Предвыборная игра на правом фланге | Борис Кагарлицкий
25.07.2017
Добавить в избранное Лента новостей Напишите нам

Предвыборная игра на правом фланге

Опубликовано: Столетие, 27/03/2012

Кандидаты на пост президента Франции соревнуются в антииммигрантских и националистических настроениях

Избирательная кампания во Франции переходит в заключительную стадию, первый тур голосования – 22 апреля. Но ситуация - как для политологов, так и для рядового избирателя - все больше запутывается. В прежние годы расклад сил в стране определялся соперничеством двух основных лагерей - левого и правого. Соответственно, лидерами правого фланга оставались голлисты, которые со времен установления Пятой республики поставляли стране всех президентов этого лагеря - за исключением Валери Жискар д'Эстена. А на левом фланге президентов неизменно выдвигали социалисты.

На нынешних выборах голлистов представляет президент Николя Саркози, социалистов – известный в стране политик Франсуа Олланд. Чередование власти между этими двумя партиями давно уже ничего не меняет, различия между ними постепенно стерлись, но именно их противостояние оставалось до недавнего времени главной сюжетной осью избирательного состязания. Единственным исключением был успех на прошлых выборах лидера Национального фронта Жана-Мари Ле Пена, который неожиданно для всех прошел во второй тур - но не столько из-за роста популярности своей партии, сколько из-за своего рода электоральной забастовки сторонников соцпартии. Тогда отвращение левого электората к своей партии и ее кандидату достигло такого уровня, что люди просто остались дома.

В нынешнем году рейтинг Марин Ле Пен, кандидата Национального фронта, несколько раз поднимался существенно выше, чем у ее отца и предшественника на посту лидера партии, но претендует она всерьез только на третье место. Может, конечно, произойти сенсация и результат изменится, однако не распределение мест по-настоящему важно в этой предвыборной кампании. Главное ее отличие от предыдущих — отсутствие четкого разрыва между традиционными лидерами и всеми остальными кандидатами. Социалисты и голлисты по-прежнему сохраняют лидирующие позиции, но раньше разрыв составлял 8-12 процентов, а теперь 3-5 процентов. Иными словами, сократился в два или даже три раза.

Поскольку большинство кандидатов говорят что-то невнятное и отделываются от конкретных проблем общими и неопределенными словами, именно пропаганда Марин Ле Пен, открыто заявляющей о своей неприязни к Евросоюзу, призывающей вернуться к национальной валюте и заменить политику поощрения иммиграции более активной и социально ориентированной помощью развивающимся странам, дает ей очевидные преимущества.

После трагедии в Тулузе, когда гражданин Франции, алжирец Мохаммед Мера, сначала убил ни в чем неповинных солдат, а затем расстрелял троих детей и учителя в еврейской школе, кандидаты всех оттенков принялись обыгрывать тему ислама, иммиграцию и национальный вопрос.

С одной стороны, левые дружно встали на защиту мультикультурализма, демонстративно игнорируя провал этой политики. С другой стороны, правые дружно принялись делать агрессивные заявления в такой форме, которой не позволяет себе Марин Ле Пен. Большинство умеренных консерваторов неожиданно поспешили занять позиции справа от Национального фронта! Тактический расчет прост: по прогнозам аналитиков, преступление «тулузского стрелка» всколыхнет в стране волну антииммигрантских и националистических настроений, которые приведут к росту электората Национального фронта. Задача состоит в том, чтобы не допустить резкого роста его влияния и оттянуть эти голоса на себя. Вполне возможно, однако, что эффект окажется ровно обратным. Своими заявлениями «умеренные» консерваторы легитимируют риторику националистов, фактически превращая НФ из «партии-изгоя» в «нормальную» политическую организацию, вполне приемлемую в сложившейся политической системе. Но в то же время, в рамках нового дискурса, Марин Ле Пен выглядит куда более умеренной, здравомыслящей и приличной, чем ее соперники, которые вдруг разом принялись кричать об исламской угрозе и культурной несовместимости. При этом, разумеется, у НФ заимствуют именно самые слабые и, на самом деле, не самые эффективные элементы его пропаганды.

Успех Марин Ле Пен обеспечен критикой Евросоюза и призывом поднимать отечественное производство - в той же мере, как и жесткой позицией по вопросам миграции. Но вот эти аспекты ее программы соперники на выборах как раз заимствовать не решаются.

Критиковать иммиграцию могут все, говорить об исламской опасности готов каждый, тогда как на серьезную критику Евросоюза или экономического курса правящего класса духу не хватает не только у правых - что вполне естественно, но и у левых. В последнее время рейтинг левых кандидатов немного подрос, в том числе и за счет избирателей, чьи симпатии колеблются между ними и националистами, но радикальной перемены ситуации здесь нет. И дело не только в расколе левого фланга, неспособного выдвинуть единого лидера, но и в его политической слабости.

В президентскую гонку на левом фланге включились Жан-Люк Меланшон от Левого Фронта - куда входит и компартия, кандидат от троцкистской «Рабочей борьбы» Натали Арто, представитель «Новой антикапиталистической партии» Филипп Пуату. Сюда же можно - с известной натяжкой - отнести и кандидата экологов Еву Жоли. Из всего этого списка реальными шансами на успех пользуется лишь Меланшон, рейтинг которого начал приближаться к тройке лидеров, а уличные акции его сторонников по своими масштабам превосходят мероприятия, проводимые в поддержку Николя Саркози. Ключевой темой Меланшона стала критика политической системы республики, которая становится все более олигархической. Он призывает начать процесс создания новой, Шестой республики, сформировав учредительное собрание. Но и он не рискует предложить радикальную программу социально-экономических преобразований, которая могла бы хотя бы сравниться по конкретности и ясности с предложениями Марин Ле Пен.

Левые слишком привыкли к роли комфортабельных критиков системы, не проявляющих ни малейшей воли к власти.

Именно этот коллективный паралич воли сделал в 2000-е невозможным и появление сильного лидера или организации, которые могли бы объединить значительную часть общества. В результате никто не может и добиться настоящей гегемонии на левом фланге. Да и не очень стремится к этому — всем участникам игры без того хорошо. А о серьезной борьбе, тем более борьбе за власть, речь не идет.

Экономический кризис, который волнует большинство французов, как-то ушел на второй план в предвыборных дебатах. Распад еврозоны и разрушение финансовой системы обсуждаются куда менее остро, чем иммиграция. В условиях, когда темы культурного противостояния ислама и «европейской цивилизации», иммиграции и национализма выходят на первый план в таких масштабах, о которых не могли даже мечтать основатели Национального фронта. При этом от сторонних наблюдателей ускользает важнейшая особенность современной французской ситуации: борьба идет не между национально-культурными общинами, а внутри них. Цветы и венки, которые несли тулузские мусульмане во время митингов в память о погибших еврейских детях, были вовсе не данью политическим приличиям или попыткой отвести от себя негодование, вызванное преступлением Мера. На фоне скандальных действий и высказываний исламистов далеко не все осознают, что подавляющее большинство арабской общины во Франции не только не разделяет этих настроений, но напротив, относится к исламистам с враждебностью и страхом, быть может, даже большим, чем можно заметить в среде коренных французов.

В тунисских ресторанах и культурных центрах демонстративно вывешивают изображения средневековой иудейской царицы Дахии, которая многие годы сопротивлялась мусульманскому вторжению в Африку.

Алжирские лавки активно торгуют собственным вином, а большинство девушек марокканского происхождения ходят не в хиджабах, а в мини-юбках. В 2005-м, во время молодежных волнений в парижских пригородах, арабские подростки первым делом бросились жечь мечети. В стране стремительно растет число смешанных браков, а про нормы шариата молодые арабы, родившиеся во Франции, знают в основном из газет. Всякому, кто знаком с литературным пейзажем современной Франции, известно, что по-настоящему изящно на языке Вольтера и Бальзака сегодня умеют писать только арабы. Ну, может быть, еще некоторые сенегальцы.

Растущий поток новых иммигрантов оказывается угрозой, в первую очередь, именно для тех, кто приехал в страну раньше, ассимилировался в ней. Они начинают испытывать давление одновременно и со стороны исламистов, и со стороны проникающихся националистическими идеями французов. Левым нечего сказать этим французам арабского происхождения, составляющим сегодня значительную часть рабочего класса. Ведь идеология левых партий по-прежнему строится на принципах мультикультурализма, тогда как дети иммигрантов хотят совершенно иного: им нужно, чтобы их перестали противопоставлять остальным французам, освободили от давления исламистов.

Если выборы 22 апреля не принесут сенсаций, во второй тур выйдут действующий президент Николя Саркози и лидер социалистов Франсуа Олланд. Шансы социалиста на победу выглядят предпочтительнее, ведь во втором туре его могут поддержать не только избиратели левых партий, но и многие из тех, кто голосовал за Национальный Фронт.

Как бы ни были слабы социалисты политически, как бы ни были невнятны и беспомощны их программы, раздражение против Николя Саркози, накопившееся за годы его правления, дает Франсуа Олланду основания надеяться на успех.

А вот насколько он способен будет соответствовать надеждам и объективным потребностям французского общества - вопрос совершенно иной.

Если победитель нынешних выборов не осознает необходимость радикальных перемен во всех сферах политической, экономической и социальной жизни, может случиться, что в следующем избирательном цикле соперничать за ведущие места будут уже совершенно другие партии.

Популярные материалы:

Лента новостей Рабкор.ру

24/07/2017 - 19:45

7-8 июля во втором по величине городе Германии, Гамбурге, проходил саммит лидеров стран «Группы 20» (G20). Канцлер Германии Ангела Меркель...

24/07/2017 - 14:44

 

Макронизм: триумф неолиберализма или следующий этап французского политического кризиса?

“Putain...

22/07/2017 - 21:31

Очередная годовщина со дня расстрела так называемой «царской семьи» дала повод отечественной монархической публике снова включить свои...

19/07/2017 - 18:45

Современная марксистская теория и её носители: вопросы критического анализа

15-16 июля в городе Минске (...