4,6 тонны моркови, 1,9 тонны капусты и 7,5 тонн лука. На ярмарке была представлена продукция 122 сельскохозяйственных предприятия из 17 районов области.

Помимо ярмарок выходного дня на территории Брянской области до конца года действовали и ежедневные овощные базары.

Встаёт логичный вопрос, почему успешные сельхозпроизводители Брянской области вынуждены реализовывать свою продукцию внутри региона, да ещё и по сниженным ценам?

Завершая, можно с уверенностью утверждать, что активное лоббирование интересов зарубежных производителей средств защиты и регулирования роста растений правительством Брянской области под руководством Александра Богомаза явно и открыто демонстрирует пренебрежение интересами государства и наших сограждан в угоду личным бизнес-интересам губернаторской семьи и её окружения.

Запись Коррупция и саботаж на Брянщине впервые появилась Рабкор.ру.

Гоблин и Кагарлицкий обсудили женщин, левых и Грудинина

Очередная беседа Дмитрия Пучкова (Гоблина) и Бориса Кагарлицкого появилась на канале «Разведопрос». Это продолжение хорошей традиции сотрудничества между «Рабкором» и «Разедопросом»: кроме Кагарлицкого у Гоблина уже побывали Марк Ткачук, Анна Очкина, Даниил Григорьев.

На сей раз речь шла о новой книге Бориса Кагарлицкого «Между классом и дискурсом. Левые интеллектуалы на страже капитализма». Её темой является идейная деградация левого движения, которое предпочитает ставить не вопросы о классовом интересе, а вести борьбу за права различных меньшинств. Как заметил автор, всё начиналось с конкретных случаев дискриминации, против которых надо бороться. Так феминистки совершенно справедливо указывали на то, что женщины получают не равную с мужчинами зарплату, их карьерный рост ограничен. Вполне понятно, что необходимо выступать против подобной практики. Но проблема в том, что спустя некоторое время все эти темы начинают разрастаться заполняя собой всё идейное пространство на левом фланге и вытесняя классовую проблематику.

«Вот я недавно открываю журнал «Socialist Review», и там такая тема очень важная, не является ли защита прав трансгендеров угнетением лесбиянок», жаловался Кагарлицкий.

Однако всё это — западная ситуация. В России деградация левой идеологии принимает иные формы. И проявлением сходных процессов в нашей реальности становится прямое сотрудничество лидеров КПРФ или Левого Фронта с представителями капитала, ярким примером чего является выдвижение бизнесмена Павла Грудинина кандидатом в президенты от КПРФ. И тут дело даже не в том, что коммунисты сотрудничают с капиталистами, в политике компромиссы бывают неизбежны, а в том, что они выдают представителя крупного капитала за лидера, ведущего нас к социализму. А Грудинина сравнивают уже не больше, не меньше, как с Фридрихом Энгельсом.

Эти сравнения вызвали у обоих собеседников горькую иронию. «Фридрих Энгельс… на самом деле был менеджером, и большую часть денег, которые зарабатывал, отдавал на деятельность в том числе своего друга Карла Маркса, который написал «Капитал»… и много другого всего написал. На «Интернационал» отдавал, на формирование немецкой социал-демократии отдавал и т.д. Тут мы видим совершенно другую картину. Вдруг ни с того ни с сего, как чёртик из табакерки выскакивает некая фигура, и нам говорят – вот видите, вот это правильный капиталист, который правильно эксплуатирует своих рабочих – в том смысле, что, видите, у него там детский садик, у него нормальная, хорошая площадочка с качелями, что ещё там, какие-то ещё там есть игровые условия для детей. Башенки такие диснеевские стоят. Если вы хотите, вот вся Россия будет вот такая, как этот Диснейленд».

Главное — не смешивать. «Тут просто одно из двух – или ты капиталист, ну, нормально,  будь капиталистом. Хорошо – социально ответственный, гуманный, милый, симпатичный, причёсанный, нормально. Или ты капиталист, или ты коммунист. Если ты хочешь быть коммунистом, то даже уже не важно, закрыл ты счета или не закрыл. Проблема не в том, что у тебя какие-то счета остались не закрытыми, а в том, что ты изначально капиталист. Ты изначально не на том месте находишься, ты не в ту игру играешь, ты не тот, за кого себя выдаёшь».
Говорили собеседники и о рабочем движении, о попытке властей ликвидировать независимый профсоюз МПРА, о том, что делать после выборов. А уже потом, когда съемка завершилась и камеры выключили, Кагарлицкий предложил Гоблину поменяться местами и самому появиться теперь уже на канале «Рабкор». Пучков заинтересовался. Так что, надеемся видеть его у нас, когда он появится в Москве.

 

Полную версию беседы см. здесь: https://oper.ru/video/view.php?t=2608

Фото: Youtube

 

 

 

Запись Гоблин и Кагарлицкий обсудили женщин, левых и Грудинина впервые появилась Рабкор.ру.

Гоблин и Кагарлицкий обсудили женщин, левых и Грудинина

Очередная беседа Дмитрия Пучкова (Гоблина) и Бориса Кагарлицкого появилась в формате «Разведопрос». Это продолжение хорошей традиции сотрудничества между «Рабкором» и «Разедопросом»: кроме Кагарлицкого у Гоблина уже побывали Марк Ткачук, Анна Очкина, Даниил Григорьев.

На сей раз речь шла о новой книге Бориса Кагарлицкого «Между классом и дискурсом. Левые интеллектуалы на страже капитализма». Её темой является идейная деградация левого движения, которое предпочитает ставить не вопросы о классовом интересе, а вести борьбу за права различных меньшинств. Как заметил автор, всё начиналось с конкретных случаев дискриминации, против которых надо бороться. Так феминистки совершенно справедливо указывали на то, что женщины получают не равную с мужчинами зарплату, их карьерный рост ограничен. Вполне понятно, что необходимо выступать против подобной практики. Но проблема в том, что спустя некоторое время все эти темы начинают разрастаться заполняя собой всё идейное пространство на левом фланге и вытесняя классовую проблематику.

«Вот я недавно открываю журнал «Socialist Review», и там такая тема очень важная, не является ли защита прав трансгендеров угнетением лесбиянок», жаловался Кагарлицкий.

Однако всё это — западная ситуация. В России деградация левой идеологии принимает иные формы. И проявлением сходных процессов в нашей реальности становится прямое сотрудничество лидеров КПРФ или Левого Фронта с представителями капитала, ярким примером чего является выдвижение бизнесмена Павла Грудинина кандидатом в президенты от КПРФ. И тут дело даже не в том, что коммунисты сотрудничают с капиталистами, в политике компромиссы бывают неизбежны, а в том, что они выдают представителя крупного капитала за лидера, ведущего нас к социализму. А Грудинина сравнивают уже не больше, не меньше, как с Фридрихом Энгельсом.

Эти сравнения вызвали у обоих собеседников горькую иронию. «Фридрих Энгельс… на самом деле был менеджером, и большую часть денег, которые зарабатывал, отдавал на деятельность в том числе своего друга Карла Маркса, который написал «Капитал»… и много другого всего написал. На «Интернационал» отдавал, на формирование немецкой социал-демократии отдавал и т.д. Тут мы видим совершенно другую картину. Вдруг ни с того ни с сего, как чёртик из табакерки выскакивает некая фигура, и нам говорят – вот видите, вот это правильный капиталист, который правильно эксплуатирует своих рабочих – в том смысле, что, видите, у него там детский садик, у него нормальная, хорошая площадочка с качелями, что ещё там, какие-то ещё там есть игровые условия для детей. Башенки такие диснеевские стоят. Если вы хотите, вот вся Россия будет вот такая, как этот Диснейленд».

Главное — не смешивать. «Тут просто одно из двух – или ты капиталист, ну, нормально, будь капиталистом. Хорошо – социально ответственный, гуманный, милый, симпатичный, причёсанный, нормально. Или ты капиталист, или ты коммунист. Если ты хочешь быть коммунистом, то даже уже не важно, закрыл ты счета или не закрыл. Проблема не в том, что у тебя какие-то счета остались не закрытыми, а в том, что ты изначально капиталист. Ты изначально не на том месте находишься, ты не в ту игру играешь, ты не тот, за кого себя выдаёшь».

Говорили собеседники и о рабочем движении, о попытке властей ликвидировать независимый профсоюз МПРА, о том, что делать после выборов. А уже потом, когда съемка завершилась и камеры выключили, Кагарлицкий предложил Гоблину поменяться местами и самому появиться теперь уже на канале «Рабкор». Пучков заинтересовался. Так что, надеемся видеть его у нас, когда он появится в Москве.

Полную версию беседы см. здесь: https://oper.ru/video/view.php?t=2608

Запись Гоблин и Кагарлицкий обсудили женщин, левых и Грудинина впервые появилась Рабкор.ру.

Борис Кагарлицкий

Популярные материалы:

Лента новостей Рабкор.ру

26/04/2018 - 15:27

Нижегородские активисты левых политических движений провели серию пикетов в защиту прав трудящихся. Эти акции стали ответом левых на...

26/04/2018 - 00:33

1 мая в Санкт-Петербурге на Невском проспекте состоится центральное первомайское шествие, в котором примут участие профсоюзы, входящие в...

25/04/2018 - 17:20

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Итоги выборов президента России в Карелии не сильно отличались от общероссийских показателей...

25/04/2018 - 00:07

Переговоры лидера протестов в Армении Никола Пашиняна с правящей партией и и.о. премьера страны Кареном Карапетяном отменяются, заявил...