Терпение машин | Борис Кагарлицкий
27.05.2017
Добавить в избранное Лента новостей Напишите нам

Терпение машин

Опубликовано: Русский мир, 09/01/2011

Россия становится совсем похожа на Италию. Как и положено в южной стране, где все условия жизни и быта определяются мягким и теплым климатом, любой удар мороза у нас оказывается неожиданностью, превращаясь в экстремальное событие, которое застает всех совершенно неподготовленными. Аэропорты перестают работать, теплотрассы лопаются, линии электропередач выходят из строя, транспортные службы разводят руками в полной растерянности, не зная, что предпринять в подобной невероятной ситуации, а на дорогах встают многокилометровые пробки, поскольку нет ни техники, ни людей, ни навыков, чтобы быстро расчистить их от снега и льда.

Разумеется, у нас есть все основания жаловаться на погоду. Она нас наглым образом обманула. В течение первого десятилетия нового века зимы в Европейской части России стояли по-западному теплые, так что и население, и чиновники, и, главное, коммунальные службы совершенно отвыкли от холодов, решив, очевидно, что больше ничего подобного русской зиме у нас уже не повторится. Вопреки вполне ясным и недвусмысленным предсказаниям климатологов, все дружно приняли изменение климата за глобальное потепление. Правда, и к этой тенденции отнеслись с истинно русским равнодушием, не сочтя ее за что-то существенное. Во-первых, сказали наши мудрецы, никакого глобального изменения климата нет, во-вторых, человечество в нем совершенно не виновато, а в-третьих, Россия от него только выиграет. И в любом случае ничего делать не надо, а думать — тем более.

Однако если уж совсем честно, то дело и правда не в климате. Вернее, не только в его капризах и колебаниях, но и в долгосрочных экономических тенденциях, которые оказались куда более предсказуемы и стабильны. Начиная с конца 1980-х годов на территории Советского Союза резко сократились капиталовложения в развитие и восстановление инфраструктуры. С распадом СССР дело стало еще хуже. Дороги, тепловые и водопроводные сети, производство и распределение электроэнергии - все это продолжало существовать как-то само собой, по инерции, а собственники и власти готовы были что-то менять лишь в двух случаях: либо тогда, когда техника и сети физически выходили из строя и надо было ликвидировать последствия очередной аварии, либо когда на горизонте маячили большие суммы денег, которые можно было разворовать под предлогом строительства дорог, мостов или туннелей. В последнем случае наблюдалась бурная деятельность, не имевшая никакого отношения к решению транспортной проблемы как таковой. Вместо того чтобы ремонтировать и модернизировать старые, нужные миллионам людей дороги и сети, строили что-то очень дорогое, большое и совершенно ненужное. Не там, где объективно была потребность, а там, где были выделены неконтролируемые средства. А удобнее всего большие средства присвоить именно на объекте, от которого никакой практической пользы не может быть в принципе. Тогда невозможно будет определить, правильно или неправильно он построен, эффективно или не очень потрачены деньги.

Замечательным примером такой ситуации является хаос дорожного строительства в Москве: несмотря на огромные затраты и строительные проекты, парализовавшие полгорода, дорожных пробок становится все больше, обычные, «рядовые» улицы делаются непроезжими, средняя скорость движения автомобиля в столице непрерывно падает независимо от погодных условий.

Постепенное разрушение инфраструктуры является лишь производной от более общей тенденции промышленного упадка, тенденции, которую, увы, в полной мере не переломил даже экономический подъем 2000-х годов. Но именно с транспортом, электричеством и теплоснабжением ситуация особенно острая, поскольку чрезвычайного интереса для инвесторов эти сферы не представляют. Поживиться за счет государственных программ здесь легко, а самим заработать на основе частной инициативы — трудно. Поскольку же государство передало всю работу в частные руки, одновременно сведя к минимуму любой контроль (рынок же сам все, как известно, наладит), то неудивительно, что в сухом остатке не получается ничего, кроме безудержного воровства.

О предстоящем кризисе инфраструктуры писали в первые годы наступившего века многие, включая и автора этих строк. Причем на основе расчетных показателей износа инженерных сооружений и оборудования можно было точно подсчитать, что ситуация начнет быстро ухудшаться после 2007 года. Что, собственно, и произошло.

Тем не менее ни власти, ни публика не желают видеть за участившимися авариями и техническими сбоями единой тенденции. Ведь все не выходит из строем разом — такое могло бы случиться лишь в том случае, если бы обозленные на невнимание людей старые советские инженерные системы смогли договориться между собой и объявить всеобщую забастовку. Но, увы, наши машины и коммуникации похожи на наших людей: они терпят до последнего, проявляя крайнюю, почти необъяснимую выносливость. А когда что-то все-таки ломается, то у каждой аварии всегда есть конкретный виновник, на которого и можно все свалить. Ответ известен заранее: политика правильная, система хорошая, только люди все время подводят.

Получается так, что российская промышленность, как и отечественная инфраструктура, продолжают из последних сил работать за счет потенциала, накопленного еще в советское время. Этого потенциала хватило надолго, но он все равно изнашивается. И ровно то же самое происходит с людьми, с наукой, образованием и культурой. Мы продолжаем пользоваться «советским запасом», эксплуатировать накопленные резервы, знания, даже идеи. Кадры по-прежнему «решают все», в том смысле, что новых кадров нет, заменять старых педагогов и специалистов некем (люди-то есть, да «уровня» нет). Отдельные бессистемные попытки заменить старое новым в области культуры и образования оказываются столь же разрушительными и вредными, как и столичное дорожное строительство эпохи Лужкова — возникает неразбериха, одно противоречит другому.

Как ни странно, меня лично все это наводит на очень оптимистические мысли. Ведь если все так плохо, значит, настало время радикальных перемен и серьезного рывка. В противном случае - и правда катастрофа.

И что бы ни говорили древние китайцы, это же замечательно - жить в эпоху больших перемен!

Популярные материалы:

Лента новостей Рабкор.ру

26/05/2017 - 13:55

© Сергей Ёлкин

Фраза «Что-то пошло не так…», растерянно произнесенная тележурналистом, когда на экране перед...

26/05/2017 - 13:45

Даниэль Ортега © pravda.ru

Общеизвестно, что латиноамериканская левая пребывает сегодня в крайне сложном положении...

24/05/2017 - 13:57

Первая половина 2017 года обернулась для страны небывалыми с 2011-2012 годов протестными акциями. Петербург оказался здесь одним из...

24/05/2017 - 13:42

Статья Георгия Коларова, посвященная кризису в Венесуэле,...